Врач

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Врач (ст.-слав. врачь) — человек, использующий свои навыки, знания и опыт в предупреждении и лечении заболеваний, поддержании нормальной жизнедеятельности организма человека, а в ряде случаев и в прекращении его существования. Во многих странах мира требуется разрешение местных органов власти на деятельность врача, либо соответсвующая квалификация, незаконная же деятельность влечёт наказание. В России например, незаконная врачебная деятельность является уголовно наказуемым деянием, в случае если таковая стала причиной существенного вреда.[1] Врачдоктор, медик, также лицо, получившее высшее медицинское образование по соответствующей специальности (кроме зубных врачей, имеющих средне-специальное медицинское образование (не путайте со стоматологами))[2][3][4][5].

Основная работа практикующего врача заключается в предотвращении, распознании и лечении заболеваний и травм. Это достигается путём постоянного совершенствования медицинских познаний и врачебного мастерства[6], как то: исследование ряда взаимосвязанных фундаментальных, общих врачебных и специальных клинических дисциплин, опыт непосредственного общения с пациентом, его нуждами и страданиями.

Ветеринарный врач — лицо с высшим ветеринарным образованием. Зубной врач (в отличие от врача-стоматолога) — имеет среднее медицинское образование[7]. Область деятельности зубного врача в стоматологии ограничена, но несмотря на это, он может оказать все виды первой стоматологической помощи.

Главный врач (в постсоветских странах) — руководитель медицинского учреждения, лицо с высшим медицинским образованием.





Происхождение слова

Слово «врач» — исконно славянское и образовано с помощью суффикса «-чь» и слова «вьрати», что значит «говорить». Первоначально — «заговаривающий, волшебник»[8].

Слово «врач» в болгарском языке означает знахарь, колдун; в сербохорватском — чародей, колдун, волхв, знахарь, а «врачити» — ворожить, гадать, предсказывать, лечить (знахарством).

История

Профессия врача относится к одной из самых древних. Корни врачевания имеют тесную связь с мистикой, теологией, философией.

Этические основы врачевания

Клятва врача

Перед началом профессиональной деятельности российский врач клянётся соблюдать принципы, изложенные в «Клятве врача» (1999 г). «Клятва» содержит 8 этических принципов и обязательств[9]. Врач является профессией, имеющей специальный раздел в УК РФ, описывающий профессиональные правонарушения.

Ранее существовали следующие клятвы:

  • «Присяга врача Советского Союза» (1971 год, с 1983 года — с дополнением);
  • «Факультетское обещание русских врачей» (конец XIX — начало XX веков) было полностью основано на христианских ценностях, оно призывало служить больному человеку, а не рассматривать его как средство для личной наживы[10];
  • «Женевская декларация» (1948 год) принята Генеральной Ассамблеей Международной медицинской ассоциации, представляет собой современное переложение Гиппократовой «Клятвы». В 1949 году декларация вошла в «Международный кодекс медицинской этики».

«Клятва» Гиппократа является наиболее известной и древней профессиональной клятвой врача. «Клятва» содержит 9 этических принципов или обязательств:

  • 1) обязательства перед учителями, коллегами и учениками,
  • 2) принцип не причинения вреда (noli nocere),
  • 3) обязательства оказания помощи больному (принцип милосердия),
  • 4) принцип заботы о пользе больного и доминанты интересов больного,
  • 5) принцип уважения к жизни и отрицательного отношения к эвтаназии,
  • 6) принцип уважения к жизни и отрицательного отношения к абортам,
  • 7) обязательство об отказе от интимных связей с пациентами,
  • 8) обязательство личного совершенствования,
  • 9) врачебная тайна (принцип конфиденциальности)[9].

В настоящее время клятва устарела, так как современная медицина допускает совершение абортов и хирургическое лечение каменной болезни, кроме того в оригинальной клятве врачу запрещалось лечить раба без согласия на то его хозяина.

Кроме того, в России существуют этические обязательства различных медицинских сообществ. Так, «Клятву православного врача» принимают члены Общества православных врачей Санкт-Петербурга имени святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

Медицинская этика

Занимаясь медицинской деятельностью, врач руководствуется[6]:

  • Этическим кодексом российского врача (Кодекс врачебной этики РФ, утвержден 4-й Конференцией Ассоциации врачей России, ноябрь 1994; одобрен Всероссийским Пироговским съездом врачей 7 июня 1997 г.)
  • этическими требованиями ассоциации, в которой состоит врач
  • международными нормами профессиональной этики, исключая, не признаваемое Ассоциацией врачей России, положение о допустимости пассивной эвтаназии
    • «Международным кодексом медицинской этики»
    • «Всеобщей Декларацией о биоэтике и правах человека» ЮНЕСКО (2005 г.)

Медицинская этика исследует понятия о врачебном долге (деонтология), о заболеваниях и их осложнениях, связанных с действиями медицинского персонала (ятрогениями)[11].

В обязанностях врача состоит хранить врачебную тайну — обусловленное юридическими нормами и этическими мотивами требование к представителям врачебной профессии не оглашать сведений, касающихся состояния здоровья, личной или семейной жизни больных, сведений, ставших известными мед. работникам в силу их профессии, в силу особого доверия, оказываемого обычно лицам врачебной профессии со стороны пациентов в расчете, что всё доверяемое не найдет дальнейшей огласки[12]. Российский закон формулирует врачебную тайну, как «Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении»[13].

Врачебная деонтология

Деонтология, как часть этики — наука о врачебном долге[14]. Обсуждаются[где?] этические аспекты следующих вопросовК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2140 дней]:

К сожалению, деонтология не может предоставить какую-либо значимую определенность по многим вопросам сегодняшнего дня и многовековой давности (например по этическим аспектам абортов, эвтаназии, сокрытия информации, экспериментам в лечении больных).

Бурное развитие биомедицинских технологий, активно вторгающихся в жизнь современного человека от рождения до смерти, а также невозможность получить ответ на возникающие при этом нравственные проблемы в рамках традиционной медицинской этики — вызывают серьёзную озабоченность общества[16].

Неопределённость в теории приводит к противоречиям и трагедиям на практике, например, в трансплантологииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2140 дней].

В практической медицине на первый план выходят следующие проблемы[17][неавторитетный источник? 2140 дней]:

  • неготовность граждан заниматься собственным здоровьем, отсутствие эффективной деятельности по просвещению населения,
  • безразличие общества к медицинским проблемам,
  • нежелание лечить стариков,
  • отсутствие серьёзной медицинской науки,
  • ложное представление о роли денег в медицине,
  • проблема абортов, демографическая проблема,
  • низкая квалификация среднего медицинского персонала,
  • неукомплектованность лечебно-профилактических учреждений.

Социальная роль

Врач традиционно пользуется особым статусом в любом обществе, и к нему предъявляются высокие этические и правовые требования.

Социальный статус врача в России — противоречив. Следует признать несоответствие уровня квалификации и тягот труда величине материального вознаграждения. Так, врачи часто работают долго, перенормировано, по негибкому графику, а зарабатывают меньше, чем другие специалисты, чье образование является сопоставимым по продолжительности и сложности.

Принято считать, что «настоящий» врач является эталоном для широкой общественности в вопросах не только охраны здоровья (должен, к примеру, не курить, не употреблять алкогольные напитки, вести активный образ жизни, правильно питаться), но и морали. Существует мнение, что врач должен быть всецело предан делу Медицины, милосерден, требователен к себе, скромен в быту и потребностях, трезв в оценках, проявлять силу духа и решительность в сложных жизненных ситуациях.

Медицина, как отрасль человеческой деятельности, занимает совершенно особое место потому, что наука в ней сочетается с ценностями, подходом, не имеющими ничего общего с наукой. В основе врачебного подхода — сострадание — человеческий подход, вне которого медицины вовсе не существуетК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1953 дня]. Однако сострадание не означает сентиментальность. Это творческая отзывчивость на страдание пациента и его положение. Отклик достаточно творческий, чтобы подвигнуть врача к действию, основанному на уважении к конкретному человеку и значительности этого человека[18].

Проблемы врачей в России

Участковый терапевт

Свидетельств последних реформ системы здравоохранения предполагавшей ускорить и повысить качество медицинской помощи пациентам посредством терапевтов отсутствуют, в то же время существуют факты говорящие против их практической полезности. Участковый терапевт, получивший большую нагрузку за не имением достаточного времени и оборудования, превратился в диспетчера, направляющего больного или к «узким» специалистам, или на госпитализацию. Врач потерял чувство ответственность за больного разделяемого между многими специалистами, пациент остался в «подвешенном» состоянии, в результате снизилась квалификация, упал профессиональный интерес, престиж и в целом качество обслуживания пациентов, возник вопрос полезности их финансирования[19]. Терапевт теряет интерес к пациенту в следствии бумажной волокиты и постоянной отчетности, помноженной на минимальное время приёма пациента по ряду причин[20]:

  • необходимость рутинного заполнения больничных листов, справок и иных документов,
  • требования финансовой отчетности, в том числе о выдаче лекарств по льготным рецептам,
  • ежемесячная выдача одинаковых рецептов хроническому больному, не имеющему нужды в совете лечащего врача

Предлагаемые решения проблемы:

  • возложение части бюрократии на дополнительных работников (в свою очередь повышает траты на его содержание),
  • использование программного обеспечения.

2. Вопрос о медико-экономических стандартах.

Бытует мнение, что существующие стандарты лечения — причина следующих проблем[20]:

  • ограничение учёта индивидуальности пациента,
  • малый спектр стандартного выбора лекарств и методов терапии,
  • «закоснение» клинического мышления врача

Эти проблемы — следствие «дефекта» существующей социальной политики. Ряд врачей предлагают принятие новых регламентирующих документов.

Некоторые врачи считают, что суть врачебной профессии и заключается в выполнении выработанных стандартов, которые существуют [21]сейчас почти на все случаи медицинской практики. «Стандарты защищают больного от гениальности врача». Иные медики полагают, что в России врачей, следующих этим стандартам, ничтожно мало[17].

Тем не менее, врачи едины в том, что полностью исключать стандарты в медицине — неразумно, и мало кто сомневается в необходимости их существования.

3. Ограничение необходимых лабораторных и технических возможностей для правильной диагностики и соответствующего лечения.

4. Забвение активных визитов, т. н. «стационаров на дому», осложняет отслеживание клиники заболеваний и в целом лишает терапевта отчётливо отслеживать его состояние .

5. Разлад преемственности между взаимосвязанными медицинскими учреждениями:

  • «не доведение» до поликлиник результатов обследования пациента,
  • неполучение эпикриза больного, госпитализированного в плановом порядке.

6. Ограничение времени приема пациентов решение проблемы: увеличить время приема первичного больного до 30 минут, повторного до 15 минут

Интеллект и образование

Исходя из мнения некоторых врачей, одной из серьёзных проблем отечественной медицины является значительное интеллектуальное отставание врачей. «В мединститутах учат очень плохо». Часто студенты занимаются по тем самым учебникам, по которым учились предшествующие поколения врачей[17].

Средства массовой информации (СМИ)

Российские СМИ регулярно устраивают «познавательные» шоу о магии, гадании, сглазе и порче и т.п. [22] В передачах отсутствует контр-мнение медиков или психологов на обсуждаемую проблему, либо оно излагается крайне коротко.[23] Регулярность показов таких шоу подпитывает предубеждённость у населения в полезности разного рода «целителей», а также мотивирует отказаться от врачебной помощи, что в свою очередь может быть фатальным в ряде заболеваний.

Телезрители вместе с народными советами традиционной медицины получают информацию, содержащую «оккультное мракобесие», считает митрополит Уфимский Никон. Согласно декларации принципов телевещания, одной из его функций является «просветительская». Специалисты РПЦ считают, этот пункт нарушается обскурантистами, лоббирующими «оккультное просвещение». Здоровье населения и статус медицины, согласно им, терпят урон от «просветительской функции» СМИ. Последствия такого просвещения лечат настоящие врачи[23].

Также одной из проблем, связанных с СМИ, является не соответствие заявленного[24][25] и реального уровня доходов и оснащённости медицинских работников и учреждений. Несмотря на широко разрекламированный в СМИ национальный проект «Здоровье», уровень заработной платы 2/3 медработников с высшим образованием начинается с суммы чуть более 4000 рублей.

Фальсификация лекарств

Статистика успешного лечения с использованием фальсифицированных лекарственных средств отсутствует. Фальсификаты, имея в лучшем случае эффект сравнимый с плацебо, а в худшем - смертельный[26], подрывают доверие пациента к специалистам и медицине в целом. Их широкая рекламированность производителями, относительная дешевизна и отсутствие сколько-нибудь достоверной информации о полезности лекарственного препарата, бесконтрольность проверки фактического производства веществ, в сумме являются факторами усиливающими недоверие к медицине. Отсутствие ожидаемого эффекта от применения медикамента может заставить пациента усомниться в эффективности фармакотерапии как таковой. Фальсификация лекарственных препаратов снижает взаимное доверие пациента и врача, наносит финансовый и физический ущерб, ставит под удар здоровье пациента фактической отсрочкой его лечения, что прямо противоречит цели работы врача[27].

Вознаграждение и финансирование

Государство регламентируя работу врача не ставит приоритет её оплаты на качество результата. Ожидая исполнения врачом основной функции - лечения и спасения больных - дешево продавая врачебный труд оно умаляет эту функцию и его практический результат [16]. Финансирование работы медиков остаётся в прямой связи с качеством их работы и являются серьёзным вопросом для Российского общества.

Существует мнение, что приемлемое финансирование и ликвидация воровства всё таки не приведут к качественной медицинской помощи: «Будет много денег — будет назначено больше ненужных лекарств и лишних обследований»[17].

В прочем, проблемы достойного вознаграждения и финансирования являются причиной ряда других проблем среди врачебного персонала:

  • недостаток людей
  • недостаток технического оснащения
  • низкая квалификация, опыт и интерес к их получению

Так , в специальном исследовании опрос 264 руководителей лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) о пороках современной медицины показал, что на первом месте (95 %) стоит недостаточность материальной базы, на втором (74,5 %) — отсутствие стимулов и заинтересованности, а 28 % респондентов указали на отсутствие социальной, правовой и моральной защищённости врачей[28]. Далеко не все выпускники медицинских ВУЗов работают врачами, с врачебными дипломами в России более 600 тысяч человек[17]. К примеру, в Челябинской области только 10-20% людей закончивших медицинский ВУЗ приступили к работе по специальности в 2010 году[29].


Российские медики имеют свой профессиональный праздник, отмечаемый в 3-е воскресенье июня — День медицинского работника и отмечаемый в 1-й понедельник октября — Международный день врача.

«Мифы» о врачах

  • Уровень благосостояния медицинских работников не влияет на их профессиональную деятельность:

Врачи-терапевты стационаров не могут подписаться на медицинские журналы в 48,2— 31 %, а «узкие специалисты» до 63,3 % случаев[30], что уменьшает им возможности для самообразования для повышения и поддержания квалификации.

  • На современном этапе в формировании здоровья населения медицина играет малую роль:

Смертность населения трудоспособного возраста, за исключением случаев, несовместимых с жизнью, на 80 % зависит от качества медицинской помощи[30].

Врачи-священнослужители и монахи

В жизни земной у врача «есть только два пути: путь добра и путь зла. И каждый выбирает один из них» — Архиепископ Лука

«Страдание не всегда можно снять, но человеку помочь (медицински или душевно) его вынести — можно. И человек может вырасти в громадную меру своего достоинства через это сотрудничество тела и души, в котором врач играет свою значительную роль, потому что он может поддерживать тело и может вдохновлять человека на жизнь» — Антоний Сурожский

Ныне здравствующие:

См. также

Напишите отзыв о статье "Врач"

Примечания

  1. [rg.ru/2007/11/12/ukrf-dok.html Уголовный кодекс РФ] (рус.). Российская газета. — Статья 235 УК РФ. — «Статья 235. Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью 1. Занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, - наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 27.12.2009 N 377-ФЗ) 2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.»  Проверено 19 октября 2016.
  2. [enc-dic.com/ozhegov/Vrach-4250.html Врач], Толковый словарь Ожегова.
  3. [enc-dic.com/efremova/Vrach-11538/ Врач (1)], Толковый словарь Ефремовой.
  4. [enc-dic.com/enc_sovet/Vrach-5852.html Врач (I)], Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия 1969—1978.
  5. [enc-dic.com/enc_medicine/Vrach-32327.html Врач (I)], Медицинская эциклопедия. 1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг.
  6. 1 2 Клятва российского врача (утверждена 4-й Конференцией Ассоциации врачей России, Москва, Россия, ноябрь 1994г)
  7. Большая Советская Энциклопедия
  8. Шанский, Боброва, 2004.
  9. 1 2 «Актуальные вопросы биомедицинской этики» Проф. И.В. Силуянова, I Всероссийский съезд православных врачей России, Белгород, 28 сентября 2007 года
  10. Александр Чучалин, главный терапевт РФ, академик РАМН — II Съезд православных врачей России, г. Воронеж, октябрь 2009 г.
  11. В. С . Пауков, «Патология — Курс лекций» под редакцией академика РАН и РАМН М. А. Пальцева М.: Медицина, 2007
  12. «Большая Медицинская Энциклопедия» Глав. ред. Н. А. Семашко М.: Советская энциклопедия, 1928
  13. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 31.12.2014) "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" Статья 13
  14. Лисицин Ю. П. «Некоторые теоретические проблемы врачебной этики и медицинской деонтологии» Терапевтический архив; 1981;5:10-13
  15. [www.russiaprolife.ru/stendy-1.php Когда начинается жизнь?]
  16. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Reference14 не указан текст
  17. 1 2 3 4 5 М. А. Осипов «Граждане, подставляйте сердца!», текст: Марина Нефедова, журнал «Нескучный Сад», 2009; 2: 30-32
  18. «О современной медицинской этике» Митрополит Антоний Сурожский СПб.: Возрождение, 2009
  19. «Инфекционные болезни» Рахманова А. Г., Неверов В. А., Пригожина В. К. СПб.: Питер, 2001
  20. 1 2 «Исповедь участкового врача», Медицинская газета «Медицинский вестник», 2009; 29: 23
  21. Сергей Мамай «Добровольность эквивалентна произволу», Медицинская газета «Медицинский вестник», 2009; 29: 7
  22. [bitvaextrasensov.tnt-online.ru/ Битва экстрасенсов, ТНТ] (2016).
  23. 1 2 Архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон, Открытое письмо к генеральному директору «Первого канала»
  24. [rg.ru/2013/12/30/sobyanin-site.html Средняя зарплата терапевта в Москве составляет 100 тысяч рублей]. Российская газета. Проверено 12 августа 2016.
  25. [www.m24.ru/articles/64905 Средняя зарплата участкового терапевта достигла 80 тысяч рублей]. Проверено 12 августа 2016.
  26. [www.vesti.ru/doc.html?id=2128732 Смерть от лекарств: рынок подделок уступает лишь оружию и наркотикам]. Проверено 12 августа 2016.
  27. Тайный враг престижа профессии врача // Б. К. Шамугия, к.м.н., заслуженный врач Украины, лауреат Международной премии им. Г.-Г. Реккевега, Национальный медицинский университет им. А. А. Богомольца; Медицинская газета «Здоровье Украины»
  28. Виноградова Т. В. Результаты социологического исследования среди врачей и руководителей лечебно-профилактических учреждений о деятельности учреждений здравоохранения в условиях нестабильности. В кн.: Развитие информационных технологий и проблемы управления здоровьем и здравоохранением: Труды Рос. науч.-практ. конф. Ижевск; 2006. 100—102.
  29. [cheldoctor.ru/news/305319.html Куда уходят интерны 26 июля 2010 74.ru]
  30. 1 2 Максимова Т. М. Социальное расслоение в среде медицинских работников как проблема охраны здоровья населения. Здравоохр. Рос. Федерации. 2004; 3: 35—38.

Литература

  • Шанский Н. М., Боброва Т. А. Врач // Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М.: Дрофа, 2004. — ISBN 5-7107-8679-9.

Ссылки

  • [opvr.ru/books/book_52.doc «О призвании врача» философ И. А. Ильин, doc], [www.aroma-azbuka.ru/pages/page.php?page=79#5 2]
  • [opvr.ru/ Общество православных врачей России]
  • [cmserver.org/category/biomedicalethics/ Христианский Медицинский Сервер| Биомедицинская этика]
  • [cmserver.org/category/deontology/ Христианский Медицинский Сервер| Деонтология]
  • [www.up74.ru/rubricks/obshhestvo/2009/sentjabr-09/deontologija.html Деонтология], «Южноуральская панорама», сентябрь 2009
  • [www.pravoslavie.ru/guest/32272.htm Беседа с профессором Александром Недоступом, руководителем московского отделения Общества православных врачей]
  • [www.krugosvet.ru/enc/medicina/MEDITSINA.html МЕДИЦИНА] // Энциклопедия «Кругосвет».
  • [www.medinfo.ru/medzakon/megdunarod/medetica.phtml Международный кодекс медицинской этики]
  • Врачевать // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.</span>
  • [opvr.ru/bioethics1.htm Биоэтика]
  • Усов Л. А. [web.archive.org/web/20120419123602/www.ismu.baikal.ru/books/Imedic.pdf Я врач?] — Иркутск, 2004. — 34 с.
  • [200years.pirogov-center.ru/info/10/ Молитва Н. И. Пирогова], [www.transfusion.ru/2009/10-09-1.html 2]

Отрывок, характеризующий Врач

– Вы ее знаете? – спросил Пьер.
– Я видела княжну, – отвечала она. – Я слышала, что ее сватали за молодого Ростова. Это было бы очень хорошо для Ростовых; говорят, они совсем разорились.
– Нет, Ростову вы знаете?
– Слышала тогда только про эту историю. Очень жалко.
«Нет, она не понимает или притворяется, – подумал Пьер. – Лучше тоже не говорить ей».
Княжна также приготавливала провизию на дорогу Пьеру.
«Как они добры все, – думал Пьер, – что они теперь, когда уж наверное им это не может быть более интересно, занимаются всем этим. И все для меня; вот что удивительно».
В этот же день к Пьеру приехал полицеймейстер с предложением прислать доверенного в Грановитую палату для приема вещей, раздаваемых нынче владельцам.
«Вот и этот тоже, – думал Пьер, глядя в лицо полицеймейстера, – какой славный, красивый офицер и как добр! Теперь занимается такими пустяками. А еще говорят, что он не честен и пользуется. Какой вздор! А впрочем, отчего же ему и не пользоваться? Он так и воспитан. И все так делают. А такое приятное, доброе лицо, и улыбается, глядя на меня».
Пьер поехал обедать к княжне Марье.
Проезжая по улицам между пожарищами домов, он удивлялся красоте этих развалин. Печные трубы домов, отвалившиеся стены, живописно напоминая Рейн и Колизей, тянулись, скрывая друг друга, по обгорелым кварталам. Встречавшиеся извозчики и ездоки, плотники, рубившие срубы, торговки и лавочники, все с веселыми, сияющими лицами, взглядывали на Пьера и говорили как будто: «А, вот он! Посмотрим, что выйдет из этого».
При входе в дом княжны Марьи на Пьера нашло сомнение в справедливости того, что он был здесь вчера, виделся с Наташей и говорил с ней. «Может быть, это я выдумал. Может быть, я войду и никого не увижу». Но не успел он вступить в комнату, как уже во всем существе своем, по мгновенному лишению своей свободы, он почувствовал ее присутствие. Она была в том же черном платье с мягкими складками и так же причесана, как и вчера, но она была совсем другая. Если б она была такою вчера, когда он вошел в комнату, он бы не мог ни на мгновение не узнать ее.
Она была такою же, какою он знал ее почти ребенком и потом невестой князя Андрея. Веселый вопросительный блеск светился в ее глазах; на лице было ласковое и странно шаловливое выражение.
Пьер обедал и просидел бы весь вечер; но княжна Марья ехала ко всенощной, и Пьер уехал с ними вместе.
На другой день Пьер приехал рано, обедал и просидел весь вечер. Несмотря на то, что княжна Марья и Наташа были очевидно рады гостю; несмотря на то, что весь интерес жизни Пьера сосредоточивался теперь в этом доме, к вечеру они всё переговорили, и разговор переходил беспрестанно с одного ничтожного предмета на другой и часто прерывался. Пьер засиделся в этот вечер так поздно, что княжна Марья и Наташа переглядывались между собою, очевидно ожидая, скоро ли он уйдет. Пьер видел это и не мог уйти. Ему становилось тяжело, неловко, но он все сидел, потому что не мог подняться и уйти.
Княжна Марья, не предвидя этому конца, первая встала и, жалуясь на мигрень, стала прощаться.
– Так вы завтра едете в Петербург? – сказала ока.
– Нет, я не еду, – с удивлением и как будто обидясь, поспешно сказал Пьер. – Да нет, в Петербург? Завтра; только я не прощаюсь. Я заеду за комиссиями, – сказал он, стоя перед княжной Марьей, краснея и не уходя.
Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору.
Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье.
– Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу…
Он остановился и потер себе лицо и глаза руками.
– Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала.
– Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала.
– Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья.
– Но что же мне делать?
– Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю…
Пьер смотрел в глаза княжне Марье.
– Ну, ну… – говорил он.
– Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья.
Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью.
– Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?!
– Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет.
– Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи.
– Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она.
– В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам?
На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью.
Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей.
«Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..»
– Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом.
И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер.


В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен.
Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее».
Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось.
Радостное, неожиданное сумасшествие, к которому Пьер считал себя неспособным, овладело им. Весь смысл жизни, не для него одного, но для всего мира, казался ему заключающимся только в его любви и в возможности ее любви к нему. Иногда все люди казались ему занятыми только одним – его будущим счастьем. Ему казалось иногда, что все они радуются так же, как и он сам, и только стараются скрыть эту радость, притворяясь занятыми другими интересами. В каждом слове и движении он видел намеки на свое счастие. Он часто удивлял людей, встречавшихся с ним, своими значительными, выражавшими тайное согласие, счастливыми взглядами и улыбками. Но когда он понимал, что люди могли не знать про его счастье, он от всей души жалел их и испытывал желание как нибудь объяснить им, что все то, чем они заняты, есть совершенный вздор и пустяки, не стоящие внимания.
Когда ему предлагали служить или когда обсуждали какие нибудь общие, государственные дела и войну, предполагая, что от такого или такого исхода такого то события зависит счастие всех людей, он слушал с кроткой соболезнующею улыбкой и удивлял говоривших с ним людей своими странными замечаниями. Но как те люди, которые казались Пьеру понимающими настоящий смысл жизни, то есть его чувство, так и те несчастные, которые, очевидно, не понимали этого, – все люди в этот период времени представлялись ему в таком ярком свете сиявшего в нем чувства, что без малейшего усилия, он сразу, встречаясь с каким бы то ни было человеком, видел в нем все, что было хорошего и достойного любви.
Рассматривая дела и бумаги своей покойной жены, он к ее памяти не испытывал никакого чувства, кроме жалости в том, что она не знала того счастья, которое он знал теперь. Князь Василий, особенно гордый теперь получением нового места и звезды, представлялся ему трогательным, добрым и жалким стариком.
Пьер часто потом вспоминал это время счастливого безумия. Все суждения, которые он составил себе о людях и обстоятельствах за этот период времени, остались для него навсегда верными. Он не только не отрекался впоследствии от этих взглядов на людей и вещи, но, напротив, в внутренних сомнениях и противуречиях прибегал к тому взгляду, который он имел в это время безумия, и взгляд этот всегда оказывался верен.
«Может быть, – думал он, – я и казался тогда странен и смешон; но я тогда не был так безумен, как казалось. Напротив, я был тогда умнее и проницательнее, чем когда либо, и понимал все, что стоит понимать в жизни, потому что… я был счастлив».
Безумие Пьера состояло в том, что он не дожидался, как прежде, личных причин, которые он называл достоинствами людей, для того чтобы любить их, а любовь переполняла его сердце, и он, беспричинно любя людей, находил несомненные причины, за которые стоило любить их.


С первого того вечера, когда Наташа, после отъезда Пьера, с радостно насмешливой улыбкой сказала княжне Марье, что он точно, ну точно из бани, и сюртучок, и стриженый, с этой минуты что то скрытое и самой ей неизвестное, но непреодолимое проснулось в душе Наташи.
Все: лицо, походка, взгляд, голос – все вдруг изменилось в ней. Неожиданные для нее самой – сила жизни, надежды на счастье всплыли наружу и требовали удовлетворения. С первого вечера Наташа как будто забыла все то, что с ней было. Она с тех пор ни разу не пожаловалась на свое положение, ни одного слова не сказала о прошедшем и не боялась уже делать веселые планы на будущее. Она мало говорила о Пьере, но когда княжна Марья упоминала о нем, давно потухший блеск зажигался в ее глазах и губы морщились странной улыбкой.
Перемена, происшедшая в Наташе, сначала удивила княжну Марью; но когда она поняла ее значение, то перемена эта огорчила ее. «Неужели она так мало любила брата, что так скоро могла забыть его», – думала княжна Марья, когда она одна обдумывала происшедшую перемену. Но когда она была с Наташей, то не сердилась на нее и не упрекала ее. Проснувшаяся сила жизни, охватившая Наташу, была, очевидно, так неудержима, так неожиданна для нее самой, что княжна Марья в присутствии Наташи чувствовала, что она не имела права упрекать ее даже в душе своей.
Наташа с такой полнотой и искренностью вся отдалась новому чувству, что и не пыталась скрывать, что ей было теперь не горестно, а радостно и весело.
Когда, после ночного объяснения с Пьером, княжна Марья вернулась в свою комнату, Наташа встретила ее на пороге.
– Он сказал? Да? Он сказал? – повторила она. И радостное и вместе жалкое, просящее прощения за свою радость, выражение остановилось на лице Наташи.
– Я хотела слушать у двери; но я знала, что ты скажешь мне.
Как ни понятен, как ни трогателен был для княжны Марьи тот взгляд, которым смотрела на нее Наташа; как ни жалко ей было видеть ее волнение; но слова Наташи в первую минуту оскорбили княжну Марью. Она вспомнила о брате, о его любви.
«Но что же делать! она не может иначе», – подумала княжна Марья; и с грустным и несколько строгим лицом передала она Наташе все, что сказал ей Пьер. Услыхав, что он собирается в Петербург, Наташа изумилась.
– В Петербург? – повторила она, как бы не понимая. Но, вглядевшись в грустное выражение лица княжны Марьи, она догадалась о причине ее грусти и вдруг заплакала. – Мари, – сказала она, – научи, что мне делать. Я боюсь быть дурной. Что ты скажешь, то я буду делать; научи меня…
– Ты любишь его?
– Да, – прошептала Наташа.
– О чем же ты плачешь? Я счастлива за тебя, – сказала княжна Марья, за эти слезы простив уже совершенно радость Наташи.
– Это будет не скоро, когда нибудь. Ты подумай, какое счастие, когда я буду его женой, а ты выйдешь за Nicolas.
– Наташа, я тебя просила не говорить об этом. Будем говорить о тебе.
Они помолчали.
– Только для чего же в Петербург! – вдруг сказала Наташа, и сама же поспешно ответила себе: – Нет, нет, это так надо… Да, Мари? Так надо…


Прошло семь лет после 12 го года. Взволнованное историческое море Европы улеглось в свои берега. Оно казалось затихшим; но таинственные силы, двигающие человечество (таинственные потому, что законы, определяющие их движение, неизвестны нам), продолжали свое действие.
Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество. Слагались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то. В таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.
Что значат эти упреки?
Те самые поступки, за которые историки одобряют Александра I, – как то: либеральные начинания царствования, борьба с Наполеоном, твердость, выказанная им в 12 м году, и поход 13 го года, не вытекают ли из одних и тех же источников – условий крови, воспитания, жизни, сделавших личность Александра тем, чем она была, – из которых вытекают и те поступки, за которые историки порицают его, как то: Священный Союз, восстановление Польши, реакция 20 х годов?
В чем же состоит сущность этих упреков?
В том, что такое историческое лицо, как Александр I, лицо, стоявшее на высшей возможной ступени человеческой власти, как бы в фокусе ослепляющего света всех сосредоточивающихся на нем исторических лучей; лицо, подлежавшее тем сильнейшим в мире влияниям интриг, обманов, лести, самообольщения, которые неразлучны с властью; лицо, чувствовавшее на себе, всякую минуту своей жизни, ответственность за все совершавшееся в Европе, и лицо не выдуманное, а живое, как и каждый человек, с своими личными привычками, страстями, стремлениями к добру, красоте, истине, – что это лицо, пятьдесят лет тому назад, не то что не было добродетельно (за это историки не упрекают), а не имело тех воззрений на благо человечества, которые имеет теперь профессор, смолоду занимающийся наукой, то есть читанном книжек, лекций и списыванием этих книжек и лекций в одну тетрадку.
Но если даже предположить, что Александр I пятьдесят лет тому назад ошибался в своем воззрении на то, что есть благо народов, невольно должно предположить, что и историк, судящий Александра, точно так же по прошествии некоторого времени окажется несправедливым, в своем воззрении на то, что есть благо человечества. Предположение это тем более естественно и необходимо, что, следя за развитием истории, мы видим, что с каждым годом, с каждым новым писателем изменяется воззрение на то, что есть благо человечества; так что то, что казалось благом, через десять лет представляется злом; и наоборот. Мало того, одновременно мы находим в истории совершенно противоположные взгляды на то, что было зло и что было благо: одни данную Польше конституцию и Священный Союз ставят в заслугу, другие в укор Александру.
Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна. Если деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.
Но положим, что так называемая наука имеет возможность примирить все противоречия и имеет для исторических лиц и событий неизменное мерило хорошего и дурного.
Положим, что Александр мог сделать все иначе. Положим, что он мог, по предписанию тех, которые обвиняют его, тех, которые профессируют знание конечной цели движения человечества, распорядиться по той программе народности, свободы, равенства и прогресса (другой, кажется, нет), которую бы ему дали теперешние обвинители. Положим, что эта программа была бы возможна и составлена и что Александр действовал бы по ней. Что же сталось бы тогда с деятельностью всех тех людей, которые противодействовали тогдашнему направлению правительства, – с деятельностью, которая, по мнению историков, хороша и полезна? Деятельности бы этой не было; жизни бы не было; ничего бы не было.
Если допустить, что жизнь человеческая может управляться разумом, – то уничтожится возможность жизни.


Если допустить, как то делают историки, что великие люди ведут человечество к достижению известных целей, состоящих или в величии России или Франции, или в равновесии Европы, или в разнесении идей революции, или в общем прогрессе, или в чем бы то ни было, то невозможно объяснить явлений истории без понятий о случае и о гении.
Если цель европейских войн начала нынешнего столетия состояла в величии России, то эта цель могла быть достигнута без всех предшествовавших войн и без нашествия. Если цель – величие Франции, то эта цель могла быть достигнута и без революции, и без империи. Если цель – распространение идей, то книгопечатание исполнило бы это гораздо лучше, чем солдаты. Если цель – прогресс цивилизации, то весьма легко предположить, что, кроме истребления людей и их богатств, есть другие более целесообразные пути для распространения цивилизации.
Почему же это случилось так, а не иначе?
Потому что это так случилось. «Случай сделал положение; гений воспользовался им», – говорит история.
Но что такое случай? Что такое гений?
Слова случай и гений не обозначают ничего действительно существующего и потому не могут быть определены. Слова эти только обозначают известную степень понимания явлений. Я не знаю, почему происходит такое то явление; думаю, что не могу знать; потому не хочу знать и говорю: случай. Я вижу силу, производящую несоразмерное с общечеловеческими свойствами действие; не понимаю, почему это происходит, и говорю: гений.
Для стада баранов тот баран, который каждый вечер отгоняется овчаром в особый денник к корму и становится вдвое толще других, должен казаться гением. И то обстоятельство, что каждый вечер именно этот самый баран попадает не в общую овчарню, а в особый денник к овсу, и что этот, именно этот самый баран, облитый жиром, убивается на мясо, должно представляться поразительным соединением гениальности с целым рядом необычайных случайностей.
Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.