Вратарь (футбол)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Врата́рь (также голкипер от англ. goalkeeper) — игрок в футболе , защищающий ворота. Основная цель — не давать игрокам команды-соперника забить гол. Чаще всего играет вблизи ворот, в т. н. вратарской площадке.





Игра рукой

Вратарь — единственный игрок, который может умышленно касаться мяча руками (не считая вбрасываний после аута). Он отбивает удары по воротам, перехватывает навесы и пасы в штрафную площадь и площадь ворот, а также отбирает мячи при выходе «один на один».

С 1912 года право вратаря умышленно касаться мяча руками ограничено территорией штрафной площади у защищаемых ворот (до того вратарь мог играть руками на всей своей половине поля). За пределами этой территории вратарь действует как обычный полевой игрок (в частности, за касание мяча руками за пределами своей штрафной площади вратарь наказывается так же, как был бы наказан в этой ситуации полевой игрок). Но, находясь в своей штрафной площади, вратарь может и забить гол, бросив мяч рукой, и этот гол будет засчитан (такие случаи были известны до 1912 г.) К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3750 дней].

Однако вратарь не может касаться руками мяча в ситуации, когда он получает пас от игрока своей команды (исключая легитимные пасы любой частью тела, которая находится выше пояса), в том числе из аута. Игра руками после случайного отскока мяча от своего игрока нарушением не считается. Если вратарь принял мяч руками после намеренного паса от игрока своей команды, то при этом нарушении назначается свободный удар.

Техника игры

В своей игре вратарь использует такие приёмы, как: фиксирование мяча, отбивание/выбивание мяча любой частью тела после удара (в случае невозможности фиксирования мяча), перехват мяча в прыжке после навеса.

Специфические качества вратаря

Вратарь должен быть атлетического телосложения, обладать высоким ростом и прыгучестью, что обеспечивает ему особые преимущества при игре в штрафной площади, быть подвижным, сильным, ловким, как акробат, уметь опередить соперника, остановить и поймать мяч в любом положении или отбить его кулаками. Он должен обладать сильным ударом подъемом и сильным броском, уметь перебросить мяч через перекладину или направить его мимо боковой штанги.

Вратарю необходимо уметь выбирать правильную позицию в воротах, уверенно играть на выходах, организовать оборону перед воротами, быстро начать контратаку.

Экипировка

Согласно Правилу 4 игры в футбол, утверждённому FIFA, вратарь должен отличаться своей формой от игроков своей команды, игроков команды-соперника, а также судей матча. Некоторые вратари были хорошо узнаваемы по своему одеянию: Лев Яшин получил прозвище «чёрная пантера » за цвет экипировки, Хорхе Кампос выделялся своей красочной формой.

Обычно первый номер в команде резервируется для вратаря. Самыми известными исключениями из этого правила является аргентинский вратарь Убальдо Фильоль, который носил номер 5 в 1978 году и 7 в 1982 году на чемпионатах мира, и Витор Баия, португальский вратарь, выступавший в конце карьеры под номером 99.

Помимо основной экипировки, обязательной для всех футболистов, вратарь носит специальные перчатки, смягчающие удары и позволяющие более уверенно владеть мячом. Есть перчатки, которые имеют особенности, разработанные для предотвращения повреждений типа вывиха пальцев. Использование перчаток не обязательно, однако профессиональные вратари редко играют без них. Впервые вратарские перчатки были надеты в середине XX века аргентинским вратарём Амадео Каррисо.

Разрешается также иная амуниция, не являющаяся травмоопасной как для самого вратаря, так и для других участников матча, например мягкий защитный шлем или кепка с мягким козырьком. К примеру, чешский голкипер Петр Чех после полученной травмы носит защитный шлем[1].

Замена вратаря

Во время остановки игры любой игрок может поменяться с вратарём местами (предварительно сообщив об этом судье), после чего права вратаря переходят к этому игроку. На практике это правило обычно применяется, когда вратарь травмирован или удалён, а лимит замен команда уже исчерпала или нет запасного вратаря.

Вратари в атаке

Несмотря на то, что основная функция вратаря — защищать свои ворота, некоторые вратари часто играют далеко за пределами своей штрафной. К числу таких вратарей относятся Рене Игита, Хорхе Кампос, Брюс Гроббелаар, Мануэль Нойер. Такая манера игры в случае ошибки вратаря может привести к голу в пустые ворота (как это произошло, например, в матче 1/8 финала чемпионата мира 1990, где ошибка Рене Игиты в матче Колумбии с Камеруном привела к поражению колумбийцев).

В некоторых случаях вратари забивают голы. Обычно это происходит в следующих ситуациях:

В настоящее время рекорд по числу забитых голов на профессиональном уровне среди вратарей принадлежит Рожерио Сени. Хосе Луис Чилаверт является автором наибольшего числа голов, забитых за сборную (8), а также единственным среди вратарей автором хет-трика (это произошло в игре аргентинских клубов «Велес Сарсфилд» и «Феррокариль Оэсте» в ноябре 1999 года; «Велес» победил 6:1. Все три мяча Чилаверт забил с пенальти).

Десятка вратарей, забивших больше всего голов за профессиональную карьеру

(по состоянию на 16 сентября 2014)

Имя Количество голов Страна Годы карьеры Ссылка
01 Рожерио Сени 123 Бразилия Бразилия 1990—2015 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
02 Хосе Луис Чилаверт 62 Парагвай Парагвай 1982—2004 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
03 Рене Игита 41 Колумбия Колумбия 1985—2010 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
04 Хорхе Кампос 40 Мексика Мексика 1988—2004 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
05 Димитр Иванков 40 Болгария Болгария 1995—2011 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
06 Джонни Вегас 39 Перу Перу 1997— [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
07 Мишель Альваро 39 Сальвадор Сальвадор 1995— [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
08 Ханс-Йорг Бутт 29 Германия Германия 1994—2012 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
09 Марко Корнес 24 Чили Чили 1982—1996 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]
10 Драган Пантелич 22 Югославия Югославия 1969—1989 [www.iffhs.de/?b4a390f03be4ac07cda15b45fdcdc3bfcdc0aec70aee0a IFFHS]

Лучшие вратари года по версии МФФИИС

Год Игрок Клуб
1987
Жан-Мари Пфафф Бавария Мюнхен
<center>1988 Ринат Дасаев Спартак Москва
<center>1989 Вальтер Дзенга Интернационале
<center>1990 Вальтер Дзенга Интернационале
<center>1991 Вальтер Дзенга Интернационале
<center>1992 Петер Шмейхель Манчестер Юнайтед
<center>1993 Петер Шмейхель Манчестер Юнайтед
<center>1994 Мишель Прюдомм Мехелен
<center>1995 Хосе Луис Чилаверт Велес Сарсфилд
<center>1996 Андреас Кёпке Марсель
<center>1997 Хосе Луис Чилаверт Велес Сарсфилд
<center>1998 Хосе Луис Чилаверт Велес Сарсфилд
<center>1999 Оливер Кан Бавария Мюнхен
<center>2000 Фабьен Бартез Манчестер Юнайтед
<center>2001 Оливер Кан Бавария Мюнхен
<center>2002 Оливер Кан Бавария Мюнхен
<center>2003 Джанлуиджи Буффон Ювентус
<center>2004 Джанлуиджи Буффон Ювентус
<center>2005 Петр Чех Челси
<center>2006 Джанлуиджи Буффон Ювентус
<center>2007 Джанлуиджи Буффон Ювентус
<center>2008 Икер Касильяс Реал Мадрид
<center>2009 Икер Касильяс Реал Мадрид
<center>2010 Икер Касильяс Реал Мадрид
<center>2011 Икер Касильяс Реал Мадрид
<center>2012 Икер Касильяс Реал Мадрид

В произведениях культуры и искусства


Напишите отзыв о статье "Вратарь (футбол)"

Примечания

  1. [lenta.ru/lib/14169518/ Футбольной вратарь сборной Чехии и лондонского "Челси", один из лучших голкиперов мира]
  2. 2 ноября 2013 года вратарь «Сток Сити» Асмир Бегович забил «Саутгемптону» на 12-й секунде встречи — Бегович выбил от своих ворот, и мяч, перелетев через Артура Боруца, оказался в сетке.
  3. [news.rambler.ru/29489887/ Бразильский вратарь забил победный гол из своей штрафной] // 8 марта 2015


Отрывок, характеризующий Вратарь (футбол)

– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.
– Ха, ха, ха! Ай да Николай Иванович! ха, ха, ха!..
Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!


На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.
– Как не бы… – начал Кутузов, но тотчас же замолчал и приказал позвать к себе старшего офицера. Вылезши из коляски, опустив голову и тяжело дыша, молча ожидая, ходил он взад и вперед. Когда явился потребованный офицер генерального штаба Эйхен, Кутузов побагровел не оттого, что этот офицер был виною ошибки, но оттого, что он был достойный предмет для выражения гнева. И, трясясь, задыхаясь, старый человек, придя в то состояние бешенства, в которое он в состоянии был приходить, когда валялся по земле от гнева, он напустился на Эйхена, угрожая руками, крича и ругаясь площадными словами. Другой подвернувшийся, капитан Брозин, ни в чем не виноватый, потерпел ту же участь.
– Это что за каналья еще? Расстрелять мерзавцев! – хрипло кричал он, махая руками и шатаясь. Он испытывал физическое страдание. Он, главнокомандующий, светлейший, которого все уверяют, что никто никогда не имел в России такой власти, как он, он поставлен в это положение – поднят на смех перед всей армией. «Напрасно так хлопотал молиться об нынешнем дне, напрасно не спал ночь и все обдумывал! – думал он о самом себе. – Когда был мальчишкой офицером, никто бы не смел так надсмеяться надо мной… А теперь!» Он испытывал физическое страдание, как от телесного наказания, и не мог не выражать его гневными и страдальческими криками; но скоро силы его ослабели, и он, оглядываясь, чувствуя, что он много наговорил нехорошего, сел в коляску и молча уехал назад.
Излившийся гнев уже не возвращался более, и Кутузов, слабо мигая глазами, выслушивал оправдания и слова защиты (Ермолов сам не являлся к нему до другого дня) и настояния Бенигсена, Коновницына и Толя о том, чтобы то же неудавшееся движение сделать на другой день. И Кутузов должен был опять согласиться.


На другой день войска с вечера собрались в назначенных местах и ночью выступили. Была осенняя ночь с черно лиловатыми тучами, но без дождя. Земля была влажна, но грязи не было, и войска шли без шума, только слабо слышно было изредка бренчанье артиллерии. Запретили разговаривать громко, курить трубки, высекать огонь; лошадей удерживали от ржания. Таинственность предприятия увеличивала его привлекательность. Люди шли весело. Некоторые колонны остановились, поставили ружья в козлы и улеглись на холодной земле, полагая, что они пришли туда, куда надо было; некоторые (большинство) колонны шли целую ночь и, очевидно, зашли не туда, куда им надо было.
Граф Орлов Денисов с казаками (самый незначительный отряд из всех других) один попал на свое место и в свое время. Отряд этот остановился у крайней опушки леса, на тропинке из деревни Стромиловой в Дмитровское.
Перед зарею задремавшего графа Орлова разбудили. Привели перебежчика из французского лагеря. Это был польский унтер офицер корпуса Понятовского. Унтер офицер этот по польски объяснил, что он перебежал потому, что его обидели по службе, что ему давно бы пора быть офицером, что он храбрее всех и потому бросил их и хочет их наказать. Он говорил, что Мюрат ночует в версте от них и что, ежели ему дадут сто человек конвою, он живьем возьмет его. Граф Орлов Денисов посоветовался с своими товарищами. Предложение было слишком лестно, чтобы отказаться. Все вызывались ехать, все советовали попытаться. После многих споров и соображений генерал майор Греков с двумя казачьими полками решился ехать с унтер офицером.
– Ну помни же, – сказал граф Орлов Денисов унтер офицеру, отпуская его, – в случае ты соврал, я тебя велю повесить, как собаку, а правда – сто червонцев.
Унтер офицер с решительным видом не отвечал на эти слова, сел верхом и поехал с быстро собравшимся Грековым. Они скрылись в лесу. Граф Орлов, пожимаясь от свежести начинавшего брезжить утра, взволнованный тем, что им затеяно на свою ответственность, проводив Грекова, вышел из леса и стал оглядывать неприятельский лагерь, видневшийся теперь обманчиво в свете начинавшегося утра и догоравших костров. Справа от графа Орлова Денисова, по открытому склону, должны были показаться наши колонны. Граф Орлов глядел туда; но несмотря на то, что издалека они были бы заметны, колонн этих не было видно. Во французском лагере, как показалось графу Орлову Денисову, и в особенности по словам его очень зоркого адъютанта, начинали шевелиться.
– Ах, право, поздно, – сказал граф Орлов, поглядев на лагерь. Ему вдруг, как это часто бывает, после того как человека, которому мы поверим, нет больше перед глазами, ему вдруг совершенно ясно и очевидно стало, что унтер офицер этот обманщик, что он наврал и только испортит все дело атаки отсутствием этих двух полков, которых он заведет бог знает куда. Можно ли из такой массы войск выхватить главнокомандующего?
– Право, он врет, этот шельма, – сказал граф.
– Можно воротить, – сказал один из свиты, который почувствовал так же, как и граф Орлов Денисов, недоверие к предприятию, когда посмотрел на лагерь.
– А? Право?.. как вы думаете, или оставить? Или нет?
– Прикажете воротить?
– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.