Второй кризис в Тайваньском проливе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Второй кризис тайваньского пролива — конфликт, произошедший между Китайской Народной Республикой и Тайванем из-за двух спорных островных групп: Цзиньмэнь и Мацзу в Тайваньском проливе. Обе островные группы расположены у берегов материковой провинции Фуцзянь, но контролируются Тайванем.

Конфликт начался в 17:30 23 августа 1958 года, когда артиллерия Народно-освободительной армии Китая начала обстрел острова Цзиньмэнь, расположенного близ города Сямынь, и прилегающих к нему мелких островов. В ответ тайваньские солдаты открыли огонь. В результате боя погибли 400 тайваньских солдат и 50 солдат НОАКК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5374 дня]. В дальнейшем произошёл ряд воздушных боёв между ВВС КНР и Тайваня.

По дате начала событий, на Тайване конфликт часто называют «Артиллерийский бой 23 августа» (823砲戰).

Этот конфликт был продолжением первого кризиса Тайваньского пролива, который разгорелся после окончания Корейской войны. Ещё в 1954 году НОАК начала артиллерийский обстрел спорных островов.

Президент США Эйзенхауэр в данном случае выступил на стороне Тайваня и отправил авиацию на помощь Тайваню, на котором ещё с 1949 года располагались части армии США. Правительство СССР, в лице главы МИД Андрея Громыко, выступило на стороне Пекина.

Конфликт продолжался 44 дня и стоил жизни примерно 1000 человекК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5374 дня]. Согласно китайским источникам, за время боёв их истребители J-5 сбили два F-84G и шесть F-86 ВВС ТайваняК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4690 дней]. В свою очередь, тайваньская сторона заявила о том, что в воздушных боях было сбито не менее 25 МиГ-17, из них 4 — ракетами AIM-9B. Китайская сторона подтвердила потерю пяти самолётов всех типов.[1][2] Это был первый случай применения управляемых ракет «воздух-воздух» в действии.

Кроме того, этот конфликт едва не привёл к войне между Китаем и США. Трения из-за этих островов продолжались до нормализации отношений между Китаем и США в 1979 году.

Напишите отзыв о статье "Второй кризис в Тайваньском проливе"



Примечания

  1. [www.acig.org/artman/publish/article_145.shtml China and Taiwan since 1945; Part 1]
  2. [s188567700.online.de/CMS/index.php?option=com_content&task=view&id=50&Itemid=47 Taiwanese Air-to-Air Victories]

См. также

Отрывок, характеризующий Второй кризис в Тайваньском проливе

– Известно куда, к начальству идет.
– Что ж, али взаправду наша не взяла сила?
– А ты думал как! Гляди ко, что народ говорит.
Слышались вопросы и ответы. Целовальник, воспользовавшись увеличением толпы, отстал от народа и вернулся к своему кабаку.
Высокий малый, не замечая исчезновения своего врага целовальника, размахивая оголенной рукой, не переставал говорить, обращая тем на себя общее внимание. На него то преимущественно жался народ, предполагая от него получить разрешение занимавших всех вопросов.
– Он покажи порядок, закон покажи, на то начальство поставлено! Так ли я говорю, православные? – говорил высокий малый, чуть заметно улыбаясь.
– Он думает, и начальства нет? Разве без начальства можно? А то грабить то мало ли их.
– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.