Второй триумвират

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
История Древнего Рима

Основание Рима
Царский период
Семь царей Рима

Республика
Ранняя республика
Пунические войны
и экспансия на Востоке
Союзническая война
Гражданская война 83—82 до н. э.
Заговор Катилины
Первый триумвират
Гражданская война 49—45 до н. э.
Второй триумвират

Империя
Список императоров
Принципат
Династия Юлиев-Клавдиев
Династия Флавиев
Династия Антонинов
Династия Северов
Кризис III века
Доминат
Западная Римская империя

Триумвират — В годы падения римской республики власть дважды переходила от сената и магистратов к тройке людей (где каждый раз третий участник был слабее двух основных соперников).

В октябре 43 г. до н. э. Марк Антоний, Октавиан и Марк Эмилий Лепид, объединившиеся против убийц Юлия Цезаря — Марка Юния Брута и Гая Лонгина Кассия, сопровождаемые войсками, встретились на реке Рено близ города Бононии в Северной Италии и заключили соглашение, известное под названием второго триумвирата.

Этот союз просуществовал с 43 по 36 г. (формально до 31 до н. э.), и был, в отличие от Первого Триумвирата, утвержден комициями, и триумвиры получили чрезвычайные полномочия «для устройства государственных дел». Таким образом, второй триумвират был не просто соглашением частных лиц (как первый), а публично-правовым органом (обычно его относят к экстраординарным магистратурам). Свою власть они использовали для распределения между собой провинций и организации проскрипций против политических противников. После битвы при Филиппах (42 г. до н. э.) Лепид получил при разделе провинций только Африку, а в 36 г. до н.э., после победы Октавиана над Секстом Помпеем был совершенно отстранен от государственных дел.

Распался союз в результате противоречий между триумвирами, главным образом между Октавианом и Марком Антонием, что привело в 31 г. до н. э. к новой кровопролитной гражданской войне. В сражении у мыса Акций 2 сентября 31 г. до н.э. полководец Октавиана Агриппа нанёс Антонию решающее поражение. В 30 г. до н.э., после самоубийства Антония и его последней супруги, египетской царицы Клеопатры VII Октавиан остался единоличным повелителем Римской империи.



См. также

Напишите отзыв о статье "Второй триумвират"

Литература

  • Eder Walter. Augustus and the Power of Tradition. — Cambridge, MA; New York: Cambridge University Press, 2005. — ISBN 0-521-80796-4 (hbk.); ISBN 0-521-00393-8 (pbk.).
  • Green Peter. Alexander to Actium: The Historical Evolution of the Hellenistic Age. — Berkeley, CA; Los Angeles; London: University of California Press, 1990. — ISBN 0-520-05611-6 (hbk.); ISBN 0-520-08349-0 (pbk.).
  • Rowell, Henry Thompson. (1962). The Centers of Civilization Series: Volume 5; Rome in the Augustan Age. Norman: University of Oklahoma Press. ISBN 0-8061-0956-4
  • Scullard H. H. From the Gracchi to Nero: A History of Rome from 133 B.C. to A.D. 68. — 5th edition. — London; New York: Routledge, 1982. — ISBN 0-415-02527-3 (pbk.).
  • Syme Ronald. The Roman Revolution. — Oxford: Oxford University Press, 1939. — ISBN 0-19-280320-4 (pbk.). The classic revisionist study of Augustus

</div>


Отрывок, характеризующий Второй триумвират

– Данила! – сказал Николай, робко чувствуя, что при виде этой охотничьей погоды, этих собак и охотника, его уже обхватило то непреодолимое охотничье чувство, в котором человек забывает все прежние намерения, как человек влюбленный в присутствии своей любовницы.
– Что прикажете, ваше сиятельство? – спросил протодиаконский, охриплый от порсканья бас, и два черные блестящие глаза взглянули исподлобья на замолчавшего барина. «Что, или не выдержишь?» как будто сказали эти два глаза.
– Хорош денек, а? И гоньба, и скачка, а? – сказал Николай, чеша за ушами Милку.
Данило не отвечал и помигал глазами.
– Уварку посылал послушать на заре, – сказал его бас после минутного молчанья, – сказывал, в отрадненский заказ перевела, там выли. (Перевела значило то, что волчица, про которую они оба знали, перешла с детьми в отрадненский лес, который был за две версты от дома и который был небольшое отъемное место.)
– А ведь ехать надо? – сказал Николай. – Приди ка ко мне с Уваркой.
– Как прикажете!
– Так погоди же кормить.
– Слушаю.
Через пять минут Данило с Уваркой стояли в большом кабинете Николая. Несмотря на то, что Данило был не велик ростом, видеть его в комнате производило впечатление подобное тому, как когда видишь лошадь или медведя на полу между мебелью и условиями людской жизни. Данило сам это чувствовал и, как обыкновенно, стоял у самой двери, стараясь говорить тише, не двигаться, чтобы не поломать как нибудь господских покоев, и стараясь поскорее всё высказать и выйти на простор, из под потолка под небо.
Окончив расспросы и выпытав сознание Данилы, что собаки ничего (Даниле и самому хотелось ехать), Николай велел седлать. Но только что Данила хотел выйти, как в комнату вошла быстрыми шагами Наташа, еще не причесанная и не одетая, в большом, нянином платке. Петя вбежал вместе с ней.
– Ты едешь? – сказала Наташа, – я так и знала! Соня говорила, что не поедете. Я знала, что нынче такой день, что нельзя не ехать.
– Едем, – неохотно отвечал Николай, которому нынче, так как он намеревался предпринять серьезную охоту, не хотелось брать Наташу и Петю. – Едем, да только за волками: тебе скучно будет.
– Ты знаешь, что это самое большое мое удовольствие, – сказала Наташа.
– Это дурно, – сам едет, велел седлать, а нам ничего не сказал.
– Тщетны россам все препоны, едем! – прокричал Петя.
– Да ведь тебе и нельзя: маменька сказала, что тебе нельзя, – сказал Николай, обращаясь к Наташе.
– Нет, я поеду, непременно поеду, – сказала решительно Наташа. – Данила, вели нам седлать, и Михайла чтоб выезжал с моей сворой, – обратилась она к ловчему.