Герб Украины

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Герб Украины

Детали
Утверждён

19 февраля 1992 года

Щит

Английский, лазоревый с тонкой золотой каймой

Прочие элементы

Золотой тризуб

Использование

Здание Верховной рады Украины

Большой Герб Украины (проект)

Детали
Корона

Золотой венец Ярослава Мудрого

Щит

Английский, лазоревый с тонкой золотой каймой

Щитодержатели

Справа — Золотой лев, коронованный золотым венцом Даниила Галицкого; слева — Казак в золотом мундире и червлёных шароварах, вооружённый золотыми мушкетом и саблей

Основание

Лазорево-золотая лента или лазоревая лента с девизом, написанным золотом

Девиз

Воля. Злагода. Добро.

Прочие элементы

Золотой тризуб, золотая гроздь калины, золотые колосья

Авторский коллектив

А. Ивахненко,
В. Митченко,
М. Дмитриенко,
Ю. Савчук

Государственный Герб Украины (укр. Державний Герб України) — один из трёх официальных символов государства, наряду с флагом и гимном[1]. Состоит из Малого и Большого гербов. В настоящее время используется только Малый герб, утверждённый 19 февраля 1992 года. Большой герб Украины существует в виде законопроекта.

Центральной геральдической фигурой обоих гербов является «трезубец» (укр. тризуб) князя Владимира (см. Знаки Рюриковичей). Кроме того, элементами Большого герба должны быть также казак с мушкетом (символ Войска Запорожского) и коронованный лев (герб Галицко-Волынского государства).





Описание

Из статьи 20 Конституции Украины:

Государственными символами Украины являются Государственный Флаг Украины, Государственный Герб Украины и Государственный Гимн Украины.

Государственный Флаг Украины — стяг из двух равновеликих горизонтальных полос синего и жёлтого цветов.

Большой Государственный Герб Украины устанавливается с учётом малого Государственного Герба Украины и герба Войска Запорожского законом, принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Главным элементом большого Государственного Герба Украины является Знак Княжеской Державы Владимира Великого (малый Государственный Герб Украины).

В качестве малого герба Украины изображение трезубца было утверждено постановлением Верховной Рады Украины «о Государственном гербе Украины» от 19 февраля 1992 года N 2137-XII[2]

Проект Большого Герба

Большой Государственный Герб Украины (проект) представляет собой синий щит с золотистым знаком княжества Владимира (трезубец), по бокам щитоносцы: справа — казак с мушкетом (герб Войска Запорожского), слева — коронованный лев (герб Галицко-Волынского государства), над щитом — княжеский венец, под щитом — переплетённые с гроздью калины колосья пшеницы и сине-жёлтая лента.

— Описание проекта Большого Государственного Герба Украины[3]

Происхождение

Киевская Русь

Существует несколько теорий о тризубе Владимира. Самая распространённая из них — это стилизованное изображение сокола-Рарога, падающего на добычу — фамильный знак князей Рюриковичей[4]. При этом следует учитывать, что гербы и геральдика как таковая возникли в мире не ранее XII века[5], по этому знаки Рюриковичей гербами, в современном смысле, не являлись. Это скорее было клеймо, подтверждающее право собственности. Подобные знаки наносились на стены крепостей, изображались на монетах, амулетах, перстнях и других предметах.

Эмблему Рюриковичей некоторые исследователи (С. А. Гедеонов, О. М. Рапов, А. Г. Кузьмин, В. И. Меркулов) трактуют как схематическое изображение сокола, падающего на добычу. При этом другие видят в ней изображение скипетра, якоря, трезубца или вил[6]. Стилизованным вариантом этого изображения является нынешний герб Украины. В подкрепление балтославянской этимологии приводятся археологические находки времён первых Рюриковичей с изображением сокола или ворона[7]. Версия происхождения от символа во́рона на боевом знамени базируется на том, что, по свидетельству множества источников, данный тотемный символ на флагах во время походов использовали все знатные викинги, вероятно и Рюрики[8]. Также схематическое изображение Ворона Одина на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941) многие находят схематически сходным с родовым знаком Рюриков[7].

Наиболее известными дошедшими до нас знаками-печатями явились родовые знаки Рюриковичей, которые представляли собою трезубцы и двузубцы, стилизованные в зависимости от принадлежности каждому члену рода. Со временем знак, представляющий владельца, перешел на изображение печати, стал употребляться в дипломатической и торговой практике, выступая своего рода аналогом верительной грамоты. Древнейшей из таких печатей можно считать печать (на ней изображён двузубец) Святослава Игоревича (умер в 972 году).

Средние века: между Польшей и Русским царством

С распадом Древнерусского государства и образованием большого числа самостоятельных княжеств начинается следующий этап в развитии государственной символики. На смену прежним родовым знакам приходят территориально-династические гербы.

В гербе наследников Даниила Романовича Галицкого (1201—1264 гг.), много сделавшего для восстановления единства Галицко-Волынского княжества, утвердилось изображение льва, взбирающегося на скалу. Свидетельство тому — печать 1316 года галицко-владимирских князей Андрея и Льва II. По мнению некоторых исследователей, печать эта от Льва Данииловича, именем которого назвали построенный при его отце город Львов. Изображение Льва стало территориально-династическим знаком Галицко-Волынского княжества. Центр этого княжества находился во Львове. На печати другого сильного князя Юрия Львовича «короля Руси и князя Владимирского» изображен всадник (знаменосец — герб Волыни) со щитом, на котором «вздыбленый» лев (герб Галиции).

Дальнейшее становление украинской символики приходится на XVI—XVII века — время консолидации украинских земель и освободительной войны против шляхетской Польши. В ходе её в XVI веке образовался национальный политический центр со своей военной структурой — Запорожской Сечью.

«Летопись Григория Грабянки», автор которой — «казацкий летописец», — рассказывает, что в 1575 году польский король Стефан Баторий в числе различных клейнодов — войсковых знаков отличия в казачьих войсках — прислал казакам особую печать в знак признания мужества казаков, проявленного, в частности, в сражениях с татарами. На этой печати был изображен казак с мушкетом, вошедший в историю под названием «рыцарь-казак с самопалом». Наиболее известная из древнейших печатей-клейнодов относится к 1595 году и принадлежит гетману Лободе. Начиная со времени Гаврила Крутневича (1603 года) казак на ней изображался идущим, в полупрофиль, с саблею на боку и с мушкетом. Этот символ в 1622 году в поэтических строках на смерть гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного впервые назван «гербом низового Войска Запорожского».

На гетманских печатях Богдана Хмельницкого — предводителя освободительной войны украинского народа в 1648—1654 годах — также изображался казак с мушкетом. На какое-то время символ становится отличительным знаком Украины. С 1758 года его именуют «национальным гербом». На изданных тогда картах Украины помещался именно «казак с мушкетом».

Правда, в этот же период существовали и другие символы. Сохранились печати Киевского магистрата XVI века, на которых изображён арбалет или лук со стрелой.

После присоединения части земель Украины к Русскому царству — под влиянием последнего — украинская символика постепенно унифицируется. Исчезает казак с мушкетом. Официальным гербом Украины как части Русского царства вскоре становится двуглавый орёл.

Герб Украинской Народной Республики

После февральской революции в России вопрос о цветах украинского флага был решён довольно быстро. С гербом Украинской Народной Республики дело обстояло сложнее. В двух крупных массовых манифестациях, состоявшихся в марте 1917 года в Киеве, можно было видеть несколько гербов, которые участники шествий пытались представить в качестве символа Украины: жёлтый лев на голубом фоне, комбинированный герб со львом и архангелом Михаилом, казак с мушкетом, золотой одноглавый орёл на синем фоне и даже полумесяц со звёздами и крестом над ним.

В связи с этим председатель Центральной рады, крупнейший украинский историк М. С. Грушевский, выступил 16 сентября 1917 года со специальной статьёй в газете «Народная воля». Он отметил прежде всего, что постоянного герба Украина никогда не имела. К числу символов, способных выступить в этой роли, наиболее подходящими он выделял Тризуб времён Древнерусского государства, лук или арбалет, известный по киевским печатям XVII—XVIII века, и казака с мушкетом, изображавшегося на печатях Войска Запорожского.

В декабре 1917 года утверждается образец первого государственного кредитного билета. В его официальном описании сказано: «сетка передней части билета… состоит из волнистых линий; и в ней находятся белые отпечатки Владимирского знака». Так, де-факто, изображение трезубца впервые вошло в официальные документы Украинской республики.

А 18 января 1918 года был принят проект военно-морского флага Украины, на синей полосе которого помещался золотого цвета Тризуб с крестом, расположенным на верхней средней его части. Так Тризуб, не будучи утверждён как государственный герб, вторично появился как официальный символ, что и решило всё. После этого, 12 февраля (25 февраля по новому стилю) 1918 года Совет Министров принял решение внести в Раду закон об утверждении государственным гербом Украины «принятого Морским флотом герба Владимира Великого (без креста)». И 1 марта того же года в городе Коростене Рада утвердила этот герб. (В Коростене, так как в Киеве была установлена Советская власть.)

В 2006 году на вокзале Коростеня (где в штабном вагоне правительственного поезда УНР и был утверждён герб) установлен памятный монумент[9].

Герб Украинского Государства 1918 года

Герб Украинского Государства (укр. Українська Держава) 1918 года представлял собой изображение золотого запорожского казака на синем поле. Украинский «тризуб» располагался сверху щита в качестве нашлемника. Проект был разработан Г. Нарбутом.

Герб Украинской Советской Социалистической Республики

В Конституции УССР, утверждённой Всеукраинским съездом Советов 10 марта 1919 года и принятой в окончательной редакции ЦИК 14 марта 1919 года, герб описывался в статье 34:

Герб У.С.С.Р. состоит из изображения на красном щите, в лучах солнца, золотых серпа и молота, окружённых венцом из колосьев и с надписью на русском и украинском языках:

1) У.С.С.Р.

2) Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

По Конституции 1929 года (статья 80) герб не претерпел существенных изменений. В верхней части красного щита была добавлена аббревиатура «У.С.Р.Р.» (Українська Соціалістична Радянська Республіка).

«Сталинская» Конституция 1937 года незначительно изменила герб УССР. На гербе появилась аббревиатура «УРСР» над серпом и молотом, несколько изменился рисунок: стало больше солнечных лучей.

Летом 1947 года в ЦК КП(б)У обсуждался вопрос о приведении герба УССР к единому в СССР стандарту: в верхнюю часть решили добавить звезду, поменять расположение надписей. Указом Президиума Верховного Совета УССР от 21 ноября 1949 года и законом, принятым Верховным Советом УССР 5 июля 1950 года, в верхней части герба УССР была добавлена красная пятиконечная звезда, вместо девиза внизу герба стало помещаться наименование республики на украинском языке, а девиз на украинском и русском языках перенесён на боковые витки красной ленты.

Постановлением Верховной Рады Украины «о Государственном гербе Украины» от 19 февраля 1992 года N 2137-XII утверждён «Тризуб» в качестве герба Украины, считая его главным элементом большого герба Украины.

См. также

Напишите отзыв о статье "Герб Украины"

Примечания

  1. [www.president.gov.ua/ru/content/national_symbols.html Государственные символы Украины]
  2. [zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=2137-12 Постанова № 2137-XII від 19.02.1992 «Про Державний герб України»]
  3. [www.gerb.bel.ru/pages/strani/ukraine1.htm Большой Государственный Герб Украины]
  4. [perunica.ru/istoria/1690-omrapov-znaki-ryurikovichej-i-simvol-sokola.html О. М. Рапов. Знаки Рюриковичей и символ сокола // Советская археология, 1968, № 3. Стр. 62-69.]
  5. Пастуро М. / пер. с фр. А. Кавтаскина. — М.: Астрель: АСТ, 2003. — 144 с. — Стр. 18.
  6. [web.archive.org/web/20090109200231/www.rustrana.ru/article.php?nid=32032 Рапов О. М. «Знаки Рюриковичей и символ сокола»]
  7. 1 2 [www.chernov-trezin.narod.ru/GerbRurika.htm Чернов Ю. В Старой Ладоге найден герб Рюрика?, 2009]
  8. Barraclough, Captain E.M.C. The Raven Flag. — Winchester, MA: The Flag Research Center (FRC), 1969.
  9. [doroga.ua/Pages/POIDetails.aspx?CatalogPOIID=1537 Памятник тризубу] — Doroga.ua, путеводитель по Украине

Ссылки

  • [www.kmu.gov.ua/control%5Cuk%5Cpublish%5Carticle?art_id=32027&cat_id=31295 Державна символіка України]  (укр.)
  • [zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=2137%E0-12 Про Державний герб України (Зображення)]  (укр.)
  • [wishnewez.org/html/heraldikaukr.html Украинская геральдика]  (укр.)
  • [uht.org.ua/ uht.org.ua — Українське геральдичне товариство]  (укр.)
  • [heraldry.com.ua/index.php3?lang=U&context=info&id=1449 Про затвердження великого Державного Герба України]  (укр.)
  • [youtube.com/watch?v=eGJFcMEZmsg Трезубец // БТБ телеканал 21.12.2014] на YouTube
  • [www.gerb.bel.ru/pages/strani/ukraine2.htm История герба Украины на Герб.бел.ру]
  • [geraldika.ru/symbols/1280 Geraldica.ru Герб Украины]
  • [www.svoy-style.com.ua/article_000.php Великий державний герб України]  (укр.)
  • [www.kmu.gov.ua/control/uk/publish/printable_article?art_id=78942463 Повторный конкурс на эскиз большого герба Украины]
  • [gerb.com.ua/wp-content/uploads/image/trezub/trident_trizub_ua.ai Векторное изображение тризуба 124КВ. Ilstrator CS2]  (укр.)
  • [uarmy.com.ua/ALMANAH/ALMANAH02/article11/art11.html ВЕЛИКИЙ ГЕРБ НАШОЇ ДЕРЖАВИ]  (укр.)
  • [www.travelsmart.com.ua/a93-turisticheskij-logotip-strany.html Обзор логотипов Украины]
  • [infoporn.org.ua/news/urn:news:317C6AF1 90-літний вояк УПА виклав тризуб]
  • [www.travelsmart.com.ua/a136-turisticheskie-logo-gorodov-ukrainu.html Все логотипы городов Украины]

Отрывок, характеризующий Герб Украины

Вообще маленькая княгиня жила в Лысых Горах постоянно под чувством страха и антипатии к старому князю, которой она не сознавала, потому что страх так преобладал, что она не могла чувствовать ее. Со стороны князя была тоже антипатия, но она заглушалась презрением. Княгиня, обжившись в Лысых Горах, особенно полюбила m lle Bourienne, проводила с нею дни, просила ее ночевать с собой и с нею часто говорила о свекоре и судила его.
– Il nous arrive du monde, mon prince, [К нам едут гости, князь.] – сказала m lle Bourienne, своими розовенькими руками развертывая белую салфетку. – Son excellence le рrince Kouraguine avec son fils, a ce que j'ai entendu dire? [Его сиятельство князь Курагин с сыном, сколько я слышала?] – вопросительно сказала она.
– Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь.
– Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал.
– Нет, mon pere. [батюшка.]
Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился.
После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора.
Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу.
– Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует.
– Не нужно ли чего?
– Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.]
– Ну, хорошо, хорошо.
Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской.
– Закидана дорога?
– Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости.
Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом.
– Ну, хорошо, хорошо.
Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет.
Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге.
Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты.
Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль.
Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!»
– Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия.
– Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем.
– Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А?
– Помни, что для тебя от этого зависит всё.
В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение.
«Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас.
Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны.
– Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло.
Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности.
– Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!]
Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье.
– Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо!
Нехорошо было не платье, но лицо и вся фигура княжны, но этого не чувствовали m lle Bourienne и маленькая княгиня; им все казалось, что ежели приложить голубую ленту к волосам, зачесанным кверху, и спустить голубой шарф с коричневого платья и т. п., то всё будет хорошо. Они забывали, что испуганное лицо и фигуру нельзя было изменить, и потому, как они ни видоизменяли раму и украшение этого лица, само лицо оставалось жалко и некрасиво. После двух или трех перемен, которым покорно подчинялась княжна Марья, в ту минуту, как она была зачесана кверху (прическа, совершенно изменявшая и портившая ее лицо), в голубом шарфе и масака нарядном платье, маленькая княгиня раза два обошла кругом нее, маленькой ручкой оправила тут складку платья, там подернула шарф и посмотрела, склонив голову, то с той, то с другой стороны.
– Нет, это нельзя, – сказала она решительно, всплеснув руками. – Non, Marie, decidement ca ne vous va pas. Je vous aime mieux dans votre petite robe grise de tous les jours. Non, de grace, faites cela pour moi. [Нет, Мари, решительно это не идет к вам. Я вас лучше люблю в вашем сереньком ежедневном платьице: пожалуйста, сделайте это для меня.] Катя, – сказала она горничной, – принеси княжне серенькое платье, и посмотрите, m lle Bourienne, как я это устрою, – сказала она с улыбкой предвкушения артистической радости.
Но когда Катя принесла требуемое платье, княжна Марья неподвижно всё сидела перед зеркалом, глядя на свое лицо, и в зеркале увидала, что в глазах ее стоят слезы, и что рот ее дрожит, приготовляясь к рыданиям.
– Voyons, chere princesse, – сказала m lle Bourienne, – encore un petit effort. [Ну, княжна, еще маленькое усилие.]
Маленькая княгиня, взяв платье из рук горничной, подходила к княжне Марье.
– Нет, теперь мы это сделаем просто, мило, – говорила она.
Голоса ее, m lle Bourienne и Кати, которая о чем то засмеялась, сливались в веселое лепетанье, похожее на пение птиц.
– Non, laissez moi, [Нет, оставьте меня,] – сказала княжна.
И голос ее звучал такой серьезностью и страданием, что лепетанье птиц тотчас же замолкло. Они посмотрели на большие, прекрасные глаза, полные слез и мысли, ясно и умоляюще смотревшие на них, и поняли, что настаивать бесполезно и даже жестоко.
– Au moins changez de coiffure, – сказала маленькая княгиня. – Je vous disais, – с упреком сказала она, обращаясь к m lle Bourienne, – Marieie a une de ces figures, auxquelles ce genre de coiffure ne va pas du tout. Mais du tout, du tout. Changez de grace. [По крайней мере, перемените прическу. У Мари одно из тех лиц, которым этот род прически совсем нейдет. Перемените, пожалуйста.]
– Laissez moi, laissez moi, tout ca m'est parfaitement egal, [Оставьте меня, мне всё равно,] – отвечал голос, едва удерживающий слезы.
M lle Bourienne и маленькая княгиня должны были признаться самим себе, что княжна. Марья в этом виде была очень дурна, хуже, чем всегда; но было уже поздно. Она смотрела на них с тем выражением, которое они знали, выражением мысли и грусти. Выражение это не внушало им страха к княжне Марье. (Этого чувства она никому не внушала.) Но они знали, что когда на ее лице появлялось это выражение, она была молчалива и непоколебима в своих решениях.
– Vous changerez, n'est ce pas? [Вы перемените, не правда ли?] – сказала Лиза, и когда княжна Марья ничего не ответила, Лиза вышла из комнаты.
Княжна Марья осталась одна. Она не исполнила желания Лизы и не только не переменила прически, но и не взглянула на себя в зеркало. Она, бессильно опустив глаза и руки, молча сидела и думала. Ей представлялся муж, мужчина, сильное, преобладающее и непонятно привлекательное существо, переносящее ее вдруг в свой, совершенно другой, счастливый мир. Ребенок свой, такой, какого она видела вчера у дочери кормилицы, – представлялся ей у своей собственной груди. Муж стоит и нежно смотрит на нее и ребенка. «Но нет, это невозможно: я слишком дурна», думала она.
– Пожалуйте к чаю. Князь сейчас выйдут, – сказал из за двери голос горничной.
Она очнулась и ужаснулась тому, о чем она думала. И прежде чем итти вниз, она встала, вошла в образную и, устремив на освещенный лампадой черный лик большого образа Спасителя, простояла перед ним с сложенными несколько минут руками. В душе княжны Марьи было мучительное сомненье. Возможна ли для нее радость любви, земной любви к мужчине? В помышлениях о браке княжне Марье мечталось и семейное счастие, и дети, но главною, сильнейшею и затаенною ее мечтою была любовь земная. Чувство было тем сильнее, чем более она старалась скрывать его от других и даже от самой себя. Боже мой, – говорила она, – как мне подавить в сердце своем эти мысли дьявола? Как мне отказаться так, навсегда от злых помыслов, чтобы спокойно исполнять Твою волю? И едва она сделала этот вопрос, как Бог уже отвечал ей в ее собственном сердце: «Не желай ничего для себя; не ищи, не волнуйся, не завидуй. Будущее людей и твоя судьба должна быть неизвестна тебе; но живи так, чтобы быть готовой ко всему. Если Богу угодно будет испытать тебя в обязанностях брака, будь готова исполнить Его волю». С этой успокоительной мыслью (но всё таки с надеждой на исполнение своей запрещенной, земной мечты) княжна Марья, вздохнув, перекрестилась и сошла вниз, не думая ни о своем платье, ни о прическе, ни о том, как она войдет и что скажет. Что могло всё это значить в сравнении с предопределением Бога, без воли Которого не падет ни один волос с головы человеческой.


Когда княжна Марья взошла в комнату, князь Василий с сыном уже были в гостиной, разговаривая с маленькой княгиней и m lle Bourienne. Когда она вошла своей тяжелой походкой, ступая на пятки, мужчины и m lle Bourienne приподнялись, и маленькая княгиня, указывая на нее мужчинам, сказала: Voila Marie! [Вот Мари!] Княжна Марья видела всех и подробно видела. Она видела лицо князя Василья, на мгновенье серьезно остановившееся при виде княжны и тотчас же улыбнувшееся, и лицо маленькой княгини, читавшей с любопытством на лицах гостей впечатление, которое произведет на них Marie. Она видела и m lle Bourienne с ее лентой и красивым лицом и оживленным, как никогда, взглядом, устремленным на него; но она не могла видеть его, она видела только что то большое, яркое и прекрасное, подвинувшееся к ней, когда она вошла в комнату. Сначала к ней подошел князь Василий, и она поцеловала плешивую голову, наклонившуюся над ее рукою, и отвечала на его слова, что она, напротив, очень хорошо помнит его. Потом к ней подошел Анатоль. Она всё еще не видала его. Она только почувствовала нежную руку, твердо взявшую ее, и чуть дотронулась до белого лба, над которым были припомажены прекрасные русые волосы. Когда она взглянула на него, красота его поразила ее. Анатопь, заложив большой палец правой руки за застегнутую пуговицу мундира, с выгнутой вперед грудью, а назад – спиною, покачивая одной отставленной ногой и слегка склонив голову, молча, весело глядел на княжну, видимо совершенно о ней не думая. Анатоль был не находчив, не быстр и не красноречив в разговорах, но у него зато была драгоценная для света способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность. Замолчи при первом знакомстве несамоуверенный человек и выкажи сознание неприличности этого молчания и желание найти что нибудь, и будет нехорошо; но Анатоль молчал, покачивал ногой, весело наблюдая прическу княжны. Видно было, что он так спокойно мог молчать очень долго. «Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте, а мне не хочется», как будто говорил его вид. Кроме того в обращении с женщинами у Анатоля была та манера, которая более всего внушает в женщинах любопытство, страх и даже любовь, – манера презрительного сознания своего превосходства. Как будто он говорил им своим видом: «Знаю вас, знаю, да что с вами возиться? А уж вы бы рады!» Может быть, что он этого не думал, встречаясь с женщинами (и даже вероятно, что нет, потому что он вообще мало думал), но такой у него был вид и такая манера. Княжна почувствовала это и, как будто желая ему показать, что она и не смеет думать об том, чтобы занять его, обратилась к старому князю. Разговор шел общий и оживленный, благодаря голоску и губке с усиками, поднимавшейся над белыми зубами маленькой княгини. Она встретила князя Василья с тем приемом шуточки, который часто употребляется болтливо веселыми людьми и который состоит в том, что между человеком, с которым так обращаются, и собой предполагают какие то давно установившиеся шуточки и веселые, отчасти не всем известные, забавные воспоминания, тогда как никаких таких воспоминаний нет, как их и не было между маленькой княгиней и князем Васильем. Князь Василий охотно поддался этому тону; маленькая княгиня вовлекла в это воспоминание никогда не бывших смешных происшествий и Анатоля, которого она почти не знала. M lle Bourienne тоже разделяла эти общие воспоминания, и даже княжна Марья с удовольствием почувствовала и себя втянутою в это веселое воспоминание.
– Вот, по крайней мере, мы вами теперь вполне воспользуемся, милый князь, – говорила маленькая княгиня, разумеется по французски, князю Василью, – это не так, как на наших вечерах у Annette, где вы всегда убежите; помните cette chere Annette? [милую Аннет?]
– А, да вы мне не подите говорить про политику, как Annette!
– А наш чайный столик?
– О, да!
– Отчего вы никогда не бывали у Annette? – спросила маленькая княгиня у Анатоля. – А я знаю, знаю, – сказала она, подмигнув, – ваш брат Ипполит мне рассказывал про ваши дела. – О! – Она погрозила ему пальчиком. – Еще в Париже ваши проказы знаю!
– А он, Ипполит, тебе не говорил? – сказал князь Василий (обращаясь к сыну и схватив за руку княгиню, как будто она хотела убежать, а он едва успел удержать ее), – а он тебе не говорил, как он сам, Ипполит, иссыхал по милой княгине и как она le mettait a la porte? [выгнала его из дома?]