Герб Сент-Китса и Невиса

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Герб Сент-Китса и Невиса

Детали

Герб Сент-Киттса и Невиса был принят в 1967. Герб Сент-Китс и Невиса состоит из многих символов. Пальмы — кокосовая пальма (обширные плантации на островах). По бокам пеликаны (гнездятся в стране). На щите есть цветок хлопчатника (важная культура сельского хозяйства). Можно сказать, что символы герба Сент-Китс и Невис представляют коренное население и историческую лепту в развитии страны англичан и французов. Внизу национальный девиз — «Страна выше тебя» (англ.).

Символизм в гербе: Над щитом рыцарский шлем, бурлет с наметом. Шлем увенчан башенной короной. Над короной три руки — негра, белого и мулата — держат факел борьбы за свободу. В щите: Французская геральдическая лилия, и Английская геральдическая роза, символизирует борьбу за остров между Францией и Британией. Голова Индейца-Кариба символизирует доколониальное прошлое. А также в гербе два тропических цветка «Пуансианы» (как один из национальных символов). Два бурых пеликана олицетворяют Фауну островов (щитодержатели), а растительный мир представлен в виде кокосовой пальмы, и сахарного тростника.

С приобретением независимости в 1983 году, в герб были внесены изменения: Двухмачтовое судно, было заменено парусником лихтер, а на девизной ленте надпись «Единство в Троице» (Unity in Trinity), была замененна на «Страна выше себя» (Country above self).



Предыдущие гербы

Напишите отзыв о статье "Герб Сент-Китса и Невиса"

Ссылки

  • [www.ngw.nl/heraldrywiki/index.php?title=The_National_Arms_of_Saint_Kitts_and_Nevis Герб Сент-Китса и Невиса]  (англ.)
  • [www.stkittsnevis.org/flag.html Символы Сент-Китса и Невиса]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Герб Сент-Китса и Невиса

– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.