Воронко, Иосиф Яковлевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ио́сиф Я́ковлевич Воро́нко (Воро́нков; белор. Язэп Варонка 4 (17) апреля 1891, Сокольский уезд — 4 июня 1952, США) — поэт и журналист, белорусский политический деятель.





Ранние годы

Был вольнослушателем юридического факультета Санкт-Петербургского университета; исключён за невнесение платы (1914). Участвовал во втором «Всероссийском студенческом сборнике» (1911) под редакцией В. Н. Унковского. Сотрудничал в петербургской газете «Воскресная вечерняя газета», в журналах «Зритель», «Театральное обозрение», был секретарём редакции газеты «Столичные вести».

Политическая деятельность

В 1917 году стал членом ЦК Белорусской социалистической громады, представлял белорусские организации в Государственном совещании, входил во Временный совет Российской республики (Предпарламент), затем был комиссаром юстиции и внутренних дел Великой белорусской рады (1917), председателем Народного секретариата Белоруссии (1918); один из инициаторов провозглашения Белорусской Народной Республики. Редактор газеты «Белорусская земля», журнала «Варта» (Минск), газеты «Белорусский народ» (Гродно, на русском и белорусском языках).

В 1918 году обосновался в Каунасе. Стал министром по делам белорусов в правительстве Литовской Республики (19181920), с весны 1921 года председатель белорусского Красного Креста, с осени 1922 председатель Белорусской громады в Каунасе. Одновременно редактор белорусского журнала «Часопис» (Ковно, 19191920) и редактор-издатель ежедневной газеты на русском языке «Вольная Литва» (июнь 1921 — февраль 1922, с перерывами) и её приложения журнала «Зеркало» (1921). Свои стихотворения в изданиях на русском языке подписывал псевдонимом Юрий Вегов.

Автор брошюр «Белорусский вопрос к моменту Версальской мирной конференции. Историко-политический очерк» (Ковно, 1919), «Беларускі рух ад 1917 да 1920 году. Кароткі агляд. 2 выд.» (Ковно, 1920), «Gudų klausimas».

Поздние годы

В 1923 году выехал в США, жил в Чикаго. Возглавлял Белорусско-американскую национальную ассоциацию, входил в руководство Белорусско-американской национальной рады, издавал газету «Белорусская трибуна», вёл белорусские и русские программы на радио.

Напишите отзыв о статье "Воронко, Иосиф Яковлевич"

Ссылки

  • [www.russianresources.lt/archive/Vegov/Vegov_0.html Иосиф Воронко в Балтийском архиве]
  • [www.slounik.org/120368.html Варонка Язэп]

Отрывок, характеризующий Воронко, Иосиф Яковлевич

Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.