Выборы в Европейский парламент в Словении (2004)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
 2009 →
Выборы в Европейский парламент в Словении (2004)
2004
13 июня
Партия: Новая Словения Либеральная демократия Словенская демократическая партия
Коалиция: Европейская народная партия - Европейская народная партия
Мест получено: 2 2 2
Голосов: 102 753
(23,57%)
95 489
(21,91%)
76 945
(17,65%)

Выборы в Европейский парламент в Словении проходили 13 июня 2004 года. Они стали первыми европейскими выборами после вступления страны в Европейский союз 1 мая этого же года. На выборах были избраны 7 депутатов словенской делегации.

Большой неожиданностью стала победа, одержанная Христианской народной партией Новая Словения над либеральными демократами, и поражение Словенской народной партией, не получившей в результате ни одного места. Таким образом, на выборах выиграли право-центристские партии.





Результаты

</span>
Партия Европейская партия Голоса  % +/– Места
Новая Словения Европейская народная партия 102 753 23,57 2
Либеральная демократия Словении
—Демократическая партия пенсионеров Словении
95 489 21,91 2
Словенская демократическая партия Европейская народная партия 76 945 17,65 2
Объединённый список социал-демократов Партия европейских социалистов 61 672 14,15 1
Народная партия Европейская народная партия 36 662 8,41 0
Национальная партия 21 883 5,02 0
Наша Словения 17 930 4,11 0
Молодёжная партия Словении - Зелёные Европы
- Зелёные Словении
Европейская партия зелёных 10 027 2,30 0
Голос словенских женщин 5 249 1,20 0
Прочие партии 7 259 1,70 0
Действительных бюллетеней 435 869 94,37
Пустые и недействительные бюллетени 26 010 5,63
Всего 461 879 100,00 7
Количество избирателей/ Явка 1 628 918 28,35
Источник: [web.archive.org/web/20040711102449/volitve.gov.si/ep2004/en/udel_ve.html Volitve.gov.si]

См. также

Напишите отзыв о статье "Выборы в Европейский парламент в Словении (2004)"

Примечания

Ссылки

  • [web.archive.org/web/20040711102449/volitve.gov.si/ep2004/en/udel_ve.html ЦИК Словении]

Отрывок, характеризующий Выборы в Европейский парламент в Словении (2004)

– Знаешь, ma chere, я вот что хотел тебе сказать… ma chere графинюшка… ко мне приходил офицер, просят, чтобы дать несколько подвод под раненых. Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, подумай!.. Право, у нас на дворе, сами мы их зазвали, офицеры тут есть. Знаешь, думаю, право, ma chere, вот, ma chere… пускай их свезут… куда же торопиться?.. – Граф робко сказал это, как он всегда говорил, когда дело шло о деньгах. Графиня же привыкла уж к этому тону, всегда предшествовавшему делу, разорявшему детей, как какая нибудь постройка галереи, оранжереи, устройство домашнего театра или музыки, – и привыкла, и долгом считала всегда противоборствовать тому, что выражалось этим робким тоном.
Она приняла свой покорно плачевный вид и сказала мужу:
– Послушай, граф, ты довел до того, что за дом ничего не дают, а теперь и все наше – детское состояние погубить хочешь. Ведь ты сам говоришь, что в доме на сто тысяч добра. Я, мой друг, не согласна и не согласна. Воля твоя! На раненых есть правительство. Они знают. Посмотри: вон напротив, у Лопухиных, еще третьего дня все дочиста вывезли. Вот как люди делают. Одни мы дураки. Пожалей хоть не меня, так детей.
Граф замахал руками и, ничего не сказав, вышел из комнаты.
– Папа! об чем вы это? – сказала ему Наташа, вслед за ним вошедшая в комнату матери.
– Ни о чем! Тебе что за дело! – сердито проговорил граф.
– Нет, я слышала, – сказала Наташа. – Отчего ж маменька не хочет?
– Тебе что за дело? – крикнул граф. Наташа отошла к окну и задумалась.
– Папенька, Берг к нам приехал, – сказала она, глядя в окно.


Берг, зять Ростовых, был уже полковник с Владимиром и Анной на шее и занимал все то же покойное и приятное место помощника начальника штаба, помощника первого отделения начальника штаба второго корпуса.
Он 1 сентября приехал из армии в Москву.
Ему в Москве нечего было делать; но он заметил, что все из армии просились в Москву и что то там делали. Он счел тоже нужным отпроситься для домашних и семейных дел.
Берг, в своих аккуратных дрожечках на паре сытых саврасеньких, точно таких, какие были у одного князя, подъехал к дому своего тестя. Он внимательно посмотрел во двор на подводы и, входя на крыльцо, вынул чистый носовой платок и завязал узел.
Из передней Берг плывущим, нетерпеливым шагом вбежал в гостиную и обнял графа, поцеловал ручки у Наташи и Сони и поспешно спросил о здоровье мамаши.
– Какое теперь здоровье? Ну, рассказывай же, – сказал граф, – что войска? Отступают или будет еще сраженье?
– Один предвечный бог, папаша, – сказал Берг, – может решить судьбы отечества. Армия горит духом геройства, и теперь вожди, так сказать, собрались на совещание. Что будет, неизвестно. Но я вам скажу вообще, папаша, такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они – оно, – поправился он, – показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать… Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове «российское войско»), – я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти… да, мужественные и древние подвиги, – сказал он скороговоркой. – Генерал Барклай до Толли жертвовал жизнью своей везде впереди войска, я вам скажу. Наш же корпус был поставлен на скате горы. Можете себе представить! – И тут Берг рассказал все, что он запомнил, из разных слышанных за это время рассказов. Наташа, не спуская взгляда, который смущал Берга, как будто отыскивая на его лице решения какого то вопроса, смотрела на него.
– Такое геройство вообще, каковое выказали российские воины, нельзя представить и достойно восхвалить! – сказал Берг, оглядываясь на Наташу и как бы желая ее задобрить, улыбаясь ей в ответ на ее упорный взгляд… – «Россия не в Москве, она в сердцах се сынов!» Так, папаша? – сказал Берг.
В это время из диванной, с усталым и недовольным видом, вышла графиня. Берг поспешно вскочил, поцеловал ручку графини, осведомился о ее здоровье и, выражая свое сочувствие покачиваньем головы, остановился подле нее.