Всеобщие выборы в Габоне (1961)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
</th> </table>

Всеобщие выборы в Габоне проходили 12 февраля 1961 года. На них избирались президент и 67 депутатов Национального собрания. Выборы стали первыми после объявления независимости Габона в 1960 году. Впервые в Габоне прошли выборы президента. Премьер-министр Леон Мба от Габонского демократического блока был единственным кандидатом в президенты. Габонский демократический блок и Габонский демократический и социальный союз выдвинули единый список безальтернативых кандидатов «Национальный союз». Явка составила 98,7%.[1]





Результаты

Президентские выборы

 1967 →
Президентские выборы в Габоне (1961)
1961 год
12 февраля
Явка избирателей: 98,7%
Кандидат: Леон Мба
Партия: Габонский демократический блок
Голосов: 315 335
(100%)

Результат выборов: Леон Мба избран первым президентом Габона.
Кандидат Партия Голоса %
Леон Мба Габонский демократический блок 315 335 100
Недействительных/пустых бюллетеней 1 344
Всего 316 679 100
Проголосовавших избирателей/Явка 320 756 98,7
Источник: Nohlen et al.

Парламентские выборы

Партия Голоса % Мест
«Национальный союз» (BDGUDSG) 315 335 100 67
Недействительных/пустых бюллетеней 1 344
Всего 316 679 100 67
Проголосовавших избирателей/Явка 320 756 98,7
Источник: Nohlen et al.

Напишите отзыв о статье "Всеобщие выборы в Габоне (1961)"

Примечания

  1. Nohlen, D, Krennerich, M & Thibaut, B (1999) Elections in Africa: A data handbook, p402 ISBN 0-19-829645-2

Отрывок, характеризующий Всеобщие выборы в Габоне (1961)

– Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом.
Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты.
– Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно.
– Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты.
– Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся.
Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание.
– Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал!
– Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве.
– Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему.
Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения.
– Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал.
За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему.
Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь.