Генриет Сет Ф.

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Генриетт Сет Ф.
Henriett Seth F.
Генриет Сет Ф. (в центре) в 2011.
Имя при рождении:

Генриетта Файчак (Fajcsák Henrietta)

Род деятельности:

поэтесса, писатель, художник

Дата рождения:

27 октября 1980(1980-10-27) (43 года)

Место рождения:

Эгер, Венгрия

Гражданство:

Венгрия Венгрия

Генриет Сет Ф. (Henriett Seth F., настоящее имя Генриетта Файчак (венг. Fajcsák Henrietta), родилась 27 октября 1980 г. в Эгере, Венгрия) — венгерская поэтесса, писательница и художница, савант-аутист.

Напишите отзыв о статье "Генриет Сет Ф."



Примечания

Ссылки

  • [www.savant.5mp.eu Henriett Seth F. (Seth F. Henriett, Fajcsak Henrietta): The Rain Girl Artist]
  • [www.wisconsinmedicalsociety.org/savant_syndrome/savant_profiles/henriett_seth Henriett Seth F. — Rain Girl by Darold Treffert]
  • [www.kp.ru/daily/24338/528855/ 100 «людей дождя» на все человечество]


Отрывок, характеризующий Генриет Сет Ф.

На чем же основывался страх графа Растопчина о народном спокойствии в Москве в 1812 году? Какая причина была предполагать в городе склонность к возмущению? Жители уезжали, войска, отступая, наполняли Москву. Почему должен был вследствие этого бунтовать народ?
Не только в Москве, но во всей России при вступлении неприятеля не произошло ничего похожего на возмущение. 1 го, 2 го сентября более десяти тысяч людей оставалось в Москве, и, кроме толпы, собравшейся на дворе главнокомандующего и привлеченной им самим, – ничего не было. Очевидно, что еще менее надо было ожидать волнения в народе, ежели бы после Бородинского сражения, когда оставление Москвы стало очевидно, или, по крайней мере, вероятно, – ежели бы тогда вместо того, чтобы волновать народ раздачей оружия и афишами, Растопчин принял меры к вывозу всей святыни, пороху, зарядов и денег и прямо объявил бы народу, что город оставляется.
Растопчин, пылкий, сангвинический человек, всегда вращавшийся в высших кругах администрации, хотя в с патриотическим чувством, не имел ни малейшего понятия о том народе, которым он думал управлять. С самого начала вступления неприятеля в Смоленск Растопчин в воображении своем составил для себя роль руководителя народного чувства – сердца России. Ему не только казалось (как это кажется каждому администратору), что он управлял внешними действиями жителей Москвы, но ему казалось, что он руководил их настроением посредством своих воззваний и афиш, писанных тем ёрническим языком, который в своей среде презирает народ и которого он не понимает, когда слышит его сверху. Красивая роль руководителя народного чувства так понравилась Растопчину, он так сжился с нею, что необходимость выйти из этой роли, необходимость оставления Москвы без всякого героического эффекта застала его врасплох, и он вдруг потерял из под ног почву, на которой стоял, в решительно не знал, что ему делать. Он хотя и знал, но не верил всею душою до последней минуты в оставление Москвы и ничего не делал с этой целью. Жители выезжали против его желания. Ежели вывозили присутственные места, то только по требованию чиновников, с которыми неохотно соглашался граф. Сам же он был занят только тою ролью, которую он для себя сделал. Как это часто бывает с людьми, одаренными пылким воображением, он знал уже давно, что Москву оставят, но знал только по рассуждению, но всей душой не верил в это, не перенесся воображением в это новое положение.