Гайтукаев, Казбек Байсалович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Казбек Байсалович Гайтукаев
Дата рождения:

8 марта 1937(1937-03-08) (87 лет)

Гражданство:

СССР СССРРоссия Россия

Род деятельности:

писатель, учёный

Язык произведений:

русский

Казбе́к Байса́лович Гайтука́ев (8 марта 1937 года) — чеченский писатель, учёный, председатель Союза писателей Чеченской Республики (1990—1994), член Союза писателей СССР (1992).



Биография

Родился 8 марта 1937 года. Среднюю школу окончил в депортации в Киргизской ССР. В 1963 году окончил Чечено-Ингушский государственный университет.

В 1966 году окончил аспирантуру при Московском педагогическом государственном университете имени В. И. Ленина. В 1971 году в Тбилиси защитил кандидатскую диссертацию «Тема Кавказа в русской литературе 30-х годов XIX века».

В течение 16 лет работал преподавателем истории русской литературы Чеченского государственного университета имени Л. Н. Толстого. В 1978 году стал доцентом. С 1982 года работал в Чечено-Ингушском педагогическом институте. Был заведующим кафедрами русской литературы Чечено-Ингушского университета и Чечено-Ингушского пединститута. В 1983 году был переведён на должность профессора кафедры литературы.

Является автором многих научно-исследовательских трудов в области литературных и культурных связей, популярных статей и обзоров по творчеству местных писателей и русских классиков.

В 1979 году была издана его книга «В пламени слова». В 1984 году организовал первую лермонтовскую конференцию в Чечено-Ингушетии. По итогам конференции в 1987 году был издан сборник выступлений участников конференции «Проблема творчества и биографии М. Ю. Лермонтова», в котором Гайтукаев выступил как автор, редактор и составитель.

В 1990-1994 годах был председателем Союза писателей Чечни. В 1992 году стал членом Союза писателей СССР.

С 1998 года является сопредседателем Международного сообщества писательских союзов.

В 1999 году тираж его книги «Писатель и его герои» был уничтожен прямо на складе Дома печати в результате бомбёжки.

Библиография

Гайтукаев К. Б. [www.biblus.ru/Default.aspx?book=59876g1 В пламени слова. Критические статьи и исследования]. — Грозный: Чечено-Ингушское издательско-полиграфическое объединение «Книга», 1989. — 224 с.

Напишите отзыв о статье "Гайтукаев, Казбек Байсалович"

Ссылки

  • Гайтукаев К. Б. [www.nana-journal.ru/states/complicity/913-2012-02-07-08-22-28.html Сенсация за сенсацией]. Журнал Нана. Проверено 3 января 2015.
Предшественник:
Шайхи Арсанукаев
Председатель Союза писателей Чечни
19901994
Преемник:
Шайхи Арсанукаев

Отрывок, характеризующий Гайтукаев, Казбек Байсалович

В Петербурге в это время в высших кругах, с большим жаром чем когда нибудь, шла сложная борьба партий Румянцева, французов, Марии Феодоровны, цесаревича и других, заглушаемая, как всегда, трубением придворных трутней. Но спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по старому; и из за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего положения. Рассказывалось шепотом о том, как противоположно одна другой поступили, в столь трудных обстоятельствах, обе императрицы. Императрица Мария Феодоровна, озабоченная благосостоянием подведомственных ей богоугодных и воспитательных учреждений, сделала распоряжение об отправке всех институтов в Казань, и вещи этих заведений уже были уложены. Императрица же Елизавета Алексеевна на вопрос о том, какие ей угодно сделать распоряжения, с свойственным ей русским патриотизмом изволила ответить, что о государственных учреждениях она не может делать распоряжений, так как это касается государя; о том же, что лично зависит от нее, она изволила сказать, что она последняя выедет из Петербурга.
У Анны Павловны 26 го августа, в самый день Бородинского сражения, был вечер, цветком которого должно было быть чтение письма преосвященного, написанного при посылке государю образа преподобного угодника Сергия. Письмо это почиталось образцом патриотического духовного красноречия. Прочесть его должен был сам князь Василий, славившийся своим искусством чтения. (Он же читывал и у императрицы.) Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно независимо от их значения, так что совершенно случайно на одно слово попадало завывание, на другие – ропот. Чтение это, как и все вечера Анны Павловны, имело политическое значение. На этом вечере должно было быть несколько важных лиц, которых надо было устыдить за их поездки во французский театр и воодушевить к патриотическому настроению. Уже довольно много собралось народа, но Анна Павловна еще не видела в гостиной всех тех, кого нужно было, и потому, не приступая еще к чтению, заводила общие разговоры.
Новостью дня в этот день в Петербурге была болезнь графини Безуховой. Графиня несколько дней тому назад неожиданно заболела, пропустила несколько собраний, которых она была украшением, и слышно было, что она никого не принимает и что вместо знаменитых петербургских докторов, обыкновенно лечивших ее, она вверилась какому то итальянскому доктору, лечившему ее каким то новым и необыкновенным способом.
Все очень хорошо знали, что болезнь прелестной графини происходила от неудобства выходить замуж сразу за двух мужей и что лечение итальянца состояло в устранении этого неудобства; но в присутствии Анны Павловны не только никто не смел думать об этом, но как будто никто и не знал этого.
– On dit que la pauvre comtesse est tres mal. Le medecin dit que c'est l'angine pectorale. [Говорят, что бедная графиня очень плоха. Доктор сказал, что это грудная болезнь.]
– L'angine? Oh, c'est une maladie terrible! [Грудная болезнь? О, это ужасная болезнь!]
– On dit que les rivaux se sont reconcilies grace a l'angine… [Говорят, что соперники примирились благодаря этой болезни.]
Слово angine повторялось с большим удовольствием.
– Le vieux comte est touchant a ce qu'on dit. Il a pleure comme un enfant quand le medecin lui a dit que le cas etait dangereux. [Старый граф очень трогателен, говорят. Он заплакал, как дитя, когда доктор сказал, что случай опасный.]