Всемирная история, Банк Империал

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Всемирная история, Банк Империал» — серия рекламных роликов, снятых в 1992—1997 годах Тимуром Бекмамбетовым для банка «Империал».

Договариваясь с Бекмамбетовым о съёмках, президент банка Сергей Родионов сразу же поставил условие: никакой анимации, никакой компьютерной графики — только живая постановочная съёмка. Но при этом, по словам Тимура Бекмамбетова, компьютерная графика применялась[1].

Ролики завоевывали многочисленные призы на фестивалях рекламы. Среди премий — «Золотое яблоко» на Московском международном фестивале рекламы (ММФР) в 1992, 1994, 1995 и 1996 годах, Золотая медаль Международного кинофестиваля в Хьюстоне в 1995 году и др.

В некоторых роликах снимался Виктор Вержбицкий (см. по сюжетам). Основной закадровый голос — телеведущий и продюсер Александр Гуревич. В отдельных роликах закадровый текст читают Иннокентий Смоктуновский (ролики про Петра I, Тамерлана), Владимир Машков (ролики про Дмитрия Донского, Чингисхана и Угэдея, Конрада III) и др.

Сам банк в 1998 году был лишён лицензии, после долгих судебных разбирательств её удалось вернуть, но в 2005 году банк был признан банкротом.

Одним из дочерних банков «Империала» являлся банк «Славянский»[2], причём председателем совета директоров этого банка был Сергей Родионов[3], бывший председатель правления «Империала»[4]. Неудивительно, что спустя некоторое время после окончания рекламной кампании банка «Империал» некоторые его ролики были использованы банком «Славянский» (в частности, про Петра I и Наполеона). Кроме того, Бекмамбетов снял для «Славянского» целую серию других рекламных роликов со стихами знаменитых отечественных поэтов (Есенина, Пушкина, Пастернака[5], Мандельштама, Блока).





Сюжеты роликов

Наполеон

Теглайн: С точностью до миллиметра.

Во время битвы с головы императора Наполеона сбивает шляпу. Около него падает пушечная бомба с горящим фитилём. Наполеон поднимает шляпу, тщательно поправляет её и только после этого в последний момент гасит фитиль бомбы.

В альтернативной версии Наполеон в конце садится мимо барабана.

Цезарь

Теглайн: С точностью до секунды.

Цезарь спешит в Сенат, но в коридоре цепляется одеждой за упавший бюст и рвёт накидку. Он успевает прийти до того, как упала последняя песчинка в часах. Люди видят, что его одежда порвана сзади.

Людовик XIV

Теглайн: С точностью до копейки.

За обедом королю подают дичь, прося за блюдо 10 франков, но Людовик XIV соглашается только на 9.

В роли Людовика XIV — Виктор Вержбицкий.

Монархи

За столом сидят разнообразные правители, от императоров до вождей племён. «С точностью до миллиметра» — зачитывает глашатай, и встаёт Наполеон. «С точностью до секунды» — поднимается Цезарь. «С точностью до копейки» — Людовик XIV. «С точностью до короля» — встают все монархи, лишь Конрад III в тяжёлых доспехах никак не может встать. Наполеон и Людовик помогают ему подняться.

В роли Людовика XIV — Виктор Вержбицкий.

Пётр I

Россия. Конец XVII века. Нет промышленности, нет торговли, нет выхода к морю. Осенью года 1692 царь Пётр приехал к озеру Переславское. Там, вдали от моря, строился флот. Через месяц первые корабли по суше волоком были доставлены на Белое море. Неожиданно для всей Европы Россия стала морской державой.

Закадровый текст — Иннокентий Смоктуновский.

Тамерлан

Империя Тамерлана. XIV век. Голос за кадром: «Отправляясь в поход, приказал Тамерлан каждому воину оставить у дороги камень. И вырос курган. И был огонь! И была победа! И возвращались они, и поднимали камни свои. Но остались камни. И последним шёл Тамерлан. И поднимал он тяжёлые камни. И говорил с ними, вспоминая их имена».

Закадровый текст — Иннокентий Смоктуновский.

Екатерина Великая и Суворов

Ужин у императрицы Екатерины II в последний день Рождественского поста, едят все, кроме полководца Суворова.

— А что это у нас граф Суворов ничего не ест, а? — спрашивает императрица.

— Так ведь пост, матушка. До первой звезды нельзя. Ждём-с, — отвечает Суворов.

Все прекращают есть, но Екатерина находит выход: «Звезду Суворову Александру Васильевичу!». Суворову вручают орден в виде звезды, и пир продолжается.

В роли Екатерины Великой — Евгения Уралова. В роли Суворова — Иван Уфимцев. В роли Потёмкина (по правую руку от Екатерины) — Владимир Стержаков.

Этот рекламный ролик стал наиболее популярным и надолго запомнился россиянам.

Александр Македонский

IV век до Рождества Христова. Голос за кадром: «Александр Македонский покорил Парфянское царство, но войско его, погрязшее в распутстве и отягощённое богатой добычей, не могло двигаться дальше. И тогда приказал он собрать все трофеи и сжечь. И пошли они дальше, и покорились им и Персия, и Бактрия, и Индия

В роли Александра Македонского — Виктор Вержбицкий.

Нерон

Император Нерон очень любил петь. Благодарные граждане часами слушали любимого императора, и только тяжёлый недуг или смерть могли помешать им исполнить свой гражданский долг. Во время представления один из патрициев теряет сознание, легионеры выносят его из театра на морской берег. Едва они уходят, патриций тут же встаёт и бежит домой. Однако на следующий день посланник Нерона вновь приходит в дом к патрицию, чтобы вызвать того на очередное представление. Есть основания предположить, что патрицием являлся будущий император Римской Империи ВеспасианК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2493 дня].

"А сопровождая Нерона в поездке по Греции, он навлек на себя жестокую немилость тем, что часто или выходил во время его пения, или засыпал на своем месте." (Светоний, "Жизнь двенадцати цезарей. Божественный Веспасиан")

В роли патриция — Семён Фурман.

Александр II

У Александра II просят разрешения использовать войска против крепостных крестьян Херсонской губернии, самовольно бегущих в Крым. Император видит слугу, подрезающего крылья лебедям:

— Стрижем, Ваше Величество! — говорит слуга. — Чтоб не улетели!

— Кормить надо лучше, они и не улетят, — отвечает император.

Приходит зима, лебеди улетают. Голос за кадром говорит: «В 1861 году в Лондоне была пущена первая линия метрополитена, а в России отменено крепостное право».

Наполеон I Бонапарт

17 ноября 1812 года у реки Березины французские войска были окончательно разбиты. Император Наполеон бросил остатки своей армии и тайно бежал в Париж. Его встречает старушка, которая любуется им. Наполеон дарит ей монету со своим портретом: «Посмотрите, мадам — это для вас. Здесь я выгляжу гораздо лучше».

Конрад III

XII век. Император Священной Римской империи Конрад III осадил город Вейнсберг в Южной Германии. Разгневанный упорством осаждённых, он попросил женщин покинуть город, разрешив взять самое ценное, но только то, что они смогут унести на себе. И когда отворились ворота, изумлённый император увидел женщин, несущих на себе своих израненных мужей. Шествие возглавляла юная герцогиня Гвельфская, и Конраду ничего не оставалось, как завершить дело миром.

Закадровый текст — Владимир Машков.

Великий Инка

Когда-то, давным-давно, жили инки. Они не знали денег, а из золота делали только то, что им нравилось — бабочек, лягушек, улиток. И когда приплыли испанцы, они вышли навстречу и радовались. И Великий Инка подарил чужеземцам своих бабочек, лягушек, улиток, а испанцы переплавили их в кирпичи. В день своей казни Великий Инка простил испанцев, ведь они родились там, где нет ничего прекрасней золотого кирпича.

Иван IV Грозный

Тьма над нами. Тьма!

Царь Иван Грозный оглашает перед собравшейся толпой народа: «Бояре расхитили казну земли русской! Воеводы не хотят быть защитниками христиан! Отдали Русь на растерзание Литве, ханам, немцам! Каждый думает о своём богатстве, забыв об Отечестве! А посему, повинуясь великой жалости сердца, беру снова государства свои и буду владеть ими самодержавно!»

Раздаётся крик из толпы: «А на каких условиях?!» Все смотрят на кричавшего, он повторяет тише, пожимая плечами: «На каких условиях?» Иван Грозный, уходя, говорит: «После узнаете…» По снегу волокут окровавленное бездыханное тело вопрошавшего.

Дмитрий Донской

«Они никогда не побеждали монгол. И отцы их никогда не побеждали монгол. И деды их никогда не побеждали монгол. И они знали, что победить монгол нельзя…»
Русские воины стоят на Куликовом поле[6], ожидая атаки противника. Один испуганный ополченец убегает, но, увидев Дмитрия Донского, останавливается. Дмитрий отдаёт ему свой шлем. Русские воины начинают атаку, Дмитрий идет впереди всех, как простой воин.

Закадровый текст — Владимир Машков.

Чингисхан и Угэдэй

Однажды отец спросил своих сыновей:
— В чём самое большое наслаждение для человека?
— Охотиться с беркутом, — ответил старший.
— Быть богатым, — ответил средний.
И только самый младший из них Угэдэй сказал то, что так хотел слышать отец: «Заботиться об отечестве — вот самое большое наслаждение для человека». И не солгал Угэдэй, будущий правитель Монголии, потому что именно так жил великий отец его Чингисхан.

Закадровый текст — Владимир Машков.

Николай I

В Париже поставлен спектакль, некоторым образом порочащий честь императрицы Екатерины, её внук Николай I обещает императору Франции[7] послать миллион зрителей в серых шинелях, которые смогут освистать это представление… некоторым образом. Спектакль закрывают.

В роли Николая I — Виктор Вержбицкий.

Ян III Собеский

Летним утром 1693 года некогда освободивший Европу от турок польский король Ян Собеский играл в шахматы. Противником его был диковинный автомат, который обыгрывал любопытных на базарах Кракова. Собеский проигрывал.
— Ещё раз давай! — буркнул король и бросил на кон табакерку.
— Требуется смазать, Ваше Величество, — запротестовал владелец автомата.
— Мажь!
Но и эту партию он проиграл. Разозлившись, Собеский швырнул на стол табакерку и пошёл прочь, и тут случилось невероятное — автомат чихнул. Негодуя, проигравшийся король сорвал с автомата железную крышку и увидел под ней человека:
— Помилуйте, Ваше Величество, — заплакал автомат, — инвалида, оставившего ноги свои на полях сражений за отечество наше!
— Клянитесь, что никто не узнает о том, что случилось здесь! — приказал король. — Иначе мы лишим последнего куска хлеба защитников наших.
Король отпустил владельца «автомата» и шахматиста-инвалида.

Интересные факты

  • В ролике про Дмитрия Донского читающий закадровый текст Владимир Машков отказался говорить «они никогда не побеждали монголов» и настоял на неправильном варианте «они никогда не побеждали монгол», аргументируя его тем, что «если мы говорим „победить татар“ — значит, надо говорить „победить монгол“»[8]. В ролик вошёл вариант, на котором настаивал актёр.
  • Фраза из ролика о Екатерине и Суворове — «До первой звезды нельзя! Ждём-с!» стала крылатой.

Исторические несоответствия

  • В ролике про Тамерлана видно, что у полководца все пальцы рук на месте. На самом деле у него не было двух пальцев на левой руке.
  • В ролике про Александра II говорится: «В 1861 году в Лондоне была пущена первая линия метрополитена». На самом деле Лондонский метрополитен был открыт в 1863 году.
  • Конрад III носил титул Римского короля - избранного правителя Римской Империи, но держась направления, враждебного папству, Конрад никогда не был коронован и императором не был. В ролике показаны доспехи XV века, хотя действие происходит в XII веке.
  • Александр Македонский никак не мог покорить Парфянское царство, так как оно возникло лишь спустя 70 лет после его смерти. На момент описываемых событий Парфия была лишь одной из сатрапий империи Ахеменидов. Также хронологически неправильна фраза «пошли они дальше, и покорились им и Персия, и Бактрия, и Индия!», так как великую сатрапию Персию Александр покорил раньше сатрапии Парфии, а не наоборот. Индия же великому полководцу не покорилась — была завоевана лишь часть Пенджаба, после чего измученная армия повернула назад. В то же время авторы закадрового текста забыли, что после Бактрии Александр захватил еще и Согдиану, где был убит объявивший себя царем бактрийский сатрап Бесс — хотя именно это событие считается моментом окончательного падения империи Ахеменидов.
  • Угэдэй не был самым младшим сыном Чингисхана, а лишь третьим из четырёх по старшинству. Самым младшим сыном Чингисхана от первой жены был Толуй, правивший собственно Монголией, но у Чингисхана были и другие жены.
  • Братья Джучи и Чагатай были старше Угэдэя всего на 1-4 года (в ролике они старше лет на 10-15), Угэдэй изображен маленьким мальчиком, хотя он родился в 1186 году и в его детские годы Чингисхан еще не был седым стариком (ему было около 35), правил небольшим монгольским племенем, которое воевало с другими племенами (а в ролике он изображен правителем единой Монголии, хотя великим каганом был провозглашен только 15 лет спустя). К тому же «самым большим наслаждением в жизни» Чингисхан считал «победить врага и завладеть всем, что он имеет» — именно так он ответил на этот вопрос в беседе со своими полководцами (а не сыновьями, как в ролике).
  • Шахматный автомат был изобретен на сто лет позже.
  • Александр Суворов стал графом в 1789 году за победу при Рымнике. А свою первую звезду он заслужил намного раньше: орден Св. Георгия II степени, который предусматривает звезду, Суворов получил ещё в 1773 году. Последнюю же свою звезду российского ордена — бриллиантовые знаки св. Андрея Первозванного он получил в 1789 г. за победу под Фокшанами, которая была одержана перед Рымником. Согласно исходному варианту истории, за Суворова отвечал князь Потемкин, просто сказав «он до звезды есть не будет».
  • В ролике про Цезаря на 29-й секунде один из сенаторов сделал движение, будто хотел посмотреть на наручные часы. Это скорее не ошибка или анахронизм, но шутка авторов ролика.
  • Цезарь имел право на венец, которым охотно пользовался, чтобы скрыть нелюбимую плешь. Венец был редкой наградой. В ролике мы видим противоположное: все сенаторы в венках, и только Цезарь не носит его.
  • Корабли, построенные на верфи Плещеева озера, никогда не доставлялись волоком к Белому морю. По указанию Петра I они хранились в Переяславле и погибли в пожаре в 1783 году. Корабли, спущенные на воду Белого моря, строились непосредственно на архангельских, а также на заграничных верфях.
  • Ни Цезарь, ни Тамерлан формально монархами (королями) не были. Титул "император", который носил Цезарь, на тот момент был почётным военным титулом. Вплоть до своего убийства Цезарь имел лишь диктаторские полномочия, и только его преемник Октавиан стал императором-монархом. Тамерлан официально носил титул эмира, а ханский титул оставался за потомками Чингисхана, фактически устранёнными от управления.
  • Идеалистическая картина общения Великого Инки (Атауальпы) с испанцами не соответствует реальности. Первых испанцев, с которыми познакомился Великий Инка, он приказал принести в жертву. На момент прибытия испанцев у инков только что закончилась кровопролитная гражданская война.

Напишите отзыв о статье "Всемирная история, Банк Империал"

Примечания

  1. [www.mpilot.ru/analitics-view-1442.html «Всемирная история» Бекмамбетова]
  2. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=119537 «Империал» не намерен оплачивать долги «Славянского»] — «КоммерсантЪ» от 12 октября 1995
  3. [www.slbm.ru/live/about.asp?mid=13951 Славянский банк. Структура органов управления] — официальный сайт банка
  4. [whoiswho.dp.ru/cart/person/248251 Родионов Сергей Сергеевич]
  5. По другим данным ролик со стихами Пастернака снял Леван Габриадзе
  6. возможно, что это битва на реке Воже
  7. Единственный французский император во время правления Николая I (1825—1855) — Наполеон III (с декабря 1852). Следует также иметь в виду, что с марта 1854 г. Россия и Франция находились в состоянии войны.
  8. [zubkoff.livejournal.com/320689.html Не стреляйте в пианиста — он играет, как умеет]

Ссылки

  • [www.adme.ru/kreativnyj-obzor/vsemirnaya-istoriya-bank-imperial-20159/ Обзор]
  • [text.newlookmedia.ru/?p=2950#more-2950 Как банк «Империал» доказал свою верность Екатерине великой]
  • [www.youtube.com/watch?v=GixQhJ26HhU Владелец банка «Империал» о создании роликов]

Видеоролики на YouTube

  • [www.youtube.com/watch?v=kymX1J8ngM4 Наполеон (с точностью до миллиметра)]
  • [www.youtube.com/watch?v=NylXgXLBeGM Цезарь]
  • [www.youtube.com/watch?v=f0SXqMGRLlE Людовик XIV]
  • [www.youtube.com/watch?v=Q0nYUymEiUs Монархи]
  • [www.youtube.com/watch?v=TFev9EsbziY Петр I]
  • [www.youtube.com/watch?v=ENMNEJ2WVkQ Тамерлан]
  • [www.youtube.com/watch?v=QlAHU0Kk0vw Екатерина Великая]
  • [www.youtube.com/watch?v=lj1HqlvsfIU Александр Македонский]
  • [www.youtube.com/watch?v=wX1zxHRMwFU Нерон]
  • [www.youtube.com/watch?v=2WmEX8gidww Александр II]
  • [www.youtube.com/watch?v=Os9hQxg3qGM Наполеон Бонапарт (со старушкой и монетой)]
  • [www.youtube.com/watch?v=UHbre6vkc1w Конрад III]
  • [www.youtube.com/watch?v=gicI55CJ17g Великий Инка]
  • [www.youtube.com/watch?v=Z-7j2YKig_I Иван Грозный]
  • [www.youtube.com/watch?v=urBkm2OwYfM Дмитрий Донской]
  • [www.youtube.com/watch?v=3MJ0KLqqcTc Чингисхан и Угэдэй]
  • [www.youtube.com/watch?v=BU2mF-qUN6w Николай I]
  • [www.youtube.com/watch?v=zQTfq29NMdg Ян Собеский]

Отрывок, характеризующий Всемирная история, Банк Империал

Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но также зажиревших, как хозяин и лошадь, – волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо.
Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно (видно, уже оно было учено) из за леса и остановилось позади графа. Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна.
– Ну, Настасья Ивановна, – подмигивая ему, шопотом сказал граф, – ты только оттопай зверя, тебе Данило задаст.
– Я сам… с усам, – сказал Настасья Ивановна.
– Шшшш! – зашикал граф и обратился к Семену.
– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.
Граф и Семен смотрели на него. Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы.
Граф оглянулся и направо увидал Митьку, который выкатывавшимися глазами смотрел на графа и, подняв шапку, указывал ему вперед, на другую сторону.
– Береги! – закричал он таким голосом, что видно было, что это слово давно уже мучительно просилось у него наружу. И поскакал, выпустив собак, по направлению к графу.
Граф и Семен выскакали из опушки и налево от себя увидали волка, который, мягко переваливаясь, тихим скоком подскакивал левее их к той самой опушке, у которой они стояли. Злобные собаки визгнули и, сорвавшись со свор, понеслись к волку мимо ног лошадей.
Волк приостановил бег, неловко, как больной жабой, повернул свою лобастую голову к собакам, и также мягко переваливаясь прыгнул раз, другой и, мотнув поленом (хвостом), скрылся в опушку. В ту же минуту из противоположной опушки с ревом, похожим на плач, растерянно выскочила одна, другая, третья гончая, и вся стая понеслась по полю, по тому самому месту, где пролез (пробежал) волк. Вслед за гончими расступились кусты орешника и показалась бурая, почерневшая от поту лошадь Данилы. На длинной спине ее комочком, валясь вперед, сидел Данила без шапки с седыми, встрепанными волосами над красным, потным лицом.
– Улюлюлю, улюлю!… – кричал он. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния.
– Ж… – крикнул он, грозясь поднятым арапником на графа.
– Про…ли волка то!… охотники! – И как бы не удостоивая сконфуженного, испуганного графа дальнейшим разговором, он со всей злобой, приготовленной на графа, ударил по ввалившимся мокрым бокам бурого мерина и понесся за гончими. Граф, как наказанный, стоял оглядываясь и стараясь улыбкой вызвать в Семене сожаление к своему положению. Но Семена уже не было: он, в объезд по кустам, заскакивал волка от засеки. С двух сторон также перескакивали зверя борзятники. Но волк пошел кустами и ни один охотник не перехватил его.


Николай Ростов между тем стоял на своем месте, ожидая зверя. По приближению и отдалению гона, по звукам голосов известных ему собак, по приближению, отдалению и возвышению голосов доезжачих, он чувствовал то, что совершалось в острове. Он знал, что в острове были прибылые (молодые) и матерые (старые) волки; он знал, что гончие разбились на две стаи, что где нибудь травили, и что что нибудь случилось неблагополучное. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Он делал тысячи различных предположений о том, как и с какой стороны побежит зверь и как он будет травить его. Надежда сменялась отчаянием. Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, говорил он Богу, – сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради Бога сделай, чтобы на меня вылез матерый, и чтобы Карай, на глазах „дядюшки“, который вон оттуда смотрит, влепился ему мертвой хваткой в горло». Тысячу раз в эти полчаса упорным, напряженным и беспокойным взглядом окидывал Ростов опушку лесов с двумя редкими дубами над осиновым подседом, и овраг с измытым краем, и шапку дядюшки, чуть видневшегося из за куста направо.
«Нет, не будет этого счастья, думал Ростов, а что бы стоило! Не будет! Мне всегда, и в картах, и на войне, во всем несчастье». Аустерлиц и Долохов ярко, но быстро сменяясь, мелькали в его воображении. «Только один раз бы в жизни затравить матерого волка, больше я не желаю!» думал он, напрягая слух и зрение, оглядываясь налево и опять направо и прислушиваясь к малейшим оттенкам звуков гона. Он взглянул опять направо и увидал, что по пустынному полю навстречу к нему бежало что то. «Нет, это не может быть!» подумал Ростов, тяжело вздыхая, как вздыхает человек при совершении того, что было долго ожидаемо им. Совершилось величайшее счастье – и так просто, без шума, без блеска, без ознаменования. Ростов не верил своим глазам и сомнение это продолжалось более секунды. Волк бежал вперед и перепрыгнул тяжело рытвину, которая была на его дороге. Это был старый зверь, с седою спиной и с наеденным красноватым брюхом. Он бежал не торопливо, очевидно убежденный, что никто не видит его. Ростов не дыша оглянулся на собак. Они лежали, стояли, не видя волка и ничего не понимая. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках.
– Улюлюлю! – шопотом, оттопыривая губы, проговорил Ростов. Собаки, дрогнув железками, вскочили, насторожив уши. Карай почесал свою ляжку и встал, насторожив уши и слегка мотнул хвостом, на котором висели войлоки шерсти.
– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.
– Караюшка! Отец!.. – плакал Николай…
Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.
– Боже мой! За что?… – с отчаянием закричал Николай.
Охотник дядюшки с другой стороны скакал на перерез волку, и собаки его опять остановили зверя. Опять его окружили.
Николай, его стремянной, дядюшка и его охотник вертелись над зверем, улюлюкая, крича, всякую минуту собираясь слезть, когда волк садился на зад и всякий раз пускаясь вперед, когда волк встряхивался и подвигался к засеке, которая должна была спасти его. Еще в начале этой травли, Данила, услыхав улюлюканье, выскочил на опушку леса. Он видел, как Карай взял волка и остановил лошадь, полагая, что дело было кончено. Но когда охотники не слезли, волк встряхнулся и опять пошел на утек. Данила выпустил своего бурого не к волку, а прямой линией к засеке так же, как Карай, – на перерез зверю. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки.
Данила скакал молча, держа вынутый кинжал в левой руке и как цепом молоча своим арапником по подтянутым бокам бурого.
Николай не видал и не слыхал Данилы до тех пор, пока мимо самого его не пропыхтел тяжело дыша бурый, и он услыхал звук паденья тела и увидал, что Данила уже лежит в середине собак на заду волка, стараясь поймать его за уши. Очевидно было и для собак, и для охотников, и для волка, что теперь всё кончено. Зверь, испуганно прижав уши, старался подняться, но собаки облепили его. Данила, привстав, сделал падающий шаг и всей тяжестью, как будто ложась отдыхать, повалился на волка, хватая его за уши. Николай хотел колоть, но Данила прошептал: «Не надо, соструним», – и переменив положение, наступил ногою на шею волку. В пасть волку заложили палку, завязали, как бы взнуздав его сворой, связали ноги, и Данила раза два с одного бока на другой перевалил волка.
С счастливыми, измученными лицами, живого, матерого волка взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь и, сопутствуемые визжавшими на него собаками, повезли к тому месту, где должны были все собраться. Молодых двух взяли гончие и трех борзые. Охотники съезжались с своими добычами и рассказами, и все подходили смотреть матёрого волка, который свесив свою лобастую голову с закушенною палкой во рту, большими, стеклянными глазами смотрел на всю эту толпу собак и людей, окружавших его. Когда его трогали, он, вздрагивая завязанными ногами, дико и вместе с тем просто смотрел на всех. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка.
– О, материщий какой, – сказал он. – Матёрый, а? – спросил он у Данилы, стоявшего подле него.
– Матёрый, ваше сиятельство, – отвечал Данила, поспешно снимая шапку.
Граф вспомнил своего прозеванного волка и свое столкновение с Данилой.
– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.