Генрих IV (король Англии)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Генрих IV
англ. Henry IV<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

Король Англии
30 сентября 1399 — 20 марта 1413
Коронация: 13 октября 1399
Предшественник: Ричард II
Преемник: Генрих V
граф Дерби
6 июля 1377 — 13 октября 1399
Предшественник: Джон Гонт
Преемник: титул присоединён к короне
граф Нортгемптон
22 декабря 1384 — 13 октября 1399
Предшественник: Хамфри де Богун
Преемник: титул присоединён к короне
По праву жены
граф Херефорд
22 декабря 1384 — 13 октября 1399
Предшественник: Хамфри де Богун
Преемник: титул присоединён к короне
По праву жены
герцог Херефорд
29 сентября 1397 — 13 октября 1399
Предшественник: титул создан
Преемник: титул присоединён к короне
герцог Ланкастер
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник: Джон Гонт
Преемник: титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
граф Ланкастер
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник: Джон Гонт
Преемник: титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
граф Лестер
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник: Джон Гонт
Преемник: титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
 
Рождение: 3 апреля 1366(1366-04-03)
замок Болингброк[en], Линкольншир, Англия
Смерть: 20 марта 1413(1413-03-20) (46 лет)
Вестминстер, Англия
Род: Ланкастеры
Отец: Джон Гонт
Мать: Бланка Ланкастерская
Супруга: 1-я: Мария де Богун
2-я: Жанна Наваррская
Дети: От 1-го брака:
сыновья: Эдуард, Генрих V, Томас Кларенсский, Джон Бедфордский, Хамфри Глостерский
дочери: Бланка; Филиппа, королева Дании, Норвегии и Швеции
 
Автограф:

Генрих IV Болингброк (англ. Henry IV of Bolingbroke, 3 апреля 1366[1], замок Болингброк, Линкольншир — 20 марта 1413[2], Вестминстер) — 3-й граф Дерби в 1377-1399, 3-й граф Нортгемптон и 8-й Херефорд в 1384-1399, 1-й герцог Херефорд в 1397—1399, 2-й герцог Ланкастер, 6-й граф Ланкастер и 6-й граф Лестер в 1399, король Англии с 1399, основатель Ланкастерской династии (младшая ветвь Плантагенетов).





Биография

Ранние годы

Генрих Ланкастер родился в семье Джона Гонта, герцога Ланкастерского. В молодости участвовал в дворянской оппозиции, стремившейся ограничить власть короля Ричарда II, но затем, в 1388, вступил с королём в союз. С 1390 по 1392 годы вёл жизнь странствующего рыцаря в континентальной Европе и в Палестине, участвуя в том числе в гражданской войне в Великом княжестве Литовском.

В 1397 получает титул герцога Херефордского, но вскоре король, воспользовавшись ссорой Генриха с герцогом Норфолкским Томасом Моубреем, изгоняет обоих из Англии. В 1399 году, после смерти Джона Гонта Ричард II конфискует его владения. Генрих против воли короля возвращается в Англию и поднимает мятеж. Его поддерживают многие родовитые дворяне. Ричард был низложен, и вакантный престол занял узурпатор — Генрих Болингброк.

В литературе

Генрих IV является персонажем хроник Шекспира «Ричард II» и «Генрих IV».

Напишите отзыв о статье "Генрих IV (король Англии)"

Примечания

  1. Mortimer, Ian (2007). «Henry IV's date of birth and the royal Maundy». Historical Research (University of London) 80 (210): 567–576. DOI:10.1111/j.1468-2281.2006.00403.x. ISSN [worldcat.org/issn/0950-3471 0950-3471].
  2. Henry IV (1366–1413) // Oxford Dictionary of National Biography. — Oxford, England: Oxford University Press.

Литература

Ссылки

  • [fmg.ac/Projects/MedLands/ENGLAND,%20Kings%201066-1603.htm#HenryIVdied1413B House of Lancaster, descendants of John of Gaunt] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 23 августа 2014.
  • [www.thepeerage.com/p10187.htm#i101863 Henry IV, King of England] (англ.). thePeerage.com. Проверено 23 августа 2014.

Отрывок, характеризующий Генрих IV (король Англии)

Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.
– Уж вы меня вызвольте, батюшка Федор Иваныч или ваше сиятельство, – говорил он. – Обезлошадничал вовсе, на ярманку ехать уж ссудите, что можете.
И Анатоль и Долохов, когда бывали в деньгах, давали ему по тысяче и по две рублей.
Балага был русый, с красным лицом и в особенности красной, толстой шеей, приземистый, курносый мужик, лет двадцати семи, с блестящими маленькими глазами и маленькой бородкой. Он был одет в тонком синем кафтане на шелковой подкладке, надетом на полушубке.
Он перекрестился на передний угол и подошел к Долохову, протягивая черную, небольшую руку.
– Федору Ивановичу! – сказал он, кланяясь.
– Здорово, брат. – Ну вот и он.
– Здравствуй, ваше сиятельство, – сказал он входившему Анатолю и тоже протянул руку.
– Я тебе говорю, Балага, – сказал Анатоль, кладя ему руки на плечи, – любишь ты меня или нет? А? Теперь службу сослужи… На каких приехал? А?
– Как посол приказал, на ваших на зверьях, – сказал Балага.