Высший уголовный суд Шотландии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Высший уголовный суд Шотландии
High Court of Justiciary

геральдический знак суда
Вид

уголовный суд

Инстанция

суд высшей инстанции

Юрисдикция

Шотландия Шотландия

Дата основания

1672 год

Состав

судьи назначаются Королевой по предложению Первого министра Шотландии после консультации с Комитетом по отбору судей в Шотландии

Срок службы

пожизненно (по принципу [www.latlib.ru/a/1083-ad-vitam-aut-culpam.html ad vitam aut culpam])

Членов

34

Руководство
Главный судья-лорд

Лорд Брайан Гилл (англ.)

Вступил в должность

8 июня 2012 года

Зал заседаний

Высший уголовный суд в Эдинбурге (находится в старом здании шотландского парламента)
Местоположение

Эдинбург

Адрес

Lawnmarket, Edinburgh, EH1 2PE

Сайт

[www.scotcourts.gov.uk/the-courts/high-court/about-the-high-court/more-about-the-high-court-of-justiciary www.scotcourts.gov.uk] (англ.)

Вы́сший уголо́вный су́д Шотла́ндии (дословно Высо́кий су́д юстициа́риев; англ. High Court of Justiciary) — высшая судебная инстанция по уголовным делам в Шотландии.

Он является одновременно судом первой инстанции и апелляционным судом, который принимает окончательное решение по всем уголовным делам на территории Шотландии. В качестве суда первой инстанции он рассматривает наиболее важные и сложные дела, заседает в основном в историческом здании шотландского парламента в Эдинбурге, но также может проводить выездные заседания в других местах по всей территории Шотландии. В качестве апелляционного суда заседает только в Эдинбурге[1].

Высший уголовный суд также проводил один раз своё заседание вне пределов Шотландии, когда рассматривал дело о террористическом акте в небе над Локерби на бывшей военной базе ВВС США Кэмп-Зейст в Утрехте, в Нидерландах. Там состоялся суд над двумя ливийцами, виновными в преступлении.





История основания

Высший уголовный суд был основан в 1672 году, предпосылки к его возникновению исходят от старейшего шотландского судебного органа Колледжа Правосудия (англ.), а также от средневековых королевских судов и судов баронства. В Средние века на Британских островах Юстициарием (Justiciar — королевский судья) называли специального чиновника, который по поручению короля или в его отсутствие выполнял функции главы исполнительной либо судебной власти. Он не имел своей собственной резиденции, поэтому для рассмотрения дел разъезжал по всей территории страны (обычно выполнял функции судьи на территории Ирландии или Шотландии). С 1524 года Юстициарий в Шотландии или его заместитель должны были постоянно заседать в Эдинбурге, впоследствии в 1532 году был создан Колледж Правосудия.

Юрисдикция

Суд первой инстанции

В качестве суда первой инстанции рассматриваются уголовные дела о совершении наиболее серьёзных преступлений. Дела слушаются в составе одного судьи и 15 присяжных заседателей, в наиболее сложных случаях возможно одновременное участие сразу двух и более судей. Шотландское прецедентное право уникально тем, что в нём существует три возможных варианта вердикта присяжных: «виновен», «не виновен», и «не доказано». Два последних являются оправдательными без возможности повторного суда[2], а вердикт «не доказано» также иногда в шутку называют «не виновен, но больше так не делай»[3].

Высший уголовный суд обладает юрисдикцией в отношении всех преступлений совершённых на территории Шотландии. На практике, однако, он ограничивается лишь тем, что обычно занимается рассмотрением преступлений, таких как убийство и изнасилование, в отношении которых у него существует исключительная юрисдикция, а также других тяжких преступлений.

Апелляционная инстанция

Апелляции могут быть внесены в Высший уголовный суд на решения судов низшей инстанции (шерифских либо районных), заседающих в качестве суда по уголовным делам. Также он может рассматривать Апелляция на свои решения, если им рассматривалось уголовное дело в качестве суда первой инстанции. Все апелляции рассматриваются в составе трёх и более судей.

Решения Высшего уголовного суда, вынесенные по апелляционным жалобам окончательны и не подлежат дальнейшему обжалованию (в самом суде). Однако заявители, которые не согласны с решением и желают его обжаловать, могут обратиться в Комиссию по пересмотру уголовных дел (англ.), обладающую правом обращения с апелляцией в Высший уголовный суд, если решит, что была допущена серьёзная судебная ошибка. Кроме того заявители также вправе обратиться в Верховный суд Великобритании или Европейский суд по правам человека, если решение суда принято на основании противоречивого закона.

Судьи

Судей назначает британская королева по предложению Первого министра Шотландии, который консультируется с Комитетом по отбору судей в Шотландии. Судом руководит Главный судья-лорд, который возглавляет также и Сессионный суд и всю судебную систему Шотландии в целом. Существует также должность Судьи-лорда клерка, который является вторым самым старшим судьёй в Шотландии после Главного судьи-лорда.

Все судьи Высшего уголовного суда являются одновременно судьями Сессионного суда, как и наоборот и могут поочерёдно заседать в них.

См. также

Напишите отзыв о статье "Высший уголовный суд Шотландии"

Примечания

  1. [www.scotcourts.gov.uk/justiciary/index.asp Scottish Court Service - High Court of Justiciary]. Scottish Court Service. Проверено 9 сентября 2009. [www.webcitation.org/6DW6UgKsD Архивировано из первоисточника 8 января 2013].
  2. Luckhurst, Tim. [www.timesonline.co.uk/tol/news/uk/scotland/article431121.ece Случай для сохранения вердикта "не доказано"], The Sunday Times (20 March 2005). Проверено 5 октября 2008. (англ.)
  3. Albert Borowitz: Blood & Ink, Kent State University Press, 2002, ISBN 0-87338-693-0, с 164

Ссылки

  • [www.scotcourts.gov.uk/the-courts/high-court/about-the-high-court/more-about-the-high-court-of-justiciary Официальный сайт] (англ.)
  • [velikobritaniya.org/pravovaya-sistema-velikobritanii/sudebnaya-sistema-shotlandii.html Судебная система Шотландии]

Отрывок, характеризующий Высший уголовный суд Шотландии

– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.
– Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий.
– Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий.
Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой.
– Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский…
– Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского.
Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое.
Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами.
– Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону.
– А капитуляция?
– Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению.
Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге.
Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его.
– Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому.
– Сию секунду, ваше высокопревосходительство.
Багратион, невысокий, с восточным типом твердого и неподвижного лица, сухой, еще не старый человек, вышел за главнокомандующим.
– Честь имею явиться, – повторил довольно громко князь Андрей, подавая конверт.
– А, из Вены? Хорошо. После, после!
Кутузов вышел с Багратионом на крыльцо.
– Ну, князь, прощай, – сказал он Багратиону. – Христос с тобой. Благословляю тебя на великий подвиг.
Лицо Кутузова неожиданно смягчилось, и слезы показались в его глазах. Он притянул к себе левою рукой Багратиона, а правой, на которой было кольцо, видимо привычным жестом перекрестил его и подставил ему пухлую щеку, вместо которой Багратион поцеловал его в шею.
– Христос с тобой! – повторил Кутузов и подошел к коляске. – Садись со мной, – сказал он Болконскому.
– Ваше высокопревосходительство, я желал бы быть полезен здесь. Позвольте мне остаться в отряде князя Багратиона.
– Садись, – сказал Кутузов и, заметив, что Болконский медлит, – мне хорошие офицеры самому нужны, самому нужны.
Они сели в коляску и молча проехали несколько минут.
– Еще впереди много, много всего будет, – сказал он со старческим выражением проницательности, как будто поняв всё, что делалось в душе Болконского. – Ежели из отряда его придет завтра одна десятая часть, я буду Бога благодарить, – прибавил Кутузов, как бы говоря сам с собой.
Князь Андрей взглянул на Кутузова, и ему невольно бросились в глаза, в полуаршине от него, чисто промытые сборки шрама на виске Кутузова, где измаильская пуля пронизала ему голову, и его вытекший глаз. «Да, он имеет право так спокойно говорить о погибели этих людей!» подумал Болконский.
– От этого я и прошу отправить меня в этот отряд, – сказал он.
Кутузов не ответил. Он, казалось, уж забыл о том, что было сказано им, и сидел задумавшись. Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею. На лице его не было и следа волнения. Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.


Кутузов чрез своего лазутчика получил 1 го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение. Лазутчик доносил, что французы в огромных силах, перейдя венский мост, направились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из России. Ежели бы Кутузов решился оставаться в Кремсе, то полуторастатысячная армия Наполеона отрезала бы его от всех сообщений, окружила бы его сорокатысячную изнуренную армию, и он находился бы в положении Мака под Ульмом. Ежели бы Кутузов решился оставить дорогу, ведшую на сообщения с войсками из России, то он должен был вступить без дороги в неизвестные края Богемских
гор, защищаясь от превосходного силами неприятеля, и оставить всякую надежду на сообщение с Буксгевденом. Ежели бы Кутузов решился отступать по дороге из Кремса в Ольмюц на соединение с войсками из России, то он рисковал быть предупрежденным на этой дороге французами, перешедшими мост в Вене, и таким образом быть принужденным принять сражение на походе, со всеми тяжестями и обозами, и имея дело с неприятелем, втрое превосходившим его и окружавшим его с двух сторон.
Кутузов избрал этот последний выход.
Французы, как доносил лазутчик, перейдя мост в Вене, усиленным маршем шли на Цнайм, лежавший на пути отступления Кутузова, впереди его более чем на сто верст. Достигнуть Цнайма прежде французов – значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме – значило наверное подвергнуть всю армию позору, подобному ульмскому, или общей гибели. Но предупредить французов со всею армией было невозможно. Дорога французов от Вены до Цнайма была короче и лучше, чем дорога русских от Кремса до Цнайма.