Герб Литвы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Герб Литвы с 1992 г. Автор проекта — художник Арунас Каждайлис

Версии


Герб Литовской Республики на штандарте президента Литвы


Проект большого герба Литвы. Автор проекта — художник Арунас Каждайлис

Детали
Утверждён

4 сентября 1991 года

Ранние версии

Использование

Временный герб Литовской Республики 1990-1992 Автор проекта — скульптор Юозас Зикарас

Герб Литвы, также известен как Ви́тис (лит. Výtis «всадник, преследующий») — официальный государственный символ Литовской Республики; установлен 15-й статьёй Конституции Литовской Республики, принятой референдумом 1992, и описан в Законе о государственном гербе. Восходит к Погоне — гербу Великого княжества Литовского.





Описание

В червлёном поле серебряный всадник в латах на серебряном же коне с поднятым в правой руке над головой мечом того же металла. В левой руке всадник держит лазоревый щит с золотым двойным крестом. Седло и узда лазоревые, рукоятка меча, стремена, соединения упряжи и другие детали — золотые.

Использование

Пользоваться печатями, бланками документов, обложками и титульными страницами печатных изданий с Гербом Литвы имеют право

  • Сейм Литовской Республики и подведомственные учреждения,
  • Президент Литовской Республики, Правительство Литвы и его учреждения, министерства,
  • Банк Литвы,
  • администрации начальников уездов,
  • Конституционный суд и суды, Генеральная прокуратура и территориальные прокуратуры,
  • Департамент государственной безопасности и его территориальные подразделения, Служба специальных расследований, учреждения полиции,
  • дипломатические представительства и консульские учреждения,
  • учреждения самоуправлений, не имеющих установленных официальных гербов, государственные учреждения образования и науки,
  • приставы и нотариусы, некоторые другие должностные лица (например, старосты в местностях, где отсутствуют учреждения гражданской метрикации используют гербовую печать при регистрации смерти и совершении нотариальных действий).

На печатях всадник (элемент государственного герба) изображается без поля геральдического щита.

История герба

К 1366 относится документ с печатью, изображающий Погоню. С конца XIV века всадник с мечом изображался на фоне геральдического щита — на печатях Ягайло (1386, 1387) и Витовта (1401). С начала XV века герб Погоня стал гербом Великого княжества Литовского. С середины XV века установились направление атаки всадника и цвета герба.

Позднее герб Великого княжества Литовского стал частью герба Речи Посполитой. После третьего раздела Речи Посполитой с включением территорий Великого княжества Литовского в состав Российской империи (1795) герб был включён в герб России — в одном из шести геральдических щитов, окружающих главный щит с двуглавым орлом, в составе соединённых гербов княжеств и областей белорусских и литовских, помещён герб Великого княжества Литовского с изображением серебряного всадника в вооружении с поднятым мечом и щитом с двойным (шестиконечным) крестом, на серебряном коне, покрытом трёхконечным червлёным ковром с золотой каймой. На том же щите один из элементов белостокского герба представляет собой аналогичного вооружённого всадника с поднятым мечом и серебряным щитом, на котором червлёный двойной (шестиконечный) крест; конь чёрный, покрытый трёхконечным червлёным ковром с золотой каймой. Сходный серебряный всадник с поднятым мечом, но круглым щитом, фигурирует на гербе витебском в этом щите соединённых княжеств и областей.[1]

Погоня использовалась также в гербах Вильны (утверждён в 1845 году) и Виленской губернии (утверждён в 1878 году).[2].

В 19201922 годах Погоня была элементом герба Срединной Литвы, воспроизводившего герб Речи Посполитой — Белый Орёл на правой половине и Витис на левой половине геральдического щита. Одновременно Витис стала гербом независимой Литовской Республики (19181940).

Гербы: Республики Беларусь, 1991—1995 (слева) и Литовской Республики, с 1992 года (справа)

С 1988 года широко использовался как национальный символ. Законом, принятым Верховным Советом Литовской ССР (впоследствии названный Восстановительным Сеймом) 11 марта 1990 года «О названии государства и гербе» восстановлен довоенный герб[3]. Первоначальные эталонные цвета и формы, утверждённые 17 мая 1990 года, были уточнены постановлением Восстановительного Сейма 4 сентября 1991 года.

Печать «короля литвинов и русенов» Гедимина, после 1316[4]

Герб Великого княжества Литовского, около 1435 года

Герб Великого княжества Литовского XVI в.

Один из проектов герба Литвы 1925 г. Автор проекта — скульптор Йонас Зикарас. Использовался в качестве временного государственного герба в 1990—1992 г.

Один из проектов герба Литвы

Напишите отзыв о статье "Герб Литвы"

Примечания

  1. П. Х. Гребельский, А. Б. Мирвис. Дом Романовых. Биографические сведения о членах царствовавшего дома, их предках и родственниках. Санкт-Петербург: ЛИО Редактор, 1992. ISBN 5-7058-0160-2. С. 239.
  2. Egidijus Aleksandravičius, Antanas Kulakauskas. Carų valdžioje. XIX amžiaus Lietuva. Vilnius: baltos lankos, 1996. ISBN 9986-403-69-3. P. 18 (лит.)
  3. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p199 К СОЮЗУ СУВЕРЕННЫХ НАРОДОВ. Сборник документов]
  4. Указывается сомнительное происхождение печати. См. Югенсон У. А. Эвалюцыя дзяржаўнага герба Вялікага княства Літоўскага па дадзеных сфрагістыкі i нумізматыкі.

Ссылки

  • [www3.lrs.lt/ru/Herbas_ru.htm Государственный герб Литвы]
  • [www3.lrs.lt/pls/inter/w5_show?p_r=4056&p_k=2&p_rp=N&p_dr=N&p_d=49325 The Coat of Arms of Lithuania]
  • [www3.lrs.lt/pls/inter/w3_viewer.ViewDoc?p_int_tekst_id=9978&p_int_tv_id=135 Seimo puslapis apie Lietuvos valstybės herbą]
  • [www3.lrs.lt/cgi-bin/preps2?Condition1=211959&Condition2= Lietuvos Republikos įstatymas Dėl Lietuvos valstybės herbo]

См. также

Отрывок, характеризующий Герб Литвы

Долгоруков весело захохотал.
– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.