Гарднер, Ава

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эйва Гарднер
Ava Gardner

Студийная фотография 1940-х годов
Имя при рождении:

Айва Лавиния Гарднер

Дата рождения:

24 декабря 1922(1922-12-24)

Место рождения:

Смитфилд, Северная Каролина, США

Дата смерти:

25 января 1990(1990-01-25) (67 лет)

Место смерти:

Вестминстер, Лондон, Англия, Великобритания

Профессия:

актриса

Карьера:

1941—1986

Ава (правильнее — Эйва[1]) Гарднер (англ. Ava Gardner; 24 декабря 1922 — 25 января 1990) — американская актриса, одна из ярчайших звёзд Голливуда 1940-х и 1950-х годов. Номинантка на премию «Оскар». Вошла в список величайших кинозвезд в истории Голливуда. Обладательницу «лица ангела и тела богини»[2] часто называют одной из самых красивых актрис XX века[3][4][5].





Кинокарьера

Эйва Гарднер родилась в Смитфилде, в штате Северная Каролина, младшей из семи детей в семье фермеров. Начала сниматься в кино ещё до войны, но первый ощутимый успех пришёл с «Убийцами» (1946) — классическим фильмом в послевоенном жанре нуар. В 1950-е годы её начали раскручивать под девизом «самое сексуальное животное на земле». Пиком её карьеры стали главные роли в фильмах «Снега Килиманджаро» с Грегори Пеком (1952) и «Могамбо» с Кларком Гейблом (1953), за который актриса была номинирована на премию «Оскар». После трёх неудачных браков Гарднер покинула Голливуд и в 1955 году переехала в Испанию.

К началу 1960-х годов её карьера пошла на спад. Последняя крупная роль — в фильме «Ночь игуаны» (1964). Несмотря на очевидный талант, Гарднер никогда не была высокого мнения по поводу своих актёрских способностей. Майк Николс и продюсеры фильма «Выпускник» хотели, чтобы Гарднер сыграла роль миссис Робинсон, но она отказалась. Когда режиссёр сказал, что она отличная актриса, Гарднер ответила: «Вы очень добры. У меня нет таланта. Они все старались, но всё впустую»[6].

В 1976 году снялась в советско-американском фильме «Синяя птица».

Личная жизнь

Помимо работы в кино, Ава Гарднер всегда была излюбленным фигурантом колонок светской хроники. Вокруг неё никогда не затихали слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации, хотя она и была замужем три раза — в 1941—1943 годах за кинозвездой Микки РуниЭтот безумный, безумный, безумный, безумный мир» и многие другие), в 1945—1946 годах — за королём свинга Арти Шоу и в 1951—1957 годах за певцом Фрэнком Синатрой. Кроме того, широко известна её скандальная связь с миллионером Говардом Хьюзом, который (со слов самой актрисы) принуждал её к браку и установил за ней слежку.

Последние годы своей жизни Эйва Гарднер провела в Лондоне. В 1986 актриса перенесла два инсульта, оставившие её частично парализованной и прикованной к постели. Медицинские счета (пятьдесят тысяч долларов) Гарднер оплачивал её бывший муж Фрэнк Синатра. 25 января 1990 года актриса в возрасте 67 лет скончалась от пневмонии. Её последними словами были: «Я так устала…». Грегори Пек, близкий друг и партнёр Гарднер по фильмам «Снега Килиманджаро» (1952) и «На берегу» (1959), забрал Морган, собаку Гарднер, и её домработницу Кармен Варгас с собой в Лос-Анджелес.

Избранная фильмография

Год Русское название Оригинальное название Роль
1946 ф Убийцы The Killers Китти Коллинз
1952 ф Снега Килиманджаро The Snows of Kilimanjaro Синтия Грин
1953 ф Рыцари Круглого стола Knights of the Round Table Гвиневра
1953 ф Театральный фургон The Band Wagon камео
1953 ф Могамбо Mogambo Элоиза «Медовый Мишка» Келли
1954 ф Босоногая графиня The Barefoot Contessa Мария Варгас
1957 ф И восходит солнце The Sun Also Rises леди Брет Эшли
1959 ф На берегу On the Beach Мойра Дэвидсон
1960 ф Ангел в красном The Angel Wore Red Соледад
1963 ф 55 дней в Пекине 55 Days at Peking баронесса Натали Иванова
1964 ф Семь дней в мае Seven Days in May Элеанор Холбрук
1964 ф Ночь игуаны The Night of the Iguana Мэксин Фолк
1966 ф Библия The Bible: In the Beginning Сарра
1968 ф Майерлинг Mayerling императрица Елизавета
1972 ф Жизнь и времена судьи Роя Бина The Life and Times of Judge Roy Bean Лили Лэнгтри
1974 ф Землетрясение Earthquake Рэми Ройс-Графф
1976 ф Синяя птица The Blue Bird Удовольствие
1976 ф Перевал Кассандры The Cassandra Crossing Николь Дресслер
1977 ф Часовой The Sentinel мисс Логан
1979 ф Город в огне City on Fire Мэгги Грейсон
1980 ф Похищение президента The Kidnapping of the President Бет Ричардс
1985 тф Наша эра A.D. Агриппина
1985 тф Тихая пристань Knots Landing Рут Галвестон
1986 тф Гарем Harem Кадин

Напишите отзыв о статье "Гарднер, Ава"

Примечания

  1. [krotov.info/library/02_b/es/smertny_04.htm Андрей Анзимиров]
  2. www.tcm.com/tcmdb/participant.jsp?spid=68501 TCM «Turner Classic Movies»
  3. www.nytimes.com/1990/01/26/obituaries/ava-gardner-is-dead-at-67-often-played-femme-fatale.html?scp=9&sq=ava%20gardner&st=cse&pagewanted=1 «The New York Times»
  4. www.arthistoryclub.com/art_history/Ava_Gardner «Art History Club»
  5. web.archive.org/web/19991205013129/www.geocities.com/Hollywood/Hills/2440/gardner.html «Hollywood Hills»
  6. Server, Lee. Ava Gardner: Love is Nothing. St. Martin’s Press, 2006.

Ссылки

  • [www.avagardner.org/ Музей Авы Гарднер]
  • [www.webcitation.org/6lUXo0Fgc Портреты знаменитостей. Фотограф Гойнинген-Гюне]

Отрывок, характеризующий Гарднер, Ава

Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.