Гарвардский университет

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Гарвард»)
Перейти к: навигация, поиск
Гарвардский университет
По-английски

Harvard University

Девиз

Veritas (Истина)

Основан

8 сентября 1636

Тип

Частный

Президент

Дрю Джилпин Фауст

Место расположения

Кембридж, Массачусетс, США
42°22′34″ с. ш. 71°06′59″ з. д. / 42.37611° с. ш. 71.11639° з. д. / 42.37611; -71.11639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=42.37611&mlon=-71.11639&zoom=13 (O)] (Я)Координаты: 42°22′34″ с. ш. 71°06′59″ з. д. / 42.37611° с. ш. 71.11639° з. д. / 42.37611; -71.11639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=42.37611&mlon=-71.11639&zoom=13 (O)] (Я)

Кампус

Городской

Бакалавров

6 700

Магистров и докторов

14 500

Преподавателей

2 100

Цвет

    

Официальный сайт

[www.harvard.edu harvard.edu]

К:Учебные заведения, основанные в 1636 году

Гарвардский университет (Гарвард) (англ. Harvard University) — один из самых известных университетов США и всего мира, старейший вуз США. Находится в городе Кембридж (входит в состав Бостонской городской агломерации), штат Массачусетс.

По состоянию на 2010 год в Гарварде работает около 2100 преподавателей и учится около 6700 студентов и 14500 последипломников[1]. 75 лауреатов Нобелевской Премии были связаны с университетом как студенты, преподаватели или сотрудники. Гарвардский университет занимает первое место в стране по числу миллиардеров среди выпускников[2], а его библиотека — крупнейшая академическая в США и третья по величине в стране[3].

Гарвард входит в группу элитных американских университетов — Лигу плюща.

Гарвард имеет самый большой эндаумент (целевой капитал) в мире, который составляет 37,6 млрд долларов.





История

Старейший из университетов США, Гарвард был основан 8 сентября 1636 года. Назван в честь английского миссионера и филантропа Джона Гарварда. Хотя он никогда официально не был связан с церковью, в колледже обучалось главным образом унитарное и конгрегационалистское духовенство. В 1643 году английская аристократка Энн Рэдклифф учредила первый фонд для поддержки научных исследований[4]. В течение XVIII века программы Гарварда становились более светскими и к концу XIX века колледж был признан центральным учреждением культуры среди элиты Бостона[5][6]. После гражданской войны в США, президент Гарварда Чарльз Эллиот после сорока лет правления (1869—1909) преобразовал колледж и зависимые от него школы профессионального образования в централизованный исследовательский университет; Гарвард стал одним из основателей Ассоциации американских университетов в 1900 году[7].

Гарвардский университет поддерживает дружеское соперничество с Массачусетским технологическим институтом, которое восходит ещё к 1900 году, когда было официально согласовано слияние двух школ. Сегодня два учебных заведения сотрудничают в плане совместных конференций и программ.

Структура

Университет включает в себя 13 отдельных академических подразделений — 12 школ и Институт перспективных исследований Рэдклиффа — с кампусами по всему Бостону.

Включает 7 факультетов.

В 1999 году существовавший с 1879 года престижный женский гуманитарный частный Рэдклифф-колледж (en:Radcliffe College) был преобразован в Гарвардский Рэдклиффский институт перспективных исследований (en:Radcliffe Institute for Advanced Study).

Филиалами университета являются музей археологии и этнологии Пибоди и Гарвардский музей естественной истории. Имеется Гарвардский художественный музей.

Кампусы

85 га основного корпуса университета находится в так называемом «Гарвардском дворе» Harvard Yard (англ.) в Кембридже, примерно в 5,5 км к северо-западу от центра Бостона. Бизнес-школы и спортивные объекты, в том числе Гарвардский стадион, расположены на реке Чарльз в Аллстоне, а объекты медицинского и стоматологического факультета находятся в Лонгвуде[8].

85 га главного кампуса Гарварда сосредоточены в Гарвардском дворе в Кембридже, что в 5,5 км к северо-западу от центра Бостона, и простираются на окружающие окрестности и Гарвардскую площадь. В Гарвардском парке находятся центральные административные здания, основные библиотеки университета, академические здания, большинство общежитий для первокурсников, а также корпуса Сивера и Юниверсити, и мемориальная церковь. Девять из двенадцати жилых «домов» для студентов, начиная со второго курса, расположены к югу от Гарвардского двора и вблизи реки Чарльз. Три других находятся в жилом районе в полумиле к северо-западу от парка в так называемом четырёхугольнике (отсюда название этих трёх домов — Куад Хаус (Quad House)). Станция метро под названием «Гарвардская площадь» обеспечивает студентов общественным транспортом. Гарвардская школа бизнеса и спортивные объекты университета, в том числе Гарвардский стадион, занимают 145 га площади в городе Оллстон. Мост им. Джона Уикса соединяет Оллстон с Лонгвудом, где находятся Гарвардская медицинская школа, школа стоматологии, Гарвардская школа общественного здравоохранения, кампусы которых занимают 8,9 га земли и находятся в 3,3 км к юго-западу от центра Бостона и 5,3 км от главного корпуса в Кембридже. Частные автобусы соединяют корпуса в Лонгвуде и университетский городок в Кембридже, следуя по Массачусетс-авеню через Массачусетский технологический институт[9][10][8].

Система «домов»

Почти все студенты Гарвардского университета и колледжа с первого курса живут в общежитиях на территории кампуса, в пределах или вблизи Гарвардского двора. Студенты, которые имеют хорошие оценки или иные достижения, живут в так называемых «домах», которые являются как местом проживания, так и административным подразделением университета, помогающим студентам адаптироваться в социальной среде учебного заведения. Общежития и дома — разные структуры университета, которые не стоит путать.

Подобная система проживания была учреждена президентом Гарварда Эбботом Лоуренсом Лоуэллом в 1930-х годах для борьбы с пагубными привычками и социальной стратификацией среди студентов вне кампуса. Лоуэлл принял решение обеспечить студента жилплощадью на протяжении всего обучения в университете. В домах была столовая и так называемая «общая комната», в которой был старший студент, руководящий академическим и дисциплинарным состоянием дома[11]. Девять домов Ривер Хаус (River House) находятся в южной части гарвардского двора, между парком и рекой Чарльз и включают в себя:

  • Адамс Хаус (Adams House) — назван в честь президента США Джона Адамса;
  • Данстер Хаус (Dunster House) — в честь первого президента Гарварда Генри Данстера;
  • Эллиот Хаус (Eliot House) — в честь президента Гарварда Чарльза Эллиота;
  • Кёркленд Хаус (Kirkland House) — в честь президента Гарварда Джона Кёркленда;
  • Леверетт Хаус (Leverett House) — в честь президента Гарварда Джона Леверетта;
  • Лоуэлл Хаус (Lowell House) — в честь создателя системы домов, президента Гарварда Эббота Лоуэлла;
  • Метер Хаус (Mather House) — в честь президента Гарварда Инкриса Метера;
  • Куинси Хаус (Quincy House) — в честь президента Гарварда и мэра Бостона Джозайи Куинси III;
  • Уинтроп Хаус (Winthrop House) — назван в честь двух носителей этой фамилии: колониста Джона Уинтропа и его праправнука Джона Уинтропа, профессора математики и естественной философии.

Три дома Куад Хаус (Quad House) располагаются в полумиле от гарвардского парка и размещены совместно с колледжем Рэдклиффа с тех пор, как они объединили свои жилые системы с Гарвардом в 1977 году:[12]

  • Кэбот Хаус (Cabot House), ранее известный как Саус Хаус (South House) — назван в честь спонсоров Томаса Кэбота и Вирджинии Кэбот;
  • Керриер Хаус (Currier House) — назван в честь выпускницы Рэдклиффа Одри Брюс Керриер;
  • Форсхаймер Хаус (Pforzheimer House) или сокращенно PfoHo — назван в честь гарвардских вкладчиков Карла и Кэрол Форсхаймер.

Тринадцатый дом, носящий название Дадли Хаус (Dudley House),[13] является нежилым, но выполняет административные и социальные функции, например, для собраний, а также для проживания некоторых аспирантов. Назван в честь Томаса Дадли, который подписал Устав Гарвардского университета, будучи губернатором колонии Массачусетского залива.

Руководство

Руководством Гарварда занимаются две административные организации: президент университета и стипендиаты (так же известные как «Гарвардская корпорация») и Гарвардский совет наблюдателей (контроллеров). Президент университета — наиболее ответственное лицо, имеющее контроль над всем учебным процессом[14].

Дрю Джилпин Фауст была избрана 28-м президентом Гарварда в 2007 году и стала первой женщиной, руководящей университетом.

Интересные факты

  • Колокола звонницы Гарвардского университета ранее находились в Свято-Даниловом монастыре и были проданы советским правительством по цене бронзы в 1930-х годах. В 2007 году колокола были возвращены в монастырь, взамен на точные копии, отлитые в Воронеже[15].
  • В Гарвардском дворе находится статуя сидящего Джона Гарварда, выполненная скульптором Даниэлем Френчем. Табличка под статуей гласит: «Джон Гарвард, основатель, 1638». Студенты университета называют эту скульптуру «Статуей тройной лжи». В действительности, сидящий мужчина — не Джон Гарвард, а студент университета Шерман Хор, который был выбран Френчем, потому что он был прямым потомком первых пуритан Новой Англии и стал моделью для скульптора; Джон Гарвард не был основателем университета, а только вкладчиком, пожертвовав ему свою библиотеку и половину состояния; университет был основан на два года раньше указанной даты — в 1636 году[16].
  • Отметки на Гарвардском мосту сделаны в малораспространённой единице длины — смутах. В 1958 году студенты MIT решили измерить длину Гарвардского моста, соединяющего Бостон и Кембридж с помощью одного из своей компании — студента по имени Оливер Смут, которого в лежачем положении перемещали дальше и дальше, делая краской отметки. Общая длина моста составила «364.4 smoots plus one ear» (англ. 364,4 смута и ещё одно ухо), а сама единица смут равна примерно 170 сантиметрам. После реконструкции моста в 1988 году городские власти стёрли все отметки, которые студенты постоянно обновляли. Однако вмешались полицейские, которым было удобно сообщать о происшествиях на мосту, ориентируясь по смутам, и линии восстановили. Сам Оливер Смут потом стал президентом Американского национального института стандартов, а впоследствии и возглавил Международную организацию по стандартизации[17].

Прочее

Символика

Символом Гарварда является багровый цвет, такого же цвета гарвардская спортивная команда и университетская газета. Цвет был выбран голосованием и получил 1800 голосов студентов, хотя ассоциирование университета с различными оттенками красного можно проследить ещё до 1858 года, когда молодой аспирант Чарльз Уильям Эллиот, а позже президент университета, купил красные банданы для своей команды, чтобы участники могли их отличить во время ежегодной регаты.

Спорт

Спортивная команда «Гарвард Кримсон» (букв. «Гарвардский багрянец») принимает участие в соревнованиях по 41 виду спорта в Национальной ассоциации студенческого спорта среди университетов Лиги Плюща.

Выпускники

Гарвардский университет окончили 8 президентов США (Джон Адамс, Джон Куинси Адамс, Резерфорд Хейс, Теодор Рузвельт, Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди, Джордж Буш, Барак Обама).

См. также


Напишите отзыв о статье "Гарвардский университет"

Примечания

  1. [www.harvard.edu/about/glance.php Harvard at a Glance]. Harvard University. Проверено 28 ноября 2010. [www.webcitation.org/69AeRiOAX Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  2. Janhavi Kumar Sapra. [www.forbes.com/2010/08/11/harvard-stanford-columbia-business-billionaires-universities.html?boxes=businesschannelsections Billionaire Universities], Forbes (August 11, 2010). Проверено 31 августа 2010.
  3. [www.ala.org/tools/libfactsheets/alalibraryfactsheet22 The Nation's Largest Libraries: A Listing By Volumes Held] (англ.). American Library Association. Проверено 27 сентября 2012. [www.webcitation.org/6BhVMCf7V Архивировано из первоисточника 26 октября 2012].
  4. [smart-and-beautiful.ru/luchshie-biznesmenyi/harvard/ Гарвард (Harvard)]
  5. Story, Ronald (1975). «Harvard and the Boston Brahmins: A Study in Institutional and Class Development, 1800–1865». Journal of Social History 8 (3): 94–121.
  6. Farrell Betty G. Elite Families: Class and Power in Nineteenth-Century Boston. — State University of New York Press, 1993. — ISBN 0791415937.
  7. [www.aau.edu/about/article.aspx?id=5476 Member Institutions and years of Admission]. Association of American Universities. Проверено 28 августа 2010. [www.webcitation.org/69AeQD2Zu Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  8. 1 2 [www.provost.harvard.edu/institutional_research/Provost_-_FB2009_10_Sec03_4_Plant.pdf Physical Plant]. Office of the Provost, Harvard University (2009). Проверено 27 августа 2010. [www.webcitation.org/69AeRHhrk Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  9. [www.masco.org/transit/ptsM2.htm M2 Cambridge Shuttle]. MASCO. Проверено 28 августа 2010. [www.webcitation.org/69nmhbULl Архивировано из первоисточника 10 августа 2012].
  10. [www.exeter.edu./documents/Exeter_Bulletin/FA06_Men_Behind_the_Plan.pdf Biography] in the [www.exeter.edu/news_and_events/news_events_2086.aspx Exeter Bulletin]
  11. Morison, Samuel Eliot. Three Centuries of Harvard: 1636–1936. — 1936. — P. 476–478.
  12. Sofen, Adam A. «Radcliffe Enters Historic Merger With Harvard», April 21, 1999.[www.thecrimson.harvard.edu/article/1999/4/21/radcliffe-enters-historic-merger-with-harvard/]
  13. [www.fas.harvard.edu/~dudley/ Dudley House site]
  14. Burlington Free Press, June 24, 2009, page 11B, "«Harvard to cut 275 jobs» Associated Press
  15. [www.rg.ru/2007/07/20/kolokol.html Воронежский звон — в Москву прибыли колокола для Гарвардского университета]
  16. [strangene.com/landmarks/3lies.htm the statue of three lies]
  17. [tech.mit.edu/V119/N49/this_week-_49_c.49f.html This Month In MIT History]

Ссылки

  • [www.harvard.edu Официальный сайт Гарвардского университета]

Отрывок, характеризующий Гарвардский университет

– Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас.
– А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь.
– Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант.
– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.
– Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий.
– Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий.
Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой.
– Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский…
– Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского.
Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое.
Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами.
– Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону.
– А капитуляция?
– Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению.
Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге.
Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его.
– Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому.
– Сию секунду, ваше высокопревосходительство.
Багратион, невысокий, с восточным типом твердого и неподвижного лица, сухой, еще не старый человек, вышел за главнокомандующим.
– Честь имею явиться, – повторил довольно громко князь Андрей, подавая конверт.
– А, из Вены? Хорошо. После, после!
Кутузов вышел с Багратионом на крыльцо.
– Ну, князь, прощай, – сказал он Багратиону. – Христос с тобой. Благословляю тебя на великий подвиг.
Лицо Кутузова неожиданно смягчилось, и слезы показались в его глазах. Он притянул к себе левою рукой Багратиона, а правой, на которой было кольцо, видимо привычным жестом перекрестил его и подставил ему пухлую щеку, вместо которой Багратион поцеловал его в шею.
– Христос с тобой! – повторил Кутузов и подошел к коляске. – Садись со мной, – сказал он Болконскому.
– Ваше высокопревосходительство, я желал бы быть полезен здесь. Позвольте мне остаться в отряде князя Багратиона.
– Садись, – сказал Кутузов и, заметив, что Болконский медлит, – мне хорошие офицеры самому нужны, самому нужны.
Они сели в коляску и молча проехали несколько минут.
– Еще впереди много, много всего будет, – сказал он со старческим выражением проницательности, как будто поняв всё, что делалось в душе Болконского. – Ежели из отряда его придет завтра одна десятая часть, я буду Бога благодарить, – прибавил Кутузов, как бы говоря сам с собой.
Князь Андрей взглянул на Кутузова, и ему невольно бросились в глаза, в полуаршине от него, чисто промытые сборки шрама на виске Кутузова, где измаильская пуля пронизала ему голову, и его вытекший глаз. «Да, он имеет право так спокойно говорить о погибели этих людей!» подумал Болконский.
– От этого я и прошу отправить меня в этот отряд, – сказал он.
Кутузов не ответил. Он, казалось, уж забыл о том, что было сказано им, и сидел задумавшись. Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею. На лице его не было и следа волнения. Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.


Кутузов чрез своего лазутчика получил 1 го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение. Лазутчик доносил, что французы в огромных силах, перейдя венский мост, направились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из России. Ежели бы Кутузов решился оставаться в Кремсе, то полуторастатысячная армия Наполеона отрезала бы его от всех сообщений, окружила бы его сорокатысячную изнуренную армию, и он находился бы в положении Мака под Ульмом. Ежели бы Кутузов решился оставить дорогу, ведшую на сообщения с войсками из России, то он должен был вступить без дороги в неизвестные края Богемских
гор, защищаясь от превосходного силами неприятеля, и оставить всякую надежду на сообщение с Буксгевденом. Ежели бы Кутузов решился отступать по дороге из Кремса в Ольмюц на соединение с войсками из России, то он рисковал быть предупрежденным на этой дороге французами, перешедшими мост в Вене, и таким образом быть принужденным принять сражение на походе, со всеми тяжестями и обозами, и имея дело с неприятелем, втрое превосходившим его и окружавшим его с двух сторон.
Кутузов избрал этот последний выход.
Французы, как доносил лазутчик, перейдя мост в Вене, усиленным маршем шли на Цнайм, лежавший на пути отступления Кутузова, впереди его более чем на сто верст. Достигнуть Цнайма прежде французов – значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме – значило наверное подвергнуть всю армию позору, подобному ульмскому, или общей гибели. Но предупредить французов со всею армией было невозможно. Дорога французов от Вены до Цнайма была короче и лучше, чем дорога русских от Кремса до Цнайма.
В ночь получения известия Кутузов послал четырехтысячный авангард Багратиона направо горами с кремско цнаймской дороги на венско цнаймскую. Багратион должен был пройти без отдыха этот переход, остановиться лицом к Вене и задом к Цнайму, и ежели бы ему удалось предупредить французов, то он должен был задерживать их, сколько мог. Сам же Кутузов со всеми тяжестями тронулся к Цнайму.
Пройдя с голодными, разутыми солдатами, без дороги, по горам, в бурную ночь сорок пять верст, растеряв третью часть отсталыми, Багратион вышел в Голлабрун на венско цнаймскую дорогу несколькими часами прежде французов, подходивших к Голлабруну из Вены. Кутузову надо было итти еще целые сутки с своими обозами, чтобы достигнуть Цнайма, и потому, чтобы спасти армию, Багратион должен был с четырьмя тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжение суток всю неприятельскую армию, встретившуюся с ним в Голлабруне, что было, очевидно, невозможно. Но странная судьба сделала невозможное возможным. Успех того обмана, который без боя отдал венский мост в руки французов, побудил Мюрата пытаться обмануть так же и Кутузова. Мюрат, встретив слабый отряд Багратиона на цнаймской дороге, подумал, что это была вся армия Кутузова. Чтобы несомненно раздавить эту армию, он поджидал отставшие по дороге из Вены войска и с этою целью предложил перемирие на три дня, с условием, чтобы те и другие войска не изменяли своих положений и не трогались с места. Мюрат уверял, что уже идут переговоры о мире и что потому, избегая бесполезного пролития крови, он предлагает перемирие. Австрийский генерал граф Ностиц, стоявший на аванпостах, поверил словам парламентера Мюрата и отступил, открыв отряд Багратиона. Другой парламентер поехал в русскую цепь объявить то же известие о мирных переговорах и предложить перемирие русским войскам на три дня. Багратион отвечал, что он не может принимать или не принимать перемирия, и с донесением о сделанном ему предложении послал к Кутузову своего адъютанта.
Перемирие для Кутузова было единственным средством выиграть время, дать отдохнуть измученному отряду Багратиона и пропустить обозы и тяжести (движение которых было скрыто от французов), хотя один лишний переход до Цнайма. Предложение перемирия давало единственную и неожиданную возможность спасти армию. Получив это известие, Кутузов немедленно послал состоявшего при нем генерал адъютанта Винценгероде в неприятельский лагерь. Винценгероде должен был не только принять перемирие, но и предложить условия капитуляции, а между тем Кутузов послал своих адъютантов назад торопить сколь возможно движение обозов всей армии по кремско цнаймской дороге. Измученный, голодный отряд Багратиона один должен был, прикрывая собой это движение обозов и всей армии, неподвижно оставаться перед неприятелем в восемь раз сильнейшим.
Ожидания Кутузова сбылись как относительно того, что предложения капитуляции, ни к чему не обязывающие, могли дать время пройти некоторой части обозов, так и относительно того, что ошибка Мюрата должна была открыться очень скоро. Как только Бонапарте, находившийся в Шенбрунне, в 25 верстах от Голлабруна, получил донесение Мюрата и проект перемирия и капитуляции, он увидел обман и написал следующее письмо к Мюрату:
Au prince Murat. Schoenbrunn, 25 brumaire en 1805 a huit heures du matin.
«II m'est impossible de trouver des termes pour vous exprimer mon mecontentement. Vous ne commandez que mon avant garde et vous n'avez pas le droit de faire d'armistice sans mon ordre. Vous me faites perdre le fruit d'une campagne. Rompez l'armistice sur le champ et Mariechez a l'ennemi. Vous lui ferez declarer,que le general qui a signe cette capitulation, n'avait pas le droit de le faire, qu'il n'y a que l'Empereur de Russie qui ait ce droit.
«Toutes les fois cependant que l'Empereur de Russie ratifierait la dite convention, je la ratifierai; mais ce n'est qu'une ruse.Mariechez, detruisez l'armee russe… vous etes en position de prendre son bagage et son artiller.
«L'aide de camp de l'Empereur de Russie est un… Les officiers ne sont rien quand ils n'ont pas de pouvoirs: celui ci n'en avait point… Les Autrichiens se sont laisse jouer pour le passage du pont de Vienne, vous vous laissez jouer par un aide de camp de l'Empereur. Napoleon».
[Принцу Мюрату. Шенбрюнн, 25 брюмера 1805 г. 8 часов утра.
Я не могу найти слов чтоб выразить вам мое неудовольствие. Вы командуете только моим авангардом и не имеете права делать перемирие без моего приказания. Вы заставляете меня потерять плоды целой кампании. Немедленно разорвите перемирие и идите против неприятеля. Вы объявите ему, что генерал, подписавший эту капитуляцию, не имел на это права, и никто не имеет, исключая лишь российского императора.
Впрочем, если российский император согласится на упомянутое условие, я тоже соглашусь; но это не что иное, как хитрость. Идите, уничтожьте русскую армию… Вы можете взять ее обозы и ее артиллерию.
Генерал адъютант российского императора обманщик… Офицеры ничего не значат, когда не имеют власти полномочия; он также не имеет его… Австрийцы дали себя обмануть при переходе венского моста, а вы даете себя обмануть адъютантам императора.
Наполеон.]
Адъютант Бонапарте во всю прыть лошади скакал с этим грозным письмом к Мюрату. Сам Бонапарте, не доверяя своим генералам, со всею гвардией двигался к полю сражения, боясь упустить готовую жертву, а 4.000 ный отряд Багратиона, весело раскладывая костры, сушился, обогревался, варил в первый раз после трех дней кашу, и никто из людей отряда не знал и не думал о том, что предстояло ему.


В четвертом часу вечера князь Андрей, настояв на своей просьбе у Кутузова, приехал в Грунт и явился к Багратиону.
Адъютант Бонапарте еще не приехал в отряд Мюрата, и сражение еще не начиналось. В отряде Багратиона ничего не знали об общем ходе дел, говорили о мире, но не верили в его возможность. Говорили о сражении и тоже не верили и в близость сражения. Багратион, зная Болконского за любимого и доверенного адъютанта, принял его с особенным начальническим отличием и снисхождением, объяснил ему, что, вероятно, нынче или завтра будет сражение, и предоставил ему полную свободу находиться при нем во время сражения или в ариергарде наблюдать за порядком отступления, «что тоже было очень важно».
– Впрочем, нынче, вероятно, дела не будет, – сказал Багратион, как бы успокоивая князя Андрея.
«Ежели это один из обыкновенных штабных франтиков, посылаемых для получения крестика, то он и в ариергарде получит награду, а ежели хочет со мной быть, пускай… пригодится, коли храбрый офицер», подумал Багратион. Князь Андрей ничего не ответив, попросил позволения князя объехать позицию и узнать расположение войск с тем, чтобы в случае поручения знать, куда ехать. Дежурный офицер отряда, мужчина красивый, щеголевато одетый и с алмазным перстнем на указательном пальце, дурно, но охотно говоривший по французски, вызвался проводить князя Андрея.
Со всех сторон виднелись мокрые, с грустными лицами офицеры, чего то как будто искавшие, и солдаты, тащившие из деревни двери, лавки и заборы.
– Вот не можем, князь, избавиться от этого народа, – сказал штаб офицер, указывая на этих людей. – Распускают командиры. А вот здесь, – он указал на раскинутую палатку маркитанта, – собьются и сидят. Нынче утром всех выгнал: посмотрите, опять полна. Надо подъехать, князь, пугнуть их. Одна минута.
– Заедемте, и я возьму у него сыру и булку, – сказал князь Андрей, который не успел еще поесть.
– Что ж вы не сказали, князь? Я бы предложил своего хлеба соли.
Они сошли с лошадей и вошли под палатку маркитанта. Несколько человек офицеров с раскрасневшимися и истомленными лицами сидели за столами, пили и ели.
– Ну, что ж это, господа, – сказал штаб офицер тоном упрека, как человек, уже несколько раз повторявший одно и то же. – Ведь нельзя же отлучаться так. Князь приказал, чтобы никого не было. Ну, вот вы, г. штабс капитан, – обратился он к маленькому, грязному, худому артиллерийскому офицеру, который без сапог (он отдал их сушить маркитанту), в одних чулках, встал перед вошедшими, улыбаясь не совсем естественно.
– Ну, как вам, капитан Тушин, не стыдно? – продолжал штаб офицер, – вам бы, кажется, как артиллеристу надо пример показывать, а вы без сапог. Забьют тревогу, а вы без сапог очень хороши будете. (Штаб офицер улыбнулся.) Извольте отправляться к своим местам, господа, все, все, – прибавил он начальнически.