Вьетнам

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Социалистическая Республика Вьетнам
Cộng Hòa Xã Hội Chủ Nghĩa Việt Nam
Флаг Герб
Девиз: «Ðộc lập, tự do, hạnh phúc
(Независимость, свобода, счастье)»
Гимн: «Tiến Quân Ca»

Дата независимости 2 сентября 1945 (провозглашена)
21 июля 1954 (признана) (от Франции)
Официальный язык вьетнамский
Столица Ханой
Крупнейшие города Хошимин, Ханой
Форма правления однопартийная парламентская республика
Президент
Вице-президент
Премьер-министр
Председатель
Национального
собрания
Чан Дай Куанг
Данг Тхи Нгок Тхинь[vi]
Нгуен Суан Фук


Нгуен Тхи Ким Нган
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
66-я в мире
331 210[1] км²
1,3
Население
• Оценка (2013)
Плотность

92 477 857[2] чел. (13-е)
273 [1] чел./км² (30-я)
ВВП
  • Итого (2010)
  • На душу населения

276,6 млрд[1] долл. (42-й)
3100[1] долл. (166-й)
ИЧР (2014)  0,666[3] (средний) (116-е место)
Названия жителей вьетнамец, вьетнамка, вьетнамцы
Валюта вьетнамский донг (VND)
Интернет-домен .vn
Телефонный код +84[4]
Часовой пояс UTC+7
Координаты: 14°02′00″ с. ш. 107°54′00″ в. д. / 14.03333° с. ш. 107.90000° в. д. / 14.03333; 107.90000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=14.03333&mlon=107.90000&zoom=12 (O)] (Я)

Вьетна́м (вьетн. Việt Nam), полная официальная форма — Социалисти́ческая Респу́блика Вьетна́м (СРВ)[5] (вьетн. Cộng Hòa Xã Hội Chủ Nghĩa Việt Nam, тьы-ном 共和社會主義越南, конг хоа са хой тю нгиа вьет нам) — государство в Юго-Восточной Азии, расположенное на полуострове Индокитай. На западе граничит с Лаосом и Камбоджей, на севере — с Китаем, с востока и юга омывается Южно-Китайским морем.





Содержание

Этимология названия

История Вьетнама
Доисторические времена от 500 тыс. лет до н. э.
Древние вьетские племена,
древние вьетские царства
от 1 тыс. лет до н. э.
Аувьеты, лаквьеты,
династия Хонг-банг,
королевство Ванланг
до 257 до н. э.
Государство Аулак 257—207 до н. э.
Династия Чьеу,

государство Намвьет

207—111 до н. э.
Первое китайское завоевание государства вьетов 111 до н. э. — 39 н. э.
Сёстры Чынг 40—43
Второе китайское завоевание государства вьетов 43—544
Династия ранних Ли 544—602
Третье китайское завоевание государства вьетов 602—905
Династия Кхук 905—938
Династия Нго 939—967
Эпоха двенадцати шыкуанов 966—968
Династия Динь 968—980
Династия ранних Ле 980—1009
Династия поздних Ли 1009—1225
Династия Чан 1225—1400
Монгольские войны с Дайвьетом и Тямпой 1257—1288
Династия Хо 1400—1407
Четвёртое китайское завоевание государства вьетов 1407—1427
династия поздних Чан 1407—1413
Династия Ле 1428—1527
Династия Мак 1527—1592
Возрождённая династия Ле 1533—1788
князья Чинь 1545—1787
князья Нгуен 1558—1777
Династия Тэйшон 1778—1802
Династия Нгуен 1802—1945
французское колониальное правление во Вьетнаме 1887—1954
Вьетнамская империя 1945
Августовская революция,
отречение Бао Дая
1945
Демократическая Республика Вьетнам 1945—1946
Первая Индокитайская война 1946—1954
Государство Вьетнам 1949—1955
Разделение Вьетнама 1954
Северный Вьетнам 1954—1976
Южный Вьетнам 1954—1976
Вторая Индокитайская война 1957—1975
Война во Вьетнаме 1957—1975
Третья Индокитайская война 1975—1988
Объединение Вьетнама 1976
Социалистическая Республика Вьетнам с 1976
«Обновление» Вьетнама с 1986
Связанные понятия
Фунам, Ченла, Камбуджадеша I—XV вв.
Линьи, Тямпа 192—1832
Список правителей Вьетнама
Доисторические правители Вьетнама

Название страны (越南) состоит из двух слов — «Việt» означает титульную нацию — вьетов, а «Nam» — юг[6], «южные вьеты», что представляет собой кальку с китайского «Юэнань», где «юэ» — китайское название вьетов, а «нань» — юг.

Впервые название «Вьетнам» употребил поэт Нгуен Бинь Кхием в своей книге «Пророчества Чанг Чиня» в XVI веке, написав «И был образован Вьетнам». Это имя было выгравировано на 12 стелах XVI—XVII веков, в частности в пагоде Бао Лам в Хайфоне.

В 1804—1813 годах император Зя Лонг использовал слово «Вьетнам» в официальных документах. Однако до 1945 года страна обычно называлась «Аннам», пока название не было изменено официально императором Бао Даем.

История

Ранний период

В I тысячелетии до н. э. на территории современного южного Китая и современного северного Вьетнама происходило смешение монголоидных и протомалайских племенК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1214 дней] в эпоху позднего неолита. Здесь существовало несколько государств древних вьетов.

Среди первых древневьетских государств наиболее известны более северные образования — прежде всего царство Нго (кит."У") и царство Вьет (кит."Юэ"), возникшее в VII веке до н. э. в низовьях Янцзы. При этом аутентичные источники не сохранились ни в самом царстве Вьет, ни в более южных государствах. Тем не менее, о существовании на этой территории (особенно в низовьях Янцзы и на севере современного Вьетнама, в низовьях Красной реки — Хонгха) древнего и самобытного очага государственности говорят данные археологии[7].

Социальная структура царства Вьет (Юэ) характеризовалась древними источниками как более простая в сравнении с соседними древнекитайскими государствами. Также в отличие от древнекитайских государств основным занятием населения Юэ было поливное рисоводство. В VII—III вв. до н. э. (возможно это произошло гораздо раньше) на территории между устьями Янцзы и Красной реки появились пять государств: Ванланг, населённое предками современных вьетов — лаквьетами, — в низовьях Красной реки, затем на восток — Тэйау (Намкыонг), Намвьет, Манвьет, Донгвьет. Затем Тэйау завоевало Ванланг и образовало общее государство Аулак. Культурный уровень этих образований был довольно высок, при этом в северных царствах интенсивнее шло заимствование китайской культуры, чем в южных. Древние вьеты были в основном производителями-общинниками, более высокое положение занимали земельная аристократия и служилая знать, которые подчинялись правителю — выонгу. Аулак и Намвьет вели войны с Циньской империей, в ходе которых Намвьет был ею захвачен. Однако после падения империи Цинь Намвьет и Аулак объединились в единое государство Намвьет, во II в. до н. э. уступавшее по своей мощи только империи Хань[7].

Однако уже в конце II в. до н. э. страна попадает под власть ханьских императоров. Несмотря на кратковременное обретение независимости в результате «восстания двух сестёр»,[8]китайское владычество продержалось до IX века[9]. Тем не менее лаквьеты фактически сохраняли свою внутреннюю автономию[8], постоянно ведя борьбу с захватчиками, при этом важную роль в жизни страны играли родовые объединения — хо[9]. Социально-экономические процессы в Китае так же мало сказывались на вьетском обществе. В это же время в стране получает распространение проповедуемый индийскими монахами буддизм, который соседствовал с традиционными культами предков и сил природы[10].

В 541 году южнокитайское государство Лян попыталось сильнее подчинить вьетнамскую элиту, что привело к восстанию во главе с крупным чиновником, представителем одного из высших хо — Ли Боном. В результате нескольких побед он был провозглашён императором, основав династию Ранних Ли (541—603). В 544 году государство вьетов получает название Вансуан (империя бесчисленных вёсен) . После того, как Ли Бон был убит во время нового сражения с китайцами, фактическим руководителем страны стал Чиеу Куанг Фук, прогнавший в 551 году интервентов. С этого момента в Вансуане началась междоусобная война, разделившая страну на две части: западную во главе с Чиеу Куанг Фуком и восточную, управляемую дальним родственником Ли Бона — Ли Фат Ты[11].

В 602 году объединившая весь Китай империя Суй начала войну против вьетского государства Вансуан. В 603 году вьетские войска были разбиты, Вансуан был вынужден признать власть Суй. Захваченная территория Вансуана называлась китайцами «Зяоти», затем «Зяотяу», а с 679 года — «Аннам дохофу»[12].

Средние века

В 880 году китайские войска покинули своё южное вьетское наместничество Аннам дохофу[12]. В 939 году Нго Кюйен победил китайцев, пытавшихся влиять на вьетов, и основал династию Нго, которая пала в 961 году. В 968 году эта территория была объединена Динь Бо Линем под именем Дайковьет — Великий древний Вьет. Динь Бо Линь создал регулярную армию, покончил с внутренними распрями и упорядочил аппарат чиновников. С 981 года по 1009 год у власти находилась династия Ранних Ле[13]. С 1010 года страной, называвшейся теперь Дайвьет управляли Поздние Ли, которые проводили политику укрепления центральной власти при сохранении общинного самоуправления[14]. В 1225 году в условиях вызванной экономическими трудностями смуты власть переходит к родственным Ли Чанам, основавшим новую династию (1225—1400)[14].

Во второй половине XIII века Дайвьет, как и другие государства Юго-Восточной Азии попал под удар монгольских вторжений. В 1285 году армия сына Хубилай-хана — Тугана — выступила из Китая и вторглась в пределы вьетнамского государства, которое было атаковано также и с моря — в дельте Красной реки высадился монголо-китайский десант. Однако силы захватчиков были разгромлены у реки Као — обратно в Китай вернулась лишь десятая часть интервентов. Окончательной победой вьетов стала битва на реке Батьданг. Монгольский флот, завлечённый джонками вьетов натолкнулся на предварительно вбитые ими в дно реки заострённые стволы деревьев. Монгольские суда были забросаны горящими факелами и стрелами[15].

В 1400 году военачальником Хо Куи Ли был низложен последний правитель из династии Чан. Хо Куи Ли провёл ряд реформ, в частности ввёл бумажные деньги. В его правление центральная власть вновь усилилась. Однако в 1407 страну вновь захватили китайцы, призванные сторонниками свергнутой династии Чан. Против китайского владычества выступил феодал Ле Лой, который после удачной освободительной войны в 1427 году провозгласил себя новым императором, основав династию Поздняя Ле, правившую до восстания тэйшонов в конце XVIII века[16]. Ле Лой попытался ограничить крупное землевладение, поощряя при этом мелкое землевладение. Был проведён всеобщий учёт казённых земель, которые были разделены между крестьянами. Строгие ограничения были наложены на куплю-продажу земли. Практиковалось выделение чиновникам общинных земель в соответствии с их рангом[17] .

Во второй половине XV века Вьетнам вновь переходит к наступательной политике, захватив соседнюю Тямпу[Прим. 1] и восточные районы Лансанга, впавшего в зависимость от вьетнамских правителей. Буддизм уступает свои позиции традиционным верованиям и конфуцианству[18]. В 70-х гг. XV века была введена система 9 рангов чиновников, которые могли претендовать на повышение через каждые 6 лет. Самым распространённым способом получения новой должности стала сдача экзаменов на учёную степень[Прим. 2]. Особенностью вьетнамской знати в этот период являлось отсутствие наследственной закреплённости статуса и соответственно высокая социальная мобильность[19]. В XVI веке в стране, постепенно перешедшей от власти гражданских чиновников к власти военно-землевладельческих кланов, начался кризис: войны и громоздкий управленческий аппарат разоряли крестьян, развитию сельского хозяйства и ирригационных систем не уделялось внимания. Недовольство населения вызывал и начавшийся процесс расслоения общины — социального фундамента вьетнамского общества. К концу первой четверти XVII века фактическая власть в стране принадлежала двум влиятельным кланам: на севере от провинции Нгеан — семье Чиней, на юге — Нгуенам[20].

Новое время

Кульминацией кризиса стало восстание Тэйшнов 1773—1802 гг. в северной части контролируемой Нгуенами территории. Тридцатилетняя гражданская война окончилась поражением восставших и воцарением правителя из династии Нгуенов[21], провозгласившем себя императором под именем Зя Лонга. Вьетнам снова стал единым государством, основанным на конфуцианских принципах[22]. В начале XIX века усилившийся Вьетнам вёл длительную борьбу с Сиамом за контроль над Камбоджей[23].

В 1858 году под предлогом отказа вьетнамского правительства принять требования о свободе торговли началось французское вторжение во Вьетнам[24]. Из захваченных в 1862 году трёх восточных провинций была образована колония Французская Кохинхина, к которой 1867 году добавились три западные провинции — таким образом под французским влиянием оказался весь южный Вьетнам[25]. В 1873 году было организовано очередное вторжение в Северный и Центральный Вьетнам, окончившееся в 1874 году невыгодным для вьетнамцев торговым договором, который хотя и не вступил в силу, в 80-х гг. был использован как предлог для новой интервенции. В 1882 году французы взяли Ханой, а в 1883 подписали с Вьетнамом договор о протекторате. Окончательно колониальный режим утвердился в 1885 году[26].

1887—1940: Колониальный период

Во второй половине XIX века Вьетнам попадает в колониальную зависимость от Франции. Страна искусственно разделяется на три части — колонию Кохинхина (Южный Вьетнам), протектораты Аннам (Центральный Вьетнам) и Тонкин (Северный Вьетнам). Вместе с Лаосом и Камбоджей Вьетнам вошёл в состав Французского Индокитая.

К 1930-м годам в стране складывается мощное национально-освободительное движение, возглавляемое Коммунистической партией Индокитая (КПИК, лидер — Хо Ши Мин).

1940—1946: Вьетнам в годы Второй мировой войны. Японская оккупация.

В годы Второй мировой войны Вьетнам был захвачен японцами, сначала обезоружившими, а затем полностью нейтрализовавшими французские гарнизоны. К концу войны японцы были вынуждены вывести свои войска для усиления обороны Японии и Маньчжурии, образовав при этом на территории Вьетнама марионеточную Вьетнамскую империю во главе с наследником вьетнамской императорской династии Нгуен — Бао Даем.

Воспользовавшись возникшим вакуумом власти, коммунисты, создавшие в 1941 г. Вьетминь, 13 августа 1945 года на II партийной конференции в Танчао приняли решение о восстании и избрали Временное правительство во главе с Хо Ши Мином. Августовская революция ликвидировала последние институты колониальной администрации: 19 августа восстание победило в Ханое, 23 августа — в Хюэ, 25 августа — в Сайгоне. 30 августа Бао Дай публично отрекся от императорского престола. 2 сентября 1945 г. на 500-тысячном митинге в Ханое Хо Ши Мин обнародовал Декларацию независимости, объявив миру о провозглашении на всей вьетнамской территории нового государства — Демократической Республики Вьетнам (ДРВ)[27][28], а 9 ноября 1946 года Национальное Собрание ДРВ приняло конституцию, провозгласившую законодательным органом Национальное Собрание, избираемое народом сроком на 3 года, между сессиями которого действовал Постоянный Комитет Национального Собрания, главой государства — Президента, избираемого Национальным Собранием, исполнительным органом — Правительство, местными представительными органами — народные советы, местными исполнительными органами — административные комитеты, судебными органами — Верховный Суд, апелляционные суды, суды первой инстанции.

Однако международный фон в 1945-46 гг. был крайне неблагоприятным для ДРВ. В соответствии с Потсдамским соглашением США и Англия должны были осуществлять разоружение японских войск. США перепоручил это право войскам Чан Кайши, которые заняли северную часть Вьетнама, начиная от 16° с.ш. Английские войска заняли соответственно южную часть Вьетнама, начиная от 16-й параллели. Английское командование не признавало ДРВ и, более того, помогло возвращению на юг Вьетнама французского корпуса. Таким образом, впервые в истории страны в ней «одновременно оказалось так много оккупантов»[29]. 11 ноября 1945 КПИК по тактическим соображениям объявила о самороспуске[30], продолжая действовать неофициально[31].

На этом сложном международном фоне 6 марта 1946 года правительство Хо Ши Мина пошло на подписание с Францией так называемых соглашений Хо—Сантени, по которым согласилось на пребывание страны в составе Французского союза в обмен на признание суверенитета ДРВ. По этому соглашению ДРВ признавала военное присутствие Франции (вместо армии Чан Кайши, которая должна была быть выведена по французско-китайскому соглашению, заключенному в феврале), сроком на пять лет. Статус юга Вьетнама (на тот момент Кохинхины) должен был решить референдум[29][28][32].

Однако Франция вела дело к полному восстановлению колониальной системы, так как была уверена в своём военном превосходстве. Продолжение франко-вьетнамских переговоров в апреле-мае 1946 в Далате никаких позитивных результатов не дало. Обе стороны лишь тянули время, чтобы лучше подготовиться к войне. В мае 1946 был создан «Национальный союз Вьетнама» — фронт Льен-Вьет[33], объединивший Вьетминь и многие партии и организации Вьетнама с целью совместной борьбы против французских колонизаторов. Переговоры с французской стороной продолжались вплоть до декабря 1946, когда окончательно стало ясно, что война неизбежна, и начались активные боевые действия[29].

1946—1954: Вьетнам в годы Первой Индокитайской войны

В ноябре-декабре 1946 между Вьетнамской и Французской стороной произошли первые военные столкновения, которые фактически аннулировали заключенные ранее вьетнамо-французские соглашения. 18-19 декабря 1946 ЦК КПИК в Ванфуке провёл заседание, на котором было принято решение развернуть «Войну Сопротивления» по всей стране. 19 декабря начались бои, которые не прекращались и в январе 1947-го. Началась «всенародная, всесторонняя и длительная война» с затяжным партизанским характером. [29][34]

Война между Францией и её бывшими колониями, включая Вьетнам, проходила в 3 этапа: обороны, активного сопротивления и всеобщего контрнаступления[29].

На первом этапе войны военное и политическое руководство Вьетминя избегало крупных боев, стремясь выиграть время для завершения создания ещё не до конца сформированной регулярной армии и «нагулять» боевой опыт. Войска ДРВ на этом этапе оставили основные города и провинциальные центры; боевые действия были перенесены в деревни, горы и леса. Французский экспедиционный корпус оккупировал большую часть городов и прибрежных районов. Главной ареной боёв стал северный Вьетнам. Осенью 1947 г. французы предприняли попытку захватить штаб-квартиру руководства Вьетминя, находящегося тогда во Вьетбаке, но потерпели крупное поражение и вынуждены были отступить, неся большие потери[29][35][34].

После поражения во Вьет-баке, в 1948—1950 годах в войне наступил период равновесия сил. Франция отказалась от наступательных операций, перешла к стратегической обороне оккупированных ей районов ДРВ, и решила «воевать против вьетнамцев руками самих же вьетнамцев». В мае 1948 г. колонизаторы образовали на оккупированной территории марионеточное правительство Нгуен Сюана, а через год объявили о создании государства Вьетнам во главе с бывшим императором Бао Даем (последний представитель династии Нгуенов)[36][37][29].

В период затишья, когда не велись крупные военные кампании, на территориях, подконтрольных ДРВ, начали проводить аграрные преобразования и проводить меры по усилению армии и закреплению своей власти. Были изданы декреты о конфискации земель французских колонизаторов и вьетнамских «предателей» и о передаче их во временное пользование бедным крестьянам, о снижении арендной платы за землю на 25 %, об арендных отношениях и уменьшении долговых процентов и др.[37] В марте 1950 началась национализация минеральных богатств страны, основных ирригационных систем, лесных массивов и путей сообщения[32]. Декретом от 4 ноября 1949 г. была введена всеобщая обязательная военная служба[38][39]. Под руководством генерал Во Нгуена Зяпа, был проведен ряд мер по преобразованию армии из «любительской» в «профессиональную»[40][41]. В этом Вьетминю значительно помог Китай, с которым в 1950 г. были установлены дипломатические отношения (в том же году были установлены дипломатические отношения и с СССР).

В 1950 году в ходе войны наступил переломный момент. Ещё в 1949 г. Вьетминь совершил первые «учебные» попытки наступательных операций, атаковав французские форты в окрестностях Лаокая[40]. В 1950 Вьетминь начал наступательные операции с целью расчистить территории, приграничные с Китаем, для открытия коридора, по которому в ДРВ могла бы поступать помощь от социалистических стран[29]. В результате рейда был освобожден обширный район северного Вьетнама. В 1951 г. Зиап начал кампанию всеобщего контрнаступления, но она завершилась провалом и большими потерями[42].

В 1951 КПИК была переименована в Партию трудящихся Вьетнама (ПТВ), партия стала действовать как официально существующая организация. В том же году произошло слияние Вьетминя и Льен-Вьета в единый национальный Фронт Льен-Вьет. Проводились экономические реформы: в банковской, денежной, налоговой, таможенной сферах[32].

В 1953, несмотря на вмешательство в войну со стороны США и её активную помощь, величина которой в 1953 достигла 80 % военных расходов Франции[35], Вьетнамская народная армия начала всеобщее наступление на всех фронтах, которое продолжалось до июля 1954 года. Весной 1954 она разгромила силы французской колониальной армии в битве при Дьенбьенфу, ставшей самой крупной победой ДРВ в Войне Сопротивления. Крупные военные поражения и антивоенные протесты в самой Франции вынудили французское правительство пойти на переговоры об урегулировании индокитайской проблемы. В июле 1954 г. на Женевской конференции были подписаны соглашения о восстановлении мира в Индокитае. Соглашения предусматривали, что вооружённые силы ДРВ и Франции прекратят огонь и в течение 300 дней завершат перегруппировку войск в двух зонах, соответственно к северу и к югу от демаркационной линии, установленной приблизительно по 17-й параллели. Через 2 года предусматривалось проведение всеобщих выборов, которые должны были сформировать единое правительство Вьетнама и завершить объединение страны. Подписание Женевских соглашений означало международное признание суверенитета и независимости Вьетнама[43][29][35].

Вьетнам в годы Второй Индокитайской войны

Летом 1954 года были подписаны Женевские соглашения, предусматривавшие полную независимость Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, а также скорейшее проведение свободных и всеобщих выборов. До выборов территория Вьетнама временно разделялась по реке Бенхай на две половины. Подобное положение дел не устраивало США, которые стремились помешать распространению коммунизма в Юго-Восточной Азии. При содействии Соединённых Штатов проведение выборов было сорвано, на юге была провозглашена Республика Вьетнам со столицей в Сайгоне, которую возглавил Нго Динь Зьем. В 1959 году руководство северной Демократической Республики Вьетнам (ДРВ) пришло к выводу о необходимости объединения страны силовым путём. Был создан Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ, также известен как Вьетконг), который своими партизанскими операциями пытался подрывать влияние сайгонского режима на периферии. В этом же году была принята новая конституция, переименовавшая Правительство в Административный Совет, а Верховный Суд в Верховный Народный Суд, апелляционные суды и суды первой инстанции были упразднены, а вместо них были созданы местные народные суды, были созданы Верховная Народная Прокуратура и местные народные прокуратуры.

К 1965 году НФОЮВ контролировал не менее 30 % территории Южного Вьетнама. В ответ США воспользовались Тонкинским инцидентом (обстрел вьетнамскими катерами американского эсминца, якобы находившегося в нейтральных водах) для того, чтобы приступить к систематическим бомбардировкам ДРВ, и начали переброску войск в Южный Вьетнам для борьбы с НФОЮВ. Началась Вьетнамская война. Однако решительные действия партизан на юге и успешное противостояние ДРВ авианалётам (при значительной поддержке СССР) привели к внушительным потерям среди американцев и вынудили Вашингтон в 1973 году подписать Парижские мирные соглашения, по которым американские войска выводились из Вьетнама. Без американской поддержки сайгонский режим, находившийся в глубоком кризисе, быстро пал в результате наступления северовьетнамских войск. 30 апреля 1975 года южновьетнамские войска сдали Сайгон.

2 июля 1976 года произошло слияние Севера и Юга Вьетнама в Социалистическую Республику Вьетнам. В 1976 году была принята новая конституция Социалистической Республики Вьетнам (СРВ), Сайгон переименован в Хошимин, Постоянный Комитет Национального Собрания и должность Президента были упразднены, их функции перешли Государственному Совету, Правительственный Совет был переименован в Совет Министров, должность Премьер-Министра в должность Председателя Совета Министров, административные комитеты стали называться народными комитетами.

Современная история

В 1974 году Китай аннексировал Парасельские острова, находящиеся к юго-востоку от острова Хайнань.

В декабре 1978 года вьетнамские войска в ответ на агрессию вошли в Камбоджу и свергли режим Пола Пота, что вызвало резкое недовольство КНР. В результате весной 1979 года произошла китайско-вьетнамская война, в ходе которой армия СРВ сумела остановить наступление вторгшихся в страну китайских войск, нанеся им большие потери. Дипломатическое вмешательство СССР заставило КНР отказаться от дальнейших действий против Вьетнама. После этого на китайско-вьетнамской границе периодически происходили вооружённые инциденты. Война обострила и внутриполитическую ситуацию во Вьетнаме: бывший член политбюро Хоанг Ван Хоан бежал в Китай, партийное руководство осуществило очередную политическую «чистку рядов».

В ходе кратковременной приграничной войны в 1979 году Китай отторг от Вьетнама спорные территории на севере. Китай также захватил часть островов Спратли.

Полностью отношения КНР и СРВ были восстановлены только в 1991 году по итогам переговоров на высшем уровне, состоявшихся 5—10 ноября[44].

Слепое копирование советской модели народного хозяйства привело к серьёзному экономическому кризису во Вьетнаме. Под влиянием перестройки в СССР и реформ в КНР, вьетнамское руководство в 1986 году объявило о начале проведения «политики обновления» («Дой Мой»). В собственно политической области этот курс предусматривал постепенную и осторожную либерализацию социально-экономической жизни под строгим контролем государства и коммунистической партии, с сохранением формальных атрибутов социалистического строя.

В 1988 году Социалистическая партия Вьетнама и Демократическая партия Вьетнама самораспустились[45].

В 1992 году была принята конституция Вьетнама, действующая в настоящий момент, Государственный Совет был упразднён, были воссозданы Постоянный Комитет Национального Собрания и должность Президента, Совет Министров был переименован в Правительство, должность Председателя Совета Министров в должность Премьер-Министра.

В настоящее время во Вьетнаме произошла частичная либерализация экономической системы и значительное расширение контактов с зарубежными странами при некотором ослаблении партийного контроля над всеми сферами общественной жизни.

Вьетнам — полноправный член Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Существуют дипломатические отношения с США. Дипломатические отношения с СССР (Российской Федерацией) установлены 30 января 1950 года.

Государственное устройство

По форме правления Вьетнам (СРВ) является республикой. Действующая Конституция принята 15 апреля 1992 года. Согласно Конституции руководящая роль в государстве и обществе принадлежит Коммунистической партии Вьетнама[46][47].

Центральные органы власти

Высшим органом государственной власти является однопалатное Национальное собрание[46], состоящее из 498[47][48] депутатов, избираемых на 5 лет всеобщим прямым голосованием. Только Национальное собрание может принимать Конституцию и законы. Оно также осуществляет контроль за соблюдением законов и Конституции. В компетенции Национального собрания находится рассмотрение отчётов о работе Президента, Постоянного Комитета Национального Собрания, Правительства, Верховного народного Суда и Верховной народной прокуратуры. Собрание утверждает проект бюджета, устанавливает или отменяет налоги. Этот орган обладает правом избирать, освобождать, отзывать Президента, вице-президента, Председателя Национального Собрания и его заместителей, членов Постоянного Комитета Национального Собрания, Премьер-министра, Председателя Верховного народного Суда и Главного прокурора Верховной народной прокуратуры; утверждает предложение Премьер-министра о назначении или отзыве членов Правительства; отменяет акты вышеназванных органов и должностных лиц в случае их противоречия Конституции, законам или постановлениям Национального Собрания. Среди некоторых прочих полномочий Национального Собрания: принятие решения об амнистии, установление военных и др. званий, решение вопросов войны и мира, ратификация и денонсация международных договоров или договоров с участием Вьетнама, решение вопроса о всенародном референдуме[46][49]. В 2010-е годы оказалось, что Национальное собрание может отказать правительству страны: в 2010 году парламент заблокировал (как затратный и неэффективный) внесенный правительством проект строительства скоростной железной дороги между Севером и Югом Вьетнама[50].

Постоянно действующим межсессионным органом Национального Собрания является его Постоянный Комитет. Он объявляет выборы и созывает сессии Национального Собрания; толкует Конституцию, законы и указы; издаёт указы по поручению Национального Собрания; осуществляет контроль за соблюдением Конституции и законов; контролирует деятельность Правительства, Верховного народного Суда и Верховной народной Прокуратуры; приостанавливает действие актов Правительства, Премьер-министра, Верховного народного Суда, Верховной народной Прокуратуры, противоречащих Конституции, законам, постановлениям Национального Собрания, и отменяет их акты, противоречащие указам и решениям Постоянного Комитета. Постоянный Комитет вправе утверждать предложение Премьер-министра о назначении, освобождении отзыве членов Правительства и докладывать об этом Национальному собранию на ближайшей сессии[51][52].

Главой государства является Президент, ответственный перед Национальным Собранием. Он избирается Национальным собранием из числа депутатов на пятилетний срок. В компетенцию Президента входят такие полномочия как: опубликование Конституции, законов, указов; внесение в Национальное собрание предложений о назначении, освобождении или отзыве вице-президента и Премьер-министра, председателя Верховного народного Суда и Главного прокурора Верховной народной Прокуратуры; заключение от имени СРВ международных договоров; издание приказов и решений; верховное командование вооружёнными силами и пр.[53]

Исполнительным органом Национального собрания и высшим распорядительным органом СРВ является Правительство, ответственное перед Национальным Собранием, его Постоянным Комитетом и Президентом. В состав Правительства входят Премьер-министр, вице-премьеры, министры и другие члены. На основе актов вышестоящих органов Правительство издаёт постановления и решения, а Премьер-министр — решения и директивы[53].

Местные органы власти

В административном отношении Вьетнам состоит из 58 провинций и пяти городов центрального подчинения: Ханоя, Хошимина, Хайфона, Дананга и Кантхо[47]. В этих городах и провинциях действуют народные советы — избираемые населением органы государственной власти. Срок их полномочий — 4 года. Провинции разделены на округа (уезды), в которых, как повсеместно в городах и деревнях (общинах), действуют избранные населением народные советы. С 1997 года провинциям и другим административно-территориальным единицам предоставлено право заниматься внешнеторговыми операциями[48].

Судебная система

Судебная система включает Верховный народный суд в Ханое и нижестоящие народные суды в провинциях и крупных городах. Национальное собрание может в особых случаях, например, когда затрагиваются интересы национальной безопасности, создавать своим решением специальный орган судопроизводства. Верховный народный суд осуществляет контроль за работой подведомственных учреждений. Представители национальных меньшинств наделены правом пользоваться в суде родным языком. На государственном и провинциальном уровнях и в армии действуют народные инспекции, каждой из которых руководят ответственные сотрудники прокуратуры, которые выполняют задачи контроля за выполнением закона в государственных учреждениях, частных организациях, военнослужащими и гражданскими лицами. Дела на процессах судья рассматривает совместно с советом народных заседателей, состоящим из пяти-девяти человек. В стране насчитывается свыше 10 тысяч таких советов[48].

Политические партии

Политические партии: Коммунистическая партия Вьетнама — правящая, создана в феврале 1930 года на прошедшей в эмиграции в Гонконге объединительной конференции коммунистических групп, существовавших с 1920-х годов. Лидером партии стал Хо Ши Мин. В октябре 1930 года она была переименована в Коммунистическую партию Индокитая (КПИК). В феврале 1951 года КПИК была преобразована в Партию трудящихся Вьетнама (ПТВ). Председателем ЦК стал Хо Ши Мин, остававшийся на этом посту до смерти в 1969 году. В декабре 1976 года ПТВ была переименована в Коммунистическую партию Вьетнама. Генеральным секретарем КПВ стал Ле Зуан, который оставался им до своей смерти в 1986 году.

КПВ является единственной партией в стране, поскольку Демократическая и Социалистическая партии прекратили своё существование в 1988 году.

Среди других политических организаций выделяется Отечественный фронт Вьетнама, созданный в 1955 году и включивший в 1977 году в свой состав Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (1960—1977) и Союз национальных, демократических и миролюбивых сил Южного Вьетнама (1968—1977). В Отечественный фронт Вьетнама входят также Коммунистическая партия, Всеобщая конфедерация трудящихся (создана в 1976 году), Союз коммунистической молодежи Хо Ши Мина (создан в 1931 году), Союз женщин Вьетнама (создан в 1930 году) и другие организации.

Правовая система

Правовая система Вьетнама сложилась в результате взаимодействия феодального вьетнамского права (писаного и обычного), французского права и права социалистических стран[54].

История и общая характеристика

В доколониальный период вьетнамское право имело много общего с китайской правовой системой. Законодательство здесь отступало на второй план, основную роль играли этические нормы. Право применялось субсидиарно и исключительно для разрешения вопросов государственного значения. Регулирование отношений между индивидами законодатель оставлял семье и общине, наделяя их правом применения уголовных санкций[54].

Во время французского колониального господства внедрялись западные юридические нормы и институты, чуждые местному менталитету. В этот период страна была разделена на 3 зоны: северную, центральную и южную, в которых действовало различное законодательство. Кохинхина — южный Вьетнам — получила статус колонии и полностью подчинялась французскому законодательству. Статус колонии и соответственный правовой режим имели также три города на севере: Ханой, Хайфон и Турань. Аннам — Центральный Вьетнам — был французским протекторатом и номинально здесь правил местный король. В 1925 году король Аннама делегировал свои административные и законодательные полномочия французскому Верховному комиссару. Северный Вьетнам, хотя и имел статус протектората, подчинялся непосредственно Франции[54].

В Южном Вьетнаме и трех перечисленных городах действовало гражданское законодательство (по Декрету 1883 года). Однако оно было неполным и в неописанных случаях приходилось обращаться к Гражданскому кодексу Центрального Вьетнама или обычному праву, которое было записано в 1815 году в кодексе Gia Long. В отличие от Южного Центральный Вьетнам имел более полные кодексы: Гражданский (1936—1939), Кодекс гражданского и торгового процесса (1919), Уголовный кодекс (1933), Уголовно-процессуальный Кодекс и Торговый кодекс (1942). В северном Вьетнаме был принят Гражданский кодекс (1931)[54].

После обретения независимости Вьетнам был поделен на две части, право в которых развивалось по-разному. В ДРВ практически все колониальное законодательство было заменено. В Конституции 1959 год были закреплены основы правовой системы социалистического типа. Образцом для этой системы стало советское законодательство. В Южном Вьетнаме сохранялось старое законодательство. Однако после 1954 года действие всех иностранных актов было отменено[54].

Провозглашение в 1975 году единого Вьетнама потребовало унификации законодательства, которое должно было быть построено на социалистических принципах. Курс на переход к рыночным отношениям, взятый в 1986 году, снова потребовал практически полной перестройки правовой системы. В 1992 году была принята новая Конституция, а в 1995 первый общевьетнамский Гражданский кодекс[54].

Однако правовая система Вьетнама сохранила некоторые прежние черты: монопольное руководство Коммунистической партии, официальный характер марксистско-ленинской идеологии, примат социалистической собственности, общественных и государственных интересов над частными[54].

Источники права: конституция, законы и постановления Национального собрания, указы (декреты) и постановления Постоянного комитета Национального собрания, приказы (ордонансы) и решения Президента Республики, решения и директивы Правительства, подзаконные акты министерств и ведомств, местных органов власти[54].

В труднодоступных сельских районах может использоваться обычное право (согласно ст.5 Конституции каждая национальность имеет право «сохранять и развивать свои прекрасные нравы, обычаи»).

Права человека

Государственные праздники и символика

Государственные праздники (выходные):

  • Тет (Новый год) — неделя выходных в январе или феврале (отмечается по лунно-солнечному календарю, соответственно у праздника нет фиксированной даты);
  • День основания Коммунистической партии Вьетнама — 3 февраля;
  • День поминовения королей Хунг — обычно отмечается в апреле (отмечается по лунно-солнечному календарю, соответственно у праздника нет фиксированной даты);
  • 30 апреля — День освобождения Южного Вьетнама;
  • 1 мая — День трудящихся;
  • 2 сентября — День независимости (от Франции с 1945 г.).

Вооружённые силы, полиция, органы государственной безопасности

Всё, что касается Вьетнамской народной армии и других силовых структур, строго засекречено. В ноябре 1998 года Национальное собрание проголосовало за «прозрачность» информации в сфере государственного управления, после чего правительство разработало детальную программу ознакомления общественности с вопросами финансирования руководимых им служб и ведомств (она не касается армии, органов внутренней безопасности и партийных организаций). Численность военнослужащих в стране оценивают приблизительно 0,5 млн человек, а сотрудников органов безопасности — 2 млн человек. Органы внутренних дел — Вьетнамская народная полиция, органы государственной безопасности — Вьетнамская народная безопасность.

Внутренняя политика

Общая характеристика

Преступность

Сепаратизм и терроризм

Внешняя политика

31 августа 2004 года — МИД КНДР сообщил об отзыве северокорейского посла во Вьетнаме в связи с «участием Вьетнама в заговоре», в результате которого в июле 2004 в Южную Корею были доставлены 460 северокорейских беженцев. МИД КНДР потребовал от Вьетнама официальных извинений и пригрозил отозвать всех сотрудников своей дипломатической миссии во Вьетнаме, если власти этой страны не гарантируют неповторения таких инцидентов[55].

Административно-территориальное устройство

Административное деление Вьетнама определено согласно Конституции Вьетнама 1992 года и имеет три уровня.

На первом, самом крупном уровне вся страна делится на 58 провинций и 5 крупных городов центрального подчинения имеющих такой же статус, как и провинции.

На втором уровне существуют менее крупные административные единицы — городские районы, города провинциального подчинения, небольшие городки местного значения и сельские районы — уезды.

На третьем уровне существуют самые мелкие административные единицы — городские кварталы, городские общины-коммуны и сельские общины-коммуны.

Более мелкий уровень деревень, сёл и т. п. не является административным.

Физико-географическая характеристика

Более 80 % территории Вьетнама занимают низкие и средневысотные горы. На севере друг параллельно другу протягиваются глыбово-складчатые хребты юго-восточного простирания — Хоангльеншон[vi] (с высшей точкой Вьетнама горой Фаншипан — 3143 м), Шусунгтяотяй, Шамшао, разделённые узкими, глубокими продольными долинами. Вдоль западной границы протягиваются горы Чыонгшон (Аннамские горы). В центральной и южной части страны расположены цокольные и базальтовые плато — Плейку, Даклак, Ламвьен, Зилинь, составляющие плоскогорье Тэйнгуен.

Крупнейшие и самые полноводные реки Юго-Восточной Азии Хонгха и Меконг заканчивают своё течение на территории Вьетнама, впадая в Южно-Китайское море.

В низовьях и дельте Хонгхи на севере Вьетнама расположена аллювиально-дельтовая равнина Бакбо. Здесь же наибольшая плотность населения страны (1100 чел/км²) и расположена столица Вьетнама Ханой.

Обширная аллювиально-дельтовая равнина Намбо расположена на крайнем юго-западе страны в дельте Меконга. Здесь также высока плотность населения (450 чел/км²) и расположен крупнейший город страны Хошимин.

Множество небольших рек, стекающих с плоскогорья Тэйнгуен и Аннамских гор в местах впадения в Южно-Китайское море образовали узкую полосу аккумулятивных приморских равнин.

Вьетнам расположен в области субэкваториального муссонного климата, но в силу большой протяжённости страны с севера на юг, климатические условия на её территории несколько различаются. Зима на юге жаркая (26° С), на севере прохладная (15° С), температура воздуха иногда понижается до 1° С из-за проникновения холодного воздуха из Китая. В горах на высоте более 1500 м случаются заморозки. Режим выпадения осадков также изменяется по территории Вьетнама. Зима сухая на юге и влажная на севере, а летом муссонные дожди поливают всю территорию страны. В конце лета и начале осени побережье Вьетнама посещают разрушительной силы тайфуны. На наветренных склонах гор в год выпадает 2500-3000 мм осадков, на подветренных — 700—900 мм.

Географическое положение

Государство в Юго-Восточной Азии, расположенное на полуострове Индокитай. На западе граничит с Лаосом и Камбоджей, на севере — с Китаем, с востока и юга омывается Южно-Китайским морем.

Геология

Рельеф

Территория Вьетнама вытянута в меридиональном направлении (расстояние между крайними северной и южной точками — ок. 1750 км), а в широтном направлении её протяженность от 616 км на севере (от Монгкая до вьетнамско-лаосской границы) до 46,5 км в центральной части (в области Чунгбо). Протяженность береговой линии 3260 км. Разнообразие природных условий Вьетнама обусловлено его расположением на стыке различных природных зон и древней геологической структуры. Рельеф страны горный: более трёх четвертей занимают горы, плато и плоскогорья, от соседних государств Вьетнам отделяют горные хребты. К Вьетнаму также относятся острова и архипелаги.

Внутренние воды

Почвы и полезные ископаемые

Климат

Климат значительно отличается между северным и южным Вьетнамом. На севере умеренный, изменчивый, тропический климат, существует прохладный сезон с ноября по апрель и жаркий с мая по октябрь. На юге Вьетнама тропический климат: теплый до очень жаркого в течение всего года, прохладнее с ноября по январь, жарко с февраля по май и сезон дождей с мая по октябрь.

Во время сезона дождей часто бушуют тайфуны, которые могут вызвать наводнения, особенно часто в дельте Меконга, но и в других прибрежных регионах бывают наводнения.

Флора

Фауна

Экология

С 1990-х годов дельта Меконга всё чаще ощущает угрозу затопления из-за глобального потепления: подъём уровня океана и ураганы приводят к оползням земли. Специально созданное Управление государственной программы охраны окружающей среды в деле противодействия изменениям климата прогнозирует, что в 2100 году уровень моря может подняться на 1 метр, и провинциям дельты Меконга грозит почти полное затопление. Правительство проводит программу противодействия с разными сценариями развития. По программе строятся дамбы и плотины, обновляются площади защитных прибрежных лесов, идут работы по приспособлению флоры и фауны к изменениям климата[56].

Население

Общая характеристика

  • Численность населения — 93 976 347 (оценка на июль 2015[57])
  • Годовой прирост — 1,1 % (фертильность — 1,91 рождений на женщину, 137-е место в мире)
  • Средняя продолжительность жизни — 69,7 лет у мужчин, 74,9 года у женщин
  • Городское население — 30 %
  • Грамотность — 96 % мужчин, 92 % женщин (оценка 2002 года)
  • Заражённость вирусом иммунодефицита — 0,4 % (по оценке 2009 года)

Национальный состав

Этнический состав — вьеты 85,7 %, таи 1,9 %, тхай 1,8 %, мыонги 1,5 %, кхмеры 1,5 %, мяо 1,2 %, нунги 1,1 % и прочие (по переписи 2009 года).

Языки

Государственным является вьетнамский, часть населения может говорить по-английски, по-французски, по-китайски, по-русски.

Религия

Религии — буддисты 9,3 %, католики 6,7 %, хоа-хао 1,5 %, каодай 1,1 %, протестанты 0,5 %, атеисты и последователи местных анимистических культов 80,8 % (по переписи 1999 года)[1].

Основной религией вьетнамцев является система народных верований, основу которой составляют ритуалы «тхо кунг то тьен» (культа предков), неукоснительно исполняемые большинством жителей страны. Этот культ не имеет оформленного вероучения, иерархии духовенства и социальной организации (общины, приходы и т. п.) и, следовательно, не обладает статусом религиозной конфессии. Во время переписи 1999 г. все лица, затруднившиеся указать свою конфессиональную принадлежность, были записаны в разряд атеистов. Также нужно заметить, что местом отправления культа предков зачастую служат буддийские храмы, чем вызвано другое популярное заблуждение, согласно которому более 80 % вьетнамцев — буддисты.

Экономика

Общая характеристика

Государственно-бюрократическая система управления экономикой привела в середине 1980-х гг. к её хроническому кризису. В 1986 году начался период реформ по развитию рыночных отношений при сохранении социалистических ориентиров развития. В 1990 году Национальное собрание приняло первые законы о частных предприятиях, об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью, моделью для которых послужило французское законодательство. Однако государство оставило за собой право полного контроля над частным предпринимательством. Новые социально-экономические отношения получили подтверждение и в Конституции 1992 года, согласно которой хозяйственная жизнь основывается на общенародной, коллективной и частной собственности (ст. 15)[58].

Была проведена приватизация ряда государственных предприятий, число которых уменьшилось с 12 084 в 1991 году до 6300 в 1995. Последнее происходило как за счет ликвидации слабых предприятий, так и объединения предприятий[48]. В 1991 году государство впервые разместило облигации госзайма на 220,5 млрд донгов, в дальнейшем стали выпускаться бонды в долларах[59].

Рыночные реформы привели к высоким результатам. С 1990 года по 1997 год ВВП увеличивался ежегодно на 8,9 %. В 1995—1997 Вьетнам лидировал среди стран-членов АСЕАН. К 2000 ВВП на душу населения составил 400 долл. Прямые иностранные инвестиции, которые в 1991 равнялись ≈ 2,3 млрд долл. США, в 1997 увеличились до 31,2 млрд долл., что составило 30 % всех капиталовложений. В 1998 вывоз товаров и услуг составлял 42 % ВВП, ввоз — 47 % ВВП[48].

Азиатский финансовый кризис 1998—1999 привел к тому, что импорт в страну уменьшился на 3 % при расширении экспорта на 0,9 %, а объём иностранных инвестиций сократился[48].

ВВП в 2009 году — 92,4 млрд долл. ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) — 2,9 тыс. долл. (167-е место в мире).

Занятость

Трудовая миграция за рубеж

В начале 2000-х годов вступил в силу закон «Об основах отправки вьетнамских трудовых мигрантов за рубеж по контрактам». В результате с 2001 по 2011 года число работающих за рубежом увеличилось с 36168 человек до 88298 человек[60].

Промышленность и энергетика

Природные ресурсы: фосфаты, уголь, марганец, бокситы, хромиты, залежи нефти и газа на морском шельфе, лес, гидроэнергия.

Промышленность (15 % работающих, 40 % ВВП) — сотовые телефоны, бытовая электроника, комплектующие к компьютерам и офисная техника, обработка сельхозпродукции, одежда, обувь, добыча нефти, судостроение. Сфера обслуживания — 33 % работающих, 39 % ВВП. Безработных — 6,5 % (2009 г.).

Электроэнергия в стране вырабатывается преимущественно на гидроэлектростанциях, и если начало сезона дождей задерживается, то наступают перебои в производстве электричества. В планах по развитию — строительство первой атомной станции в провинции Ниньтхуан по российскому проекту и с помощью российских специалистов. Кроме того, предполагается, что новый центр ядерных исследований «Центр ядерной науки и технологий» будут строить также российские специалисты[61].

Сельское хозяйство и рыболовство

Сельское хозяйство (52 % работающих, 21 % ВВП) — рис, кофе, каучуконосы, хлопок, чай (общая площадь чаеводства около 131 тыс. га; доход отрасли составляет около 150 млн долларов в год, из них 70 % — доля экспорта)[62], перец, соя, кешью, сахарный тростник, арахис, бананы; птица; вылов рыбы и морепродуктов.

Международная организация кофе сообщила, что за первую половину 2012 года эта страна Юго-Восточной Азии на 13 % обогнала Бразилию по производству кофейных зерен, таким образом, Вьетнам впервые в истории стал крупнейшим в мире экспортером кофейных зёрен[63].

Сфера услуг

Финансовый сектор

Торговля

Туризм

Компании

В число крупнейших компаний Вьетнама входят PetroVietnam (Vietnam Oil and Gas Group), Samsung Electronics Vietnam, Petrolimex (Vietnam National Petroleum Group), Vietnam Electricity (EVN), Viettel Group, Binh Son Refining and Petrochemical Company (BSR), Vietnam Posts and Telecommunications Group (VNPT), PetroVietnam Oil Corporation (PV Oil), Vinacomin (Vietnam National Coal and Mineral Industries Group), Vietnam Bank for Agriculture and Rural Development (Agribank), Vietsovpetro, Vietnam Airlines, PetroVietnam Gas (PV Gas), PetroVietnam Exploration Production Corporation (PVEP), Honda Vietnam, EVN SPC (EVN Southern Power Corporation), Bank for Investment and Development of Vietnam (BIDV), Vietinbank (Vietnam Commercial Bank for Industry and Trade), EVN NPC (EVN Northern Power Corporation) и Doji Gold and Gems Group[64][65].

В число крупнейших частных вьетнамских компаний входят Saigon Jewelry Company, Asia Commercial Bank, FPT Group (Corporation for Financing and Promoting Technology), Vinamilk (Vietnam Dairy Products Joint Stock Company), Vietnam Technological and Commercial Bank, Saigon Thuong Tin Commercial Bank, Vietnam Export Import Commercial Bank, Phu Nhuan Jewelry Company, Hoa Phat Group и Maritime Commercial Bank[65].

Также в число крупнейших компаний Вьетнама входят Tan Tao Group, PetroVietnam Insurance, Hau Giang Pharmaceutical, PetroVietnam Fertilizer and Chemicals, Dong Phu Rubber, PetroVietnam Drilling & Well Services, Vinashin Petroleum Investment Transport.

Внешнеэкономические связи

Вьетнам экспортирует сырую нефть, морепродукты, рис, кофе, каучук, чай, одежду и обувь (57 млрд долл. в 2009). Основные покупатели — США 21,4 %, Япония 14,4 %, Китай 7,3 %, Австралия 4,4 %, Германия 4,3 %.

Вьетнам импортирует промышленную продукцию, нефтепродукты, удобрения, зерно, хлопок, цемент, мотоциклы (65,1 млрд долл. в 2009). Основные поставщики — Китай 20,9 %, Сингапур 9,6 %, Япония 9 %, Тайвань 8,2 %, Южная Корея 7,7 %, Таиланд 6,4 %, США 4,3 %.

В прошлом СССР и Вьетнам тесно сотрудничали в разных областях: сельское хозяйство, нефтедобыча, строительство и науки, не говоря уже о военно-технической отрасли. Сейчас многие проекты закрыты, но по-прежнему работает совместное нефтедобывающее предприятие «Вьетсовпетро» в городе Вунгтау и Центр тропических исследований РАН в Ханое (с отделениями в Хошимине и Нячанге). Продолжается сотрудничество в области энергетики с российским холдингом Силовые машины. Всего в стране числится 64 проекта с участием российского капитала на сумму 390,3 млн долларов (без учёта «Вьетсовпетро»).[66]

В 2008 г. «Вымпелком» совместно с «GTEL Corporation» основал вьетнамско-российскую компанию «GTel Mobile JSC» с долей акций 49 %. C августа 2009 года по сентябрь 2012 года[67] GTel Mobile осуществляла услуги сотовой связи под брендом «Beeline VN» в трёх крупнейших городах страны — Ханое, Хошимине и Дананге[68][69]. В апреле 2012 г. из-за неудач и разногласий с вьетнамскими держателями акций Вымпелком покинул рынок страны, передав все свои акции вьетнамской стороне[67][70] (спустя месяц Вымпелком ушёл и с рынка соседней КамбоджиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2056 дней]).

Долгое время экономическому росту Вьетнама мешало американское эмбарго и чрезмерная опека советского государства — зарубежный капитал в стране не приветствовался. В декабре 1988 года вьетнамское правительство приняло закон об иностранных инвестициях, которым гарантировало компаниям из других государств, что их имущество и прибыль не будут национализированы. Во Вьетнам потянулись сперва компании из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь Южная Корея и Австралия, а потом и многие другие. А в 1997 году парламент Вьетнама разрешил всем провинциям и округам самостоятельно совершать внешнеторговые операции. С 11 января 2007 года Вьетнам стал 150-м членом Всемирной торговой организации (ВТО).

Иностранные инвестиции

В последние годы многие иностранные компании, особенно работающие в сфере бытовой электроники и высоких технологий, переносят свои производственные и научно-исследовательские мощности из соседнего Китая во Вьетнам. Главными причинами этого являются более дешёвая рабочая сила, налоговые льготы и близость к уже действующим заводам и логистическим центрам в Китае, Корее и Японии. Среди крупнейших инвесторов — Samsung (производство смартфонов), LG Electronics (производство телевизоров), Nokia (производство мобильных телефонов), Panasonic (производство бытовой электроники), Intel (производство микросхем), Fuji Xerox (производство принтеров)[71][72].

Социальная сфера

Во Вьетнаме высок уровень бедности. В 2006 году уровень бедности был установлен в городе в эквиваленте 0,54 долларов в сутки на душу населения, в сельской местности — 0,42 доллара[60]. Позднее эти показатели индексировались на уровень инфляции. Для борьбы с бедностью был принят ряд государственных программ. Правительственная программа № 135 для развития горных и отдаленных территорий (утверждена в 1998 году): провинциальным банкам выделен 21 трлн донгов[60]. Банки же предоставили льготные кредиты 2362 коммунам в 22 провинциях[60]. После реализации программы № 135 доля населения, живущего в крайней нищете снизилась с 37,4 % в 1998 году до 12,6 % в 2011 году[60].

Проблема социального неравенства

Вьетнам отличается довольно высоким уровнем неравенства в доходах. Причем разрыв в целом растет. В 2002 году в целом по стране доходы верхней 20 % группы превышали доходы нижней 20 % группы в 8,1 раз, а в 2010 году уже в 9,2 раза[60].

Пенсии и социальные пособия

В стране насчитывается по официальным данным 3,5 — 5 млн инвалидов, средний размер государственной пенсии которых составлял в 2007—2008 годах 3 — 10 долларов в зависимости от того, где и кем за ними осуществлялся уход[60].

Здравоохранение

В конце 1990-х годов всеобщим бесплатным медицинским страхованием было охвачено 6 млн человек, или 8 — 9 % населения Вьетнама. Почти в каждом сельском пункте есть медицинские работники. В 2008 году началась реформа здравоохранения, в результате которой в 2010 году доля населения, охваченного обязательным медицинским страхованием, выросла до 62 %[60].

Транспорт и связь

Водный транспорт

Автомобильный транспорт

Железнодорожный транспорт

Бо́льшая часть железных дорог Вьетнама — узкоколейки с шириной колеи 1000 мм, но ближе к китайской границе встречаются также и пути стефенсоновской колеи 1435 мм. Тяга тепловозная, хотя по состоянию на 1999 год имелись и паровозы[73].

Воздушный транспорт

Телекоммуникации

Культура и общество

История и общая характеристика

На формирование вьетнамской культуры сильное влияние оказали крупнейшие религиозно-философские учения Востока — буддизм и конфуцианство — вместе с которыми в страну попали и соответствующие художественные традиции Индии и Китая. При этом в некоторые периоды истории китайская культура насаждалась насильственными методами, особенно это проявилось в I и VII вв.[74]

Также, несмотря на иностранное влияние, в деревенской среде формируется национальная культурная традиция — динь-ланг. В неё входили религиозные представления, сложные обряды и ритуалы, культовая архитектура и скульптура, народная картина. Причём многие из видов традиционного искусства, хотя и претерпели некоторые изменения, сохранились в наши дни[75].

Наиболее высоким достижением вьетнамского искусства периода древности являются знаменитые бронзовые изделия из Северного Вьетнама, относящиеся к культуре Донгшон (IX—VIII вв. до н. э. — I—II вв. н. э.), которые были найдены там в конце XVII века. Среди этих бронзовых находок были орудия труда, ювелирные украшения, предметы бытовой утвари, а также широкоизвестные бронзовые барабаны, использовавшиеся во время земледельческих обрядов[76].

В эпоху китайской экспансии I—X вв. происходит знакомство вьетнамцев с более высокой технологией гончарного дела — теперь из глины изготавливаются глазурованные фаянсовые изделия: чаши, лампы, курильницы, цветная черепица. В III веке начинается производство бумаги из коры и листьев алойного дерева и морских водорослей. Распространение получает искусство художественных лаков. Получает дальнейшее развитие ткачество из джута, льна, бамбуковых волокон. Высокого уровня в VIII—X вв. достигает искусство изготовления шёлковых тканей[77].

В XI—XII вв. буддизм, ставший государственной религией, оказывает сильное влияние на различные сферы жизни Вьетнама. Небывалого размаха достигает строительство храмов, пагод и монастырей. Однако постройки того периода практически не сохранились, представления о них можно составить лишь по данным раскопок и надписям на памятных стелах. Непременным атрибутом храмового декора были изображения дракона, который входил в число четырёх священных животных, наравне с фениксом, единорогом и черепахой. Дракон считался предком-покровителем вьетнамцев и почитался как хозяин стихии воды[78].

Мотив четырёх священных животных, к которым иногда добавляются ещё четыре священных животных — рыба, летучая мышь, мифический журавль и тигр — наиболее распространён в декоративном искусстве Вьетнама. Другими распространёнными элементами являются «восемь драгоценных предметов», символизирующие богатство и образованность — плод тыквы, наконечник кисточки, веер из листьев смоковницы, флейта, корзина цветов, меч, гонг, веник из перьев; «восемь плодов» — персик, гранат, слива, груша, плод «рука Будды», виноград, калебаса, круглая тыква; «четыре растения» — цветок персика, хризантемы, бамбук, орхидея; «четыре времени года»[79].

XI—XIV вв. стали периодом значительного развития производства керамики, которая по цвету поливы делилась на два вида: «гом мен нгок» — с глазурью цвета нефрита и «гом мен нга» — с глазурью цвета слоновой кости[80]. В конце XIX века получает распространение народная картина. Эти картины выполнялись во многих деревнях и ввиду невысокой цены могли быть приобретены любым крестьянином. Тематика изображений могла быть религиозной, поздравительной, охранительной, исторической, литературной[81] или сатирической[82].

В период французской колонизации народ Вьетнама получает возможность приобщения к европейской культуре. В стране открывается сеть профессиональных училищ, основывается Высшая школа изящных искусств. Вьетнамцы открывают для себя новый вид изобразительного искусства — станковую живопись[83]. В XX веке традиционные живописные техники получают новое осмысление — появляется станковая живопись на шёлке и лаковая станковая живопись[84][85].

Литература

В X—XII вв. были созданы ранние памятники вьетнамской письменности на ханване. XIII—XIV вв. — период формирования придворной поэзии, воспринявшей буддистское мировоззрение. В стихотворной и прозаической форме, в таких произведениях, как «Воззвание к военачальникам» Чан Хынг Дао, отражена тема противостояния монголам. В XIV веке появляется новелла «Собрание чудес и таинств земли Вьет». С XV века берет начало поэзия на разговорном вьет — «Сборник стихов на родном языке» Нгуен Чая. Важную роль в развитии этого направления сыграло литературное объединение «Собрание двадцати восьми звезд». В XVI веке высокго уровня достигли драматургия и театральное искусство. В конце XVII — начале XVIII вв. увидела свет историко-эпическая поэма о подвигах исторических и легендарных героев «Книга Небесного Юга». В XVIII — начале XIX вв. появляется жанр лирической поэмы (нгэм), отражавшей внутренний мир человека и жанр поэмы на семейные и бытовые темы. Эти традиции объединила поэма «Стенания истерзанной души» Нгуен Зу. С 2-й половины XIX века литература развивалась в колониальных условиях. Современные жанры — новелла, роман, современная драма — появляются в XX веке под влиянием европейской литературы[86].

После революции 1945 года происходившие события получили отображение в многочисленных прозаических и поэтических произведениях в духе социалистического реализма. На литературу Южного Вьетнама оказали влияние западные философские и литературные направления: персонализм, экзистенциализм и др. В 1968 году был написан роман в духе литературы «потерянного поколения» — «Фиолетовый горизонт» Ван Куанга. С 1976 года литература формируется в едином государстве, в конце XX в. появляется социально-психологическая проза[86].

Изобразительное искусство

Живопись XV—XVIII вв. — это храмовые росписи, свитки на шелке и бумаге. Распространение получают культовая живопись, пейзажи и лубок, основными центрами изготовления которого были Ханой и Донгхо в его окрестностях. В качестве сюжета лубков использовались легенды, литературные произведения, большую известность снискали новогодние картинка (чань тэт) из Донгхо. В XX веке в результате соединения национальных и европейских традиций появились лаковая живопись и станковая живопись на шелке. Основоположником последней является Нгуен Фан Тянь[86].

Архитектура

В Северном Вьетнаме в архитектуре 1 тыс. н. э. отразилось влияние китайской традиции, например, курганы с клинчатым сводом или каменные изваяния животных. В центральном Вьетнаме ощущается воздействие индийских традиций: типичным культовым сооружением Тямпы является калан — кирпичное здание в виде башни, стоящее на высоком цоколе и завершающееся ступенчатым навершием. В оформлении фасадов зданий использовались скульптурные изображения божеств индуистского пантеона[86].

Расцвет архитектуры Северного Вьетнама связан со становлением централизованного государства Дайвьет. По всей стране возводятся буддийские храмы и монастыри. Для них характерна симметричность плана и использование дерева как основного материала. Планировка Храма Литературы и использованные при его строительстве архитектурные приемы свидетельствуют о китайском влиянии. Храм Пагода на одном столбе служит примером камерности и изысканной декоративности в культовой архитектуре Вьетнама[86].

Архитектура XIII—XVIII вв. представлена храмами различных религий, мавзолеями сановников, крытыми мостами и рынками. Среди наиболее значимых храмово-монастырских сооружений комплексы Бут-Тхап и Тэй-Фыонг (XIII—XIV вв., перестроены в XVII—XVIII вв.)[86].

Музыка

Сохранились памятники бакшонской культуры — наборы литофонов, культуры Донгшон — бронзовые барабаны. Традиционная музыка находилась под влиянием Китая. Она также унаследовала культуру государства Тямпы, которая была настолько высокой, что использовалась в Японии и кхмерском государстве Фунань. В XI—XIII складываются музыкальные театральные формы — театр туонг. В XIII—XVIII вв. придворнаяя музыка, включавшая дай няк — «великую музыку» и ня няк — «изящную музыку», представляла собой оркестровые композиции, гимны, танцевальную музыку. Музыка испытала влияние буддизма чань. Народы вьетнама имеют свои традиции и инструменты — варганы, ксилофоны, гонги, земляные цитры, разновидности струнных. С конца XIX века музыка испытывает европейское влияние. В 1920-х гг. возникает музыкальный театр кай лыонг. В 1930-х гг. появляются массовые песни, в 1940-х — джаз. В 1950-х создается национальная композиторская школа, перенимаются европейские жанры оперы, симфонии и т. д. В 1970—1980-х гг. многие музыканты обучались в СССР[86].

Театр

Традиционное театральное искусство Вьетнама составляют музыкально-драматические жанры туонг и тео[86].

Театр туонг, в основе которого лежит культ предков, возник как придворное развлечение в XI—XIII вв. на севере Вьетнама. Он развивался под китайским влиянием. Из Китая заимствовались грим и костюмы. Действие не делилось на акты. Важными были жесты, интонации, костюмы. Декорации не использовались. В репертуаре преобладали пьесы о событиях вьетнамской истории и переработки китайских сюжетов. В XIX по заказу императорского двора драматург Тан Да создает ряд произведений в жанре туонг[86].

Тео — это импровизированный народный театр. Происходит от ежегодных празднований в честь сбора урожая риса. Включает народную музыку, танцы, хоровое пение. Пьесы часто имели сатирическую направленность, обличая пороки высших сословий. Наибольшую популярность приобрел драматург Нгуен Динь Нги (первая половина XX века). Он создал более 50 исторических, комедийных и сатирических пьес[86].

В XX веке тоуонг и тео постепенно вытесняет кай лыонг — музыкальный театр, опиравшийся на искусство бродячих певцов. Здесь использовались современные народные мелодии, декорации, занавес, световые эффекты, деление на акты. Этот жанр популяризировал поэт Тхе Лы[86].

Кить ной — современный «разговорный» или драматический театр. В годы войны 1946—1954 гг. кай лыонг и кить ной были наиболее популярными жанрами. Во Вьетнаме есть также кукольный театр[86].

В XXI веке с развитием телевидения и кино традиционные театральные жанры приходят в упадок. Из-за сокращения бюджетных средств некоторые театры были расформированы, появились частные театры-студии и антрепризы.[86]

Танец

Существует четыре разновидности традиционного танца Вьетнама: народный, религиозный, придворный и театральный. Народные танцы проходят под звуки барабанов, трещёток и пение. Существуют танец плуга, танец гребцов, танец живых шахматных фигур, новогодний танец единорога, танец мольбы о дожде. Другой вид танцев исполняется членами религиозных сообществ, например, танец колдуна с ароматическими палочками. Или танец муа бонг и муа чао, исполняемый женщинами-шаманами. Также танец шести подношений, исполняемый буддийскими монахами. Танцы были распространены при дворах императоров, например, имеющий китайские корни танец Бат дат исполнялся 128 танцовщиками, танец три звезды, танец четырёх легендарных животных (дракона, единорога, феникса и черепахи), танец женщин-воительниц. Танцы, связанные с театром туонг и тео имеют глубокую проработку формы, каждое движение или жест отражают эмоциональное состояние персонажа[86].

В 1920-е гг. широко распространились хореографические миниатюры. В 1961 году были поставлены первые многоактные балетные спектакли. Артистов балета обучали в социалистических странах[86].

Кинематограф

Первый фильм «История Кьеу» был снят в 1923 году на сюжет классического романа Нгуен Зу. В 20-х гг. под руководством французских и китайских кинематографистов создаются фильмы «Госпожа Же» (1929, реж. Ж. Спеш), «Долина призраков» (1938, реж. Чан Фи), «Вечер на реке Меконг» (1940, реж. А. Зау)[86].

После создания ДРВ начало развиваться документальное кино, например, фильмы о борьбе против французского колониализма, строительстве каналов, борьбе с засухой. В 1956 году была создана первая киностудия. В 1959 году вышла первая в ДРВ игровая лента «На берегах одной реки» (реж. Фам Хиеу Зан и Нгуен Хонг Нги). В 1960-х гг. развиваются темы социалистического строительства на севере Вьетнама, освободительной борьбы. В Южном Вьетнаме в это время снимаются коммерчески ориентированные фильмы, обработка и монтаж которых производились за границей[86].

В 1970—1980-х гг. основными темами являлись героизм армии и народа и строительство социалистического общества. На рубеже XX—XXI вв. режиссёры стремились отойти от идеологических клише и пропаганды, характерным становится поиск новых форм[86].

Подготовка специалистов для киноиндустрии осуществляется в Государственном институте театра и кино Вьетнама. С конца 1990-х гг. в Ханое проводятся ежегодные национальные кинофестивали[86].

Декоративно-прикладное искусство

Обычаи и быт

Во Вьетнаме активно практиковалось многожёнство в течение многих веков вплоть до его запрета коммунистической партией Вьетнама в 1959 году[87][88]. Однако после войны во Вьетнаме (1957—1975) нелегальное многожёнство, вызванное гендерным дисбалансом, образовавшимся в результате гибели большого количества мужчин во время этой войны, осталось достаточно распространённым явлением[89].

Кухня

Философия

Средства массовой информации

Печатные СМИ

Радио и телевидение

  • VTV1 — общий Канал новостей и политики;
  • VTV2 — Канал культуры, жизни, науки и просвещения;
  • VTV3 — Канал музыки, информации и развлечений;
  • VTV4 — Канал для иностранных резидентов;
  • VTV5 — Канал иновещания, а также Автоканал;
  • VOVGT-Ha Noi
  • VOVGT-TP.HCM
  • VOVTV

Информационные агентства

Интернет СМИ

Спорт

В стране популярны такие виды спорта, как футбол, настольный теннис, шахматы, традиционные боевые искусства. Начиная с 1952 года спортсмены Вьетнама принимают участие в летних Олимпийских играх. На счету вьетнамцев две серебряные олимпийские награды: в 2000 году в Сиднее отличилась тхэквондистка Чан Хьеу Нган, а в 2008 году в Пекине — тяжелоатлет Хоанг Ань Туан.

Вьетнам постоянно участвует и добивается успехов в азиатских чемпионатах и Играх Юго-Восточной Азии. На Играх 2003 года Вьетнам был страной-хозяином, и спортсмены страны завоевали первое место в общемедальном зачёте[90]. На последних Играх 2015 года в Сингапуре (как и на Играх 2011 года в Индонезии и 2013 года в Мьянме)[91][92][93] в общем медальном зачёте сборная Вьетнама заняла третье место.[94]

В 2007 году страна принимала чемпионат Азии по футболу совместно с Таиландом, Индонезией и Малайзией. Команда вышла из группы, но в четвертьфинале уступила будущем триумфатору чемпионата Ираку.

Интересные факты

См. также

Напишите отзыв о статье "Вьетнам"

Примечания

Комментарии
  1. В различных источниках Тямпа иногда именуется как Чампа, Тьямпа
  2. См. также Кэцзюй об аналогичной системе в Китае.
Источники
  1. 1 2 3 4 5 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/vm.html CIA — The World Factbook]
  2. Census.gov. [www.census.gov/population/international/data/countryrank/rank.php Country Rank. Countries and Areas Ranked by Population: 2013]. U.S. Department of Commerce (2013). Проверено 9 мая 2013. [www.webcitation.org/6GUHbJYCI Архивировано из первоисточника 9 мая 2013].
  3. [hdr.undp.org/sites/default/files/ranking.pdf Human Development Report 2014]. United Nations Development Programme (2014). Проверено 21 марта 2016.
  4. [www.citycode.ru/country/index_8051.html Телефонные коды городов Вьетнама]
  5. Государства и территории мира. Справочные сведения // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 15. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  6. Вьетнам. Справочник. М.: Наука, 1993
  7. 1 2 Мосяков, Тюрин, 2004, с. 10.
  8. 1 2 Мосяков, Тюрин, 2004, с. 11.
  9. 1 2 Мосяков, Тюрин, 2004, с. 23.
  10. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 11—12.
  11. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 24—25.
  12. 1 2 [www.ipos-msk.ru/lib/pdf/sbor-deopik.pdf Организация управления на окраинах китайской империи на примере вьетских земель крайнего Юга. Деопик Д. В. 1970]
  13. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 25.
  14. 1 2 Мосяков, Тюрин, 2004, с. 37.
  15. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 37—38.
  16. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 39—40.
  17. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 50.
  18. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 50—51.
  19. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 62.
  20. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 50—53.
  21. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 88.
  22. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 112.
  23. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 115.
  24. История Вьетнама, 1991, с. 25.
  25. История Вьетнама, 1991, с. 52.
  26. Мосяков, Тюрин, 2004, с. 126—127.
  27. История Востока, т.6, 2008.
  28. 1 2 СИЭ, т.3, 1963, с. 942.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 История Востока, т.6, 2008, с. 715—720.
  30. [www.cpv.org.vn/cpv/Modules/News/NewsDetail.aspx?co_id=30063&cn_id=97203# Thông cáo Đảng Cộng sản Đông Dương tự ý giải tán, ngày 11-11-1945] (вьетн.). Văn kiện Đảng toàn tập Tập 8 (1945-1947). www.cpv.org.vn (26/05/2003). Проверено 4 декабря 2013.
  31. СИЭ, т.10, 1967, [dic.academic.ru/dic.nsf/sie/13121 Партия трудящихся Вьетнама], с. ?.
  32. 1 2 3 БСЭ, Вьетнам, III. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА ВЬЕТНАМ. ДРВ на первом этапе развития народно-демократического строя (сентябрь 1945 — июль 1954).
  33. Ильинский, 2000, с. 500.
  34. 1 2 Дэвидсон, 2002, [militera.lib.ru/h/davidson/02.html Глава 2.], с. ?.
  35. 1 2 3 Война Сопротивления вьетнамского народа 1945-54 — статья из Большой советской энциклопедии (2-е издание).
  36. Ильинский, 2000, с. 52-53.
  37. 1 2 СИЭ, т.3, 1963, с. 943.
  38. Ильинский, 2000, с. 13.
  39. Советская военная энциклопедия. — М.: Воениздат, 1978. — Т. 5: Линия — Объектовая. — С. 544-545.
  40. 1 2 Дэвидсон, 2002, [militera.lib.ru/h/davidson/03.html Глава 3.], с. ?.
  41. Дэвидсон, 2002, [militera.lib.ru/h/davidson/04.html Глава 4.], с. ?.
  42. Дэвидсон, 2002, [militera.lib.ru/h/davidson/06.html Глава 6.], с. ?.
  43. СИЭ, т.3, 1963, с. 944.
  44. [www.bookrags.com/research/chinavietnam-relations-ema-02/ China-Vietnam Relations]
  45. [vietnamguide.ru/poleznoje/detail/Gosudarstvennoe-ustrojstvo-Vetnama-4/ Государственное устройство Вьетнама]
  46. 1 2 3 Правовые системы стран мира, 2001, с. 146.
  47. 1 2 3 Национальные парламенты мира, 2005, с. 259.
  48. 1 2 3 4 5 6 [www.krugosvet.ru/enc/strany_mira/VETNAM.html Вьетнам] // Энциклопедия «Кругосвет».
  49. Национальные парламенты мира, 2005, с. 259—260.
  50. Зыонг Тхи Ха. Особенность функционирования парламентской системы в Социалистической Республике Вьетнам // Вестник Воронежского государственного университета. — 2014. — № 3. — С. 77.
  51. Правовые системы стран мира, 2001, с. 147.
  52. Национальные парламенты мира, 2005, с. 261.
  53. 1 2 Правовые системы стран мира, 2001, с. 148.
  54. 1 2 3 4 5 6 7 8 Правовые системы стран мира, 2001, с. 148—158.
  55. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=502019&print=true КНДР отозвала своего посла из Вьетнама]
  56. [vietnam.vnanet.vn/vnp/ru-ru/13/67/67/27228/default.aspx Дельте реки Меконга угрожают изменения климата — Иллюстрированный журнал Вьетнам]
  57. [countrymeters.info/ru/vietnam население вьетнама].
  58. Правовые системы стран мира, 2001, с. 151.
  59. [cyberleninka.ru/article/n/analiz-razvitiya-rynka-gosudarstvennyh-obligatsiy-vietnama АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ РЫНКА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЛИГАЦИЙ ВЬЕТНАМА — тема научной статьи по экономике и экономическим наукам, читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в э…]
  60. 1 2 3 4 5 6 7 8 www.ifes-ras.ru/images/abook_file/Viet3.pdf
  61. [www.atomstroyexport.ru/about/projects/current/ninthuan/ АЭС «Ниньтхуан-1» (Вьетнам)]
  62. [vietnam.vnanet.vn/vnp/ru-RU/13/255/255/6456/default.aspx Бренды вьетнамского чая — Иллюстрированный журнал Вьетнам]
  63. [news.rambler.ru/15106579/38305892/ Вьетнам стал лидером по экспорту кофе, обогнав Бразилию — Рамблер-Новости]
  64. [www.vnr500.com.vn/vn/ VNR500]. Vietnam Report. Проверено 14 марта 2015.
  65. 1 2 [vef.vn/nhung-cau-chuyen-doanh-nghiep-vnr/2012-12-10-cong-bo-bang-xep-hang-vnr500-nam-2012 Công bố bảng xếp hạng VNR500 năm 2012]. Vietnam Report. Проверено 14 марта 2015.
  66. [www.mid.ru/bdomp/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/8f42c94242065fd8c32576ff00427ecd!OpenDocument МИД России | 10/06/2011 | Российско-Вьетнамские отношения (справочная информация)]
  67. 1 2 [gmobile.com.vn/en-us/content/777 Company Overview]
  68. [en.beeline.vn/en/pages/content.aspx?id=11 Company overview] Официальный сайт Beeline VN  (англ.)
  69. [www.mforum.ru/t4/forum/5pc0cb Вьетнамский GTEL Mobile начинает работать под брендом Beeline]
  70. [www.kommersant.ru/doc/1922668?stamp=634722018121249021 Ъ-Газета — Vimpelcom сужает географию]
  71. [delo.ua/tech/samsung-perevodit-proizvodstvo-iz-kitaja-vo-vetnam-222817/?supdated_new=1387529274 Samsung переводит производство из Китая во Вьетнам]. Ekonomika Communication Hub (19 декабря 2013). Проверено 20 декабря 2013.
  72. [english.thesaigontimes.vn/Home/business/investment/28602/ Bulk FDI inflow fosters electronics export growth]. The Saigon Times. Проверено 2 января 2014.
  73. [www.css-rzd.ru/ZDM/01-2001/9059.htm Тяговый подвижной состав железных дорог Вьетнама]
  74. Искусство Вьетнама, 1991, с. 4.
  75. Искусство Вьетнама, 1991, с. 3.
  76. Искусство Вьетнама, 1991, с. 5.
  77. Искусство Вьетнама, 1991, с. 6.
  78. Искусство Вьетнама, 1991, с. 6—7.
  79. Нгуен Фи Хоань, 1982, с. 116—120.
  80. Искусство Вьетнама, 1991, с. 9.
  81. Искусство Вьетнама, 1991, с. 29.
  82. Нгуен Фи Хоань, 1982, с. 130.
  83. Искусство Вьетнама, 1991, с. 30.
  84. Искусство Вьетнама, 1991, с. 32.
  85. Нгуен Фи Хоань, 1982, с. 87.
  86. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Вьетнам — статья из Большой российской энциклопедии
  87. [www.haivenu-vietnam.com/vietnam-culture-customs.htm 25 Social Customs] (англ.)
  88. [www.vietspring.org/religion/beliefs.html Common Vietnamese Beliefs] (англ.)
  89. [people.howstuffworks.com/polygamy.htm How Polygamy Works] (англ.)
  90. [vietnam.vnanet.vn/vnp/ru-ru/13/73/73/6989/default.aspx Успехи вьетнамского спорта на SEA Games 25 — Иллюстрированный журнал Вьетнам]
  91. [vietnam.vnanet.vn/vnp/ru-ru/13/73/73/29600/default.aspx Спортивные победы сборной Вьетнама на SEA Games 26 — Иллюстрированный журнал Вьетнам]
  92. [seagamesmm.com/medals SEA Games Myanmar — Medal Counts | SEA Games Myanmar]
  93. [www.27seagames2013.com/home/ 27th SEA Games — Myanmar 2013]
  94. vietnam.vnanet.vn/russian/28-е-спортивные-игры-стран-юва-сигеимс-28-прорыв-в-олимпииских-дисциплинах/190662.html
  95. [www.vietnamnews.ru/ Вьетнам]
  96. [www.travelliving.ru/news/15-news-travel-and-tourism/553-the-longest-and-highest-cable-car-in-the-world-is-located-in-vietnam.html Во Вьетнаме открыли самую длинную в мире подвесную канатную дорогу]
  97. </ol>

Литература

  • Вьетнам // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  • Вьетнам. Справочник. М.: Наука, 1993.
  • Дэвидсон, Филипп Б. Война во Вьетнаме (1946—1975 гг.) = Vietnam At War. The History 1946-1975. — М.: Изографус : Эксмо, 2002. — 814 с. — ISBN 5-94661-047-3.
  • Западова Е. А. Об изучении Вьетнама в России //Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXII годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР. Ч.I. М., 1989. С.117-123
  • Ильинский М.М. Индокитай. Пепел Четырех войн (1939—1979 гг.). — М.: Вече, 2000. — 512 с. — (Военные тайны XX века). — ISBN 5-7838-0657-9.
  • Искусство Вьетнама / М. Б. Кохан. — М.: Гос. музей искусства народов Востока; ВРИБ «Союзрекламкультура», 1991.
  • История Востока: в 6 т. Т.6. Восток в новейший период (1945—2000 гг.) / отв. ред.: В. Я. Белокреницкий, В. В. Наумкин. — М.: Восточная литература РАН, 2008. — P. 1095. — ISBN 978-5-02-036371-7.
  • История Вьетнама / пер. с вьет. И. Д. Бакшт и В. И. Мещерякова, авт. предисл. Г. М. Маслов. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — 363 с. — ISBN 5-02-017089-5.
  • Мосяков Д. В., Тюрин В. А. История Юго-Восточной Азии. — М.: Восточный университет, 2004. — 497 с. — ISBN 5-98196-021-3.
  • [books.google.ru/books?id=c5333zCKH_4C&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA258#v=onepage&q&f=false Национальные парламенты мира : энцикл. справ.] / А. Х. Саидов; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 720 с. — ISBN 9785466000429.
  • Нгуен Фи Хоань. Искусство Вьетнама. Очерки истории изобразительного искусства / под ред. Д. В. Деопика. — М.: Прогресс, 1982.
  • Новакова, Оксана Владимировна. Крест и Дракон. У истоков вьетнамской католической церкви (XVI—XVII века). — М.: ИД «Ключ», ИСАА МГУ, 2012.
  • Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Отв. ред. — д. ю. н., проф. А. Я. Сухарев. — 2-е изд., изм. и доп. — Издательство НОРМА, 2001. — 840 с. — ISBN 5-89123-527-7.
  • Советская историческая энциклопедия: в 16 т. / гл. ред. Е. М. Жуков. — М.: Сов. Энциклопедия, 1963. — Т. 3: Вашингтон — Вячко.
  • Советская историческая энциклопедия: в 16 т. / гл. ред. Е. М. Жуков. — М.: Сов. Энциклопедия, 1967. — Т. 10: Нахимсон — Пергам.
  • Windrow, Martin. The French Indochina War 1946-1954. — Osprey Publishing, 1998. — 48 p. — ISBN 978-1855327894.

Ссылки

  • [vietnam.vnanet.vn/VNP/ru-RU/11/Default.aspx «Иллюстрированный журнал Вьетнам»]  (рус.) (вьетн.) (англ.)
  • [www.nhat-nam.ru Нят-Нам.ру] Материалы о Вьетнаме  (рус.)
  • [www.vietnamnews.ru Vietnamnews.ru] Обзоры новостей Вьетнама, статьи по истории и культуре  (рус.)
  • [www.orvd.ru ОРВД] Общество российско-вьетнамской дружбы  (рус.)
  • [www.portalostranah.ru/view.php?id=146 Вьетнам и обстоятельства получения им независимости]  (рус.)
  • Вьетнам в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).

Отрывок, характеризующий Вьетнам

Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.
– Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис.
– Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c'est terrible, les devoirs d'un chretien… [Подумайте, дело идет о спасения его души! Ах! это ужасно, долг христианина…]
Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d'arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.
Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу.


Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.
– Bonjour, ma cousine, – сказал Пьер. – Vous ne me гесоnnaissez pas? [Здравствуйте, кузина. Вы меня не узнаете?]
– Я слишком хорошо вас узнаю, слишком хорошо.
– Как здоровье графа? Могу я видеть его? – спросил Пьер неловко, как всегда, но не смущаясь.
– Граф страдает и физически и нравственно, и, кажется, вы позаботились о том, чтобы причинить ему побольше нравственных страданий.
– Могу я видеть графа? – повторил Пьер.
– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.
Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:
– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.
Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.
На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:
– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c'est tout ce que je vous dis. [Мой милый, если вы будете вести себя здесь, как в Петербурге, вы кончите очень дурно; больше мне нечего вам сказать.] Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.
С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.
В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.
– L'Angleterre a vecu, [Англии конец,] – проговорил он, нахмуриваясь и указывая на кого то пальцем. – M. Pitt comme traitre a la nation et au droit des gens est condamiene a… [Питт, как изменник нации и народному праву, приговаривается к…] – Он не успел договорить приговора Питту, воображая себя в эту минуту самим Наполеоном и вместе с своим героем уже совершив опасный переезд через Па де Кале и завоевав Лондон, – как увидал входившего к нему молодого, стройного и красивого офицера. Он остановился. Пьер оставил Бориса четырнадцатилетним мальчиком и решительно не помнил его; но, несмотря на то, с свойственною ему быстрою и радушною манерой взял его за руку и дружелюбно улыбнулся.
– Вы меня помните? – спокойно, с приятной улыбкой сказал Борис. – Я с матушкой приехал к графу, но он, кажется, не совсем здоров.
– Да, кажется, нездоров. Его всё тревожат, – отвечал Пьер, стараясь вспомнить, кто этот молодой человек.
Борис чувствовал, что Пьер не узнает его, но не считал нужным называть себя и, не испытывая ни малейшего смущения, смотрел ему прямо в глаза.
– Граф Ростов просил вас нынче приехать к нему обедать, – сказал он после довольно долгого и неловкого для Пьера молчания.
– А! Граф Ростов! – радостно заговорил Пьер. – Так вы его сын, Илья. Я, можете себе представить, в первую минуту не узнал вас. Помните, как мы на Воробьевы горы ездили c m me Jacquot… [мадам Жако…] давно.
– Вы ошибаетесь, – неторопливо, с смелою и несколько насмешливою улыбкой проговорил Борис. – Я Борис, сын княгини Анны Михайловны Друбецкой. Ростова отца зовут Ильей, а сына – Николаем. И я m me Jacquot никакой не знал.
Пьер замахал руками и головой, как будто комары или пчелы напали на него.
– Ах, ну что это! я всё спутал. В Москве столько родных! Вы Борис…да. Ну вот мы с вами и договорились. Ну, что вы думаете о булонской экспедиции? Ведь англичанам плохо придется, ежели только Наполеон переправится через канал? Я думаю, что экспедиция очень возможна. Вилльнев бы не оплошал!
Борис ничего не знал о булонской экспедиции, он не читал газет и о Вилльневе в первый раз слышал.
– Мы здесь в Москве больше заняты обедами и сплетнями, чем политикой, – сказал он своим спокойным, насмешливым тоном. – Я ничего про это не знаю и не думаю. Москва занята сплетнями больше всего, – продолжал он. – Теперь говорят про вас и про графа.
Пьер улыбнулся своей доброю улыбкой, как будто боясь за своего собеседника, как бы он не сказал чего нибудь такого, в чем стал бы раскаиваться. Но Борис говорил отчетливо, ясно и сухо, прямо глядя в глаза Пьеру.
– Москве больше делать нечего, как сплетничать, – продолжал он. – Все заняты тем, кому оставит граф свое состояние, хотя, может быть, он переживет всех нас, чего я от души желаю…
– Да, это всё очень тяжело, – подхватил Пьер, – очень тяжело. – Пьер всё боялся, что этот офицер нечаянно вдастся в неловкий для самого себя разговор.
– А вам должно казаться, – говорил Борис, слегка краснея, но не изменяя голоса и позы, – вам должно казаться, что все заняты только тем, чтобы получить что нибудь от богача.
«Так и есть», подумал Пьер.
– А я именно хочу сказать вам, чтоб избежать недоразумений, что вы очень ошибетесь, ежели причтете меня и мою мать к числу этих людей. Мы очень бедны, но я, по крайней мере, за себя говорю: именно потому, что отец ваш богат, я не считаю себя его родственником, и ни я, ни мать никогда ничего не будем просить и не примем от него.
Пьер долго не мог понять, но когда понял, вскочил с дивана, ухватил Бориса за руку снизу с свойственною ему быстротой и неловкостью и, раскрасневшись гораздо более, чем Борис, начал говорить с смешанным чувством стыда и досады.
– Вот это странно! Я разве… да и кто ж мог думать… Я очень знаю…
Но Борис опять перебил его:
– Я рад, что высказал всё. Может быть, вам неприятно, вы меня извините, – сказал он, успокоивая Пьера, вместо того чтоб быть успокоиваемым им, – но я надеюсь, что не оскорбил вас. Я имею правило говорить всё прямо… Как же мне передать? Вы приедете обедать к Ростовым?
И Борис, видимо свалив с себя тяжелую обязанность, сам выйдя из неловкого положения и поставив в него другого, сделался опять совершенно приятен.
– Нет, послушайте, – сказал Пьер, успокоиваясь. – Вы удивительный человек. То, что вы сейчас сказали, очень хорошо, очень хорошо. Разумеется, вы меня не знаете. Мы так давно не видались…детьми еще… Вы можете предполагать во мне… Я вас понимаю, очень понимаю. Я бы этого не сделал, у меня недостало бы духу, но это прекрасно. Я очень рад, что познакомился с вами. Странно, – прибавил он, помолчав и улыбаясь, – что вы во мне предполагали! – Он засмеялся. – Ну, да что ж? Мы познакомимся с вами лучше. Пожалуйста. – Он пожал руку Борису. – Вы знаете ли, я ни разу не был у графа. Он меня не звал… Мне его жалко, как человека… Но что же делать?
– И вы думаете, что Наполеон успеет переправить армию? – спросил Борис, улыбаясь.
Пьер понял, что Борис хотел переменить разговор, и, соглашаясь с ним, начал излагать выгоды и невыгоды булонского предприятия.
Лакей пришел вызвать Бориса к княгине. Княгиня уезжала. Пьер обещался приехать обедать затем, чтобы ближе сойтись с Борисом, крепко жал его руку, ласково глядя ему в глаза через очки… По уходе его Пьер долго еще ходил по комнате, уже не пронзая невидимого врага шпагой, а улыбаясь при воспоминании об этом милом, умном и твердом молодом человеке.
Как это бывает в первой молодости и особенно в одиноком положении, он почувствовал беспричинную нежность к этому молодому человеку и обещал себе непременно подружиться с ним.
Князь Василий провожал княгиню. Княгиня держала платок у глаз, и лицо ее было в слезах.
– Это ужасно! ужасно! – говорила она, – но чего бы мне ни стоило, я исполню свой долг. Я приеду ночевать. Его нельзя так оставить. Каждая минута дорога. Я не понимаю, чего мешкают княжны. Может, Бог поможет мне найти средство его приготовить!… Adieu, mon prince, que le bon Dieu vous soutienne… [Прощайте, князь, да поддержит вас Бог.]
– Adieu, ma bonne, [Прощайте, моя милая,] – отвечал князь Василий, повертываясь от нее.
– Ах, он в ужасном положении, – сказала мать сыну, когда они опять садились в карету. – Он почти никого не узнает.
– Я не понимаю, маменька, какие его отношения к Пьеру? – спросил сын.
– Всё скажет завещание, мой друг; от него и наша судьба зависит…
– Но почему вы думаете, что он оставит что нибудь нам?
– Ах, мой друг! Он так богат, а мы так бедны!
– Ну, это еще недостаточная причина, маменька.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Как он плох! – восклицала мать.


Когда Анна Михайловна уехала с сыном к графу Кириллу Владимировичу Безухому, графиня Ростова долго сидела одна, прикладывая платок к глазам. Наконец, она позвонила.
– Что вы, милая, – сказала она сердито девушке, которая заставила себя ждать несколько минут. – Не хотите служить, что ли? Так я вам найду место.
Графиня была расстроена горем и унизительною бедностью своей подруги и поэтому была не в духе, что выражалось у нее всегда наименованием горничной «милая» и «вы».
– Виновата с, – сказала горничная.
– Попросите ко мне графа.
Граф, переваливаясь, подошел к жене с несколько виноватым видом, как и всегда.
– Ну, графинюшка! Какое saute au madere [сотэ на мадере] из рябчиков будет, ma chere! Я попробовал; не даром я за Тараску тысячу рублей дал. Стоит!
Он сел подле жены, облокотив молодецки руки на колена и взъерошивая седые волосы.
– Что прикажете, графинюшка?
– Вот что, мой друг, – что это у тебя запачкано здесь? – сказала она, указывая на жилет. – Это сотэ, верно, – прибавила она улыбаясь. – Вот что, граф: мне денег нужно.
Лицо ее стало печально.
– Ах, графинюшка!…
И граф засуетился, доставая бумажник.
– Мне много надо, граф, мне пятьсот рублей надо.
И она, достав батистовый платок, терла им жилет мужа.
– Сейчас, сейчас. Эй, кто там? – крикнул он таким голосом, каким кричат только люди, уверенные, что те, кого они кличут, стремглав бросятся на их зов. – Послать ко мне Митеньку!
Митенька, тот дворянский сын, воспитанный у графа, который теперь заведывал всеми его делами, тихими шагами вошел в комнату.
– Вот что, мой милый, – сказал граф вошедшему почтительному молодому человеку. – Принеси ты мне… – он задумался. – Да, 700 рублей, да. Да смотри, таких рваных и грязных, как тот раз, не приноси, а хороших, для графини.
– Да, Митенька, пожалуйста, чтоб чистенькие, – сказала графиня, грустно вздыхая.
– Ваше сиятельство, когда прикажете доставить? – сказал Митенька. – Изволите знать, что… Впрочем, не извольте беспокоиться, – прибавил он, заметив, как граф уже начал тяжело и часто дышать, что всегда было признаком начинавшегося гнева. – Я было и запамятовал… Сию минуту прикажете доставить?
– Да, да, то то, принеси. Вот графине отдай.
– Экое золото у меня этот Митенька, – прибавил граф улыбаясь, когда молодой человек вышел. – Нет того, чтобы нельзя. Я же этого терпеть не могу. Всё можно.
– Ах, деньги, граф, деньги, сколько от них горя на свете! – сказала графиня. – А эти деньги мне очень нужны.
– Вы, графинюшка, мотовка известная, – проговорил граф и, поцеловав у жены руку, ушел опять в кабинет.
Когда Анна Михайловна вернулась опять от Безухого, у графини лежали уже деньги, всё новенькими бумажками, под платком на столике, и Анна Михайловна заметила, что графиня чем то растревожена.
– Ну, что, мой друг? – спросила графиня.
– Ах, в каком он ужасном положении! Его узнать нельзя, он так плох, так плох; я минутку побыла и двух слов не сказала…
– Annette, ради Бога, не откажи мне, – сказала вдруг графиня, краснея, что так странно было при ее немолодом, худом и важном лице, доставая из под платка деньги.
Анна Михайловна мгновенно поняла, в чем дело, и уж нагнулась, чтобы в должную минуту ловко обнять графиню.
– Вот Борису от меня, на шитье мундира…
Анна Михайловна уж обнимала ее и плакала. Графиня плакала тоже. Плакали они о том, что они дружны; и о том, что они добры; и о том, что они, подруги молодости, заняты таким низким предметом – деньгами; и о том, что молодость их прошла… Но слезы обеих были приятны…


Графиня Ростова с дочерьми и уже с большим числом гостей сидела в гостиной. Граф провел гостей мужчин в кабинет, предлагая им свою охотницкую коллекцию турецких трубок. Изредка он выходил и спрашивал: не приехала ли? Ждали Марью Дмитриевну Ахросимову, прозванную в обществе le terrible dragon, [страшный дракон,] даму знаменитую не богатством, не почестями, но прямотой ума и откровенною простотой обращения. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее.
В кабинете, полном дыма, шел разговор о войне, которая была объявлена манифестом, о наборе. Манифеста еще никто не читал, но все знали о его появлении. Граф сидел на отоманке между двумя курившими и разговаривавшими соседями. Граф сам не курил и не говорил, а наклоняя голову, то на один бок, то на другой, с видимым удовольствием смотрел на куривших и слушал разговор двух соседей своих, которых он стравил между собой.
Один из говоривших был штатский, с морщинистым, желчным и бритым худым лицом, человек, уже приближавшийся к старости, хотя и одетый, как самый модный молодой человек; он сидел с ногами на отоманке с видом домашнего человека и, сбоку запустив себе далеко в рот янтарь, порывисто втягивал дым и жмурился. Это был старый холостяк Шиншин, двоюродный брат графини, злой язык, как про него говорили в московских гостиных. Он, казалось, снисходил до своего собеседника. Другой, свежий, розовый, гвардейский офицер, безупречно вымытый, застегнутый и причесанный, держал янтарь у середины рта и розовыми губами слегка вытягивал дымок, выпуская его колечками из красивого рта. Это был тот поручик Берг, офицер Семеновского полка, с которым Борис ехал вместе в полк и которым Наташа дразнила Веру, старшую графиню, называя Берга ее женихом. Граф сидел между ними и внимательно слушал. Самое приятное для графа занятие, за исключением игры в бостон, которую он очень любил, было положение слушающего, особенно когда ему удавалось стравить двух говорливых собеседников.
– Ну, как же, батюшка, mon tres honorable [почтеннейший] Альфонс Карлыч, – говорил Шиншин, посмеиваясь и соединяя (в чем и состояла особенность его речи) самые народные русские выражения с изысканными французскими фразами. – Vous comptez vous faire des rentes sur l'etat, [Вы рассчитываете иметь доход с казны,] с роты доходец получать хотите?
– Нет с, Петр Николаич, я только желаю показать, что в кавалерии выгод гораздо меньше против пехоты. Вот теперь сообразите, Петр Николаич, мое положение…
Берг говорил всегда очень точно, спокойно и учтиво. Разговор его всегда касался только его одного; он всегда спокойно молчал, пока говорили о чем нибудь, не имеющем прямого к нему отношения. И молчать таким образом он мог несколько часов, не испытывая и не производя в других ни малейшего замешательства. Но как скоро разговор касался его лично, он начинал говорить пространно и с видимым удовольствием.
– Сообразите мое положение, Петр Николаич: будь я в кавалерии, я бы получал не более двухсот рублей в треть, даже и в чине поручика; а теперь я получаю двести тридцать, – говорил он с радостною, приятною улыбкой, оглядывая Шиншина и графа, как будто для него было очевидно, что его успех всегда будет составлять главную цель желаний всех остальных людей.
– Кроме того, Петр Николаич, перейдя в гвардию, я на виду, – продолжал Берг, – и вакансии в гвардейской пехоте гораздо чаще. Потом, сами сообразите, как я мог устроиться из двухсот тридцати рублей. А я откладываю и еще отцу посылаю, – продолжал он, пуская колечко.
– La balance у est… [Баланс установлен…] Немец на обухе молотит хлебец, comme dit le рroverbe, [как говорит пословица,] – перекладывая янтарь на другую сторону ртa, сказал Шиншин и подмигнул графу.
Граф расхохотался. Другие гости, видя, что Шиншин ведет разговор, подошли послушать. Берг, не замечая ни насмешки, ни равнодушия, продолжал рассказывать о том, как переводом в гвардию он уже выиграл чин перед своими товарищами по корпусу, как в военное время ротного командира могут убить, и он, оставшись старшим в роте, может очень легко быть ротным, и как в полку все любят его, и как его папенька им доволен. Берг, видимо, наслаждался, рассказывая всё это, и, казалось, не подозревал того, что у других людей могли быть тоже свои интересы. Но всё, что он рассказывал, было так мило степенно, наивность молодого эгоизма его была так очевидна, что он обезоруживал своих слушателей.
– Ну, батюшка, вы и в пехоте, и в кавалерии, везде пойдете в ход; это я вам предрекаю, – сказал Шиншин, трепля его по плечу и спуская ноги с отоманки.
Берг радостно улыбнулся. Граф, а за ним и гости вышли в гостиную.

Было то время перед званым обедом, когда собравшиеся гости не начинают длинного разговора в ожидании призыва к закуске, а вместе с тем считают необходимым шевелиться и не молчать, чтобы показать, что они нисколько не нетерпеливы сесть за стол. Хозяева поглядывают на дверь и изредка переглядываются между собой. Гости по этим взглядам стараются догадаться, кого или чего еще ждут: важного опоздавшего родственника или кушанья, которое еще не поспело.
Пьер приехал перед самым обедом и неловко сидел посредине гостиной на первом попавшемся кресле, загородив всем дорогу. Графиня хотела заставить его говорить, но он наивно смотрел в очки вокруг себя, как бы отыскивая кого то, и односложно отвечал на все вопросы графини. Он был стеснителен и один не замечал этого. Большая часть гостей, знавшая его историю с медведем, любопытно смотрели на этого большого толстого и смирного человека, недоумевая, как мог такой увалень и скромник сделать такую штуку с квартальным.
– Вы недавно приехали? – спрашивала у него графиня.
– Oui, madame, [Да, сударыня,] – отвечал он, оглядываясь.
– Вы не видали моего мужа?
– Non, madame. [Нет, сударыня.] – Он улыбнулся совсем некстати.
– Вы, кажется, недавно были в Париже? Я думаю, очень интересно.
– Очень интересно..
Графиня переглянулась с Анной Михайловной. Анна Михайловна поняла, что ее просят занять этого молодого человека, и, подсев к нему, начала говорить об отце; но так же, как и графине, он отвечал ей только односложными словами. Гости были все заняты между собой. Les Razoumovsky… ca a ete charmant… Vous etes bien bonne… La comtesse Apraksine… [Разумовские… Это было восхитительно… Вы очень добры… Графиня Апраксина…] слышалось со всех сторон. Графиня встала и пошла в залу.
– Марья Дмитриевна? – послышался ее голос из залы.
– Она самая, – послышался в ответ грубый женский голос, и вслед за тем вошла в комнату Марья Дмитриевна.
Все барышни и даже дамы, исключая самых старых, встали. Марья Дмитриевна остановилась в дверях и, с высоты своего тучного тела, высоко держа свою с седыми буклями пятидесятилетнюю голову, оглядела гостей и, как бы засучиваясь, оправила неторопливо широкие рукава своего платья. Марья Дмитриевна всегда говорила по русски.
– Имениннице дорогой с детками, – сказала она своим громким, густым, подавляющим все другие звуки голосом. – Ты что, старый греховодник, – обратилась она к графу, целовавшему ее руку, – чай, скучаешь в Москве? Собак гонять негде? Да что, батюшка, делать, вот как эти пташки подрастут… – Она указывала на девиц. – Хочешь – не хочешь, надо женихов искать.
– Ну, что, казак мой? (Марья Дмитриевна казаком называла Наташу) – говорила она, лаская рукой Наташу, подходившую к ее руке без страха и весело. – Знаю, что зелье девка, а люблю.
Она достала из огромного ридикюля яхонтовые сережки грушками и, отдав их именинно сиявшей и разрумянившейся Наташе, тотчас же отвернулась от нее и обратилась к Пьеру.
– Э, э! любезный! поди ка сюда, – сказала она притворно тихим и тонким голосом. – Поди ка, любезный…
И она грозно засучила рукава еще выше.
Пьер подошел, наивно глядя на нее через очки.
– Подойди, подойди, любезный! Я и отцу то твоему правду одна говорила, когда он в случае был, а тебе то и Бог велит.
Она помолчала. Все молчали, ожидая того, что будет, и чувствуя, что было только предисловие.
– Хорош, нечего сказать! хорош мальчик!… Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает. Стыдно, батюшка, стыдно! Лучше бы на войну шел.
Она отвернулась и подала руку графу, который едва удерживался от смеха.
– Ну, что ж, к столу, я чай, пора? – сказала Марья Дмитриевна.
Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, [черепаховый,] и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.
Николай сидел далеко от Сони, подле Жюли Карагиной, и опять с той же невольной улыбкой что то говорил с ней. Соня улыбалась парадно, но, видимо, мучилась ревностью: то бледнела, то краснела и всеми силами прислушивалась к тому, что говорили между собою Николай и Жюли. Гувернантка беспокойно оглядывалась, как бы приготавливаясь к отпору, ежели бы кто вздумал обидеть детей. Гувернер немец старался запомнить вое роды кушаний, десертов и вин с тем, чтобы описать всё подробно в письме к домашним в Германию, и весьма обижался тем, что дворецкий, с завернутою в салфетку бутылкой, обносил его. Немец хмурился, старался показать вид, что он и не желал получить этого вина, но обижался потому, что никто не хотел понять, что вино нужно было ему не для того, чтобы утолить жажду, не из жадности, а из добросовестной любознательности.


На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Полковник рассказал, что манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге и что экземпляр, который он сам видел, доставлен ныне курьером главнокомандующему.
– И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? – сказал Шиншин. – II a deja rabattu le caquet a l'Autriche. Je crains, que cette fois ce ne soit notre tour. [Он уже сбил спесь с Австрии. Боюсь, не пришел бы теперь наш черед.]
Полковник был плотный, высокий и сангвинический немец, очевидно, служака и патриот. Он обиделся словами Шиншина.
– А затэ м, мы лосты вый государ, – сказал он, выговаривая э вместо е и ъ вместо ь . – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Он в манифэ стэ сказал, что нэ можэ т смотрэт равнодушно на опасности, угрожающие России, и что бэ зопасност империи, достоинство ее и святост союзов , – сказал он, почему то особенно налегая на слово «союзов», как будто в этом была вся сущность дела.
И с свойственною ему непогрешимою, официальною памятью он повторил вступительные слова манифеста… «и желание, единственную и непременную цель государя составляющее: водворить в Европе на прочных основаниях мир – решили его двинуть ныне часть войска за границу и сделать к достижению „намерения сего новые усилия“.
– Вот зачэм, мы лосты вый государ, – заключил он, назидательно выпивая стакан вина и оглядываясь на графа за поощрением.
– Connaissez vous le proverbe: [Знаете пословицу:] «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», – сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. – Cela nous convient a merveille. [Это нам кстати.] Уж на что Суворова – и того расколотили, a plate couture, [на голову,] а где y нас Суворовы теперь? Je vous demande un peu, [Спрашиваю я вас,] – беспрестанно перескакивая с русского на французский язык, говорил он.
– Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. А рассуждать как мо о ожно (он особенно вытянул голос на слове «можно»), как мо о ожно менше, – докончил он, опять обращаясь к графу. – Так старые гусары судим, вот и всё. А вы как судитэ , молодой человек и молодой гусар? – прибавил он, обращаясь к Николаю, который, услыхав, что дело шло о войне, оставил свою собеседницу и во все глаза смотрел и всеми ушами слушал полковника.
– Совершенно с вами согласен, – отвечал Николай, весь вспыхнув, вертя тарелку и переставляя стаканы с таким решительным и отчаянным видом, как будто в настоящую минуту он подвергался великой опасности, – я убежден, что русские должны умирать или побеждать, – сказал он, сам чувствуя так же, как и другие, после того как слово уже было сказано, что оно было слишком восторженно и напыщенно для настоящего случая и потому неловко.
– C'est bien beau ce que vous venez de dire, [Прекрасно! прекрасно то, что вы сказали,] – сказала сидевшая подле него Жюли, вздыхая. Соня задрожала вся и покраснела до ушей, за ушами и до шеи и плеч, в то время как Николай говорил. Пьер прислушался к речам полковника и одобрительно закивал головой.
– Вот это славно, – сказал он.
– Настоящэ й гусар, молодой человэк, – крикнул полковник, ударив опять по столу.
– О чем вы там шумите? – вдруг послышался через стол басистый голос Марьи Дмитриевны. – Что ты по столу стучишь? – обратилась она к гусару, – на кого ты горячишься? верно, думаешь, что тут французы перед тобой?
– Я правду говору, – улыбаясь сказал гусар.
– Всё о войне, – через стол прокричал граф. – Ведь у меня сын идет, Марья Дмитриевна, сын идет.
– А у меня четыре сына в армии, а я не тужу. На всё воля Божья: и на печи лежа умрешь, и в сражении Бог помилует, – прозвучал без всякого усилия, с того конца стола густой голос Марьи Дмитриевны.
– Это так.
И разговор опять сосредоточился – дамский на своем конце стола, мужской на своем.
– А вот не спросишь, – говорил маленький брат Наташе, – а вот не спросишь!
– Спрошу, – отвечала Наташа.
Лицо ее вдруг разгорелось, выражая отчаянную и веселую решимость. Она привстала, приглашая взглядом Пьера, сидевшего против нее, прислушаться, и обратилась к матери:
– Мама! – прозвучал по всему столу ее детски грудной голос.
– Что тебе? – спросила графиня испуганно, но, по лицу дочери увидев, что это была шалость, строго замахала ей рукой, делая угрожающий и отрицательный жест головой.
Разговор притих.
– Мама! какое пирожное будет? – еще решительнее, не срываясь, прозвучал голосок Наташи.
Графиня хотела хмуриться, но не могла. Марья Дмитриевна погрозила толстым пальцем.
– Казак, – проговорила она с угрозой.
Большинство гостей смотрели на старших, не зная, как следует принять эту выходку.
– Вот я тебя! – сказала графиня.
– Мама! что пирожное будет? – закричала Наташа уже смело и капризно весело, вперед уверенная, что выходка ее будет принята хорошо.
Соня и толстый Петя прятались от смеха.
– Вот и спросила, – прошептала Наташа маленькому брату и Пьеру, на которого она опять взглянула.
– Мороженое, только тебе не дадут, – сказала Марья Дмитриевна.
Наташа видела, что бояться нечего, и потому не побоялась и Марьи Дмитриевны.
– Марья Дмитриевна? какое мороженое! Я сливочное не люблю.
– Морковное.
– Нет, какое? Марья Дмитриевна, какое? – почти кричала она. – Я хочу знать!
Марья Дмитриевна и графиня засмеялись, и за ними все гости. Все смеялись не ответу Марьи Дмитриевны, но непостижимой смелости и ловкости этой девочки, умевшей и смевшей так обращаться с Марьей Дмитриевной.
Наташа отстала только тогда, когда ей сказали, что будет ананасное. Перед мороженым подали шампанское. Опять заиграла музыка, граф поцеловался с графинюшкою, и гости, вставая, поздравляли графиню, через стол чокались с графом, детьми и друг с другом. Опять забегали официанты, загремели стулья, и в том же порядке, но с более красными лицами, гости вернулись в гостиную и кабинет графа.


Раздвинули бостонные столы, составили партии, и гости графа разместились в двух гостиных, диванной и библиотеке.
Граф, распустив карты веером, с трудом удерживался от привычки послеобеденного сна и всему смеялся. Молодежь, подстрекаемая графиней, собралась около клавикорд и арфы. Жюли первая, по просьбе всех, сыграла на арфе пьеску с вариациями и вместе с другими девицами стала просить Наташу и Николая, известных своею музыкальностью, спеть что нибудь. Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела.
– Что будем петь? – спросила она.
– «Ключ», – отвечал Николай.
– Ну, давайте скорее. Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня?
Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней.
Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони. Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке. Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых. Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками. Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились.
– Соня! что ты?… Что, что с тобой? У у у!…
И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала. Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась. Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга. Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать.
– Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа.
И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
– Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий. А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя. И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что? Что я ей сделала? Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем…
Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине. Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга.
– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да?
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?…
И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли.
И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично.
– Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу.
– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим , с приехавшим из за границы . Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.
– Вот как в наше время танцовывали, ma chere, – сказал граф.
– Ай да Данила Купор! – тяжело и продолжительно выпуская дух и засучивая рукава, сказала Марья Дмитриевна.


В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.
Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.
– Это было бы хорошо, – сказала она. – Я ничего не хотела и не хочу.
Она сбросила свою собачку с колен и оправила складки платья.
– Вот благодарность, вот признательность людям, которые всем пожертвовали для него, – сказала она. – Прекрасно! Очень хорошо! Мне ничего не нужно, князь.
– Да, но ты не одна, у тебя сестры, – ответил князь Василий.
Но княжна не слушала его.
– Да, я это давно знала, но забыла, что, кроме низости, обмана, зависти, интриг, кроме неблагодарности, самой черной неблагодарности, я ничего не могла ожидать в этом доме…
– Знаешь ли ты или не знаешь, где это завещание? – спрашивал князь Василий еще с большим, чем прежде, подергиванием щек.
– Да, я была глупа, я еще верила в людей и любила их и жертвовала собой. А успевают только те, которые подлы и гадки. Я знаю, чьи это интриги.
Княжна хотела встать, но князь удержал ее за руку. Княжна имела вид человека, вдруг разочаровавшегося во всем человеческом роде; она злобно смотрела на своего собеседника.
– Еще есть время, мой друг. Ты помни, Катишь, что всё это сделалось нечаянно, в минуту гнева, болезни, и потом забыто. Наша обязанность, моя милая, исправить его ошибку, облегчить его последние минуты тем, чтобы не допустить его сделать этой несправедливости, не дать ему умереть в мыслях, что он сделал несчастными тех людей…
– Тех людей, которые всем пожертвовали для него, – подхватила княжна, порываясь опять встать, но князь не пустил ее, – чего он никогда не умел ценить. Нет, mon cousin, – прибавила она со вздохом, – я буду помнить, что на этом свете нельзя ждать награды, что на этом свете нет ни чести, ни справедливости. На этом свете надо быть хитрою и злою.
– Ну, voyons, [послушай,] успокойся; я знаю твое прекрасное сердце.
– Нет, у меня злое сердце.
– Я знаю твое сердце, – повторил князь, – ценю твою дружбу и желал бы, чтобы ты была обо мне того же мнения. Успокойся и parlons raison, [поговорим толком,] пока есть время – может, сутки, может, час; расскажи мне всё, что ты знаешь о завещании, и, главное, где оно: ты должна знать. Мы теперь же возьмем его и покажем графу. Он, верно, забыл уже про него и захочет его уничтожить. Ты понимаешь, что мое одно желание – свято исполнить его волю; я затем только и приехал сюда. Я здесь только затем, чтобы помогать ему и вам.
– Теперь я всё поняла. Я знаю, чьи это интриги. Я знаю, – говорила княжна.
– Hе в том дело, моя душа.
– Это ваша protegee, [любимица,] ваша милая княгиня Друбецкая, Анна Михайловна, которую я не желала бы иметь горничной, эту мерзкую, гадкую женщину.
– Ne perdons point de temps. [Не будем терять время.]
– Ax, не говорите! Прошлую зиму она втерлась сюда и такие гадости, такие скверности наговорила графу на всех нас, особенно Sophie, – я повторить не могу, – что граф сделался болен и две недели не хотел нас видеть. В это время, я знаю, что он написал эту гадкую, мерзкую бумагу; но я думала, что эта бумага ничего не значит.
– Nous у voila, [В этом то и дело.] отчего же ты прежде ничего не сказала мне?
– В мозаиковом портфеле, который он держит под подушкой. Теперь я знаю, – сказала княжна, не отвечая. – Да, ежели есть за мной грех, большой грех, то это ненависть к этой мерзавке, – почти прокричала княжна, совершенно изменившись. – И зачем она втирается сюда? Но я ей выскажу всё, всё. Придет время!


В то время как такие разговоры происходили в приемной и в княжниной комнатах, карета с Пьером (за которым было послано) и с Анной Михайловной (которая нашла нужным ехать с ним) въезжала во двор графа Безухого. Когда колеса кареты мягко зазвучали по соломе, настланной под окнами, Анна Михайловна, обратившись к своему спутнику с утешительными словами, убедилась в том, что он спит в углу кареты, и разбудила его. Очнувшись, Пьер за Анною Михайловной вышел из кареты и тут только подумал о том свидании с умирающим отцом, которое его ожидало. Он заметил, что они подъехали не к парадному, а к заднему подъезду. В то время как он сходил с подножки, два человека в мещанской одежде торопливо отбежали от подъезда в тень стены. Приостановившись, Пьер разглядел в тени дома с обеих сторон еще несколько таких же людей. Но ни Анна Михайловна, ни лакей, ни кучер, которые не могли не видеть этих людей, не обратили на них внимания. Стало быть, это так нужно, решил сам с собой Пьер и прошел за Анною Михайловной. Анна Михайловна поспешными шагами шла вверх по слабо освещенной узкой каменной лестнице, подзывая отстававшего за ней Пьера, который, хотя и не понимал, для чего ему надо было вообще итти к графу, и еще меньше, зачем ему надо было итти по задней лестнице, но, судя по уверенности и поспешности Анны Михайловны, решил про себя, что это было необходимо нужно. На половине лестницы чуть не сбили их с ног какие то люди с ведрами, которые, стуча сапогами, сбегали им навстречу. Люди эти прижались к стене, чтобы пропустить Пьера с Анной Михайловной, и не показали ни малейшего удивления при виде их.
– Здесь на половину княжен? – спросила Анна Михайловна одного из них…
– Здесь, – отвечал лакей смелым, громким голосом, как будто теперь всё уже было можно, – дверь налево, матушка.
– Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе.
Анна Михайловна остановилась, чтобы поровняться с Пьером.
– Ah, mon ami! – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. [Поверьте, я страдаю не меньше вас, но будьте мужчиной.]
– Право, я пойду? – спросил Пьер, ласково чрез очки глядя на Анну Михайловну.
– Ah, mon ami, oubliez les torts qu'on a pu avoir envers vous, pensez que c'est votre pere… peut etre a l'agonie. – Она вздохнула. – Je vous ai tout de suite aime comme mon fils. Fiez vous a moi, Pierre. Je n'oublirai pas vos interets. [Забудьте, друг мой, в чем были против вас неправы. Вспомните, что это ваш отец… Может быть, в агонии. Я тотчас полюбила вас, как сына. Доверьтесь мне, Пьер. Я не забуду ваших интересов.]
Пьер ничего не понимал; опять ему еще сильнее показалось, что всё это так должно быть, и он покорно последовал за Анною Михайловной, уже отворявшею дверь.
Дверь выходила в переднюю заднего хода. В углу сидел старик слуга княжен и вязал чулок. Пьер никогда не был на этой половине, даже не предполагал существования таких покоев. Анна Михайловна спросила у обгонявшей их, с графином на подносе, девушки (назвав ее милой и голубушкой) о здоровье княжен и повлекла Пьера дальше по каменному коридору. Из коридора первая дверь налево вела в жилые комнаты княжен. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Увидав проходящих, князь Василий сделал нетерпеливое движение и откинулся назад; княжна вскочила и отчаянным жестом изо всей силы хлопнула дверью, затворяя ее.
Жест этот был так не похож на всегдашнее спокойствие княжны, страх, выразившийся на лице князя Василья, был так несвойствен его важности, что Пьер, остановившись, вопросительно, через очки, посмотрел на свою руководительницу.
Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.
На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату. Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера. Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.


Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.
Младшая, румяная и смешливая княжна Софи, с родинкою, смотрела на него. Она улыбнулась, спрятала свое лицо в платок и долго не открывала его; но, посмотрев на Пьера, опять засмеялась. Она, видимо, чувствовала себя не в силах глядеть на него без смеха, но не могла удержаться, чтобы не смотреть на него, и во избежание искушений тихо перешла за колонну. В середине службы голоса духовенства вдруг замолкли; духовные лица шопотом сказали что то друг другу; старый слуга, державший руку графа, поднялся и обратился к дамам. Анна Михайловна выступила вперед и, нагнувшись над больным, из за спины пальцем поманила к себе Лоррена. Француз доктор, – стоявший без зажженной свечи, прислонившись к колонне, в той почтительной позе иностранца, которая показывает, что, несмотря на различие веры, он понимает всю важность совершающегося обряда и даже одобряет его, – неслышными шагами человека во всей силе возраста подошел к больному, взял своими белыми тонкими пальцами его свободную руку с зеленого одеяла и, отвернувшись, стал щупать пульс и задумался. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Во время этого перерыва Пьер заметил, что князь Василий вышел из за своей спинки стула и, с тем же видом, который показывал, что он знает, что делает, и что тем хуже для других, ежели они не понимают его, не подошел к больному, а, пройдя мимо его, присоединился к старшей княжне и с нею вместе направился в глубь спальни, к высокой кровати под шелковыми занавесами. От кровати и князь и княжна оба скрылись в заднюю дверь, но перед концом службы один за другим возвратились на свои места. Пьер обратил на это обстоятельство не более внимания, как и на все другие, раз навсегда решив в своем уме, что всё, что совершалось перед ним нынешний вечер, было так необходимо нужно.
Звуки церковного пения прекратились, и послышался голос духовного лица, которое почтительно поздравляло больного с принятием таинства. Больной лежал всё так же безжизненно и неподвижно. Вокруг него всё зашевелилось, послышались шаги и шопоты, из которых шопот Анны Михайловны выдавался резче всех.
Пьер слышал, как она сказала:
– Непременно надо перенести на кровать, здесь никак нельзя будет…
Больного так обступили доктора, княжны и слуги, что Пьер уже не видал той красно желтой головы с седою гривой, которая, несмотря на то, что он видел и другие лица, ни на мгновение не выходила у него из вида во всё время службы. Пьер догадался по осторожному движению людей, обступивших кресло, что умирающего поднимали и переносили.
– За мою руку держись, уронишь так, – послышался ему испуганный шопот одного из слуг, – снизу… еще один, – говорили голоса, и тяжелые дыхания и переступанья ногами людей стали торопливее, как будто тяжесть, которую они несли, была сверх сил их.
Несущие, в числе которых была и Анна Михайловна, поровнялись с молодым человеком, и ему на мгновение из за спин и затылков людей показалась высокая, жирная, открытая грудь, тучные плечи больного, приподнятые кверху людьми, державшими его под мышки, и седая курчавая, львиная голова. Голова эта, с необычайно широким лбом и скулами, красивым чувственным ртом и величественным холодным взглядом, была не обезображена близостью смерти. Она была такая же, какою знал ее Пьер назад тому три месяца, когда граф отпускал его в Петербург. Но голова эта беспомощно покачивалась от неровных шагов несущих, и холодный, безучастный взгляд не знал, на чем остановиться.
Прошло несколько минут суетни около высокой кровати; люди, несшие больного, разошлись. Анна Михайловна дотронулась до руки Пьера и сказала ему: «Venez». [Идите.] Пьер вместе с нею подошел к кровати, на которой, в праздничной позе, видимо, имевшей отношение к только что совершенному таинству, был положен больной. Он лежал, высоко опираясь головой на подушки. Руки его были симметрично выложены на зеленом шелковом одеяле ладонями вниз. Когда Пьер подошел, граф глядел прямо на него, но глядел тем взглядом, которого смысл и значение нельзя понять человеку. Или этот взгляд ровно ничего не говорил, как только то, что, покуда есть глаза, надо же глядеть куда нибудь, или он говорил слишком многое. Пьер остановился, не зная, что ему делать, и вопросительно оглянулся на свою руководительницу Анну Михайловну. Анна Михайловна сделала ему торопливый жест глазами, указывая на руку больного и губами посылая ей воздушный поцелуй. Пьер, старательно вытягивая шею, чтоб не зацепить за одеяло, исполнил ее совет и приложился к ширококостной и мясистой руке. Ни рука, ни один мускул лица графа не дрогнули. Пьер опять вопросительно посмотрел на Анну Михайловну, спрашивая теперь, что ему делать. Анна Михайловна глазами указала ему на кресло, стоявшее подле кровати. Пьер покорно стал садиться на кресло, глазами продолжая спрашивать, то ли он сделал, что нужно. Анна Михайловна одобрительно кивнула головой. Пьер принял опять симметрично наивное положение египетской статуи, видимо, соболезнуя о том, что неуклюжее и толстое тело его занимало такое большое пространство, и употребляя все душевные силы, чтобы казаться как можно меньше. Он смотрел на графа. Граф смотрел на то место, где находилось лицо Пьера, в то время как он стоял. Анна Михайловна являла в своем положении сознание трогательной важности этой последней минуты свидания отца с сыном. Это продолжалось две минуты, которые показались Пьеру часом. Вдруг в крупных мускулах и морщинах лица графа появилось содрогание. Содрогание усиливалось, красивый рот покривился (тут только Пьер понял, до какой степени отец его был близок к смерти), из перекривленного рта послышался неясный хриплый звук. Анна Михайловна старательно смотрела в глаза больному и, стараясь угадать, чего было нужно ему, указывала то на Пьера, то на питье, то шопотом вопросительно называла князя Василия, то указывала на одеяло. Глаза и лицо больного выказывали нетерпение. Он сделал усилие, чтобы взглянуть на слугу, который безотходно стоял у изголовья постели.
– На другой бочок перевернуться хотят, – прошептал слуга и поднялся, чтобы переворотить лицом к стене тяжелое тело графа.
Пьер встал, чтобы помочь слуге.
В то время как графа переворачивали, одна рука его беспомощно завалилась назад, и он сделал напрасное усилие, чтобы перетащить ее. Заметил ли граф тот взгляд ужаса, с которым Пьер смотрел на эту безжизненную руку, или какая другая мысль промелькнула в его умирающей голове в эту минуту, но он посмотрел на непослушную руку, на выражение ужаса в лице Пьера, опять на руку, и на лице его явилась так не шедшая к его чертам слабая, страдальческая улыбка, выражавшая как бы насмешку над своим собственным бессилием. Неожиданно, при виде этой улыбки, Пьер почувствовал содрогание в груди, щипанье в носу, и слезы затуманили его зрение. Больного перевернули на бок к стене. Он вздохнул.
– Il est assoupi, [Он задремал,] – сказала Анна Михайловна, заметив приходившую на смену княжну. – Аllons. [Пойдем.]
Пьер вышел.


В приемной никого уже не было, кроме князя Василия и старшей княжны, которые, сидя под портретом Екатерины, о чем то оживленно говорили. Как только они увидали Пьера с его руководительницей, они замолчали. Княжна что то спрятала, как показалось Пьеру, и прошептала:
– Не могу видеть эту женщину.
– Catiche a fait donner du the dans le petit salon, – сказал князь Василий Анне Михайловне. – Allez, ma pauvre Анна Михайловна, prenez quelque сhose, autrement vous ne suffirez pas. [Катишь велела подать чаю в маленькой гостиной. Вы бы пошли, бедная Анна Михайловна, подкрепили себя, а то вас не хватит.]
Пьеру он ничего не сказал, только пожал с чувством его руку пониже плеча. Пьер с Анной Михайловной прошли в petit salon. [маленькую гостиную.]
– II n'y a rien qui restaure, comme une tasse de cet excellent the russe apres une nuit blanche, [Ничто так не восстановляет после бессонной ночи, как чашка этого превосходного русского чаю.] – говорил Лоррен с выражением сдержанной оживленности, отхлебывая из тонкой, без ручки, китайской чашки, стоя в маленькой круглой гостиной перед столом, на котором стоял чайный прибор и холодный ужин. Около стола собрались, чтобы подкрепить свои силы, все бывшие в эту ночь в доме графа Безухого. Пьер хорошо помнил эту маленькую круглую гостиную, с зеркалами и маленькими столиками. Во время балов в доме графа, Пьер, не умевший танцовать, любил сидеть в этой маленькой зеркальной и наблюдать, как дамы в бальных туалетах, брильянтах и жемчугах на голых плечах, проходя через эту комнату, оглядывали себя в ярко освещенные зеркала, несколько раз повторявшие их отражения. Теперь та же комната была едва освещена двумя свечами, и среди ночи на одном маленьком столике беспорядочно стояли чайный прибор и блюда, и разнообразные, непраздничные люди, шопотом переговариваясь, сидели в ней, каждым движением, каждым словом показывая, что никто не забывает и того, что делается теперь и имеет еще совершиться в спальне. Пьер не стал есть, хотя ему и очень хотелось. Он оглянулся вопросительно на свою руководительницу и увидел, что она на цыпочках выходила опять в приемную, где остался князь Василий с старшею княжной. Пьер полагал, что и это было так нужно, и, помедлив немного, пошел за ней. Анна Михайловна стояла подле княжны, и обе они в одно время говорили взволнованным шопотом:
– Позвольте мне, княгиня, знать, что нужно и что ненужно, – говорила княжна, видимо, находясь в том же взволнованном состоянии, в каком она была в то время, как захлопывала дверь своей комнаты.
– Но, милая княжна, – кротко и убедительно говорила Анна Михайловна, заступая дорогу от спальни и не пуская княжну, – не будет ли это слишком тяжело для бедного дядюшки в такие минуты, когда ему нужен отдых? В такие минуты разговор о мирском, когда его душа уже приготовлена…
Князь Василий сидел на кресле, в своей фамильярной позе, высоко заложив ногу на ногу. Щеки его сильно перепрыгивали и, опустившись, казались толще внизу; но он имел вид человека, мало занятого разговором двух дам.
– Voyons, ma bonne Анна Михайловна, laissez faire Catiche. [Оставьте Катю делать, что она знает.] Вы знаете, как граф ее любит.
– Я и не знаю, что в этой бумаге, – говорила княжна, обращаясь к князю Василью и указывая на мозаиковый портфель, который она держала в руках. – Я знаю только, что настоящее завещание у него в бюро, а это забытая бумага…