Гамидов, Анвар Гамидович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Анвар Гамидович Гамидов
Место рождения:

с. Нижнее Казанище, Буйнакский район, Дагестанская АССР, СССР

Род деятельности:

поэт, переводчик, педагог

Направление:

поэзия

Язык произведений:

кумыкский

Анвар Гамидович Гамидов (21 января 1924, с. Нижнее Казанище, Буйнакский район, Дагестанская АССР, СССР — 9 ноября 2000) — российский кумыкский поэт, переводчик и педагог.

Родился в семье зажиточного землевладельца. Окончил исторический факультет Чечено-Ингушского государственного университета. Работал завучем Нижне-Казанищенской средней школы, возглавлял Буйнакский районный отдел народного образования, был заместителем главы администрации Апшинского района. С 1967 по 1971 гг. работал завучем Пседахской средней школы Малгобекского района Чечено-Ингушской АССР. В последние годы жизни входил в Совет старейшин района.

Впервые перевёл на кумыкский язык роман в стихах А. С. Пушкина «Евгений Онегин» (1994, в соавторстве с И. Х. Бамматули) и роман М. Горького «Мать» (в соавторстве с М. Макашариповым). Выпустил сборники стихов кум. «Къарангылыкъ къачды бизден», «Яшлагъя» и другие. Некоторые стихотворения Гамидова были включены в хрестоматию по родному языку.

Гамидов был одним из организаторов и руководителей кумыкского народного движения «Тенглик».

Напишите отзыв о статье "Гамидов, Анвар Гамидович"



Ссылки

  • [kumukia.ru/modules.php?name=Qpersons&vm=face&pid=432 Анвар Гамидов на сайте «Кумыкский мир»]

Отрывок, характеризующий Гамидов, Анвар Гамидович

Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле.
Да счастливый Наполеон,
Познав чрез опыты, каков Багратион,
Не смеет утруждать Алкидов русских боле…»
Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.