Герб Ниуэ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Герб Ниуэ — или «Государственная печать Ниуэ» была создана в 1947 году когда Ниуэ получила независимость и присоединилась к Свободной Ассоциации вместе с Новой Зеландией. Является государственным символом вместе с флагом страны.

Внешний вид герба Ниуэ идентичен гербу Новой Зеландии.



История

До 1974 года Ниуэ пользовалось гербом Новой Зеландии, но в законе[en] о конституции, принятом в 1974 году, было указано требование о создании собственного герба.

В 1977 году после запроса Ассамблеи Ниуэ Парламент Новой Зеландии принял поправку к закону о печати Новой Зеландии, в которой дизайн печати приводился к общему для стран, составляющих Королевство Новой Зеландии[1].

До 2007 года печать использовалась в Токелау для подтверждения принятия закона, но затем новый закон заменил печать Ниуэ словами «за подписью администратора Токелау[en]» (англ. under the hand of the Administrator of Tokelau)[2].

Печать должна храниться спикером[en] Ассамблеи Ниуэ и используется для утверждения документов и законов. Спикер несёт ответственность за надлежащее использование печати[3]. Все документы с признанием судом какого-либо факта общеизвестным (англ. judical notice) должны кончаться печатью[4].

Внешний вид

В середине нарисован герб Новой Зеландии. В левом верхнем углу изображены четыре звезды, символизирующие созвездие Южного Креста (такие же звёзды используются в национальном флаге в иной пропорции); в правом верхнем — золотое руно, символизирующее скотоводство; в левом нижнем — сноп пшеницы, символизирующий сельское хозяйство; в правом нижнем — два молота, символизирующих горную промышленность и индустрию. Между боковыми сторонами щита расположена вертикальная полоса, на которой изображены три корабля, символизирующих важность морской торговли для Новой Зеландии и иммигрантское происхождение новозеландцев, слева изображена женщина-пакеха (европейского происхождения), которая держит в руках флаг Новой Зеландии, и маорийский воин, держащий таиаху (церемониальное копьё). Щит увенчан короной святого Эдуарда, а под ним — два серебристых листа папоротника и надпись «New Zealand». Герб расположен на белом круге, вверху надпись «Public Seal of Niue», а внизу «Niue».

Напишите отзыв о статье "Герб Ниуэ"

Примечания

  1. [legislation.knowledge-basket.co.nz/gpacts/public/text/1977/se/001se7.html Application of Act to Cook Island, Niue, and Tokelau]. Legislation.knowledge-basket.co.nz (28 February 1977). Проверено 16 июля 2014.
  2. [legislation.knowledge-basket.co.nz/gpacts/public/text/2007/se/084se8.html Amendments to Tokelau Islands Crimes Regulations 1975]. Legislation.knowledge-basket.co.nz (20 September 2007). Проверено 16 июля 2014.
  3. «[www.victoria.ac.nz/law/nzacl/PDFS/Vol_17_2011/Quentin-Baxter.pdf The role of the Speaker in the Constitution of Niue]» (Университет королевы Виктории (Веллингтон)). Проверено 16 July 2014.
  4. [www.legislation.govt.nz/act/public/1974/0042/latest/DLM413412.html Niue Constitution Act 1974 No 42 (as at 01 April 1988), Public Act The Seal of Niue – New Zealand Legislation]. Legislation.govt.nz (1 April 1988). Проверено 16 июля 2014.

Отрывок, характеризующий Герб Ниуэ

– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.