Гаджиев, Загид Гаджиевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Загид Гаджиевич Гаджиев
Заид ХӀажиев
Место рождения:

аул Хунзах, Дагестанская область, Российская империя

Род деятельности:

поэт, драматург, переводчик

Жанр:

пьеса, стихотворение

Язык произведений:

аварский

Дебют:

«Горские песни», 1931

Награды:

Загид (Заид) Гаджиевич Гаджиев (авар. Заид ХӀажиев, 20 февраля, 1898 — 1971) — аварский поэт. Народный поэт Дагестанской АССР.





Биография

Загид Гаджиевич Гаджиев родился 20 февраля 1898 года в ауле Хунзах (ныне Хунзахский район Дагестана) в бедной крестьянской семье. В юности работал подмастерьем кузнеца в Бухаре. В 1917 году вернулся в Дагестан. Окончил учительские курсы, работал учителем. В 1929—1932 годах был редактором газеты «Горец». В 1934—1936 годах учился в Московском институте журналистики. С 1939 года — член Союза писателей СССР.

Творчество

Литературная деятельность Гаджиева началась в 1920-е годы, когда он написал несколько лирических песен и сатирических произведений. В 1931 году вышел его первый сборник стихов — «Горские песни». Вскоре им были написаны пьесы «Конец света» и «Хаскиль и Шамиль», в которых он выступал против пережитков прошлого. Во время Великой Отечественной войны Гаджиев писал патриотические стихи о героизме солдат на фронте и труде в тылу («Героические песни» — «Кьалул кучӀдул»). После войны им были созданы произведения о творческом труде дагестанцев — «Горный орёл» («МугӀрул цӀум»), «Звёзды над горами» («МагӀарда цӀваби»). Гаджиев перевёл на аварский язык ряд произведений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Л. Н. Толстого, а также поэтов Востока.

Награды

Напишите отзыв о статье "Гаджиев, Загид Гаджиевич"

Ссылки

  • [feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke2/ke2-0241.htm Краткая литературная энциклопедия]
  • [dic.academic.ru/dic.nsf/bse/77020/%D0%93%D0%B0%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D0%B5%D0%B2 Справка из БСЭ]
  • Гаджиев Заид Гаджиевич — статья из Большой советской энциклопедии.
  • [www.lib05.ru/virtual_exhibition/poet-prozaik-dramaturg Национальная библиотека Республики Дагестан имени Расула Гамзатова: «Поэт, прозаик, драматург»]
  • История дагестанской советской литературы. — т. 1—2. — Махачкала, 1967
  • Народный поэт Дагестана Загид Гаджиев. Рекомендательный указатель литературы. — Махачкала, 1968

Отрывок, характеризующий Гаджиев, Загид Гаджиевич



Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.