Герб Копенгагена

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Герб Копенгагена

Детали
Утверждён

1661

Корона

три рыцарских шлема с опущенными золотыми забралами

Щитодержатели

львы

Герб Копенгагена представляет собой официальную символику столицы Дании, отражающую историческое значение и развитие города.





Становление герба

Первый герб Копенгагена появился в XIV в. Изначально на нем был изображен замок с тремя башнями, из которых средняя является главной и имеет большие размеры, чем две боковые. Это изображение символизирует постройку замка, давшего начало городу. Морские волны внизу изображения указывают на островное положение столицы страны. В XVII в. на гербе появилось изображение щита с вензелем короля Фредерика III, помещенного на главной башне замка.[1] В воротах замка видно изображение Карла Великого, графа Роланда. На боковых башнях замка появились золотые шестиконечные звезды — древний символ славы, удачи и вечности, на средней башне помещается изображение золотого полумесяца.

Описание герба

Красный цвет стен замка символизирует храбрость жителей города и их любовь к своей родине и её столице. Геральдический щит герба города имеет старинную овальную форму и красное фигурное обрамление. В качестве щитодержателей выступают два натуралистически изображенных золотых льва. Верхнюю оконечность щита украшают три рыцарских шлема с опущенными золотыми забралами. Над боковыми шлемами располагается по пять копий с флагами, над средним — золотая королевская корона с пятью видимыми фигурными выступами, украшенная синими самоцветами. Основой щиту и щитодержателям служат наложенные в беспорядочной последовательности друг на друга изображения элементов солдатской и рыцарской амуниции.

Напишите отзыв о статье "Герб Копенгагена"

Примечания

  1. [his.1september.ru/article.php?ID=200304707 Алые розы и золотые лилии].

Ссылки

  • [www.e-allmoney.ru/capitals/eur/denmark-cap.html Копенгаген, столица Дании]

Отрывок, характеризующий Герб Копенгагена

– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.