Герасимов, Андрей Николаевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Николаевич Герасимов
Дата рождения:

28 февраля 1939(1939-02-28) (81 год)

Место рождения:

Москва

Гражданство:

СССР СССР, Россия Россия

Профессия:

кинорежиссёр

Награды:

Андрей Николаевич Герасимов (род. 28 февраля 1939, Москва) — советский и российский кинорежиссёр.





Биография

Окончил МИСИ им. Куйбышева в 1961, ВГИК в 1965, мастерская Б. А. Альтшулера и Л. В. Кулешова по специальности кинорежиссура. Член КПСС с 1965 года[1].

Работал кинорежиссёром на Центральной студии научно-популярных и учебных фильмов с 1965 года по 2001 г.

За время творческой деятельности создано 11 полно­метражных и более тридцати короткометражных фильмов различных видов, жанров и тематики, большинство из которых отмечалось призами и премиями на внутрисоюзных и международных фестивалях.

За дилогию «Творцы отечественного оружия» и «Они ковали оружие победы» был награждён серебряной медалью им. А. П. Довженко. Другая дилогия — «Энтузиасты» и «Дети галактики» номинировалась на присуждение Государственной премии СССР за 1986. Многие фильмы неоднократно демонстрировались по различным каналам телевидения.

С 1981 по 1993 Андрей Герасимов был художественным руководителем одного из производственно-творческих объединений на киностудии «Центрнаучфильм».

Наряду с профессиональной творческой деятельностью он принимал активное участие в общественной жизни киносообщества. Будучи принят в члены Союза кинематографистов СССР в 1971, непрерывно избирался членом Московской секции научного кино и членом Всесоюзной комиссии научного кино, а затем стал её председателем.

В 1986 на V съезде кинематографистов Андрея Герасимова избирают секретарём Правления Союза кинематографистов СССР. С 1995 по 1998 он был председателем ревизионной комиссии Союза кинематографистов Российской Федерации. В настоящее время он секретарь Московского Союза кинематографистов,

Андрей Герасимов неоднократно принимал участие в работе жюри Всесоюзного кинофестиваля и Российского открытого фестиваля неигрового кино. В 1986 его принимают в члены Международной ассоциации научного кино, а в 1990 избирают вице-президентом секции научно-популярного кино этой ассоциации. В 2002 А. Герасимов становится действительным членом Национальной академии кинематографических искусств и наук.

Начиная с 1988 и по 2001 год Герасимов был руководителем режиссёрских мастерских неигрового кино на Высших курсах сценаристов и режиссёров.

С 2001 года по 2010 год Герасимов был ректором Высших курсов сценаристов и режиссёров, до сих пор он ведет там мастерскую игрового и неигрового кино (совместно с Андреем Добровольским)[2].

Помимо постоянных на протяжении всей профессиональной деятельности встреч со зрителями, в 1989-90 был автором и ведущим ежемесячной телепередачи «Час научно-популярного кино».

Звания и награды

Фильмография

  • 1967 — Основы расчёта строительных конструкций
  • 1968 — Говорите по-русски. Урок № 2
  • 1968 — Говорите по-русски. Урок № 9
  • 1970 — Алгебра революции
  • 1970 — Начинается с точки
  • 1971 — Высокое напряжение
  • 1971 — Итак, аттракционы!
  • 1971 — Эта старая, новая игра
  • 1972 — Союз советских народов
  • 1974 — Размышления о городе
  • 1975 — Градостроительство в СССР — автор сценария и режиссёр
  • 1975 — Экспериментальный жилой район Чертаново-Северное — автор сценария
  • 1976 — Биоэнергетические измерения
  • 1977 — Эффект ант
  • 1978 — Лицо города — автор сценария и режиссёр
  • 1979 — Увидеть невидимое — автор сценария и режиссёр
  • 1980 — Электронно-оптические преобразователи — автор сценария и режиссёр
  • 1980 — Индигирские сказы
  • 1981 — День академика Прохорова
  • 1982 — Творцы отечественного оружия — автор сценария и режиссёр
  • 1983 — Они ковали оружие победы — автор сценария и режиссёр
  • 1985 — Энтузиасты — режиссёр
  • 1986 — Дети галактики — режиссёр
  • 1992 — Без дна — автор сценария и режиссёр
  • 1996 — Царицыно. Зодчий и императрица — автор сценария и режиссёр
  • 1999 — Московский модерн — автор сценария и режиссёр[3]
  • 2001 — Острова. Владимир Кобрин — автор сценария и режиссёр

Напишите отзыв о статье "Герасимов, Андрей Николаевич"

Примечания

  1. [istoriya-kino.ru/kinematograf/item/f00/s03/e0003702/index.shtml ГЕРАСИМОВ Андрей Николаевич] Кино: Энциклопедический словарь/Гл. ред. С. И. Юткевич; Редкол.: Ю. С. Афанасьев, В. Е. Баскаков, И. В. Вайсфельд и др.- М.: Сов. энциклопедия, 1987.- 640 с., 96 л. ил.
  2. [www.kinobraz.ru/?page_id=1450 Мастерские 2013—2015]. Официальный сайт ВКСР. Проверено 23 апреля 2015.
  3. Лев Рошаль От модерна до ноктюрна. «Московский модерн», режиссёр Андрей Герасимов // Искусство кино : журнал. — 2000. — № 6.

Ссылки

  • [archive.svoboda.org/programs/edu/2005/edu.072705.asp Кинообразование]. Радио Свобода (27 июля 2005). Проверено 23 апреля 2015.
  • [tvkultura.ru/anons/show/brand_id/20924/episode_id/1158539 «Документальная камера». Андрей Герасимов: Диалог с самим собой]. Телеканал «Культура». Проверено 23 апреля 2015.

Отрывок, характеризующий Герасимов, Андрей Николаевич

Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l'honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment. [основа монархий есть честь, мне кажется несомненной. Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства.]
Улыбка исчезла на белом лице Сперанского и физиономия его много выиграла от этого. Вероятно мысль князя Андрея показалась ему занимательною.
– Si vous envisagez la question sous ce point de vue, [Если вы так смотрите на предмет,] – начал он, с очевидным затруднением выговаривая по французски и говоря еще медленнее, чем по русски, но совершенно спокойно. Он сказал, что честь, l'honneur, не может поддерживаться преимуществами вредными для хода службы, что честь, l'honneur, есть или: отрицательное понятие неделанья предосудительных поступков, или известный источник соревнования для получения одобрения и наград, выражающих его.
Доводы его были сжаты, просты и ясны.
Институт, поддерживающий эту честь, источник соревнования, есть институт, подобный Legion d'honneur [Ордену почетного легиона] великого императора Наполеона, не вредящий, а содействующий успеху службы, а не сословное или придворное преимущество.
– Я не спорю, но нельзя отрицать, что придворное преимущество достигло той же цели, – сказал князь Андрей: – всякий придворный считает себя обязанным достойно нести свое положение.
– Но вы им не хотели воспользоваться, князь, – сказал Сперанский, улыбкой показывая, что он, неловкий для своего собеседника спор, желает прекратить любезностью. – Ежели вы мне сделаете честь пожаловать ко мне в среду, – прибавил он, – то я, переговорив с Магницким, сообщу вам то, что может вас интересовать, и кроме того буду иметь удовольствие подробнее побеседовать с вами. – Он, закрыв глаза, поклонился, и a la francaise, [на французский манер,] не прощаясь, стараясь быть незамеченным, вышел из залы.


Первое время своего пребыванья в Петербурге, князь Андрей почувствовал весь свой склад мыслей, выработавшийся в его уединенной жизни, совершенно затемненным теми мелкими заботами, которые охватили его в Петербурге.
С вечера, возвращаясь домой, он в памятной книжке записывал 4 или 5 необходимых визитов или rendez vous [свиданий] в назначенные часы. Механизм жизни, распоряжение дня такое, чтобы везде поспеть во время, отнимали большую долю самой энергии жизни. Он ничего не делал, ни о чем даже не думал и не успевал думать, а только говорил и с успехом говорил то, что он успел прежде обдумать в деревне.
Он иногда замечал с неудовольствием, что ему случалось в один и тот же день, в разных обществах, повторять одно и то же. Но он был так занят целые дни, что не успевал подумать о том, что он ничего не думал.
Сперанский, как в первое свидание с ним у Кочубея, так и потом в середу дома, где Сперанский с глазу на глаз, приняв Болконского, долго и доверчиво говорил с ним, сделал сильное впечатление на князя Андрея.
Князь Андрей такое огромное количество людей считал презренными и ничтожными существами, так ему хотелось найти в другом живой идеал того совершенства, к которому он стремился, что он легко поверил, что в Сперанском он нашел этот идеал вполне разумного и добродетельного человека. Ежели бы Сперанский был из того же общества, из которого был князь Андрей, того же воспитания и нравственных привычек, то Болконский скоро бы нашел его слабые, человеческие, не геройские стороны, но теперь этот странный для него логический склад ума тем более внушал ему уважения, что он не вполне понимал его. Кроме того, Сперанский, потому ли что он оценил способности князя Андрея, или потому что нашел нужным приобресть его себе, Сперанский кокетничал перед князем Андреем своим беспристрастным, спокойным разумом и льстил князю Андрею той тонкой лестью, соединенной с самонадеянностью, которая состоит в молчаливом признавании своего собеседника с собою вместе единственным человеком, способным понимать всю глупость всех остальных, и разумность и глубину своих мыслей.
Во время длинного их разговора в середу вечером, Сперанский не раз говорил: «У нас смотрят на всё, что выходит из общего уровня закоренелой привычки…» или с улыбкой: «Но мы хотим, чтоб и волки были сыты и овцы целы…» или: «Они этого не могут понять…» и всё с таким выраженьем, которое говорило: «Мы: вы да я, мы понимаем, что они и кто мы ».