Воронежский фронт

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Воронежский фронт
Вр.Ф

Эмблема ВС
Годы существования

7 июля 1942 года - 20 октября 1943 года

Страна

СССР

Входит в

Вооружённых Сил СССР

Участие в

Великой Отечественной войне

Командиры
Известные командиры

Командующие войсками, см.список

Воронежский фронт — фронт, образованный 7 июля 1942 года из части войск Брянского фронта, оборонявших район Воронежа. 20 октября 1943 года Воронежский фронт переименован в 1-й Украинский фронт





Состав фронта

Первоначально в состав фронта входили:

в дальнейшем:

Действия фронта

В июле 1942 года Воронежский фронт принимал участие в Воронежско-Ворошиловградской операции, затем сковывал противостоящие войска противника, срывая переброску их для усиления группировок, наступавших на Сталинград и Кавказ. В период контрнаступления под Сталинградом войска фронта совместно с войсками Юго-Западного фронта во второй половине декабря в ходе Среднедонской операции разгромили 8-ю итальянскую армию.

В январе 1943 года Воронежский фронт успешно осуществил Острогожско-Россошанскую операцию, в январе — феврале совместно с Брянским фронтом — Воронежско-Касторненскую операцию, в феврале — марте — Харьковскую наступательную операцию (см. также Харьковскую наступательную операцию 2.02.-3.03.1943 года), в ходе которой освободил Курск, Харьков, Льгов. 16 марта (по другим данным 14 марта) войска фронта оставили Харьков (Харьковская оборонительная операция) и, отойдя на рубеж восточнее города Сумы, севернее Белгорода, по реке Северский Донец до Чугуева, остановили немецко-фашистские войска.

Во время Курской битвы Воронежский фронт совместно со Степным фронтом разгромил врага в ходе Белгородско-Харьковской операции. В сентябре — октябре войска фронта, участвуя в Битве за Днепр, провели Сумско-Прилукскую операцию, форсировали Днепр севернее и южнее Киева, захватили важные оперативные плацдармы на его правом берегу, создав условия для освобождения Киева и последующих действий на Правобережной Украине. 20 октября Воронежский фронт был переименован в 1-й Украинский фронт. Под этим наименованием фронт завершил участие в Великой Отечественной войне взятием Берлина и освобождением Праги.

Командование

Командующие войсками

Члены Военного Совета

Начальники штаба

Начальники разведотдела

  • Чекмазов П. Н. (с 1942)
  • Кочетков М. А. (до июля 1943)
  • Виноградов И. В. (июль — октябрь 1943)

Напишите отзыв о статье "Воронежский фронт"

Литература

Ссылки

В Викитеке есть тексты по теме
Воронежский фронт
  • [bse.sci-lib.com/article117707.html Фронт]
  • [archive.is/20121205032514/victory.mil.ru/rkka/ Все фронты Великой Отечественной войны]
  • [www.94d.ru/warway.php?id=129 Воронежский фронт]


Отрывок, характеризующий Воронежский фронт

Но когда, в воскресенье после обедни, лакей доложил в гостиной, что приехал граф Ростов, княжна не выказала смущения; только легкий румянец выступил ей на щеки, и глаза осветились новым, лучистым светом.
– Вы его видели, тетушка? – сказала княжна Марья спокойным голосом, сама не зная, как это она могла быть так наружно спокойна и естественна.
Когда Ростов вошел в комнату, княжна опустила на мгновенье голову, как бы предоставляя время гостю поздороваться с теткой, и потом, в самое то время, как Николай обратился к ней, она подняла голову и блестящими глазами встретила его взгляд. Полным достоинства и грации движением она с радостной улыбкой приподнялась, протянула ему свою тонкую, нежную руку и заговорила голосом, в котором в первый раз звучали новые, женские грудные звуки. M lle Bourienne, бывшая в гостиной, с недоумевающим удивлением смотрела на княжну Марью. Самая искусная кокетка, она сама не могла бы лучше маневрировать при встрече с человеком, которому надо было понравиться.
«Или ей черное так к лицу, или действительно она так похорошела, и я не заметила. И главное – этот такт и грация!» – думала m lle Bourienne.
Ежели бы княжна Марья в состоянии была думать в эту минуту, она еще более, чем m lle Bourienne, удивилась бы перемене, происшедшей в ней. С той минуты как она увидала это милое, любимое лицо, какая то новая сила жизни овладела ею и заставляла ее, помимо ее воли, говорить и действовать. Лицо ее, с того времени как вошел Ростов, вдруг преобразилось. Как вдруг с неожиданной поражающей красотой выступает на стенках расписного и резного фонаря та сложная искусная художественная работа, казавшаяся прежде грубою, темною и бессмысленною, когда зажигается свет внутри: так вдруг преобразилось лицо княжны Марьи. В первый раз вся та чистая духовная внутренняя работа, которою она жила до сих пор, выступила наружу. Вся ее внутренняя, недовольная собой работа, ее страдания, стремление к добру, покорность, любовь, самопожертвование – все это светилось теперь в этих лучистых глазах, в тонкой улыбке, в каждой черте ее нежного лица.
Ростов увидал все это так же ясно, как будто он знал всю ее жизнь. Он чувствовал, что существо, бывшее перед ним, было совсем другое, лучшее, чем все те, которые он встречал до сих пор, и лучшее, главное, чем он сам.
Разговор был самый простой и незначительный. Они говорили о войне, невольно, как и все, преувеличивая свою печаль об этом событии, говорили о последней встрече, причем Николай старался отклонять разговор на другой предмет, говорили о доброй губернаторше, о родных Николая и княжны Марьи.
Княжна Марья не говорила о брате, отвлекая разговор на другой предмет, как только тетка ее заговаривала об Андрее. Видно было, что о несчастиях России она могла говорить притворно, но брат ее был предмет, слишком близкий ее сердцу, и она не хотела и не могла слегка говорить о нем. Николай заметил это, как он вообще с несвойственной ему проницательной наблюдательностью замечал все оттенки характера княжны Марьи, которые все только подтверждали его убеждение, что она была совсем особенное и необыкновенное существо. Николай, точно так же, как и княжна Марья, краснел и смущался, когда ему говорили про княжну и даже когда он думал о ней, но в ее присутствии чувствовал себя совершенно свободным и говорил совсем не то, что он приготавливал, а то, что мгновенно и всегда кстати приходило ему в голову.
Во время короткого визита Николая, как и всегда, где есть дети, в минуту молчания Николай прибег к маленькому сыну князя Андрея, лаская его и спрашивая, хочет ли он быть гусаром? Он взял на руки мальчика, весело стал вертеть его и оглянулся на княжну Марью. Умиленный, счастливый и робкий взгляд следил за любимым ею мальчиком на руках любимого человека. Николай заметил и этот взгляд и, как бы поняв его значение, покраснел от удовольствия и добродушно весело стал целовать мальчика.
Княжна Марья не выезжала по случаю траура, а Николай не считал приличным бывать у них; но губернаторша все таки продолжала свое дело сватовства и, передав Николаю то лестное, что сказала про него княжна Марья, и обратно, настаивала на том, чтобы Ростов объяснился с княжной Марьей. Для этого объяснения она устроила свиданье между молодыми людьми у архиерея перед обедней.
Хотя Ростов и сказал губернаторше, что он не будет иметь никакого объяснения с княжной Марьей, но он обещался приехать.
Как в Тильзите Ростов не позволил себе усомниться в том, хорошо ли то, что признано всеми хорошим, точно так же и теперь, после короткой, но искренней борьбы между попыткой устроить свою жизнь по своему разуму и смиренным подчинением обстоятельствам, он выбрал последнее и предоставил себя той власти, которая его (он чувствовал) непреодолимо влекла куда то. Он знал, что, обещав Соне, высказать свои чувства княжне Марье было бы то, что он называл подлость. И он знал, что подлости никогда не сделает. Но он знал тоже (и не то, что знал, а в глубине души чувствовал), что, отдаваясь теперь во власть обстоятельств и людей, руководивших им, он не только не делает ничего дурного, но делает что то очень, очень важное, такое важное, чего он еще никогда не делал в жизни.
После его свиданья с княжной Марьей, хотя образ жизни его наружно оставался тот же, но все прежние удовольствия потеряли для него свою прелесть, и он часто думал о княжне Марье; но он никогда не думал о ней так, как он без исключения думал о всех барышнях, встречавшихся ему в свете, не так, как он долго и когда то с восторгом думал о Соне. О всех барышнях, как и почти всякий честный молодой человек, он думал как о будущей жене, примеривал в своем воображении к ним все условия супружеской жизни: белый капот, жена за самоваром, женина карета, ребятишки, maman и papa, их отношения с ней и т. д., и т. д., и эти представления будущего доставляли ему удовольствие; но когда он думал о княжне Марье, на которой его сватали, он никогда не мог ничего представить себе из будущей супружеской жизни. Ежели он и пытался, то все выходило нескладно и фальшиво. Ему только становилось жутко.