Вторая жизнь Уве

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Вторая жизнь Уве
En man som heter Ove
Жанр

Драма, комедия

Режиссёр

Ханнес Холм

Продюсер

Анника Белландер, Никлас Викстрем Никастро, Халил Аль Харбити

В главных
ролях

Рольф Лассгорд Бахар Парс Зозан Акгюн Тобиас Альмборг Виктор Богё

Оператор

Йоран Халльберг

Длительность

116 мин.

Страна

Швеция Швеция

Язык

Шведский

Год

2015

К:Фильмы 2015 года

«Вторая жизнь Уве» (англ. En man som heter Ove) — фильм режиссёра Ханнеса Холма. Фильм основан на одноименном романе Фредрика Бакмана. Мировая премьера фильма прошла 13 декабря 2015 года, в России — 30 июня 2016.



Сюжет

Старик Уве Линдала, на первый взгляд, типичный ворчливый дед. По утрам он совершает обход территории поселка, где расположен его домик, любой беспорядок приводит его в бешенство: брошенный окурок, неправильно припаркованный автомобиль, раскиданные в песочнице игрушки. Он постоянно придирается к соседям и прохожим.

Уве 59 лет, из них он 43 года проработал на одном месте, и вот наступает день, когда два юнца-начальничка предлагают ему заняться "личностным ростом". Уве понимает, что его просто хотят уволить и он не хочет идти ни на какие курсы, встает и уходит. Жизнь для него перестала иметь смысл после ухода его любимой жены, а теперь он вообще не хотел больше жить. Уве одевает парадный костюм, встает на табуретку и одевает петлю на шею. Но вот незадача. В домик напротив заселяются новые соседи. Они не могут припарковать свой трейлер с вещами. Уве не выдерживает, снимает петлю и сам идет парковать машину. Патрик и Парванех – семейная пара, у них две дочки, и они ждут третьего ребенка. Парванех – иранка, она темпераментно ругается на фарси.

В молодости Уве с женой дружили с семьей Руне и Аниты. Уве избрали председателем правления, Руне стал заместителем. Вместе они устанавливали правила, следили за порядком. Единственным различием было то, что Руне ездил на «Вольво», а Уве всегда считал лучшим автомобилем «Сааб» Сейчас Руне прикован к инвалидному креслу и парализован. За ним начинает приезжать машина из муниципалитета, они хотят забрать Руне в дом престарелых. Уве ругается на машину и говорит, что проезд запрещен, но мужчина показывает ему разрешение.

Каждый день Уве ходит к жене на кладбище и приносит букет. Он обещает ей, что скоро они увидятся. Дома он снова затягивает петлю на шее. В дверь звонят. В знак благодарности новые соседи принесли угощение: курицу с рисом и шафраном. А еще они просят одолжить им лестницу. Уве ворчит, но соглашается. После Уве всех прогоняет и снова предпринимает попытку повеситься. В сознании словно на перемотке мелькают эпизоды его жизни, его детства. Веревка обрывается, самоубийство Уве опять не состоялась.

Уве направляется в гараж. С помощью шланга он намерен отравиться выхлопными газами в салоне своего любимого «Сааба». Перед его глазами встают воспоминания о юности. Он вспоминает встречу со своей любимой Соней, их первое свидание, их трагическую поездку в отпуск...В дверь гаража Уве стучится Парванех, ее муж упал с лестницы и она просит Уве отвезти ее в больницу. На следующий день Уве идет на железнодорожную станцию, он собирается броситься под поезд. Какой-то мужчина рядом теряет сознание и падает на рельсы. Окружающие ничего не предпринимают, только снимают происшествие на камеры своих мобильников, поезд приближается. Уве поднимает несчастного на платформу, а сам остается на рельсах, но в последний момент он вспоминает, как в детстве чуть не попал под поезд и решает оставить эту затею.

Возле дома Уве и Парванех находят раненую кошку. Парванех не может взять животное к себе – у ее детей аллергия. Уве оставляет кошку у себя в доме. Дети Парванех почему-то проникаются симпатией к Уве, им нравится этот ворчливый старик. Парванех предлагает старику свою помощь: прибраться в доме, отнести вещи Сони на чердак. Уве не на шутку рассержен. Но молодая женщина советует ему начать новую страницу жизни, как бы он ни любил свою покойную жену.

Уве снова пытается покончить жизнь самоубийством. Аккуратно завесив стены целлофаном, чтобы не забрызгать их кровью, Уве приставляет дуло к голове и собирается нажать на курок. В этот момент раздается стук в дверь. Парнишку из кафе выгнали из дома, когда он признался отцу, что он – гей. Парню нужно где-то переночевать. Адриан просит об этом Уве, ведь Соня всегда всем помогала. Старик не в силах отказать.

К дому Аниты приезжают работники социальных служб, но пожилая женщина не пускает их за порог. Она сама будет ухаживать за своим мужем, а если нужно, ей помогут. Из дома Аниты выходит журналистка, которой отказался давать интервью Уве. Она изучила финансовую отчетность компании, которую представляет чиновник, у нее есть доказательства, что он замешан в махинациях. Но она не будет предавать это огласке, если соцработники немедленно уедут и больше не будут беспокоить этих людей. Все жители поселка целиком поддерживают эту идею, они стоит в дверях дома Аниты и не пускают соцработников внутрь, тем ничего не остается, как убраться восвояси. Уве разговаривает со своим другом. Руне улыбается ему в ответ. По дороге домой Уве становится плохо, его на скорой везут в больницу. Диагноз врачей: «большое сердце». Его приходит навестить Парванех, у женщины прямо в палате начинаются роды. Через несколько дней в доме Парванех и Патрика все соседи празднуют рождение нового жителя поселка. Уве приносит в подарок колыбель, которая стояла у него на чердаке. Старик чувствует себя дедушкой в этой большой и дружной семье. Он счастлив.

Однажды зимним утром Парванех замечает, что дорожка у дома соседа не очищена от снега. Они с мужем бегут к Уве. Старик тихо скончался в своей постели. На тумбочке записка, в которой он просит уважать права его кошки: она дважды в день ест тунца и желает гадить в одиночестве. Уве и Соня наконец снова вместе.

Интересные факты

  • Актеру Рольфу Лассгорду, сыгравшему в фильме главную роль, к моменту начала съемок исполнилось 59 лет. Он одного возраста со своим персонажем Уве Линдалом.
  • В основу фильма легла книга Фредрика Бакмана «Человек по имени Уве» (En man som heter Ove).

Напишите отзыв о статье "Вторая жизнь Уве"

Отрывок, характеризующий Вторая жизнь Уве

– Точно кота Ваську угова'ивают, – шутя сказал Денисов.
– Целый вечер вам буду петь, – сказала Наташа.
– Волшебница всё со мной сделает! – сказал Денисов и отстегнул саблю. Он вышел из за стульев, крепко взял за руку свою даму, приподнял голову и отставил ногу, ожидая такта. Только на коне и в мазурке не видно было маленького роста Денисова, и он представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал. Выждав такт, он с боку, победоносно и шутливо, взглянул на свою даму, неожиданно пристукнул одной ногой и, как мячик, упруго отскочил от пола и полетел вдоль по кругу, увлекая за собой свою даму. Он не слышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левой ногой подщелкивая правую, опять летел по кругу. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено. Когда он, бойко закружив даму перед ее местом, щелкнул шпорой, кланяясь перед ней, Наташа даже не присела ему. Она с недоуменьем уставила на него глаза, улыбаясь, как будто не узнавая его. – Что ж это такое? – проговорила она.
Несмотря на то, что Иогель не признавал эту мазурку настоящей, все были восхищены мастерством Денисова, беспрестанно стали выбирать его, и старики, улыбаясь, стали разговаривать про Польшу и про доброе старое время. Денисов, раскрасневшись от мазурки и отираясь платком, подсел к Наташе и весь бал не отходил от нее.


Два дня после этого, Ростов не видал Долохова у своих и не заставал его дома; на третий день он получил от него записку. «Так как я в доме у вас бывать более не намерен по известным тебе причинам и еду в армию, то нынче вечером я даю моим приятелям прощальную пирушку – приезжай в английскую гостинницу». Ростов в 10 м часу, из театра, где он был вместе с своими и Денисовым, приехал в назначенный день в английскую гостинницу. Его тотчас же провели в лучшее помещение гостинницы, занятое на эту ночь Долоховым. Человек двадцать толпилось около стола, перед которым между двумя свечами сидел Долохов. На столе лежало золото и ассигнации, и Долохов метал банк. После предложения и отказа Сони, Николай еще не видался с ним и испытывал замешательство при мысли о том, как они свидятся.
Светлый холодный взгляд Долохова встретил Ростова еще у двери, как будто он давно ждал его.
– Давно не видались, – сказал он, – спасибо, что приехал. Вот только домечу, и явится Илюшка с хором.
– Я к тебе заезжал, – сказал Ростов, краснея.
Долохов не отвечал ему. – Можешь поставить, – сказал он.
Ростов вспомнил в эту минуту странный разговор, который он имел раз с Долоховым. – «Играть на счастие могут только дураки», сказал тогда Долохов.
– Или ты боишься со мной играть? – сказал теперь Долохов, как будто угадав мысль Ростова, и улыбнулся. Из за улыбки его Ростов увидал в нем то настроение духа, которое было у него во время обеда в клубе и вообще в те времена, когда, как бы соскучившись ежедневной жизнью, Долохов чувствовал необходимость каким нибудь странным, большей частью жестоким, поступком выходить из нее.
Ростову стало неловко; он искал и не находил в уме своем шутки, которая ответила бы на слова Долохова. Но прежде, чем он успел это сделать, Долохов, глядя прямо в лицо Ростову, медленно и с расстановкой, так, что все могли слышать, сказал ему:
– А помнишь, мы говорили с тобой про игру… дурак, кто на счастье хочет играть; играть надо наверное, а я хочу попробовать.
«Попробовать на счастие, или наверное?» подумал Ростов.
– Да и лучше не играй, – прибавил он, и треснув разорванной колодой, прибавил: – Банк, господа!
Придвинув вперед деньги, Долохов приготовился метать. Ростов сел подле него и сначала не играл. Долохов взглядывал на него.
– Что ж не играешь? – сказал Долохов. И странно, Николай почувствовал необходимость взять карту, поставить на нее незначительный куш и начать игру.
– Со мной денег нет, – сказал Ростов.
– Поверю!
Ростов поставил 5 рублей на карту и проиграл, поставил еще и опять проиграл. Долохов убил, т. е. выиграл десять карт сряду у Ростова.
– Господа, – сказал он, прометав несколько времени, – прошу класть деньги на карты, а то я могу спутаться в счетах.
Один из игроков сказал, что, он надеется, ему можно поверить.
– Поверить можно, но боюсь спутаться; прошу класть деньги на карты, – отвечал Долохов. – Ты не стесняйся, мы с тобой сочтемся, – прибавил он Ростову.
Игра продолжалась: лакей, не переставая, разносил шампанское.
Все карты Ростова бились, и на него было написано до 800 т рублей. Он надписал было над одной картой 800 т рублей, но в то время, как ему подавали шампанское, он раздумал и написал опять обыкновенный куш, двадцать рублей.
– Оставь, – сказал Долохов, хотя он, казалось, и не смотрел на Ростова, – скорее отыграешься. Другим даю, а тебе бью. Или ты меня боишься? – повторил он.
Ростов повиновался, оставил написанные 800 и поставил семерку червей с оторванным уголком, которую он поднял с земли. Он хорошо ее после помнил. Он поставил семерку червей, надписав над ней отломанным мелком 800, круглыми, прямыми цифрами; выпил поданный стакан согревшегося шампанского, улыбнулся на слова Долохова, и с замиранием сердца ожидая семерки, стал смотреть на руки Долохова, державшего колоду. Выигрыш или проигрыш этой семерки червей означал многое для Ростова. В Воскресенье на прошлой неделе граф Илья Андреич дал своему сыну 2 000 рублей, и он, никогда не любивший говорить о денежных затруднениях, сказал ему, что деньги эти были последние до мая, и что потому он просил сына быть на этот раз поэкономнее. Николай сказал, что ему и это слишком много, и что он дает честное слово не брать больше денег до весны. Теперь из этих денег оставалось 1 200 рублей. Стало быть, семерка червей означала не только проигрыш 1 600 рублей, но и необходимость изменения данному слову. Он с замиранием сердца смотрел на руки Долохова и думал: «Ну, скорей, дай мне эту карту, и я беру фуражку, уезжаю домой ужинать с Денисовым, Наташей и Соней, и уж верно никогда в руках моих не будет карты». В эту минуту домашняя жизнь его, шуточки с Петей, разговоры с Соней, дуэты с Наташей, пикет с отцом и даже спокойная постель в Поварском доме, с такою силою, ясностью и прелестью представились ему, как будто всё это было давно прошедшее, потерянное и неоцененное счастье. Он не мог допустить, чтобы глупая случайность, заставив семерку лечь прежде на право, чем на лево, могла бы лишить его всего этого вновь понятого, вновь освещенного счастья и повергнуть его в пучину еще неиспытанного и неопределенного несчастия. Это не могло быть, но он всё таки ожидал с замиранием движения рук Долохова. Ширококостые, красноватые руки эти с волосами, видневшимися из под рубашки, положили колоду карт, и взялись за подаваемый стакан и трубку.