Выборы в Европейский парламент в Румынии (2009)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
</th> </table>

Выборы в Европейский парламент 2009 года в Румынии прошли 7 июня 2009 года в воскресенье. Граждане выбирали своих представителей в Европейском парламенте.





Предыстория

← 2007   2014 →
Выборы в Европейский парламент в Румынии (2009)
7 июня 2009
Явка избирателей: 27,67%
Глава партии: Мирча Дан Джоанэ Эмиль Бок Крин Антонеску
Партия: «PSD» «PDL» «PNL»
Прошлый результат: 23,11 % 30,89 % 13,44 %
Прошлое число мест: 10 16 6
Суммарное число мест: 11 ( 1) 10 ( 6) 5 ( 1)
Голосов: 1 504 218
(31,07 %)
1 438 000
(29,71 %)
702 974
(14,52 %)

Прочие кандидаты: 2 независимых кандидата

Прочие партии: 5 партий

Результат выборов: Победила «Социал-демократическая партия», улучшив свой результат на прошлых выборах на 7,96 % (более чем на 300 тысяч человек). Был избран один независимый кандидат - Елена Бэсеску, которая в парламенте примкнула к «Европейской народной партии».
Выборы в
Европейский парламент

2009 года

Все выборы:
1979  • 1984  • 1989  • 1994  •
1999  • 2004  • 2009 • 2014

  1. На тот момент страна ещё не входила в состав Евросоюза

Выборы евродепутатов в 2009 году последовали сразу после парламентских выборов в ноябре 2008 года, в результате которых была образована «большая коалиция» из двух крупнейших партий — правоцентристской «Демократической либеральной партии» и левоцентристской «Социал-демократической партии». Хотя обе партии образовались из «Фронта национального спасения», альянс между ними был маловероятен из-за их жёсткой конкуренции в последние годы.

Правительство, основанное на этом альянсе, сменило правительство меньшинства «Национальной либеральной партии», обладавшей 19 % мест в парламенте (и неявной поддержкой «Демократической либеральной партии», что давало возможность президенту Траяну Бэсеску влиять на правительство). К 2008 году правительство меньшинства оставило стране 5,5 % бюджетного дефицита, государственный долг достиг 13,5 % ВВП. В этих условиях начало мирового экономического кризиса сменило национальный оптимизм на всеобщую панику. Прогноз о сокращении ВВП в 2009 году (тогда как в 2008 рост составил 8 %) бросил тень неопределенности в отношении практически всей экономики.

Важной особенностью парламентских выборов 2008 года был новый избирательный закон. Он соединил в себе две системы: пропорциональную и мажоритарную. Страна была поделена на одномандатные округа, в которых баллотировались кандидаты от партий. Избранным считался кандидат, набравший более 50 % голосов, он получал место в парламенте. Мандаты тех округов, в которых ни один кандидат не смог набрать достаточно голосов, делятся между партиями, которые преодолели избирательный порог (5 % для партий и не менее 10 % для коалиций). Таким образом, закон позволил гражданам голосовать за личность, а не за список, но при этом сохранил важность результата всей партии. Результатом этого закона стало то, что партия «Великая Румыния», делающая ставку на своего лидера, не смогла войти в парламент. Выборы в Европарламент проводятся по партийной системе, партийное руководство выбирает кандидатов, которых хочет выдвинуть на голосование.

Предвыборная кампания

Кампания по выборам в Европарламент стала неофициальной подготовкой к Президентским выборам, намеченным на декабрь 2009 года. Так как три главных соперника за этот пост были известны, а также учитывая важность президента в румынской политической системе, три крупнейшие партии Румынии усиленно продвигали своих кандидатов во время кампании.

Средства массовой информации страны, подчёркивая важность участия Румынии в европейском диалоге и европейских выборов в целом, отмечали отсутствие интереса части общества и политиков к событию. Фактически интерес к этим выборам даже среди партий был невысок. Никто из участников не предложил предвыборную платформу к началу кампании. «Демократическая либеральная партия Румынии» не выдвинула вообще никакого нового манифеста, используя в качестве политической программы программу правительственную. «Социал-демократическая партия Румынии» создала специальную политическую платформу, но с ограниченной связью с европейскими делами Румынии. Партия предлагала перезапуск экономики, повышение качества здравоохранения, модернизацию сельского хозяйства и обеспечение прав румын внутри ЕС. Последний пункт, единственный относящийся к ЕС, детально раскрыт не был. «Национальная либеральная партия» добивалась голосов обещаниями о новой энергетической политике, политике в области окружающей среды, привлечении в страну фондов ЕС, реформе европейского бюджета. Был представлен план действий европарламентариев в случае их избрания по выполнению этих задач. Также партия выступала с критикой правительственной коалиции, призывая не верить обещаниям двух крупнейших партий.

«Демократический союз венгров Румынии» позиционировал себя как представитель Трансильвании (где живёт большинство румынских венгров) в Брюсселе и подчёркивал необходимость солидарности с национальными меньшинствами. Партия поставила на одно из первых мест в списке кандидатов в депутаты известного политика Ласло Тёкеша, который участвовал в выборах в Европейский парламент в 2007 году и был избран как независимый кандидат. Главный лозунг партии — «Голосуйте за солидарность! Голосуйте за „UDMR“!»

Два события сильно повлияли на предвыборную кампанию и результаты в целом. Во-первых, скандал начала 2009 года — арест миллиардера и лидера партии «Новое поколение (англ.)» Джиджи Бекали (англ.) по подозрению в похищении людей[1]. Это привело к формированию альянса его партии с другой экстремистской партией — «Великая Румыния». Часть общества и СМИ посчитали арест незаконной формой политической борьбы. Председатель «Великой Румынии» предложил Бекали стать вторым в списке кандидатов в Европарламент от этой партии.

Во-вторых, решение дочери румынского президента Елены Бэсеску участвовать в выборах в качестве кандидата от «Демократической либеральной партии» и поддержка, которую она получила от партии, стали причиной скандала. Поскольку это предложение вызвало значительное негативное освещение в СМИ и критику со стороны некоторых членов партии, Елена Бэсеску решила стать самовыдвиженцем. Несмотря на это, партия оказывала ей финансовую, логистическую поддержку.


Результаты

</span>
Результаты выборов в Европейский парламент от Румынии
Партия Парламентская группа Голоса % Мест получено Изменение
Альянс «Социал-демократической партии» и «Консервативной партии (англ.)» «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» 1504218 31,07 11 1
«Демократическая либеральная партия Румынии» «Европейская Народная Партия» 1438000 29,71 10 6
Национальная либеральная партия» «Альянс либералов и демократов за Европу» 702 974 14,52 5 1
«Демократический союз венгров Румынии» «Европейская Народная Партия» 431 739 8,92 3 1
«Великая Румыния» Независимые депутаты Европейского парламента 419 094 8,65 3 3
Елена Бэсеску «Европейская Народная Партия» 204 280 4,22 1 1
«Крестьянская партия (англ.)» «Европейская народная партия» 70 428 1,45 0
Павел Абрахам 49 864 1,03 0
«Гражданская сила (англ.)» 19 436 0.40 0
Действительные бюллетени 4840033 96,12
Недействительные бюллетени 194 626 3,86
Всего (явка 27,67 %) 5035299 33
Источник: [www.bec2009pe.ro/Documente%20PDF/Rezultate/Rezultate%20finale/Situatie%20voturi%20PE-date%20finale.pdf ЦИК Румынии]

Хотя явка, составившая 27,67 %, была предсказана опросами и практически не отличалась от явки на предыдущих выборах в Европарламент (29 %), различие с парламентскими выборами (в 2008 году 45 % от имеющих право пришли голосовать) показывает низкую заинтересованность румын в европейских выборах.

Результаты выборов подтвердили расклад сил в румынской политике, заключающийся в существовании 3 крупных партий. «Социал-демократическая партия» набрала 31,07 % голосов и получила 11 из 33 мест в Европейском парламенте, выделенных для Румынии. 10 получила «Демократическая либеральная партия Румынии» (29.71 %), 5 — «Национальная либеральная партия» (14.52 %), 3 — «Демократический союз венгров Румынии» (8.92 %) и 3 — «Великая Румыния» (8.65 %). Ещё одно место заняла самовыдвыженец Елена Бэсеску (4.22 %).

Обе крупнейшие партии заявили о своей победе. Социал-демократы основывались на данных подсчёта голосов, «Демократическая либеральная партия Румынии» заявила, что Елена Бэсеску была поддержана партией и, чтобы узнать настоящий рейтинг партии, её результат нужно прибавить к результату партии.

«Социал-демократическая партия» заняла первое место в 17 жудецах из 41. Наибольшее количество голосов в жудецах Телеорман (51.68 %), Вранча (48.47 %). Во всех жудецах, где победили социалисты, «Демократическая либеральная партия» на втором месте. «Демократическая либеральная партия» победила в 18 жудецах, причём в 16 из них социал-демократы вторые. Наибольший результат либеральных демократов в Алба (44.45 %) и Нямц (41.91 %).

«Демократический союз венгров Румынии» занял первое место в 6 жудецах (в 5 из них на втором месте « PSD», в одном — «PDL»), в Клуже союз стал вторым (22.51 %), обойдя социалистов. Лучший результат в Харгите (89.4 %) и Ковасне (82.41 %). «Национальная либеральная партия», третья крупная партия, поднялась выше своего уровня только в жудеце Илфов, где она заняла второе место после «PDL» («PDL» 40,32 %, «PNL» 23,91 %).

В Бухаресте «Демократическая либеральная партия» набрала 28,28 % голосов, «Социал-демократическая партия» — 27,87 %. 4 из 6 секторов столицы отдали больше голосов либералам, в двух секторах победили социалисты.

Напишите отзыв о статье "Выборы в Европейский парламент в Румынии (2009)"

Примечания

  1. [dynamo.kiev.ua/news/7825.html Владелец «Стяуа» арестован]

Ссылки

  • [cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/13757/EUDO_2009-EP-Elections_CountryReports.pdf?... The 2009 Elections to the European Parliament Country Reports]
  • [www.bec2009pe.ro/ Центральная избирательная комиссия Румынии]
  • [www.bec2009pe.ro/candidati.html Списки кандидатов всех партий]

Отрывок, характеризующий Выборы в Европейский парламент в Румынии (2009)

Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!