Врело Босне

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Врело-Босне (сербохорв. Vrelo Bosne, произн. [ʋrê.ло bôs.neː]) — общественный парк у реки Босна в предгорьях горы Игман на окраине Сараева, столицы Боснии и Герцеговины.





История

Парк «Врело Босне», расположенный в муниципалитете Илиджа, является одним из популярных природных достопримечательностей страны. Через реку Босна поблизости парка перекинут Римский мост, расположенный недалеко в муниципалитете Илиджа. Мост построен около 1530 и 1550 годов из настоящих римских камней и развалин моста, который стоял здесь во времена Римской империи и использовался римлянами для перехода через реку в деревню Aquae Sulphurae.[1]

Весной вода в реке Босне настолько чиста, что пригодна для питья.[2] Ежегодно парк посещают более 60 000 туристов.[3]

Посетители прогуливаются по парку пешком или разъезжают в повозках на лошадях по трехкилометровой главной аллее. На аллее выстроены здания Австро-Венгерской эпохи.

Дороги внутри парка идеально подходят для прогулок и езде на велосипеде[4], что дает посетителям возможность поближе рассмотреть бурлящие потоки и водопады на реке. Местные уличные кафе и рестораны предлагают посетителям напитки и еду. Часы работы парка варьируются в зависимости от времени года. В парке обитают утки и лебеди.[5]

Во время Боснийской войны парк не охранялся, многие деревья были срублены и использованы для отопления местными жителями. В 2000 году парк был восстановлен в прежнем облике местной молодежью под руководством международной экологической организации.

Сборная команда Боснии и Герцеговины по футболу часто проводит тренировки в парке «Врело Босне».[6] Футболисты с тренерами останавливаются в отеле Герцеговина (Hotel Hercegovina).

Вход для взрослых в парк платный, для детей — бесплатно. Вырученные от продажи билетов деньги расходуются на поддержание в парке чистоты и порядка.

Галерея

См. также

Напишите отзыв о статье "Врело Босне"

Литература

  • Мала енциклопедија Просвета (3 ed.). Београд: Просвета. 1985. ISBN 978-86-07-00001-2.
  • Марковић, Јован Ђ. (1990). Енциклопедијски географски лексикон Југославије. Сарајево: Свјетлост. ISBN 978-86-01-02651-3.

Ссылки

  • [www.facebook.com/media/set/?set=a.385229854881368.87208.208101009260921&type=3 Галерея парка на Facebook]
К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)К:Карточка на Геокаре: заполнить: Страна </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt>

Примечания

  1. [hamdocamo.wordpress.com/2013/01/31/sarajevo-grad-bogate-historije/ Sarajevo grad bogate historije], hamdocamo.wordpress.com. Проверено 31 января 2013.
  2. [www.klix.ba/vijesti/bih/voda-na-vrelu-bosne-je-pogodna-za-pice/130816099 Voda na Vrelu Bosne je pogodna za piće!], klix.ba. Проверено 1 августа 2013.
  3. [www.klix.ba/vijesti/bih/vrelo-bosne-od-pocetka-godine-posjetilo-60-000-turista/140715074 Vrelo Bosne od početka godine posjetilo 60.000 turista], klix.ba. Проверено 17 июля 2014.
  4. [www.klix.ba/sport/sutra-biciklijada-na-vrelu-bosne/130604023 Sutra biciklijada na Vrelu Bosne], klix.ba. Проверено 4 июня 2013.
  5. [www.klix.ba/vijesti/bih/snimak-iz-zraka-ovako-pod-snijegom-izgledaju-vrelo-bosne-i-rimski-most/150308057 Snimak iz zraka: Ovako pod snijegom izgledaju Vrelo Bosne i Rimski most], klix.ba. Проверено 8 марта 2015.
  6. [reprezentacija.ba/25646-video-foto-zmajevi-trenirali-na-prelijepom-vrelu-bosne Zmajevi trenirali na prelijepom Vrelu Bosne], reprezentacija.ba. Проверено 4 июня 2015.

Отрывок, характеризующий Врело Босне

– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.