Геранёнский замок

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Замок
Геранёнский замок
белор. Геранёнскі замак

Состояние руин в XXI веке.
Страна Белоруссия
Деревня Геранёны
Дата основания конец XV века
Состояние руины
Координаты: 54°06′48″ с. ш. 25°34′45″ в. д. / 54.11333° с. ш. 25.57917° в. д. / 54.11333; 25.57917 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.11333&mlon=25.57917&zoom=12 (O)] (Я)
Объект Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь, № 412Г000292

Геранёнский замок — несохранившийся памятник дворцово-замковой архитектуры конца XV — начала XVI в. Построен у деревни Геранены в Ивьевском районе Гродненской области Беларуси. Принадлежал литовским магнатам Гаштольдам.





Описание

Замок был окружён валом высотой 10 м, шириной в 15 м, укреплённым с внутренней стороны каменной стеной толщиной 1,25 м, и двумя рвами с водой. Пройти в замок можно было только через подъёмный мост. Каменные стены замка толщиной в 2 м создавали квадратное в плане сооружение (27х27 м) на высоком фундаменте с цилиндрическими башнями на углах диаметром 8 м. У одной стены замка был двухэтажный каменный дом, построенный в конце XVI века вместо деревянного. 12 окон дома выходили на детинец. Шатровые крыши башен и дома были черепичные.

История

В 1530 году Альбрехт Гаштольд получил от императора Карла V титул графа «из Мурованых Геранен». Здесь же последний из Гаштольдов, сын Альбрехта Станислав, сыграл свадьбу с Барбарой Радзивилл — будущей королевой Польши.

Замок был разрушен в середине XVII столетия, окончательно разобран в XIX веке.

В искусстве

Напишите отзыв о статье "Геранёнский замок"

Ссылки

  • [www.rusarch.ru/varavva1.htm А. Г. Варавва. Геранёнский аппендикс]
  • [orda.of.by/.add/gallery.php?dest=geraneny/castle/art Статья М. А. Ткачева в книге «Замкі Беларусі» 1977 г.]



Отрывок, характеризующий Геранёнский замок

– Вероятно, узнали, что я француженка по имени, – краснея, сказала m lle Bourienne.
Княжна Марья с бумагой в руке встала от окна и с бледным лицом вышла из комнаты и пошла в бывший кабинет князя Андрея.
– Дуняша, позовите ко мне Алпатыча, Дронушку, кого нибудь, – сказала княжна Марья, – и скажите Амалье Карловне, чтобы она не входила ко мне, – прибавила она, услыхав голос m lle Bourienne. – Поскорее ехать! Ехать скорее! – говорила княжна Марья, ужасаясь мысли о том, что она могла остаться во власти французов.
«Чтобы князь Андрей знал, что она во власти французов! Чтоб она, дочь князя Николая Андреича Болконского, просила господина генерала Рамо оказать ей покровительство и пользовалась его благодеяниями! – Эта мысль приводила ее в ужас, заставляла ее содрогаться, краснеть и чувствовать еще не испытанные ею припадки злобы и гордости. Все, что только было тяжелого и, главное, оскорбительного в ее положении, живо представлялось ей. «Они, французы, поселятся в этом доме; господин генерал Рамо займет кабинет князя Андрея; будет для забавы перебирать и читать его письма и бумаги. M lle Bourienne lui fera les honneurs de Богучарово. [Мадемуазель Бурьен будет принимать его с почестями в Богучарове.] Мне дадут комнатку из милости; солдаты разорят свежую могилу отца, чтобы снять с него кресты и звезды; они мне будут рассказывать о победах над русскими, будут притворно выражать сочувствие моему горю… – думала княжна Марья не своими мыслями, но чувствуя себя обязанной думать за себя мыслями своего отца и брата. Для нее лично было все равно, где бы ни оставаться и что бы с ней ни было; но она чувствовала себя вместе с тем представительницей своего покойного отца и князя Андрея. Она невольно думала их мыслями и чувствовала их чувствами. Что бы они сказали, что бы они сделали теперь, то самое она чувствовала необходимым сделать. Она пошла в кабинет князя Андрея и, стараясь проникнуться его мыслями, обдумывала свое положение.
Требования жизни, которые она считала уничтоженными со смертью отца, вдруг с новой, еще неизвестной силой возникли перед княжной Марьей и охватили ее. Взволнованная, красная, она ходила по комнате, требуя к себе то Алпатыча, то Михаила Ивановича, то Тихона, то Дрона. Дуняша, няня и все девушки ничего не могли сказать о том, в какой мере справедливо было то, что объявила m lle Bourienne. Алпатыча не было дома: он уехал к начальству. Призванный Михаил Иваныч, архитектор, явившийся к княжне Марье с заспанными глазами, ничего не мог сказать ей. Он точно с той же улыбкой согласия, с которой он привык в продолжение пятнадцати лет отвечать, не выражая своего мнения, на обращения старого князя, отвечал на вопросы княжны Марьи, так что ничего определенного нельзя было вывести из его ответов. Призванный старый камердинер Тихон, с опавшим и осунувшимся лицом, носившим на себе отпечаток неизлечимого горя, отвечал «слушаю с» на все вопросы княжны Марьи и едва удерживался от рыданий, глядя на нее.