Германия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Федеративная Республика Германия
Bundesrepublik Deutschland
Флаг Герб
Девиз: «Единство, право и свобода»
нем. 
«Einigkeit und Recht und Freiheit»
Гимн: «Третья строфа «Песни немцев»[1]»
Расположение Германии (тёмно-зелёный):
— в Европе (светло-зелёный и тёмно-серый)
— в Европейском союзе (светло-зелёный)
Официальный язык немецкий
Столица Берлин Берлин
Крупнейшие города Берлин, Гамбург, Мюнхен, Кёльн, Франкфурт-на-Майне, Штутгарт, Дюссельдорф, Дортмунд, Эссен, Лейпциг, Бремен
Форма правления парламентская республика
Федеральный
президент

Федеральный
канцлер

Йоахим Гаук

Ангела Меркель
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
62-я в мире
357 021 км²
2,46 %
Население
• Оценка (2016)
• Перепись (2015)
Плотность

82 175 684 чел. (16-е)
81 292 400[2] чел.
227 чел./км² (58-я)
ВВП (ППС)
  • Итого (2015)
  • На душу населения

3,815 трлн[3] долл. (5-й)
46,896[3] долл. (20-й)
ВВП (номинал)
  • Итого (2015)
  • На душу населения

3,413 трлн[3] долл. (4-й)
41,955[3] долл. (20-й)
ИЧР (2015) 0,911[4] (очень выс.) (6-е место)
Названия жителей немец, немка, немцы, германцы, германка, германец
Валюта евро (EUR, код 978)[5]
Интернет-домен .de
Телефонный код +49
Часовой пояс CET (UTC+1, летом UTC+2)
Координаты: 51°31′ с. ш. 9°55′ в. д. / 51.517° с. ш. 9.917° в. д. / 51.517; 9.917 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.517&mlon=9.917&zoom=12 (O)] (Я)

Герма́ния (нем. Deutschland), официальное название — Федерати́вная Респу́блика Герма́ния (нем. Bundesrepublik Deutschland), ФРГ (нем. BRD) — государство в Западной Европе. Площадь территории — 357 021 км². Численность населения по переписи 2016 года — более 82 миллионов человек[2].
Занимает 16-е место в мире по численности населения (2-е в Европе) и 62-е по территории.

Столица — Берлин. Государственный язык — немецкий. Около 65 % населения исповедует христианство.

По государственному устройству является федеративным государством в составе 16 административно-территориальных единиц — федеральных земель. Форма государственного правления — парламентская республика. Пост федерального канцлера ФРГ с 2005 года занимает Ангела Меркель (ХДС).

Расположенная в центре Европейского союза, Германия омывается водами Балтийского и Северного морей. Граничит с Данией на севере, Польшей и Чехией на востоке, Австрией и Швейцарией на юге, Францией, Люксембургом, Бельгией и Нидерландами на западе.

Германия — великая держава с динамично развивающейся экономикой. Объём ВВП за 2009 год составил 3,24 триллиона долларов США (около 39 442 долларов США на душу населения). Денежная единица — евро.

Будучи мировым лидером в ряде промышленных и технологических секторов, она является третьим в мире экспортером и импортером товаров. Германия — развитая страна с очень высоким уровнем жизни. Она поддерживает социальное обеспечение и универсальную систему здравоохранения, охрану окружающей среды и бесплатное высшее образование[6].

Германия является одной из стран-основателей и членом Европейского союза, членом НАТО, входит в «Большую семёрку», претендует на постоянное членство в Совете Безопасности ООН. Является второй в мире страной по популярности иммиграции после США[7].





Этимология

Русское название «Германия» происходит от латинского «Germania», которое восходит к сочинениям античных авторов I века новой эры и образовано от этнонима «германцы» (лат. Germanus). Впервые название было употреблено Юлием Цезарем в «Записках о галльской войне» относительно племён, проживавших за Рейном. Само слово, вероятно, имеет нелатинские корни и происходит от кельтского «gair» («сосед»)[8].

По-немецки государство называется «Deutschland» (от прагерм. Þeudiskaz). «Deutsch» (от прагерм. Þeodisk) первоначально означало «имеющий отношение к народу» и подразумевало в первую очередь язык[9]. «Land» означает «земля, страна». Современная форма написания названия страны используется с XV века.

В СССР на русском языке использовалось название «Федеративная Республика Германии». Такая форма, например, использована в «Большой советской энциклопедии». После присоединения в 1990 году Германской Демократической Республики к Федеративной Республике Германия было принято решение по взаимной договорённости правительств Германии и России не склонять слово «Германия» в официальном названии государства[10][неавторитетный источник? 919 дней]. Правильно: «Федеративная Республика Германия»[11] (а не «Федеративная Республика Германии»). Сокращение «ФРГ» активно использовалось в СССР и в ГДР и сегодня используется в русском языке. В самой Германии в официальном языке это сокращение использовать не принято и употребляется лишь полная форма названия или фраза «федеративная республика» (нем. Bundesrepublik), когда понятно, что речь идёт об этой стране.

От топонима Германия назван астероид (241) Германия, открытый в 1884 году немецким астрономом К. Лютером, и элемент периодической системы химических элементов германий, открытый в 1886 году немецким химиком К. Винклером.

География

Рельеф

Северная часть Германии представляет собой сформировавшуюся во время ледникового периода низменную равнину (Северо-Германская низменность, самая низкая точка — Нойендорф-Саксенбанде в Вильстермарше, 3,54 м ниже уровня моря). В центральной части страны к низменности с юга примыкают покрытые лесом предгорья, а южнее начинаются Альпы (самая высокая точка на территории Германии — гора Цугшпитце, 2 962 метра.

Реки и озёра

По территории Германии протекает большое количество рек, наиболее крупными из которых являются Рейн, Дунай, Эльба, Везер и Одер, реки соединены каналами, наиболее известный канал — Кильский, который соединяет Балтийское и Северное моря. Кильский канал начинается в Кильской бухте и оканчивается в устье реки Эльба. Самое крупное озеро в Германии — Боденское, площадь которого 540 км², и глубина 250 метров.

Климат

Германия находится в умеренном климатическом поясе, на севере климат морской, южнее переходит в умеренно-континентальный. С этим связано то, что погода часто носит переменчивый характер. Посреди лета может быть тепло и солнечно, но уже на следующий день может стать холодно и пойти дождь. По-настоящему экстремальные природные явления (сильные засухи, торнадо, штормы, сильный мороз или жара) относительно редки.

Средние температуры июля от +14 в горах до +22 °C в долинах. Средние температуры января от +4 в долинах до −5 °C в горах. Среднегодовая температура +5-+10 °C. Самая низкая температура в Германии наблюдалась в прошлом веке на её юге, в горной части страны, на высоте 1601 метр над уровнем моря 47 северной широты, у озера Фунтензи, и составила −46 °C.

Особо охраняемые природные территории

В Германии насчитывается 14 национальных парков, 19 биосферных резерватов, 95 природных парков и множество других охраняемых природных территорий и памятников природы.

История

Первые упоминания о древних германцах появились в трудах древних греков и римлян. Одно из первых упоминаний о германцах относится к 98 году. Оно было сделано римским летописцем Тацитом (лат. Tacitus). Вся территория современной Германии к востоку от Эльбы (славянской Лабы) до X века была заселена славянскими племенами[12]. (см. подробнее: полабские славяне). К XIIXIV векам эти земли постепенно вошли в состав тех или иных немецких государственных образований, составлявших так называемую Священную Римскую Империю. По мере пребывания этих территорий в составе немецких государств за несколько столетий местные славяне постепенно практически полностью были ассимилированы немцами. Этот процесс растянулся до позднего Средневековья и начала нового времени, а местами, с последним, ещё не до конца ассимилированным славянским народом Германии — лужичанами, длится до сих пор.

После распада Римской империи в Западной Европе образовалось Франкское государство, которое спустя три века, при Карле Великом, превратилось в империю (800 год). Империя Карла охватывала территории ряда современных государств, в частности Германии. Однако империя Карла Великого просуществовала недолго — внуки этого императора поделили её между собою, в результате чего образовались три королевства — Западнофранкское (впоследствии Франция), Восточнофранкское (впоследствии Германия) и Срединное королевство (вскоре распавшееся на Италию, Прованс и Лотарингию).

Традиционно датой основания Германского государства принято считать 2 февраля 962 года: в этот день восточнофранкский король Оттон I был коронован в Риме и стал императором Священной Римской империи; эта империя представляла собой конфедерацию земель (нем. Land), каждая из которых имела свою армию и чеканила свою монету. Во главе Священной Римской империи стоял император, избираемый советом курфюрстов, имелся орган, представлявший земли, — Рейхстаг (нем. Reichstag). Каждая из земель являлась сословной монархией с ландтагом (нем. Landtag).

Такое положение сохранялось до 1806 года, когда под давлением Наполеона I было прекращено существование Священной Римской империи и её император стал носить только титул императора Австрии. Количество немецких государств значительно сократилось, был создан Рейнский Союз, который также являлся конфедерацией, состоявшей из независимых земель. Во главе Рейнского Союза стоял Федеральный Президент, которым являлся Император Французов, орган представлявший отдельные земли — Бундестаг (нем. Bundestag).

Венский конгресс способствовал дальнейшему объединению немецких государств, в результате чего из 38 германских государств образовался Германский союз, который также оставался конфедерацией независимых земель. Во главе Германского Союза стоял Федеральный Президент, которым являлся Кайзер Австрийской Империи, органом, представлявшим земли, являлся Бундестаг. Началось преобразование монархических немецких государств из абсолютных монархий в конституционные — преобразование ландтагов из нерегулярных собраний представителей в постоянные цензовые парламенты.

После революции 1848 года стал назревать конфликт между наращивающей своё влияние Пруссией и Австрийской империей. Это привело к войне 1866 года, в которой Пруссия одержала победу и присоединила ряд немецких княжеств. Германский союз распался.

10 августа 1866 года был создан Северогерманский союз — федеративное государство с формой правления в виде дуалистической монархии, была создана единая армия и единая денежная система. В 1867 году была принята конституция Северогерманского Союза, учредившая Федеральный Совет (нем. Bundesrat), формировавшийся главами земель, и Рейхстаг (нем. Reichstag), избиравшийся народом, на основе всеобщего избирательного права, в качестве законодательных органов, и должность Государственного Президента (нем. Reichspräsident), которым являлся Король Пруссии, в качестве главы государства. Началось введение всеобщего избирательного права при выборах в ландтаги.

10 декабря 1870 года рейхстаг Северогерманского Союза переименовал Северогерманский Союз в Германскую империю (нем. Deutsches Reich), конституцию Северогерманского союза — в конституцию Германской империи, а президента Северогерманского Союза — в германского императора (нем. Deutscher Kaiser). Канцлером Германии был назначен граф Отто фон Бисмарк. Возникли политические партии: Социалистическая рабочая партия Германии, либеральные Немецкая прогрессивная партия и Национально-либеральная партия, консервативные Немецкая партия центра и Немецкая консервативная партия.

Рост национального самосознания немцев привёл к расцвету немецкой культуры, науки и философии. В XIX веке в Германии творили такие прославленные деятели, как композитор Рихард Вагнер, философ Фридрих Ницше, экономист Карл Маркс, писатель Генрих Гейне, физики Генрих Герц и Макс Планк, помимо многих других. Немцы Карл Бенц и Готлиб Даймлер изобрели автомобиль. Зигмунд Фрейд заложил основы психоаналитики.

В 1914 году Германия вступила в Первую мировую войну. 4-9 ноября 1918 г. Германию охватило антимонархическое восстание, восставшие стали на уровне предприятий формировать рабочие советы (arbeiterrat). 9 ноября Король Пруссии бежал в Нидерланды, где вскоре отрёкся от престола, Германская Империя была провозглашена Германской Социалистической Республикой, 10 ноября Общее собрание берлинских рабочих и солдатских советов (Vollversammlung der Berliner Arbeiter- und Soldatenräte), избрало временные органы государственной власти — Исполнительному совету рабочих и солдатских советов Большого Берлина (Vollzugsrat des Arbeiter- und Soldatenrates Groß-Berlin) и Совет народных уполномоченных (Rat der Volksbeauftragten), последний состоял из представителей СДПГ и недавно отколовшейся от неё более левой Независимой социал-демократической партии Германии, председателями Совета народных уполномоченных (Vorsitzende des Rates der Volksbeauftragten) стали социал-демократ Фридрих Эберт, Филипп Шайдеман и независимый социал-демократ Гуго Газе. 16-21 декабря 1918 г. на прошедшем Имперском конгрессе рабочих и солдатских советов для принятия конституции было принято решение созвать II Немецкое Национальное Собрание, в качестве временного парламента был избран Центральный совет Германской Социалистической Республики (Zentralrat der Deutschen Sozialistischen Republik) и утверждён состав Совета народных уполномоченных. 19 января 1919 г. прошли выборы во II Немецкое Национальное Собрание, первое место на котором заняла СДПГ и 10 февраля 1919 г. был принят Закон о временной имперской власти, согласно которому законодательным органами стали Комитет Государств (Staatenausschuss), избираемый земельными правительствами, и Национальное Собрание, избираемое народом, главой государства — Имперский президент, избираемый Национальным Собранием, исполнительным органом — Имперское министерство (Reichsministerium), назначаемое Имперским президентом, состоящее из Имперского премьер-министра (Reichsministerpräsident) и имперских министров. 28 июня 1919 года в Версале был подписан договор о мире между Францией, Великобританией и США с одной стороны и Германией с другой, согласно которому фактически констатировалось поражение последней. Западная Пруссия и Познань отошли к Польше, Эльзас к Франции, Эйпен — Бельгии, Саар был передан под управление Лиги Наций, из Рейнской Провинции были выведены германские воинские формирования, вследствие чего была предпринята попытка полностью отделить её от Германии. Имперское войско было распущено, вместо него была создана ограниченная по численности Имперская оборона (нем. Reichswehr).

30 июня 1919 г. II Германское Национальное Собрание приняло Конституцию, согласно которой законодательными органами являлись Государственный Совет (Reichsrat), назначаемый земельными правительствами, и Рейхстаг, избираемый на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, главой государства — Государственный Президент (нем. Reichspräsident) избираемый народом, исполнительным органом — Государственное Правительство (нем. Reichsregierung), состоящее из Государственного канцлера (нем. reichskanzler) и государственных министров (нем. reichsminister), назначаемое Государственным Президентом и ответственное перед Рейхстагом, Германская Империя оставалась федеративным государством, состояла из земель, законодательными органами земель являлись ландтаги, избираемые народом, исполнительными органами — государственные министерства (нем. staatsministerium), состоящие из премьер-министров (ministerpräsident) и государственных министров (нем. staatsminister), представительными органами местного самоуправления — провинциальные ландтаги (provinziallandtag, в провинциях Пруссии), крейстаги (нем. kreistag), городские собрания уполномоченных (stadtvereordnetenversammlung), общинные представительства (gemeindevertretung), исполнительные органы местного самоуправления — земельные комитеты (landesausschuss, в провинциях Пруссии), районные комитеты (kreisausschuss), магистраты (magistrat), общинные правления (gemeindevorstand), главы исполнительной власти в местных единицах — земельные губернаторы (landeshauptman, в провинциях Пруссии), ландраты (в районах), бургомистры, органом конституционного надзора — Государственный суд правосудия (Staatsgerichtshof), высшей судебной инстанцией — Государственный Суд (Reichsgericht).

Крупнейшими политическими партиями стали: Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), ориентированная на власть рабочих советов Коммунистическая партия Германии (КПГ), либеральная демократическая — Германская демократическая партия (ГДП), консервативная демократическая партия — Германская партия центра (ГПЦ), либеральная реваншистская — Германская народная партия (ГНП), консервативная монархическая — Германская национальная народная партия (ГННП). Три демократические партии (СДПГ, ГДП, ГПЦ), образовали между собой «Веймарскую коалицию», выступавшую против реваншизма, при этом в случае если эта коалиция не имела абсолютного большинства в парламенте она вступала в большую коалицию с ГНП.

В 1933 году рейхсканцлером Германии был назначен председатель Национал-социалистической немецкой рабочей партии Адольф Гитлер. Германия была объявлена унитарным государством, были упразднены ландтаги — законодательные органы земель, их функции перешли назначаемым государственным наместникам, также был упразднён Рейхсрат. В 1933—1945 гг. Германия проводила агрессивную экспансионистскую и реваншистскую политику, которая в 1939 году привела ко Второй мировой войне.

После поражения во Второй мировой войне Германский рейх был ликвидирован, государственная независимость земель восстанавливалась, власть у государственных наместников была отобрана и передана восстановленным ландтагам, а до их избрания временным собраниям (Beratende Versammlung), земля Пруссия была также ликвидирована, провинции Пруссии получили независимость, Восточная Пруссия, Силезия, Померания, Нижняя Силезия, Верхняя Силезия, Западная Померания были ликвидированы, их территории была разделены между СССР и Польшей, немцы с этих территорий, а также из Судетов, были депортированы, а сами эти территории были заселены поляками, русскими, чехами, независимость Люксембурга была восстановлена, Судеты возвращены Чехословакии, Эйпен — Бельгии, Южный Тироль — Италии, Эльзас был передан Франции. На территории остальных немецкоязычных государств оставались оккупационные войска, для управления оккупационными войсками были образованы четыре зоны оккупации:

  • Французскую, в которую вошли южная часть Вюртемберга, южная часть Бадена и южная часть Рейнской Области и Пфальц;
  • Британскую, в которую вошли северная часть Рейнской Области, Вестфалия, Ганновер, Брауншвейг, Ольденбург, Шаумбург-Липпе;
  • Американскую, в которую вошли Бавария, Гессен, северная часть Бадена и северная часть Вюртемберга;
  • Советскую, в которую вошли Саксония, Галле-Мерзебург, Магдебург, Анхальт, Тюрингиия, Бранденбург, Мекленбург и Передняя Померания;
  • Берлин также был разделён на четыре сектора.

Сначала в Советской, а позже и в других зонах оккупации были разрешены политические партии — была восстановлена Коммунистическая партия Германии и все три партии бывшей веймарской коалиции — СДПГ, ГДП и ГПЦ. Однако вскоре партийная верхушка ГДП совместно с бывшими членам ГНП создают Свободно-демократическую партию Германии (СвДП) (в Советской зоне оккупации — Либерально-демократическую партию (ЛДП)), а партийная верхушка ГПЦ совместно с бывшими членами ГННП создают Христианско-демократический союз (ХДС), в результате чего ГДП и ГПЦ маргинализируются.

В Советской зоне оккупации предпринимается попытка воссоздать подобие Веймарской коалиции, что приводит к созданию «Демократического блока», в который вошли КПГ, СДПГ, ЛДП, восточногерманский ХДС, руководящий орган которого формировался на основе паритета всех входящих в блок партий. Аналогичные блоки были созданы и на земельном уровне, на паритетной основе этих партий были образованы временные земельные собрания, в которые вошли также представители некоторых общественных организаций. В апреле 1946 года СДПГ и КПГ в Советской зоне оккупации объединяются в Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ), руководящие органы которой формировались на основе паритета бывших коммунистов и социал-демократов. СДПГ трёх остальных зон от такого объединения отказались, организациями СЕПГ этих зон стали организации КПГ.

В 1946—1947 гг. воссоздаются выборные населением земельные и районные собрания, общинные советы (или общинные представительства), причём на выборах в них в Советской зоне оккупации, в которых КПГ и СДПГ были объединены в СЕПГ, СЕПГ получила большинство, в остальных большинство получали либо СДПГ, либо ХДС.

29 мая 1947 года в Британской и Американской зонах оккупации был создан Экономический совет объединённой экономики (Wirtschaftsrat des Vereinigten Wirtschaftsgebietes), избираемый ландтагами и Совет Земель (Länderrat) избираемый земельными правительствами и Административный Совет (Verwaltungsrat), формируемый Экономическим Советом. В Советской Зоне Оккупации возник Немецкий Народный Конгресс (Deutscher Volkskongress), состоявший из делегатов от партий и общественных организаций, избиравший из своего состава Немецкий Народный Совет (Deutscher Volksrat). 1 марта 1948 года оккупационной администрацией Британской и Американской Зон Оккупации был учреждён Банк Немецких Земель и 20 июня он начал эмиссию Немецкой Марки.

В ответ на это в Советской Зоне Оккупации 20 июля был создан Немецкий Эмиссионный Банк который начал эмиссию, а 24 июля началась эмиссия Немецкой Марки Немецкого Эмиссионного Банка. 1 сентября 1948 года в Бонне был созван Парламентский Совет (Parlamentarischer Rat), избранный ландтагами, который 8 мая 1949 года принял, а 23 мая ввёл в силу Основной Закон Федеративной Республики Германии (ФРГ) и избрал Федерального Президента, признанный землями западных зон оккупации. Этот основной закон учреждал Федеральный Совет (Bundesrat), Бундестаг (Bundestag) в качестве законодательных органов, должность Федерального Президента (Bundespräsident) в качестве главы государства и Федеральное Правительство (Bundesregierung) в качестве исполнительного органа. В Советской Зоне Оккупации были проведены прямые выборы в III Немецкий Народный Конгресс, который 7 октября 1949 года ввёл в действие Конституцию Германской Демократической Республики (ГДР) и избрал Президента. Этой конституцией были учреждены Палата Земель (Länderkammer), Народная Палата (Volkskammer) в качестве законодательных органов, должность Президента (Präsident) в качестве главы государства и правительство в качестве исполнительного органа. В 1950 году прошли выборы в Бундестаг и Народную Палату.

В 1951 году Банк Немецких Земель был передан ФРГ, в том же году Немецкий Эмиссионный Банк был передан ГДР. В 1952 году в ГДР были упразднены земли, территория государства была разделена на округа. В этом же году Баден, Вюртемберг-Баден и Вюртемберг-Гогенцоллерн объединились в землю Баден-Вюртемберг.

В 1955 году в качестве вооружённых сил ФРГ была создана Федеральная Оборона (Бундесвер), а сама ФРГ была принята в НАТО. Годом позже в качестве вооружённых сил ГДР была создана Национальная Народная Армия (Nationale Volksarmee), а сама ГДР вступила в ОВД. При этом сначала и ФО и ННА были немногочисленными и комплектовались добровольцами, однако в 1957 году в ФРГ был введён призыв на действительную военную службу, а в 1962 году призыв на действительную военную службу был введён и в ГДР и в том же году ННА была введена на территорию Восточного Берлина. В 1956 году в состав ФРГ вошёл Саар. В 1958 году была упразднена Палата Земель ГДР, а в 1960 году была упразднена должность Президента ГДР.

В 1973 году ГДР и ФРГ стали членами ООН.

3 октября 1990 года Германская Демократическая Республика и Западный Берлин были включены в состав Федеративной Республики Германии, Народная Палата и Правительство ГДР были упразднены.

Имеет дипломатические отношения с Российской Федерацией, которые были установлены СССР в 1955 годуГДР в 1949 году).

Административное деление

см. земли республики Германия

Германия — государство с федеративным устройством; в составе 16 равноправных субъектов — земель (land)

Земля Столица Немецкое название земли Немецкое название столицы
1. Баден-Вюртемберг Штутгарт Baden-Württemberg Stuttgart
2. Бавария Мюнхен Freistaat Bayern München
3. Берлин Берлин Berlin Berlin
4. Бранденбург Потсдам Brandenburg Potsdam
5. Свободный ганзейский город Бремен Бремен Freie Hansestadt Bremen Bremen
6. Свободный и ганзейский город Гамбург Гамбург Freie und Hansestadt Hamburg Hamburg
7. Гессен Висбаден Hessen Wiesbaden
8. Мекленбург-Передняя Померания Шверин Mecklenburg-Vorpommern Schwerin
9. Нижняя Саксония Ганновер Niedersachsen Hannover
10. Северный Рейн-Вестфалия Дюссельдорф Nordrhein-Westfalen Düsseldorf
11. Рейнланд-Пфальц Майнц Rheinland-Pfalz Mainz
12. Саар Саарбрюккен Saarland Saarbrücken
13. Свободное государство Саксония Дрезден Freistaat Sachsen Dresden
14. Саксония-Анхальт Магдебург Sachsen-Anhalt Magdeburg
15. Шлезвиг-Гольштейн Киль Schleswig-Holstein Kiel
16. Свободное государство Тюрингия Эрфурт Freistaat Thüringen Erfurt

Земли делятся на районы (нем. Kreis) и независимые города (нем. Kreisfreie Stadt), земли Гамбург и Берлин на округа (нем. Bezirk), районы на города (нем. Stadt) и общины (нем. Gemeinde), независимые города на местечки (нем. Ortschaft), округа земель Гамбург и Берлин на местные кварталы (нем. Ortsteil), города, общины, местечки и местные кварталы делятся на жилые территории (нем. Wohngebiet). Бавария имеет промежуточное звено между землей и районами — округа (нем. Bezirk).

Законодательными органами земель являются — ландтаги (Landtag) (в Гамбурге и Бремене — бюргершафты (Bürgerschaft), в Берлине — палата депутатов, избираемые населением, исполнительными органами — земельные правительства (Landesregierung) (в Бремене, Гамбурге и Берлине — сенаты (Senat)), каждый из которых состоит из земельного премьер-министра (Landesministerpräsident) (в Берлине — Правящего Бургомистра, в Гамбурге — Первого Бургомистра) и земельных министров (Landesminister) (в Берлине, Бремене и Гамбурге — сенаторов), назначаемые ландтагами. Каждая земля имеет земельную конституцию и может по определённым вопросам принимать земельные законы.

Представительными органами районов являются крейстаги (Kreistag), избираемые населением, исполнительными органами — районные комитеты (Kreisausschuss), каждый из которых состоит из ландрата (Landrat) и членов районного комитета, в Рейнланд-Пфальце существуют также районные правления (Kreisvorstand), состоящие из ландрата и районных ассистентов (Kreisbeigeordneter).

Представительными органами городов являются штадтраты (Stadtrat) (в Гессене и Бранденбурге — городские представительные собрания (Stadtverordnetenversammlung), в Шлезвиг-Гольштейне и Мекленбурге — городские представительства (Stadtvertretung), избираемые населением, исполнительными органами — бургомистры (в Гессене — магистраты (Magistrat) состоящие из бургомистра и членов магистрата).

Представительными органами общин являются гемайндераты (Gemeinderat) (в Гессене, Бранденбурге, Мекленбурге и Шлезвиг-Голштейне — общинные представительства (Gemeindevertretung)), избираемые населением, исполнительными органами — бургомистры (в Гессене — общинные правления (Gemeindevorstand), состоящие из бургомистра и членов общинного правления).

Представительными органами округов земель Берлин и Гамбург являются окружные собрания уполномоченных (Bezirksverordnetenversammlung) в Берлине или окружные собрания (Bezirksversammlung) в Гамбурге, исполнительные органы — окружные управления (Bezirksamt), состоящие окружного бургомистра (Bezirksbürgermeister) и членов окружного управления.

Представительными органами местечек являются советы местечек (Ortschaftsrat), советы мест (Ortsbeirat) (в Шлезвиг-Гольшейтейне, Гессене, Саксония-Анхальт), советы мест (Ortsrat или Ortsbeirat) (в Нижней Саксонии, Рейнланд-Пфальце, Бранденбурге), советы округов (Bezirksrat или Bezirksbeirat) (в Саарланде, Баден-Вюртемберге), представительства округов (Bezirksvertretung) (в Северном Рейн-Вестфалия), комитеты округов (Bezirksausschuss) (в Баварии), представительства частей мест (Ortsteilvertretung) (в Мекленбург-Передней Померании), советы частей мест (Ortsteilrat) (в Тюрингии) избираемые населением, исполнительными органами — бургомистры мест (Ortsbürgermeister) (в Нижней Саксонии, Саксонии-Анхальте), бургомистры частей мест (Ortsteilbürgermeister) (в Тюрингии), старосты мест (Ortsvorsteher) (в Гессене, Рейнланд-Пфальце, Мекленбург-Передней Померании, Бранденбурге, Саксонии), бургомистры округов (Bezirksbürgermeister) (в Саарланде, Северном Рейне-Вестфалии), старосты округов (Bezirksvorsteher) (в Баден-Вюртемберге).

В судебном отношении территория Германии делится на земли и округа (на каждый по одному высшему земельному суду, при этом общие, трудовые и финансовые суды строятся по землям и округам или группам округов, административные и социальные только по землям), регионы (Region, на каждый по одному земельному суду) и участки (Amt, на каждый по одному участковому суду).

Города

Самыми крупными городами Германии являются Берлин, Гамбург, Мюнхен и Кёльн. Следующим по значимости является пятый по численности населения город Германии и финансовая метрополия Франкфурт-на-Майне, самый крупный аэропорт Германии. Это третий по размерам аэропорт Европы и первый по объёмам прибыли от грузовых авиаперевозок. Рурский бассейн — регион с самой высокой плотностью населения.

Население

Федеративная Республика Германия по площади лишь немногим больше соседней Польши, но по численности населения в два раза превосходит её. На 1 января 2011 года в Германии проживало 81 751 600 жителей[13], на 1 января 2013 года —  80 523 746 жителей[14].

Как и во многих развитых странах мира, рождаемость в Германии ниже уровня воспроизводства населения. Уже с 1972 года рождаемость в Германии стала ниже смертности. В 2008 году на 1000 жителей родились 8 человек, а умерли 10[15][16].

Годовой прирост населения[15]:

  • 2007 год — −0,12 %
  • 2008 год — −0,2 %

Численность сельского населения — менее 10 %, почти 90 % населения Германии проживает в городах и прилегающих к ним урбанизированных районах.

Численность населения крупных городов (по данным на 2012 год): Берлин — 3531,2 тыс. чел; Гамбург — 1812,7 тыс. чел; Мюнхен — 1380,2 тыс. чел; Кёльн — 1020,1 тыс. чел; Франкфурт-на-Майне — 691,6 тыс. чел.

Структура населения

Подавляющее большинство — этнические немцы (92 %). В землях Бранденбург и Саксония проживают лужицкие сербы (60 тыс.)[17], в северных районах земли Шлезвиг-Гольштейн — датчане (50 тыс.)[18]. В стране насчитывается 6,75 млн иностранных граждан, из которых 1,749 млн — турки, 930 тыс. — граждане республик бывшей Югославии, 187,5 тыс. граждане РФ и 129 тыс. граждане Украины[19].

Начиная с 1988 года в Германию из постсоветских государств на постоянное место жительства прибыли 2,2 млн переселенцев немецкого происхождения[20] и 220 тыс. человек контингентных беженцев[21] (включая членов их семей), составив таким образом одну из крупнейших русскоязычных диаспор мира[22][23].

Численность мусульманского населения Германии составляет 3,2 — 3,5 миллиона человек, хотя эта цифра иногда оспаривается. По некоторым другим данным, в Германии постоянно проживают 4,3 миллиона мусульман, из них примерно 63,2 процента — турецкого происхождения[24].

Языки

Официальным литературным языком и языком делопроизводства является немецкий язык. Наряду с этим население использует нижне-, средне- и верхненемецкие диалекты (10 основных и более 50 локальных[25]), на которых говорят также жители приграничных районов соседних государств; сами диалекты зачастую сильно отличаются от литературного языка. Существуют смешанные говоры. К признанным языкам национальных меньшинств относятся датский, фризский, лужицкий, цыганский, а также в качестве регионального языка — нижнесаксонский (нижненемецкий) язык, который с 1994 года признан ЕС.

По оценочным данным, русским языком в Германии в той или иной мере владеет около 6 млн человек[22], в том числе более 3 млн. — переселенцы из стран бывшего СССР[22][26] (и их потомки), преимущественно из Казахстана, России и Украины. Также в Германии говорят на турецком (2,1 млн)[27], на языках народов бывшей Югославии (720 000)[27], итальянском (612 000)[27]. Мигранты, не владеющие немецким языком, зачастую оказываются в информационном вакууме и/или попадают в зависимость от источников информации.

Миграция

Согласно исследованиям ОЭСР Германия занимает второе место в мире по привлекательности для иммигрантов после США[28].

  • Согласно докладу по миграции в 2013 году в Германию прибыло наибольшее количество мигрантов после 1993 года[29].
  • Количество въехавших мигрантов в 2013 году увеличилось на 13 % по сравнению с 2012 годом, а количество выехавших — только на 12 %. В результате в Германию въехало на 429.000 человек больше, чем выехало.
  • 58 % мигрантов, въезжающих в Германию — граждане ЕС.
    • Основными иммигрантами, как и прежде, начиная с 1996 года, являются граждане Польши
    • После вступления Болгарии и Румынии в 2007 году в ЕС, число мигрантов из этих стран увеличилось.
    • Также увеличилась миграция из Хорватии, после её вступления в ЕС 1 июля 2013 года.
    • В связи с экономическим кризисом увеличилась миграция из южноевропейских государств ЕС, таких как Испания и Италия.
  • По сравнению с 2012 годом, на 70 % увеличилось количество заявок на предоставление убежища.
  • По прежнему высока миграция из стран, не входящих в ЕС.
  • Германия является привлекательной страной для студентов. 86.000 человек начали своё обучении в Германии в 2013 году.
  • В 2013 году было выдано 44.311 виз для воссоединения семей.
  • Каждый пятый житель Германии имеет миграционное прошлое.
Миграция в Германию в 2013 году по странам
(всего 1.226.493 человека)[30]
       16,1 % из Польши
       11,0 % из Румынии
       04,9 % из Италии
       04,8 % из Болгарии
       04,8 % из Венгрии
       03,6 % из Испании
       02,8 % из Греции
       02,7 % из России
       02,6 % из США
       02,3 % из Сербии
       44,3 остальные
Миграция из Германии в 2013 году по странам
(всего 797.886 человек)[30]
       15,7 % в Польшу
       10,8 % в Румынию
       04,8 % в Болгарию
       04,4 % в Венгрию
       04,2 % в Турцию
       04,1 % в США
       03,5 % в Италию
       03,4 % в Швейцарию
       02,7 % в Сербию
       02,5 % в Австрию
       44,0 остальные

Государственное устройство

Берлинстолица Германии. Между тем, в ходе длительных переговоров относительно условий переноса столицы из Бонна в Берлин, первому удалось оставить на своей территории большинство федеральных министерств, а также целый ряд главных важнейших федеральных ведомств (например, федеральной счётной палаты).

Германия — демократическое, социальное, правовое государство. Она состоит из 16 земель. Государственное устройство регламентировано Основным законом Германии. По форме правления Германия — парламентская республика.

Германия — демократическое государство: «Вся государственная власть исходит от народа. Она осуществляется народом путём выборов и голосований, а также через специальные органы законодательства, исполнительной власти и правосудия»

Глава государствафедеральный президент, который выполняет скорее представительские функции и назначает федерального канцлера. Федеральный президент ФРГ приносит следующую присягу: «Я клянусь посвятить свои силы благу немецкого народа, умножать его достояние, оберегать его от ущерба, блюсти и охранять Основной закон и законы Федерации, добросовестно исполнять свои обязанности и соблюдать справедливость по отношению к каждому.» При желании он может добавить религиозную формулировку «Да поможет мне Бог». Федеральный канцлер является главой Правительства Германии. Он руководит деятельностью Федерального правительства. Поэтому форму правления Германии часто ещё называют канцлерской демократией.

Германия имеет федеративное устройство. Это значит, что политическая система государства делится на два уровня: федеральный, на котором принимаются общегосударственные решения международного значения, и региональный, на котором решаются задачи федеральных земель. Каждый уровень обладает собственными органами исполнительной, законодательной и судебной власти. Хотя земли и имеют неравное представительство в Бундесрате, юридически они имеют равный статус, что характеризует германскую федерацию как симметричную. Германский бундестаг (парламент) и бундесрат (орган представительства земель) осуществляют законосовещательную и законодательную функции на федеральном уровне и уполномочены большинством голосов в две трети в каждом из органов вносить изменения в конституцию.

Исполнительная власть на федеральном уровне представлена Федеральным правительством, во главе которого стоит федеральный канцлер Германии.

Политические партии

Левые

Левоцентристы

Центристы

Правоцентристы

Правые

Этапы реформирования федеративной системы

После принятия Основного закона в 1949 году власти Германии неоднократно предпринимали попытки усовершенствовать федеративную систему. Первая крупномасштабная реформа была осуществлена правительством «большой коалиции» (ХДС/ХСС-СДПГ) при канцлере К-Г. Кизингере в 19661969 годах. В результате реформы переплетение интересов земель и федерального центра получило новое измерение.

В финансовой сфере был введён принцип «кооперативного федерализма», который станет одним из камней преткновения на современном этапе истории ФРГ.

При правительстве Шрёдера (19982005) была поставлена цель провести масштабную конституционную реформу федерализма, чтобы упростить политические процессы в стране, сделать их более прозрачными для населения и менее зависимыми от сиюминутных партийных расчётов. Реформа была призвана перераспределить полномочия между центром и субъектами федерации, уточнить законодательную компетенцию между бундестагом и бундесратом и в итоге повысить дееспособность государства в целом.

Число законов, требующих обязательного одобрения бундесрата, планировалось сократить до 35-40 % за счёт изъятия законов о принципах администрирования всех земель из механизма согласования с бундесратом. То есть в будущем земли должны будут исходить из федеральных установок, что предполагает наделение ландтагов большей ответственностью.

В марте 2003 года Конвент по проблемам федерализма (в составе глав земельных парламентов и руководителей фракций представленных в них партий) одобрил «Любекское заявление», содержащее конкретные меры по модернизации федеративной системы.

17 октября 2003 года была создана Комиссия по федерализму, куда вошли тогдашний генсек СДПГ Ф. Мюнтеферинг и председатель ХСС и премьер-министр Баварии Э. Штойбер.

18 ноября 2005 года был подписан коалиционный договор ХДС/ХСС и СДПГ («Вместе за Германию — с мужеством и человечностью»), в котором были оговорены предложения данных партий по разграничению полномочий и ответственности между землями и центром.

7 июля 2006 года после одобрения бундесратом реформа вступила в силу.

Пакет нововведений охватывает следующие сферы:

1. Образование. Теперь текущие вопросы образования отошли в компетенцию земель, причём им напрямую будут перечисляться средства из федерального бюджета. Это исключает нецелевое использование полученных средств.

2. Распределение доходов. Федеральные законы не могут ставить перед городами и общинами задачи, требующие от органов местного самоуправления дополнительных материальных расходов. Если федеральные законы вторгаются в компетенцию земель, эти законы обязательно должны получить согласие бундесрата.

3. Высшая школа. Полностью отошла в компетенцию земель. Федерация может участвовать в финансировании научных исследований, но лишь с согласия земель.

4. Охрана окружающей среды. Федерация может разрабатывать рамочное законодательство, однако земли могут принимать решения, отходящие от него. При этом необходимо учитывать и нормативные акты ЕС по защите окружающей среды.

5. Бюджет. Введение «Пакта стабильности по образцу ЕС». В связи с проблемой долгов земель, эвентуальные долговые санкции на 65 % лягут на плечи федерации, и на 35 % — на плечи земель.

6. Земельное законодательство. В компетенцию земель вошли жилищное право, вопросы собраний, объединений и печати, пенитенциарная система, законодательство об охоте, часы работы магазинов, правила открытия ресторанов.

7. Борьба с терроризмом. Исключительная компетенция федерации (Федеральное ведомство уголовной полиции), наряду с атомной энергетикой, регистрацией граждан, регулирование оборота оружия и взрывчатых веществ.

8. Государственная служба. Компетенция земель[31].

15 декабря 2006 года стартовал новый этап реформы федерализма. Основные нерешенные на 1 этапе вопросы: уменьшение долгов земель, перекосы в финансовых отношениях федерация—земли и самими землями.

Суть проблемы в том, что все земли должны выполнять общефедеральные задачи, однако возможности у них для этого очень разные.

Поэтому в Конституции Германии (абз. 2 ст. 107) зафиксировано, что «законом должно обеспечиваться соразмерное выравнивание различий в финансовых возможностях земель; при этом должны учитываться финансовые возможности и потребности общин» Для этого существовала процедура выравнивания бюджетной обеспеченности регионов, то есть часть средств «богатых» земель перераспределяется в пользу «бедных», иногда — с вливаниями и из федерального бюджета[32].

Формально федеративное государственное устройство в Германии имеет два уровня: федерация как целое государство и земли как члены этого государства. Но в реальности существует и «третий», неформальный уровень отношений федерации и земель — «кооперативный федерализм»; то есть наряду с горизонтальной самокоординацией земель сложилась практика вертикальной координации по оси федерация-земли: участие федерации в земельном финансировании. В рамках вертикальной координации создаются комиссии из представителей федерации и земель.

Основные проблемы горизонтальных и вертикальных отношений в Германии связаны с распределением финансовых средств между богатыми и бедными федеральными землями и реализацией принципа «равноценности» жизненных условий.

«Горизонтальное» выравнивание позволяет оказывать помощь слабо развитым регионам путём перераспределения доходов, которые федерация и земли получают совместно (корпорационный и подоходный налог). Подобное положение вызывает много нареканий, прежде всего со стороны либералов (СвДП, О. Ламбсдорф), которые выступают за снижение «благотворительной» роли государства.

С подобными предложениями согласны также и политики других партий. Например, премьер-министр Баварии Штойбер (ХСС) требует усиления регионализации, а премьер-министр Баден-Вюртемберга Тойфель (ХДС) — сократить число земель и увеличить легислатурные (законодательные) сроки.

Кратко их идеи по реформированию федерализма можно сформулировать так:

  1. Присвоение каждому уровню своих налоговых полномочий; переход всех земель в статус «солидных финансовых единиц»;
  2. Сокращение «горизонтального выравнивания» земельных бюджетов;
  3. Отмена смешанного финансирования;
  4. Уменьшение законодательной компетенции федерации в пользу земель путём ограничения полномочий центра такими сферами, как оборона, правопорядок, права человека, внешняя политика и «рамочное» регулирование вопросов экологии, экономики и социальной политики;
  5. Существенное ограничение права вето Бундесрата. Общие принципы администрирования в землях были изъяты из тем законопроектов, требующих обязательного одобрения Бундесрата.

Поиски более эффективной модели федерализма осложняются в Германии тремя факторами: обострением противоречий между бедными и богатыми землями, наличием конкурирующих проектов крупных политических партий и потребностями европейского федерализма, вынужденного учитывать как опыт государств с централизованным управлением (Англия и Франция), так и опыт федераций (Германия)[33].

Внешняя политика

Во внешней политике ориентированный на Запад канцлер Германии К. Аденауэр (1949—1963) действовал согласно лозунгу идеолога южногерманского либерализма К. фон Роттека: «Лучше свобода без единства, чем единство без свободы». Европейская политика Германии 1949—1963 гг. как соотношение цели и средств делится на два этапа.

На первом этапе (с 1949 года до середины 50-х гг.) она была средством, при помощи которого западная Германия планировала восстановить свою экономику, создать собственные вооружённые силы и добиться признания мировыми державами. Внешняя политика проводилась ради внутренней.

На втором этапе (с середины 50-х гг. по 1963 г.) теперь уже внутренняя политика проводилась ради внешней: Германия стремилась стать не просто независимым, но и сильным государством[34]. Европейская военная политика ФРГ в 1958-63 гг. основывалась на сближении с Францией (ось «Берлин-Париж») и отказе от плана «многосторонних ядерных сил», предложенного США. Подписание соглашения о германо-французском сотрудничестве подвело черту под многовековым противостоянием этих государств.

Аденауэр признал установленное Петерсбергскими соглашениями международное управление промышленностью Рура, рассматривая это как основу будущей западноевропейской интеграции. В 1950 году Аденауэр принял разработанный Р. Шуманом план создания Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Аденауэр также поддерживал идею создания Европейского оборонительного сообщества (ЕОС), предложенную У. Черчиллем.

В 1952 году был подписан Боннский договор, отменивший оккупационный статус и предоставивший ФРГ государственный суверенитет.

5 мая 1955 года вступили в силу Парижские соглашения, важнейшим из которых стала договоренность о вступлении Германии в НАТО. Тем не менее, в то время суверенитет Германии нельзя было назвать полноценным: иностранные войска оставались на её территории, Германия была лишена права обладать многими видами стратегического оружия[35].

В 1959 году в Женеве прошла конференция четырёх держав: США, Великобритании, СССР и Франции, которая закончилась фактическим признанием существования трёх немецких государств: ФРГ, ГДР и Западный Берлин.

Одним из важных приоритетов внешней политики Германии является углубление интеграции государств Евросоюза. Германия играет решающую роль в построении и организации европейских структур. При этом с самого начала преследовалась цель развеять послевоенный страх стран-соседей перед Германией и сделать излишними ограничения, введённые советскими оккупационными силами. С 1950 года Германия стала членом Совета Европы, а в 1957 году подписала Римские соглашения, которые стали фундаментом в создании Европейского союза: Германия вошла в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии (ЕВРАТОМ).

Итак, важными результатами европейской политики Германии в 1949-63 гг. стали: признание суверенитета Германии и её статуса важного европартнёра и начало формирования основ экономического могущества Германии.

С 1964 года Германия член «Группы десяти».

Во время холодной войны внешняя политика Германии была сильно ограничена. Одной из главных её задач было воссоединение Западной Германии с Восточной Германией. Военно-политически ФРГ была тесно связана с блоком НАТО. На территории Западной Германии были размещены американские ядерные боеголовки.

Современная Германия по праву считается узловым центром как между Востоком и Западом, так и между Скандинавским и Средиземноморским регионами, странами Западной и Восточной Европы.

С присоединением ГДР к ФРГ была устранена угроза использования ГДР в качестве плацдарма развёртывания иностранных войск, исключен риск превращения Германии в объект применения ядерного оружия, а также опасной игры «третьих стран» на противоречиях ГДР и ФРГ[36].

До недавнего времени одним из самых спорных был вопрос о возможности использования германских вооружённых сил за пределами сферы совместной ответственности НАТО.

Согласно конституции, Германия не имеет права принимать участия в захватнических войнах. Это ограничение является предметом постоянных споров. Её вооружённые силы стоят на защите суверенитета и целостности Германии и стран НАТО.

Лишь с недавнего времени бундесвер принимает участие в различных мероприятиях, направленных на поддержание мира. Это стало возможным после решения Конституционного суда, допустившего использование ВС ФРГ для миротворческих[37][38][39] миссий ООН, причём для каждого конкретного случая требуется согласие бундестага, которое до сих пор давалось только с временными ограничениями. При этом разрешается применение оружия только для самозащиты. Все попытки различных партий добиться от Конституционного суда пересмотра этого вопроса пока отвергались. Германские войска принимали и принимают участие в разрешении следующих конфликтных ситуаций:

  • 19921996: Операция SHARP GUARD с применением военных кораблей и самолётов-разведчиков в Адриатическом море против Югославии;
  • 19931995: Операция сил ООН в Сомали UNOSOM II;
  • 1999 — по настоящее время: Война НАТО против Югославии, операция KFOR;
  • 2002 — по настоящее время: Война НАТО в Афганистане, операция ISAF;
  • 2002 — по настоящее время: Операция Enduring Freedom с участием военно-морского контингента в прибрежных водах Восточной Африки и Средиземном море;
  • 2003 — по настоящее время: С самолётами-разведчиками AWACS, с правом пересечения воздушного пространства Ирака, но без права оккупации.
  • 2005 — по настоящее время: Поддержание мира в Судане в рамках операции UNMIS.
  • 20062008: Участие в вооружённой миссии ЕС по обеспечению выборов в Конго
  • 2006 — по настоящее время: Охрана прибрежных вод Ливана с целью пресечения контрабанды оружия (в рамках миссии UNIFIL)
  • 2008 — по настоящее время: Патруль прибрежных вод Сомали в рамках операции ATLANTA (Противодействие пиратам).
  • 2012 — по настоящее время: Миссия НАТО по защите турецко-сирийской границы зенитными комплексами «Пэтриот».

Правовая система

Орган конституционного надзора — Федеральный конституционный суд (нем. Bundesverfassungsgericht, BVerfG), органы конституционного надзора земель — конституционные суды правосудия (Verfassungsgerichtshof) (в Тюрингии, Северный Рейн-Вестфалия, Рейнланд-Пфальц, Саар, Саксония, Бавария, Берлин), земельные конституционные суды (Landesverfassungsgericht) (в Саксонии-Анхальт, Шлезвиг-Голштейн, Мекленбург-Передня Померания), государственные суды правосудия (Staatsgerichtshof) (в Баден-Вюртемберге, Бремене, Гессен, Нижняя Саксония), конституционные суды (Verfassungsgericht) (Бранденбург, Гамбург).

Высшая судебная инстанция — Федеральный суд юстиции (нем. Bundesgerichtshof, BGH) в Карлсруэ, суды апелляционной инстанции — верховные земские суды (Oberlandesgericht), суды первой инстанции — земские суды (Landgericht), низшее звено судебной системы — участковые суды(нем. Amtsgericht).

Высшая судебная инстанция административной юстиции — Федеральный административный суд (нем. Bundesverwaltungsgericht, BVerwG) в Лейпциге, суды апелляционной инстанции административной юстиции — верховные административные суды (Oberverwaltungsgericht) в Баден-Вюртемберге, Баварии и Гессене — административные суды правосудия (Verwaltungsgerichtshof), суды первой инстанции административной юстиции — административные суды (Verwaltungsgerichte).

Высшая судебная инстанции трудовой юстиции — Федеральный суд по трудовым делам (нем. Bundesarbeitsgericht, BAG), суды апелляционной инстанции трудовой юстиции — земельные трудовые суды (Landesarbeitsgericht), суды первой инстанции трудовой юстиции — трудовые суды (Arbeitsgerichte).

Высшая судебная инстанция социальной юстиции — Федеральный социальный суд (нем. Bundessozialgericht, BSG), суды апелляционной инстанции социальной юстиции — земельные социальные суды (Landessozialgericht) (по одному на каждую землю, исключения — Бранденбург и Берлин, а также Нижняя Саксония и Бремен имеют общий земельный социальный суд), суды первой инстанции социальной юстиции — социальные суды (Sozialgerichte).

Высшая судебная инстанция финансовой юстиции — Федеральный финансовый суд (нем. Bundesfinanzhof, BFH) в Мюнхене, земельные финансовые суды — финансовые суды (Finanzgericht), суд по делам авторских прав — Федеральный патентный суд (Bundespatentgericht), суд по делам служебной дисциплины — Дисциплинарный суд Севера (Truppendienstgericht Nord). Большая часть судебных разбирательств находится в ответственности земель. Федеральные суды в основном занимаются пересмотром дел и проверяют решения судов земель на предмет формальной законности.

Органы прокурорского надзора — Генеральный прокурор при Верховном суде Германии (нем. Generalbundesanwalt beim Bundesgerichtshof, GBA), генеральные прокуроры земель, прокуроры земских судов.

Экономика

Германия не обладает большими запасами каких-либо полезных ископаемых. Редкое исключение из этого правила, распространяющегося и на весь Центральноевропейский регион, — уголь, как каменный (Рурский бассейн), так и бурый. Поэтому её экономика сконцентрирована преимущественно на секторе промышленного производства и сфере услуг. Основу экономики (от 70 % до 78 % (2011), в разные годы) составляют услуги, 23—28 % — производство. Также развито производство товаров, машин и различного оборудования, которые составляют значительную часть немецкого экспорта. Агросектор составляет 0,5-1,5 % ВВП, в котором занято такое же количество экономически активного населения страны.

С уровнем ВВП 2,811 триллиона долларов (по ППС) Германия в 2009 году находилась на пятом месте в мире (после США, Китая, Японии и Индии). Кроме того, ФРГ занимает одно из лидирующих мест в мире по объёмам экспорта. Экспортируемая продукция известна во всемК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1519 дней] мире под маркой Made in Germany. По уровню жизни страна занимает 6 место в мире, согласно индексу развития человеческого потенциала.

  • Доля Германии в мировом ВВП — 3,968 %
  • Доля Германии в ВВП стран Евросоюза — почти 30 %
  • ВВП на душу населения — примерно 40 тыс. долларов
  • Дефицит государственного бюджета на 2006 год — 1,7 %
  • Дефицит государственного бюджета за 2010 год — 4,2 %
  • Дефицит государственного бюджета за 2011 год — 0,8 %
  • Профицит государственного бюджета за 2012 год — 0,1 %[40]
  • Профицит государственного бюджета за 2013 год — 300 млн евро
  • Государственные расходы в Германии составляют до 50 % ВВП страны.
  • На предприятия малого и среднего бизнеса в Германии приходится примерно 70 % рабочих мест и 57 % произведенного ВВП.
  • В общем ВВП на промышленность приходится — 38 %, на сельское хозяйство — 2 %, на сферу услуг — 60 %.
  • Теневой сектор экономики равен приблизительно 15 % от ВВП

Согласно официальным данным, в 2011 году среднее число безработных составляло 3,0 млн (7 % трудоспособного населения Германии).

Сельское хозяйство

Германия обладает высокопроизводительным сельским хозяйством. По объёму сельскохозяйственного производства, производства зерна и продукции животноводства Германия уступает лишь Франции, а по производству молока занимает первое место в рамках ЕС. Германия — страна преимущественно мелких семейных ферм. Эффективность сельскохозяйственного производства в Германии существенно выше среднего уровня по ЕС. Вместе с тем ФРГ отстает по средней урожайности кукурузы и сахарной свеклы. В агропромышленном комплексе сельское хозяйство играет подчиненную роль.

Около 70 % товарной продукции сельского хозяйства дает животноводство. Скотоводство — основная отрасль животноводства в Германии, оно дает более 2/5 всей товарной продукции сельского хозяйства, причём основная часть приходится на молоко (около ¼)(?). Второе место по значению занимает свиноводство. Самообеспеченность страны по молоку и говядине систематически превышает 100 %, но по свинине составляет менее 4/5.

Скотоводство молочно-мясного направления наиболее характерно для хорошо увлажняемых приморских, альпийских и предальпийских районов, богатых лугами и пастбищами, а также для периферии городских агломераций. Из-за довольно холодной зимы распространено стойловое содержание скота. Свиноводство развито повсеместно, но особенно в районах, близких к портам ввоза импортных кормов, районам возделывания сахарной свеклы, картофеля и кормовых корнеплодов. Бройлерное производство, производство яиц, телятины, а также свиноводство концентрируются в крупных животноводческих хозяйствах, размещение которых мало зависит от природных факторов.

Из общего производства зерна в Европейском союзе на Германию приходится несколько более 1/5, но выделяется она главным образом производством ржи (3/4 сбора), овса (около 2/5) и ячменя (более ¼). С районами посевов пшеницы во многом совпадают ареалы возделывания сахарной свеклы.

Кормовых культур значительно больше, чем продовольственных, так как большое количество кормового зерна, особенно кукурузы, импортируется. Тем не менее, страна занимала (2012 год) седьмое место в мире по экспорту пшеницы (6,2 млн тонн). Из кормовых зерновых наиболее велико значение ячменя; некоторые сорта ярового ячменя выращиваются специально для использования при производстве пива, считающегося в Германии национальным напитком (потребление на душу населения — около 145 л в год). Крупнейший в мире ареал хмелеводства Халлертау расположен в Баварии.

Большое значение имеет выращивание кормовых корнеплодов (кормовой свеклы и др.), кукурузы на зелёный корм и силос, люцерны, клевера и других кормовых трав. Из масличных наибольшее значение имеет рапс, посевы которого более чем в 10 раз превышают посевы подсолнечника.

В районах с высоким естественным плодородием почв главными культурами являются пшеница, ячмень, кукуруза и сахарная свекла. Более бедные почвы Северогерманской низменности и средневысотных гор традиционно используются под посевы ржи, овса, картофеля и естественные кормовые культуры. Традиционный характер немецкого сельского хозяйства существенно изменил технологический прогресс. Сегодня ценятся больше так называемые лёгкие почвы, ввиду их пригодности к машинной обработке, с использованием искусственных удобрений; например, кукуруза теперь широко возделывается и на Северогерманской низменности, где она вытесняет картофель.

Теплый климат речных долин, межгорных котловин и низменностей юго-западной Германии благоприятствует возделыванию таких культур, как табак и овощи; последние выращивают также в зоне приэльбских маршей ниже Гамбурга и в районе Шпревальда к югу от Берлина. Фруктовые насаждения особенно характерны для горных склонов Южной Германии, низовьев Эльбы под Гамбургом, района Хафельских озёр около Потсдама и окрестностей Галле. Своими садами славятся долины Верхнего Рейна, Майна, Неккара и Нижней Эльбы.

Виноградарство превосходит, по товарной продукции, плодоводство и овощеводство, вместе взятые. Виноградники расположены в основном в долинах Рейна, Мозеля и других рек южной Германии, а также в долине Эльбы под Дрезденом.

Промышленность

Основными отраслями промышленности являются машиностроительная, электротехническая, химическая, автомобильная и судостроительная, каменноугольная.

Инфраструктурные отрасли

Энергетика

В 2002 году Германия была крупнейшим в Европе потребителем электроэнергии (512,9 тераватт-часов). Правительственная политика подразумевает сохранение невозобновляемых источников и использование энергии из возобновляемых источников, таких как солнечная энергия, энергия ветра, биомасса, гидроэнергетика и геотермальная энергия. Также развиваются энергосберегающие технологии. Правительство Германии планирует, что к 2050 году половина потребности в электроэнергии будет покрываться за счёт энергии из возобновляемых источников.

По состоянию на 2009 год в структуре потребления электроэнергии в Германии преобладали следующие виды энергоносителей: бурый уголь (24,6 % чистого потребления электроэнергии), ядерная энергия (22,6 %), каменный уголь (18,3 %), возобновляемые источники энергии (15,6 %) и газ (12,9 %)[41].

В 2000 году правительство и германская атомная промышленность объявили о выводе из эксплуатации всех атомных электростанций к 2021 году[42]. В 2010 году правительство отказалось от планов предыдущего кабинета остановить атомные электростанции страны до 2021 года и решило продлить работу АЭС до 2030-х годов[43].

«Из-за донкихотской политики в области энергетики счета за электричество для домохозяйств в Германии на 40 % выше, чем в среднем по Европе», — отмечал «The Economist» в июне 2013 года[44]. Член совета директоров крупнейшей энергетической компании в Германии корпорации EON Леонард Бирнбаум, в январе 2014 года отмечал, что расходы граждан Германии на электроэнергию находятся на «тревожно высоком уровне»[45].

Транспорт

Основу транспортной системы составляют железные дороги, перевозящие в год около 2 млрд пассажиров. Их протяженность — более 39 тыс. км.[46] Некоторые дороги приспособлены для движения высокоскоростных поездов Intercity-Express.

На начало 2003 года в Германии было зарегистрировано 53 млн автомобилей (в том числе легковых). Автодороги всех классов составляют более 230 тыс. км., автобаны — около 12 тыс. км.

Торговый флот Германии насчитывает 2200 современных морских судов.

Уровень жизни

Прожиточный минимум — 331 евро в месяц на главу семьи и 80 % от этой суммы на каждого следующего члена семьи. Минимальные нормы на жилье: на одного человека — 45 м², на двоих — 60 м², на троих — 75 м² и так далее.

95% дееспособного населения страны застраховано на случай оказания им дорогостоящих медицинских услуг и покупки лекарств.

Социальная политика

Социальная политика направлена на максимальное смягчение неравенства среди слоев населения. Производится путём повышения налогообложения зажиточных граждан и распределения благ среди малообеспеченных жителей.

Ряд законов направлен на поддержку автономии каждого человека в пределах страны, на предоставление ему возможности самостоятельно строить свою жизнь. Государство ставит своей первоочередной целью помочь и поддержать человека в его начинаниях и обеспечить ему достижение социального благополучия.

Система социальной защиты населения

Существовавшая в Германии модель социальной защиты (имеет название «корпоративная», «континентальная», «консервативная» или «бисмарковская») считается одной из наиболее эффективных среди европейских стран. Германия была первой страной, которая ввела систему социального страхования. Ещё в 1890-е годы при Бисмарке были приняты три закона, которые легли в основу этой системы: закон о страховании по болезни лиц промышленного труда, закон о страховании от несчастных случаев на производстве и закон об инвалидности и страховании по старости (1891 год).

В начале XX века развитие социального страхования привело к снижению пенсионного возраста до 65 при наличии 35 лет страхового стажа. Досрочная пенсия по старости (с 60 лет) назначалась шахтёрам с многолетним стажем работы.

Современная модель социальной защиты Германии сформировалась под влиянием перемен, произошедших в стране в 50-60 годы XX века, и изменялась в результате прихода к власти каждой новой партии.

Концепция социальной рыночной экономики была разработана для восстановления экономики Германии после второй мировой войны. Её политическая реализация связана с личностями Л. Эрхарда и А. Мюллер-Армака. Термин «социальная рыночная экономика» ввёл Мюллер-Армак. Л. Эрхард был первым министром экономики, а затем стал Федеральным канцлером ФРГ. Под его руководством в ФРГ была разработана, а затем реализована концепция социального рыночного хозяйства. Социальной задачей государства становилось не перераспределение социальных благ, а обеспечение рамочных условий деятельности индивидов, поощрение их сознательности, самостоятельности и ответственности за собственное благосостояние. Результатом реализации этих принципов стало «экономическое чудо». Согласно Л. Эрхарду, государство должно оказывать социальную помощь сообразно моральным установкам общества (самым уязвимым и малообеспеченным слоям населения — инвалидам, сиротам, многодетным семьям, пенсионерам), но поддерживать конкуренцию и бороться с иждивенческими настроениями. После отставки канцлера Л. Эрхарда, во внутренней политике был отдан приоритет кейнсианским методам экономического стимулирования; государство взяло на себя роль распределителя национального дохода.

Во время бурного экономического роста из-за нехватки рабочих рук был разрешён въезд в страну гастарбайтеров из юго-восточной Европы. В середине 1970-х годов в стране их проживало около 4 млн человек (11 % рабочей силы). Это стало причиной для увеличения социальных расходов государства, что после нефтяных кризисов легло тяжёлым бременем на государственную казну. Государство приняло меры по ограничению иммиграции, что спровоцировало повышение налогов. Для восстановления экономической стабильности были приняты законы о защите от увольнений и тарифной автономии. Это привело к тому, что на рынке осталось только три крупных игрока: государство, профсоюзы и работодатели. Это ослабило конкуренцию и дало возможность профсоюзам требовать повышения заработной платы, уменьшения рабочей недели и т. п. Ещё одной особенностью этого периода является стремление государства осуществлять перераспределение доходов не по вертикали (уменьшать дифференциацию общества), а по горизонтали (внутри среднего класса)[47].

Современная модель социальной защиты ФРГ имеет основные характеристики: принцип профессиональной солидарности, принцип перераспределения, принцип вспомоществования и принцип самоуправления страховых учреждений.

Принцип профессиональной солидарности

Создаются страховые фонды, управляемые на равноправных началах работниками и работодателями. В эти фонды поступают отчисления из зарплаты в соответствии с «принципом страхования». Система устанавливает жёсткую связь между уровнем социальной защиты и успешностью и длительностью трудовой деятельности. Данная модель предполагает развитие системы пособий по социальному страхованию, дифференцированных по видам трудовой деятельности. В отличие от социал-демократической модели корпоративная модель базируется на принципе личной ответственности каждого члена общества за свою судьбу и положение близких. Поэтому здесь самозащита, самообеспечение играют существенную роль.

Принцип перераспределения

Этот принцип применяется по отношению к незначительной части малообеспеченных слоев общества. Социальная помощь оказывается независимо от сделанных ранее взносов и финансируются из налоговых поступлений в государственный бюджет. Право на получение такой помощи принадлежит лицам, имеющим особые заслуги перед государством, например, государственным служащим или жертвам войны.

Принцип вспомоществования

Этот принцип является непременным элементом системы социальной защиты, поскольку предыдущие принципы не учитывают все страховые риски. Согласно принципу вспомоществования, социальную помощь может получить каждый нуждающийся в необходимом для него объёме, если у него нет возможности самостоятельно поправить своё материальное положение[48].

Принцип самоуправления страховых учреждений

Управление системой социального страхования осуществляется напрямую заинтересованными лицами-работодателями и работниками, что обеспечивает наиболее полное представительство интересов обеих сторон. На региональном и местном уровнях социальной защитой занимаются три основных субъекта: национальные или местные ассоциации предпринимателей, профсоюзы и государство. Интересно отметить, что для системы социальной защиты ФРГ характерно разделение учреждений, осуществляющих социальное страхование по сферам компетенций: отдельно функционируют организации по пенсионному обеспечению, обеспечению по болезни и в связи с несчастными случаями на производстве. Страхование по безработице не входит в общую систему социальной защиты, а относится к компетенции федерального ведомства по труду, то есть осуществляется в рамках политики содействия занятости населения. Финансирование системы обязательного социального страхования (помимо него есть и частное, разумеется) производится по смешанной системе: из взносов застрахованных работников и их работодателей (медицинское, пенсионное страхование и страхование по безработице) и за счёт общих налоговых поступлений в госбюджет. Особое положение занимает лишь страхование от несчастных случаев, которое финансируется за счёт взносов работодателя. При возникновении у органов социального страхования финансовых затруднений гарантом выполнения их обязательств выступает государство, что говорит об особой роли органов социальной защиты в поддержании стабильности и социальной справедливости.

На современном этапе истории прежняя модель социально-экономического развития ФРГ переживает кризис. Налоговое бремя достигает 80 % от дохода населения, наблюдается высокий уровень безработицы, которая носит хронический характер, распределение доходов осуществляется неэффективно и непрозрачно, качество общественных услуг не соответствует требованиям времени. Из-за старения населения (его прирост в 2000 году составил всего 0,29 %) расходы на социальное обеспечение неуклонно растут[49]. Высокий уровень пособий для безработных порождает иждивенческие настроения в обществе. На фоне падения темпов экономического роста безработица стала острой проблемой в ФРГ (на начало 2002 года зарегистрировано свыше 4 млн безработных).

Крупные компании, искусно пользуясь лазейками в законодательстве для уменьшения налогов, зачастую добиваются для себя привилегий. В пенсионной сфере была неофициально провозглашена политика «договора поколений», когда пенсионные отчисления производятся из доходов работающего населения. Учитывая старение населения ФРГ, налоговая нагрузка резко возрастает, и средств для выплат из пенсионного фонда не хватает. Проблемы возникают в отношении тех слоев населения, которые не имеют постоянной работы и соответственно не имеют права на получение страховых пособий, при этом уровень государственного вспомоществования крайне невелик. Поэтому эти категории вынуждены рассчитывать на местные благотворительные организации и общественную помощь. Соответственно, корпоративная модель социальной политики ведёт к появлению «двойного общества».

Профсоюзы

Среди европейских моделей социального партнёрства одной из самых успешных и стабильных является германская. Формирование системы социального партнёрства в Германии берет своё начало в конце XIX века. Важную роль в Германии играют традиции взаимодействия социальных партнёров, опыт бесконфликтного решения проблем, высокой гражданской сознательности. К середине XX века была разработана система, включавшая страхование от безработицы, государственные меры по содействию занятости, переговорный механизм между профсоюзами и союзами работодателей (тарифная автономия) и тому подобное[50].

«Германская» модель предусматривает заключение большого количества отраслевых соглашений, что практически нейтрализует переговоры на уровне предприятия. Согласно Основному закону «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным государством» и путём принятия соответствующих законов государство в значительной степени определяет рамочные условия в области социально-трудовых отношений[51].

Итак, Государство способствует созданию необходимых условий для разрешения конфликтов, и законодательно распространяет коллективные договоры на «неюнизированных» занятых.

Трудовое законодательство Германии также находится на высоком уровне развития. Одной из особенностей германских профсоюзов является то, что на предприятиях Германии нет первичной профсоюзной организации, а есть представитель профсоюза. Он состоит в производственном совете предприятия. Производственный совет предприятия налаживает контакты между администрацией и профсоюзами. В отношениях между работодателями и работниками эти советы не имеют права вставать на чью-либо сторону. Они не могут организовывать забастовки, и призваны отстаивать интересы компании в целом. Такие производственные советы есть во всех отраслях экономики[52].

В Германии 85 % всех рабочих, являющихся членами каких-либо профсоюзов, входят в Объединение немецких профсоюзов.

Объединение немецких профсоюзов — самая крупная (6,6 млн членов) и влиятельная профсоюзная организация Германии, созданная ещё в 1949 году.

Объединение Немецких профсоюзов представляет интересы рабочих в частном и общественном секторе, служащих и чиновников. Оно состоит из восьми отраслевых профсоюзов:

  • Промышленный профсоюз «Строительство-Аграрное хозяйство-Экология» (IG Bauen-Agrar-Umwelt);
  • Промышленный профсоюз «Горное дело, Химическая промышленность, Энергетика» (IG Bergbau, Chemie,Energie);
  • Профсоюз «Воспитание и Наука» (Gewerkschaft Erziehung und Wissenschaft);
  • Промышленный профсоюз «ИГ Металл» (IG Metall);
  • Профсоюз «Питание-Деликатесы-Рестораны» (Gewerkschaft Nahrung-Genuss-Gaststätten);
  • Профсоюз Полиции (Gewerkschaft der Polizei);
  • Профсоюз Железнодорожников TRANSNET
  • Объединённый профсоюз работников сферы услуг (Verdi)

В своей программе Объединение германских профсоюзов придерживается идеи социальной солидарности, то есть выступает за справедливое распределение рабочих мест и доходов, социальных субсидий, льготы, развитие фондов накопления, борьбу с безработицей, равные шансы на успех независимо от происхождения, цвета кожи и пола — доля женщин в ОНП — 31,9 %.

В экономике ОНП поддерживают концепцию социальноориентированной рыночной экономики, отвечающей интересам сложившихся общественных структур[53].

ОНП является членом Европейской профсоюзной конфедерации, Международной конфедерации свободных профсоюзов, Совещательного комитета при ОЭСР и представляет германское профсоюзное движение в ЕС, ООН, МВФ, ВТО и МОТ.

Их лозунг — «Сохранить социальное государство через реформу». Среди других приоритетов можно назвать развитие инфраструктуры и государственного сектора коммунальных услуг, поддержание высокого качества жизни. Особая роль в этом, по мнению ОНП, принадлежит государству: активное государственное вмешательство служит гарантом социального порядка и справедливости.

ОНП выступают против всеобщей приватизации и дерегуляции и призывают к перераспределению ответственности по регулированию рынков между профсоюзами и государством. Необходимо ограничить приватизацию, чтобы граждане не расплачивались за ошибки государства, связанные с продажей в частные руки высокодоходных бизнес-сфер.

Государственный сектор должен также решать вопросы экологии и задавать нормы в экономической и социальной сферах.

Особо подчеркивается роль местного самоуправления в общественной жизни как формы участия граждан в политике. Создание рынка доступного жилья, учитывающего возможности людей с низкими доходами, — одна из основных задач государственного «социального строительства».

Ключевые задачи социальной политики:

  • Гарантия возможностей трудоустройства
  • Предотвращение бедности и связанной с ней социальной изоляции
  • Интеграция инвалидов, предотвращение их социальной и профессиональной изоляции
  • развитие доступного здравоохранения, поддержка семьи, школьного образования.
  • защита пожилых, развитие системы фондов социального страхования (фонды накопления), повышение социальных выплат (увеличение федеральных пенсионных субсидий), льготы, фонды накопления, борьба с безработицей.

Германский союз чиновников и тарифный союз (DBB)
(Федеральный председатель — Питер Хэзн)

«Близость — наша сила» — утверждает о себе Германский союз чиновников. DBB представляет тарифно-политические интересы служащих государственного сектора и частного сектора. Профсоюз насчитывает более 1,25 млн членов. Этот профсоюз поддерживают 39 других профсоюзов и 16 государственных организаций.

Название недавней программы профсоюза — «Вызовы будущего — создавая возможности». DBB заявляет, что для него «Люди на первом плане», и призывает к борьбе с сокращением рабочих мест. Профсоюз позиционируют себя как объединение реформаторов. «Реформы не через экономию средств… Прежде всего права людей. Важен каждый индивид». DBB, как и ОНП, выступает за равные возможности для всех, особенно в вопросах гендерного равенства (например, в DBB состоят 320 000 женщин и 150 000 представителей молодёжи в возрасте 16—27 лет).

DBB выражает озабоченность наметившимся дефицитом государственного финансирования.

В 2003 году Конгресс Союза в Лейпциге DBB представил программу «Реформистская модель XXI века». В ней содержатся предложения по долгосрочной, дружественной по отношению к гражданам реконструкции государственного управления.

DBB предлагает «новую модель карьеры»:

  • В соответствии с образованием и опытом каждый может занять подобающий пост
  • Гибкий график работы
  • Реформа трудового законодательства о зарплате и рабочем времени
  • Против лозунгов типа «увеличим рабочие часы, откажемся от государственных праздников»
  • Сохранение рабочих мест для рабочих и служащих
  • Защита доходов населения в соответствии с экономической ситуацией в стране
  • Распространение условий труда западногерманских земель на восточногерманские (высокая зарплата, социальные гарантии, фиксированная рабочая неделя и т. п.)
  • Организация работы служащих в соответствии со способствующим успеху и производительности труда должностным правом
  • Оплата, соотнесённая с производительностью труда
  • Автономия в переговорах по поводу повышения зарплаты и всесторонних трудовых договоров во всей стране
  • Высокопроизводительное и гуманное управление принятыми на работу служащими[54].

Профсоюз тесно сотрудничает с ЕС в вопросах трудового законодательства. В 1991 году DBB участвовали в создании Европейской конфедерации профсоюзов (8 млн членов).

Ассоциация Христианских профсоюзов Германии

Данный профсоюз представляет интересы религиозных работников и чиновников. Ассоциация Христианских профсоюзов Германии (CGB) — третье по величине объединение профсоюзов в ФРГ. Под его началом работают 16 отдельных тарифных переговорных сторон самых различных отраслей, таких как железные дороги, гостиничное дело или сельское хозяйство. CGB выступает за распространение христианских ценностей на трудовую жизнь. В своей программе CGB подчеркивает, что CGB — добровольное объединение самостоятельных профсоюзов.

Основные приоритеты CGB:

  • Реализация христианско-социальных ценностей в работе, экономике, государственной жизни и обществе
  • Защита социально уязвимых слоев населения, общественное единение.
  • Свобода объединений/союзов в соответствии с Основным законом (рабочие могут выбирать любого представителя для защиты своих интересов)
  • Поощрение профсоюзного плюрализма в Европе и ФРГ
  • Права и свободы человека — главная ценность правового государства, против всех видов экстремизма

Профсоюз также выступает за развитие модели социальной рыночной экономики, сочетающей преимущества конкурентной экономики с социальной ответственностью. CGB призывает развивать социальное партнёрство работников и работодателей. Личная производительность — это основа для справедливой оценки работы. Особое внимание должно уделяться людям с ограниченной трудоспособностью[55].

Что касается христианских ценностей, воскресенье должно оставаться днем отдыха как важная основа христианского уклада жизни.

CGB выступает за минимальное государственное вмешательство в тарифную автономию. Задачей христианской социальной тарифной политики является обеспечение справедливого участия рабочих в общественном производстве.

Семья является основой общества, необходимо активизировать социальную политику по поддержке института семьи.

Сохранение и создание рабочих мест определяют тарифную политику CGB. CGB исключает политические забастовки как средство отстаивания интересов рабочих, и выступает в защиту прав рабочих в участии управлении предприятием и за справедливую налоговую систему, «нагружающую все общественные группы соответственно их платёжеспособности».

Расширение Европейского сообщества ставит ФРГ перед большими вызовами, прежде всего в экономической и социальной политике. CGB выступает за выравнивание условий жизни всех стран ЕС с учётом особенностей государств-членов.

Объединённый профсоюз работников сферы обслуживания

Насчитывает свыше 2 млн членов. Представительство наёмных работников было вызвано к жизни в 2001 г. путём слияния пяти отдельных профсоюзов из сфер экономики: финансовые услуги, муниципальные службы, логистика, торговля и СМИ. Состоит из 13 отраслевых подразделений и обширных сетевых организаций[56].

Здравоохранение

После воссоединения в 1991 году в ГДР были закрыты обычные поликлиники и преобразованы в кабинеты врачей. Государственные органы здравоохранения не играют абсолютно никакой роли в сфере здравоохранения за исключением бедствий и катастроф. Все университетские больницы (клиники) со стационарным лечением остались в руках государства. Для обеспечения финансирования немецких больницы заключают контракты со страховыми компаниями, а также получают государственные инвестиционные субсидии из налоговых поступлений. Таким образом, обеспечивается двойное финансирование, которое полностью отделено от финансирования врачебных кабинетов (праксисов). Многочисленные реформы законодательства в области здравоохранения пытались предотвратить угрозу надвигающегося двойного финансирования дорогостоящей инфраструктуры (например: приобретение медицинского оборудования)[57].

Культура

Культура Германии включает в себя культуру как современной Федеративной Республики Германия, так и народов, составляющих современную Германию, до её объединения: Пруссия, Бавария, Саксония и др. Более широкая трактовка «немецкая культура» включает в себя также культуру Австрии, которая политически независима от Германии, но населена немцами и принадлежит к той же культуре. Немецкая (германская) культура известна с V в. до н. э.

Для современной Германии характерно многообразие культуры, здесь нет централизации культурной жизни и культурных ценностей в одном или нескольких городах — они рассредо­точены буквально по всей стране: наряду с известными Берлином, Мюнхеном, Веймаром, Дрезденом или Кёльном имеется множество небольших, не так широко известных, но культурно значимых мест: Ротенбург-об-дер-Таубер, Наумбург, Байройт, Целле, Виттенберг, Шлезвиг и т. д. В 1999 насчитывалось 4570 музеев, причём их число растёт. В год на них приходится почти 100 млн посещений. Наиболее известные музеи — Дрезденская картинная галерея, Старая и Новая пинакотеки в Мюнхене, Германский музей в Мюнхене, Исторический музей в Берлине и многие другие. Немало также музеев-дворцов (наиболее из­вестный — Сан-Суси в Потсдаме) и музеев-замков.

Религия

Религия с 1919 года в Германии конституционно отделена от государства. Свобода совести и свобода вероисповедания гарантированы германской конституцией.

Большинство немцев — христиане, при этом католики составляют 32,4 %, лютеране — 32,0 %, православные — 1,14 %. Небольшая часть верующих принадлежит к христианским деноминациям — баптисты, методисты, верующие Новоапостольской церкви — 0,46 % и приверженцы других религиозных течений.

Часть верующих составляют мусульмане (от 3,8 млн до 4,3 млн или от 4,5 % до 5,2 %[58]), Свидетели Иеговы (около 164 000 или 0,2 %) и члены иудейских общин (около 100 000 или 0,12 %). Около 31 % немецкого населения не религиозны, преимущественно это жители территорий бывшей ГДР (там около 70 %)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 633 дня].

Германия была обращена в христианство во времена франков. Крестителем Германии считается святой Бонифаций, бывший епископом Майнца и обративший в христианство значительную часть современной Германии (претерпел мученическую смерть от язычников в 754 году). В начале XVI века в Германии и Швейцарии началась реформация церкви, в основе которой лежали учения Ульриха Цвингли (Ulrich Zwingli) и Мартина Лютера (Martin Luther). В результате реформации и религиозных войн, сопровождавших её (главной из которых была Тридцатилетняя война 16181648 гг.), Германия разделилась на католические и протестантские (лютеранские) регионы. Главным принципом, закреплённом в Аугсбургском религиозном мире (1555), стал принцип cujus regio, ejus religio, то есть подданные того или иного феодала были обязаны принимать его веру: католическую или протестантскую.

Статья 7:3 Основного закона гарантирует изучение религии в качестве обычного учебного предмета. Несмотря на право государства осуществлять надзор за преподаванием, религиозные занятия проводятся в соответствии с принципами религиозных сообществ. С 12 декабря 1999 года в Гамбурге действует закон, согласно которому (в соответствии с ст. 7 Основного закона) религиозный предмет является обязательным для изучения. В Баварии уроки религии также являются обязательным предметом во всех общеобразовательных школах. Земельные власти оплачивают до 90 % расходов, связанных с преподаванием религии в школах[59]. Оценки, полученные по религиозным предметам, учитываются при переводе в старшие классы. Христианству, в целом, отведено от 7 % до 8 %, от общего количества часов школьной программы.

Несколько федеральных земель, а именно Баден-Вюртемберг и Бавария, в 1970 настояли на христианской основе образования в государственных школах, обусловив в своем законодательстве, что такие ценности, как «страх перед Богом» и «любовь к ближнему», были общими целями образования. Они ввели также коллективную молитву. Федеральный суд Германии, в связи с этим, постановил в нескольких решениях, что государство должно воздать должное влиянию христианства на общие культурные ценности[60][61].

Праздники

В Германии существуют государственные и церковные праздники. Одни праздники являются выходными во всей стране, другие — только в некоторых федеральных землях, регионах, и даже только в отдельном городе (Augsburger Friedensfest).

Некоторые знаменательные даты не являются праздниками в прямом смысле слова, но связаны с важными событиями немецкой истории.

Русское название Местное название Число BW BY BE BB HB HH HE MV NI NW RP SL SN ST SH TH
Новый год Neujahr 1 января X X X X X X X X X X X X X X X X
Богоявление (Праздник трёх волхвов) Heilige Drei Könige 6 января X X X
Страстная пятница Karfreitag подвижный X X X X X X X X X X X X X X X X
Пасха Ostern подвижный X X X X X X X X X X X X X X X X
Первое Мая Tag der Arbeit 1 мая X X X X X X X X X X X X X X X X
Вознесение Христово Christi Himmelfahrt подвижный X X X X X X X X X X X X X X X X
Троица — День Святого Духа Pfingstmontag подвижный X X X X X X X X X X X X X X X X
праздник тела Христова Fronleichnam подвижный X X X X X X 1) 2)
Мир Аугсбурга Augsburger Friedensfest 8 августа 3)
Успение Богородицы Mariä Himmelfahrt 15 августа 5) X
День единства Tag der Deutschen Einheit 3 октября X X X X X X X X X X X X X X X X
День Реформации Reformationstag 31 октября X X X X X
День всех святых Allerheiligen 1 ноября X X X X X
День покаяния и молитвы Buß- und Bettag подвижный 4)
Рождество 1-й день 1. Weihnachtstag 25 декабря X X X X X X X X X X X X X X X X
Рождество 2-й день 2. Weihnachtstag 26 декабря X X X X X X X X X X X X X X X X

Многие праздники имеют длительную историю, основывающуюся на древних обрядах и религиозных праздниках. Ряд праздников отражён в календарях, как праздничный и потому нерабочий день. К общегерманским праздникам относятся: Новый год (1 января); День трёх королей (волхвов, в православной традиции) (6 января); День труда (1 мая); День германского единства (3 октября); День святого Николая (6 декабря, см. Nikolaustag); Рождество (25-26 декабря)[62]. Кроме того, каждая земля и обладающая соответствующими полномочиями административная единица может отмечать и местный памятный день. К их числу относится Октоберфест (в Мюнхене), Кристкиндлмаркт (в Нюрнберге)[63], Розенмонтаг (в Дюссельдорфе, Кёльне, Майнце, Нюрнберге).

Карнавалы и народные гуляния

Образование

Спорт

Германия является государством, где физическая культура и спорт нашли широкое развитие на основе спортивных традиций германской нации. По данным Немецкой Олимпийской Спортивной Конфедерации (DOSB), в 2009 году около 25—30 % населения Германии (24—27 миллионов человек) являлись членами различных спортивных организаций. Ежегодно число занимающихся спортом в стране увеличивается на 5—6 %. Сборная Германии по футболу является одной из сильнейших команд мира. Немцы имеют 12 медалей чемпионатов мира: 4 золотых, 4 серебряных, 4 бронзовых; 8 медалей чемпионатов Европы: 3 золотых, 3 серебряных, 2 бронзовых. Сборная Германии по футболу — одна из самых успешных национальных сборных за всю историю международных турниров. Популярен в Германии и большой теннис. Настоящий теннисный бум в стране случился в конце 80-х годов прошлого века, когда на теннисный олимп взошли яркие и харизматичные спортсмены Борис Беккер и Штеффи Граф. Граф — выдающаяся теннисистка, единственная в истории кто выиграл Золотой Большой Шлем и дольше всех удерживала статус сильнейшей в мире. В 2000 году она была признана в Германии спортсменкой столетия.

Один из самых успешных и известных гонщиков Формулы 1, семикратный чемпион мира Михаэль Шумахер, — немец. Второе место по популярности среди немцев занимает биатлон. Самая известная немка в этом виде спорта — Магдалена Нойнер, двукратная олимпийская чемпионка, единственная в мире двенадцатикратная чемпионка мира по биатлону, трёхкратная обладательница Кубка мира.

СМИ

Пресса

Немецкий газетный рынок характеризуется небольшим количеством общенациональных газет и хорошо развитой местной прессой. Причиной такого развития рынка прессы стало то, что современный немецкий медиаландшафт уходит корнями в послевоенные годы, когда западные союзники, закрыв все существовавшие в нацистской Германии медиа, стали создавать свою систему СМИ, естественным образом сделав упор на развитии медий внутри своих собственных оккупационных зон. Именно поэтому общенациональных газет в Германии сравнительно мало, и большинство из них появилось уже после 1949 года, то есть после прекращения формального оккупационного статуса Западной Германии и создания ФРГ. Условно прессу Германии можно разделить на три категории:

  • общенациональные газеты (распространяющиеся по всей территории страны);
  • надрегиональные газеты (überregionale Zeitungen) — распространяющиеся более чем в одном регионе, но не по всей территории страны;
  • местная печать — газеты одного региона, одного района, города и так далее.
Телерадиовещание

Первая в Германии радиокомпания — Deutsche Stunde in Bayern была создана 18 сентября 1922 года, первая радиостанция — Südwestdeutsche Rundfunk (вещание охватывало оба Гессена) была запущена 1 апреля 1923 года. В течение 1924 года было создано ещё несколько региональных частных радиокомпаний, в 1925 году — государственно-коммерческая радиокомпания RRG (Reichsrundfinkgesselschaft — Имперская вещательная корпорация). В 1926 году на длинных волнах была запущена первая общенациональная радиостанция DLS (Deutschlandsender — «Радио Германии»), радиокомпанией принадлежавшая другой радиокомпании — Deutsche Welle GmbH (Немецкая волна). В 1929 году DLS на коротких волнах запустил свою иновещательную службу Weltrundfunksender. В 1931 года был введён налог на радиоприёмники, собираемый для финансирования RRG. В 1933 году все региональные вещатели были национализированы и присоединены к RRG. В 1934 году RRG запустило телеканал DFR (Deutscher Fernseh-Rundfunk — Немецкое телевизионное радиовещание). В 1944 году вследствие разрушения берлинского телецентра DFR прекратил вещание.

В 1945 году RRG была переименована в BERU (Berliner Rundfunk — Берлинское радио), в 1950 г. в ФРГ образуется ARD. В 1947 году BERU возобновил вещание DLS, 1952 году BERU возобновляет телевещание, на этот раз под логотипом DFF, в 1959 году возобновляет работу международной службы под логотипом RBI (Radio Berlin International). На западе в начале 1953 года ARD на длинных волнах запустила свою общенациональную радиостанцию Deutscher Langwellensender, переименованную 1 ноября 1962 года в DLF (Deutschlandfunk — «Германское вещание»), 3 мая 1953 года в рамках ARD была международная радиослужба создана Deutsche Welle (Немецкая волна), а 1 ноября 1954 года ARD запустила свой телеканал — Deutsches Fernsehen (Немецкое телевидение). 1 мая 1961 года ARD запустила свой второй телеканал ARD 2, в 1963 году заменённый на ZDF. 3 октября 1969 года своим вторым телеканалом (DFF 2) обзавелась и DFF.

В 1984 году монополия общественных вещателей на радио и телевидение была отменена, были запущены первые коммерческие телеканалы — RTL plus и Sat 1. В настоящий момент телерадиовещание в Германии делится на общественное и коммерческое:
Общественное телерадиовещание представлено вещателями ARD (1-й телеканал), ZDF (2-й телеканал), общественные вещатели-члены ARD (3-й телеканал, 4 радиостанции), включая DW (спутниковый телеканал и сеть иноязычных интернет-радиостанций), DRadio (общенациональная радиостанция) и Arte (спутниковый канал и интернет-радиостанция).
Коммерческое телерадиовещание представлено вещателями RTL, RTL2, Super RTL, Sat1, Pro7, Kabel1, VOX, DSF, VIVA, VIVA PLUS.

С 2013 года вступило в силу новое положение об обязательной плате не в зависимости от наличия принимающих устройств, а с каждой квартиры.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 498 дней].

Вооружённые силы

Германия — одна из самых активных стран НАТО, обеспечивающая военно-политический альянс во время всех миротворческих[37][38][39] операций (Афганистан, Сербия, Македония, Косово, Сомали и так далее) значительной долей личного состава. Немецкие войска также входили в состав многонациональных сил ООН в Центральной и Западной Африке.

С 2000 года зарубежные операции бундесвера ежегодно обходятся бюджету страны примерно в 1,5 млрд евро.

10 ноября 2004 министр обороны Германии Петер Штрук обнародовал планы реформирования вооружённых сил, согласно которым численность военнослужащих и гражданских лиц, занятых в обслуживании частей бундесвера, сократится на треть (будут уволены 35 тыс. военнослужащих и 49 тыс. гражданских лиц), а 105 постоянных военных гарнизонов на территории Германии будут распущены.

Наряду с сокращением проведены реформы системы комплектования армии и основных принципов её применения. С 1 июля 2011 года обязательный воинский призыв в армию Германии прекращён. Таким образом, бундесвер перешёл к полностью профессиональной армии[64].

Реформа принципов применения армии означает сокращение опорных пунктов бундесвера в общей сложности с 600 до 400. В первую очередь это коснётся баз сухопутных сил на территории страны. Министерство обороны не видит смысла в том, чтобы содержать в границах Германии тяжело вооружённые части. Поскольку районом возможных операций бундесвера теперь считается весь мир, то принято решение, что правильнее будет содержать военные базы за пределами Германии, на территории вошедших в НАТО стран Восточной Европы, куда вскоре будут передислоцированы главные ударные группировки НАТО. При этом меняется терминология — здесь предполагается разместить не «военные базы», а «опорные пункты быстрого развертывания» и «зоны сотрудничества в области безопасности», то есть плацдармы, которые станут основой для «быстрого развёртывания вооружённых сил против террористов и враждебных государств».

В ходе реформы к 2010 году германские войска были поделены на 3 типа:

  • базовые силы (170 тыс.), расквартированные в Германии и состоящие из подразделений управления, служб тыла и обеспечения;
  • силы быстрого реагирования (55 тыс. человек), которые предназначаются для ведения боевых действий в любой точке земного шара;
  • миротворческий контингент (90 тыс.).

Ещё 10 тыс. военнослужащих составят экстренный резервы под непосредственным управлением главного инспектора бундесвера. В каждый из трёх корпусов войдут подразделения сухопутных, военно-воздушных, военно-морских сил, объединённых сил обеспечения и медико-санитарной службы.

На вооружение армии в связи с вышеуказанным больше не будут закупаться тяжёлая бронетехника и артиллерийские системы. Это связано с требованиями повышенной мобильности, предъявляемыми к силам быстрого реагирования. В то же время Германия закупит 180 боевых самолётов многоцелевого использования Eurofighter Typhoon.

Орган координации силовых ведомств — Федеральный совет безопасности (Bundessicherheitsrat), состоящий из канцлера, начальника канцлерского аппарата, министров иностранных дел, внутренних дел, обороны, финансов, экономики и юстиции.

Напишите отзыв о статье "Германия"

Примечания

  1. Bundespräsidialamt. [www.bundespraesident.de/DE/Amt-und-Aufgaben/Wirken-im-Inland/Repraesentation-und-Integration/repraesentation-und-integration-node.html Repräsentation und Integration] (нем.). — «Nach Herstellung der staatlichen Einheit Deutschlands bestimmte Bundespräsident von Weizsäcker in einem Briefwechsel mit Bundeskanzler Helmut Kohl im Jahr 1991 die dritte Strophe zur Nationalhymne für das deutsche Volk. [In 1991, following the establishment of German unity, Federal President von Weizsäcker, in an exchange of letters with Chancellor Helmut Kohl, declared the third verse [of the Deutschlandlied] to be the national anthem of the German people.]»  Проверено 8 марта 2016.
  2. 1 2 [www.destatis.de/EN/FactsFigures/SocietyState/Population/CurrentPopulation/Tables/Census_SexAndCitizenship.html Population based on the 2011 Census - Federal Statistical Office (Destatis)]. destatis.de (30 September 2015).
  3. 1 2 3 4 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/01/weodata/weorept.aspx?pr.x=30&pr.y=6&sy=2015&ey=2015&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=134&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Germany]. International Monetary Fund. Проверено 9 сентября 2015.
  4. [hdr.undp.org/sites/default/files/hdr14-report-en-1.pdf Human Development Report 2014] (англ.). Программа развития ООН. — Доклад о человеческом развитии (2014) на сайте Программы развития ООН. Проверено 27 октября 2015.
  5. До 2002 годанемецкая марка.
  6. [www.bbc.com/news/magazine-32821678 How US students get a university degree for free in Germany]. BBC (3 June 2015). Проверено 13 ноября 2015.
  7. [www.bloomberg.com/news/2014-05-20/immigration-boom-propels-germany-past-u-k-in-new-oecd-ranking.html Germany Top Migration Land After U.S. in New OECD Ranking]. Bloomberg (20 May 2014). Проверено 29 августа 2014.
  8. [etymonline.com/index.php?term=German Онлайновый этимологический словарь Дугласа Харпера]
  9. Wilhelm Schmidt, «Geschichte der deutschen Sprache. Ein Lehrbuch für das gemanistische Studium.» 7., verbesserte Aufl., Stuttgart / Leipzig 1996, S. 80 f.
  10. [gramota.ru/spravka/buro/29_336878 Ответ «справочного бюро» портала ГРАМОТА.РУ: вопрос № 244571]
  11. [www.auswaertiges-amt.de/cae/servlet/contentblob/373556/publicationFile/131097/BundesrepublikDeutschland.pdf Amtliche Übersetzung für Bundesrepublik Deutschland] (нем.). Министерство иностранных дел Германии (24. Oktober 2007). Проверено 8 июня 2015.
  12. [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000017/st025.shtml Племена Средней и Северо-Восточной Европы (VI—I вв. до н. э.)]
  13. [www.statistik-portal.de/Statistik-Portal/de_jb01_jahrtab1.asp Gemeinsames Datenangebot der Statistischen Ämter des Bundes und der Länder]
  14. [epp.eurostat.ec.europa.eu/tgm/table.do?tab=table&language=en&pcode=tps00001&tableSelection=1&footnotes=yes&labeling=labels&plugin=1 ] // Eurostat estimate
  15. 1 2 [www.dsw-online.de/info-service/land.php DSW: Länderdatenbank]
  16. [www.dsw-online.de/pdf/dsw_datenreport_09.pdf Stiftung Weltbevölkerung]
  17. [www.srpska.ru/article.php?nid=7363 Наследство князя Милидуха]
  18. [www.rv-prestige.ru/countries/403.php Германия туры, отдых, цены, экскурсионные туры в Германию]
  19. [www1.bpb.de/files/UT32YA.pdf Отчёт Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев за 2006 г. — BAMF Migrationsbericht 2006]
  20. [destatis.de/jetspeed/portal/cms/Sites/destatis/SharedContent/Oeffentlich/AI/IC/Publikationen/Jahrbuch/Bevoelkerung,property=file.pdf Федеральное статистическое управление Германии]  (нем.)
  21. [bamf.de/cln_092/nn_443728/SharedDocs/Anlagen/DE/Migration/Publikationen/Forschung/WorkingPapers/wp8-merkmale-juedische-zuwanderer,templateId=raw,property=publicationFile.pdf/wp8-merkmale-juedische-zuwanderer.pdf Отчёт Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев: Социально-демографические признаки, профессиональная структура и социальные сети еврейских переселенцев (Soziodemographische Merkmale, Berufsstruktur und Verwandtschaftsnetzwerke jüdischer Zuwanderer)]
  22. 1 2 3 [www.ln.mid.ru/ns-dgpch.nsf/0/432569ee00522d3c43256df9003b051c?OpenDocument Доклад Министерства иностранных дел Российской Федерации «Русский язык в мире», Москва, 2003 год]
  23. [eursa.org/node/1533 Русская диаспора на Западе — Доклад на 1-м Форуме русскоязычной диаспоры Великобритании.]
  24. [www.welt.de/politik/article3984811/In-Deutschland-leben-mehr-Muslime-als-erwartet.html In Deutschland leben mehr Muslime als erwartet] 23 июня 2009 г.  (нем.)
  25. [upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/4a/Deutsche_Dialekte.PNG Немецкие диалекты — карта распределения]
  26. [www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema02.php Русский язык в странах Европы, США, Канаде — язык эмиграции]
  27. 1 2 3 Aktuell 2001, Harenberg Lexikon Verlag, Dortmund 2000, ISBN 3-611-00890-7, стр. 56
  28. Павел Мыльников. [www.dw.de/германия-заняла-второе-место-в-мире-по-привлекательности-для-мигрантов/a-17650463 Германия заняла второе место в мире по привлекательности для мигрантов] (нем.). Deutsche Welle (21.05.2014). Проверено 5 апреля 2015.
  29. [www.bamf.de/SharedDocs/Anlagen/DE/Publikationen/Migrationsberichte/migrationsbericht-2013.html Migrationsbericht 2013] (нем.). Bundesamt für Migration und Flüchtlinge (21.01.2015). Проверено 5 апреля 2015.
  30. 1 2 Stefan Rühl, Dr. Martin Kohls, Paul Brucker. [www.bamf.de/SharedDocs/Anlagen/DE/Publikationen/Migrationsberichte/migrationsbericht-2013.pdf?__blob=publicationFile Migrationsbericht 2013] (нем.). Bundesamt für Migration und Flüchtlinge (21.01.2015). Проверено 26 марта 2015.
  31. И. Павлов Германский федерализм: опыт реформирования//МЭ и МО, № 10.2007 г. С. 57—61
  32. www.rfhwb.de/Pravo/Pravo_ru/pravo_ru1.htm Конституция ФРГ на русском языке
  33. [www.russia-today.ru/2004/no_04/04_parallels_1.htm Германия в поисках другого федерализма]
  34. Ерюхин А. А. «Европейская политика ФРГ при Аденауэре»
  35. А. И. Патрушев «Германия в XX веке»
  36. Дмитриев В. А. «Роль современной Германии в мировой политике». Горчаковские чтения
  37. 1 2 [www.dw.de/германия-и-операция-в-афганистане/a-368829-0 Германия и операция в Афганистане]
  38. 1 2 [www.almanacwhf.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=104:mirotvorcy1&catid=18:14nomer&Itemid=21 Влияние фактора миротворческих войск на развитие вооружённого конфликта]
  39. 1 2 [www.un.org/ru/peacekeeping/operations/financing.shtml Операции ООН по поддержаню мира: Финансирование]
  40. [offshore.su/blog/offshore_news/germaniya-poxvastalas-proficitom-byudzheta-2012.html Германия похвасталась профицитом бюджета 2012]
  41. [ru.forsecurity.org/node/363 Роль атомной энергии в энергетической системе Германии]
  42. [www.nabu.de/m07/m07_05/04634.html], NABU — Naturschutzbund Deutschland e.V.
  43. [mirnyatom.net/6928171/germaniya-otkazalas-ot-idei-ostanovki-svoix-aes-k-2021-godu Германия отказалась от идеи остановки своих АЭС к 2021 году]
  44. [www.forexpf.ru/news/2013/06/19/ajme-germaniya-ustala-ot-svoej-gegemonii.html Германия устала от своей гегемонии]
  45. [www.vestifinance.ru/articles/38245 Вести Экономика ― Германия: риски деиндустриализации ЕС вполне реальны]
  46. Eisenbahnatlas Deutschland. — 2007/2008. — Кёльн: Verlag Schweers + Wall GmbH, 2007. — 232 с. — ISBN 978-3-89494-136-9.
  47. [www.ecsocman.edu.ru/db/msg/272788.html Основные черты германской модели социальной политики]
  48. Антропов В. Модели социальной защиты в странах ЕС//МЭМО.2005.№ 11.
  49. [germaniya.net/ekonomika-germanii/makroekonomicheskaya-model-razvitiya-germanii.html Германия — Макроэкономическая модель развития Германии]
  50. [magazines.russ.ru/oz/2003/3/2003_3_59.html Журнальный зал | Социальное партнерство в Германии]
  51. www.ipolitics.ru/lnk/185.htm
  52. www.labunion.agava.ru/texts/rus/sb_konf2000/petrova.htm
  53. dgb.de
  54. [www.dbb.de dbb Startseite.]
  55. [www.cgb.info Christlicher Gewerkschaftsbund Deutschlands (CGB) — Startseite — CGB]
  56. [www.verdi.de] // ver.di
  57. [www.business-service-muenchen.de/ru/medical-ru/48-med-ger.html Медицина в Германии] // business-service-muenchen.de (Лечение в Мюнхене)
  58. [www.gea.de/nachrichten/politik/studie+ueber+muslime+in+deutschland.1497154.htm Studie über Muslime in Deutschland]
  59. [pravostok.ru/blog/religioznoe-obrazovanie-v-evrope-i-perspektivi-prepodavaniya-religioznih-znanii-v-rossii/ Религиозное образование в Европе и перспективы преподавания религиозных знаний в России]. pravostok.ru. Проверено 4 ноября 2015.
  60. [www.nravstvennost.info/library/news_detail.php?ID=2521 Преподавание знаний о религии в светской школе: европейский опыт правового регулирования [1]]. www.nravstvennost.info. Проверено 4 ноября 2015.
  61. Koenig Matthias. L'État-nation allemand à l'épreuve des mutations de l'enseignement religieux // Des maîtres et des dieux. Écoles et religions en Europe / Sous la direction de Jean-Paul Willaime avec la collaboration de Séverine Mathieu.. — Paris: Belin, 2005.
  62. «Германия»/ле Пти Фюте. Путеводитель. М.: Авангард, 2003 ISBN 5-86394-135-9
  63. Нюрнберг. Путеводитель. Schöning & Co+Gebrüder Schmidt. Lübeck ISBN 978-3-89917-276-8
  64. [news.mail.ru/politics/6255274/?frommail=1 Германия отказалась от всеобщей воинской повинности]

Ссылки

  • [archive.is/20121211064003/www.moskau.diplo.de/Vertretung/moskau/ru/Startseite.html Посольство Германии в Москве]
  • [hallodeutschland.ru/ Актуальные новости Германии]
  • Германия в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [www.germania-online.ru Информационный портал www.germania-online.ru]
  • [www.deutschland.de/ru www.deutschland.de] (рус.) — Мультиязычный портал о современной Германии
  • [brd.su/about/ brd.su] (рус.) — Некоммерческий русскоязычный проект о Германии реализованный стипендиатами немецких фондов
  • [germanmap.ru/ Сборник карт Германии]
  • [munzen.ru/ Монеты Германии 1871—2002]
  • [wood-prom.ru/analitika/13527_lesnoe-khozyaystvo-v-germanii Лесное хозяйство в Германии]

  Панорамные фотоснимки Германии [maps.google.com/?q=googis.info/load/0-0-0-693-20 Google Maps]  [googis.info/load/0-0-0-693-20 KMZ] (файл меток KMZ для Google Earth)


Отрывок, характеризующий Германия

Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.


25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l'armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C'est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии.] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m'attendais pas a moins qu'a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l'Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l'Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.
– Courte et energique! [Короткий и энергический!] – проговорил Наполеон, когда он прочел сам сразу без поправок написанную прокламацию. В приказе было:
«Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!»
– De la Moskowa! [Под Москвою!] – повторил Наполеон, и, пригласив к своей прогулке господина Боссе, любившего путешествовать, он вышел из палатки к оседланным лошадям.
– Votre Majeste a trop de bonte, [Вы слишком добры, ваше величество,] – сказал Боссе на приглашение сопутствовать императору: ему хотелось спать и он не умел и боялся ездить верхом.
Но Наполеон кивнул головой путешественнику, и Боссе должен был ехать. Когда Наполеон вышел из палатки, крики гвардейцев пред портретом его сына еще более усилились. Наполеон нахмурился.
– Снимите его, – сказал он, грациозно величественным жестом указывая на портрет. – Ему еще рано видеть поле сражения.
Боссе, закрыв глаза и склонив голову, глубоко вздохнул, этим жестом показывая, как он умел ценить и понимать слова императора.


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.
Первоначальная линия расположения русских войск по Ко лоче была переломлена, и часть этой линии, именно левый фланг русских, вследствие взятия Шевардинского редута 24 го числа, была отнесена назад. Эта часть линии была не укреплена, не защищена более рекою, и перед нею одною было более открытое и ровное место. Очевидно было для всякого военного и невоенного, что эту часть линии и должно было атаковать французам. Казалось, что для этого не нужно было много соображений, не нужно было такой заботливости и хлопотливости императора и его маршалов и вовсе не нужно той особенной высшей способности, называемой гениальностью, которую так любят приписывать Наполеону; но историки, впоследствии описывавшие это событие, и люди, тогда окружавшие Наполеона, и он сам думали иначе.
Наполеон ездил по полю, глубокомысленно вглядывался в местность, сам с собой одобрительно или недоверчиво качал головой и, не сообщая окружавшим его генералам того глубокомысленного хода, который руководил его решеньями, передавал им только окончательные выводы в форме приказаний. Выслушав предложение Даву, называемого герцогом Экмюльским, о том, чтобы обойти левый фланг русских, Наполеон сказал, что этого не нужно делать, не объясняя, почему это было не нужно. На предложение же генерала Компана (который должен был атаковать флеши), провести свою дивизию лесом, Наполеон изъявил свое согласие, несмотря на то, что так называемый герцог Эльхингенский, то есть Ней, позволил себе заметить, что движение по лесу опасно и может расстроить дивизию.
Осмотрев местность против Шевардинского редута, Наполеон подумал несколько времени молча и указал на места, на которых должны были быть устроены к завтрему две батареи для действия против русских укреплений, и места, где рядом с ними должна была выстроиться полевая артиллерия.
Отдав эти и другие приказания, он вернулся в свою ставку, и под его диктовку была написана диспозиция сражения.
Диспозиция эта, про которую с восторгом говорят французские историки и с глубоким уважением другие историки, была следующая:
«С рассветом две новые батареи, устроенные в ночи, на равнине, занимаемой принцем Экмюльским, откроют огонь по двум противостоящим батареям неприятельским.
В это же время начальник артиллерии 1 го корпуса, генерал Пернетти, с 30 ю орудиями дивизии Компана и всеми гаубицами дивизии Дессе и Фриана, двинется вперед, откроет огонь и засыплет гранатами неприятельскую батарею, против которой будут действовать!
24 орудия гвардейской артиллерии,
30 орудий дивизии Компана
и 8 орудий дивизии Фриана и Дессе,
Всего – 62 орудия.
Начальник артиллерии 3 го корпуса, генерал Фуше, поставит все гаубицы 3 го и 8 го корпусов, всего 16, по флангам батареи, которая назначена обстреливать левое укрепление, что составит против него вообще 40 орудий.
Генерал Сорбье должен быть готов по первому приказанию вынестись со всеми гаубицами гвардейской артиллерии против одного либо другого укрепления.
В продолжение канонады князь Понятовский направится на деревню, в лес и обойдет неприятельскую позицию.
Генерал Компан двинется чрез лес, чтобы овладеть первым укреплением.
По вступлении таким образом в бой будут даны приказания соответственно действиям неприятеля.
Канонада на левом фланге начнется, как только будет услышана канонада правого крыла. Стрелки дивизии Морана и дивизии вице короля откроют сильный огонь, увидя начало атаки правого крыла.
Вице король овладеет деревней [Бородиным] и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Морана и Жерара, которые, под его предводительством, направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками армии.
Все это должно быть исполнено в порядке (le tout se fera avec ordre et methode), сохраняя по возможности войска в резерве.
В императорском лагере, близ Можайска, 6 го сентября, 1812 года».
Диспозиция эта, весьма неясно и спутанно написанная, – ежели позволить себе без религиозного ужаса к гениальности Наполеона относиться к распоряжениям его, – заключала в себе четыре пункта – четыре распоряжения. Ни одно из этих распоряжений не могло быть и не было исполнено.
В диспозиции сказано, первое: чтобы устроенные на выбранном Наполеоном месте батареи с имеющими выравняться с ними орудиями Пернетти и Фуше, всего сто два орудия, открыли огонь и засыпали русские флеши и редут снарядами. Это не могло быть сделано, так как с назначенных Наполеоном мест снаряды не долетали до русских работ, и эти сто два орудия стреляли по пустому до тех пор, пока ближайший начальник, противно приказанию Наполеона, не выдвинул их вперед.
Второе распоряжение состояло в том, чтобы Понятовский, направясь на деревню в лес, обошел левое крыло русских. Это не могло быть и не было сделано потому, что Понятовский, направясь на деревню в лес, встретил там загораживающего ему дорогу Тучкова и не мог обойти и не обошел русской позиции.
Третье распоряжение: Генерал Компан двинется в лес, чтоб овладеть первым укреплением. Дивизия Компана не овладела первым укреплением, а была отбита, потому что, выходя из леса, она должна была строиться под картечным огнем, чего не знал Наполеон.
Четвертое: Вице король овладеет деревнею (Бородиным) и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Марана и Фриана (о которых не сказано: куда и когда они будут двигаться), которые под его предводительством направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками.
Сколько можно понять – если не из бестолкового периода этого, то из тех попыток, которые деланы были вице королем исполнить данные ему приказания, – он должен был двинуться через Бородино слева на редут, дивизии же Морана и Фриана должны были двинуться одновременно с фронта.
Все это, так же как и другие пункты диспозиции, не было и не могло быть исполнено. Пройдя Бородино, вице король был отбит на Колоче и не мог пройти дальше; дивизии же Морана и Фриана не взяли редута, а были отбиты, и редут уже в конце сражения был захвачен кавалерией (вероятно, непредвиденное дело для Наполеона и неслыханное). Итак, ни одно из распоряжений диспозиции не было и не могло быть исполнено. Но в диспозиции сказано, что по вступлении таким образом в бой будут даны приказания, соответственные действиям неприятеля, и потому могло бы казаться, что во время сражения будут сделаны Наполеоном все нужные распоряжения; но этого не было и не могло быть потому, что во все время сражения Наполеон находился так далеко от него, что (как это и оказалось впоследствии) ход сражения ему не мог быть известен и ни одно распоряжение его во время сражения не могло быть исполнено.


Многие историки говорят, что Бородинское сражение не выиграно французами потому, что у Наполеона был насморк, что ежели бы у него не было насморка, то распоряжения его до и во время сражения были бы еще гениальнее, и Россия бы погибла, et la face du monde eut ete changee. [и облик мира изменился бы.] Для историков, признающих то, что Россия образовалась по воле одного человека – Петра Великого, и Франция из республики сложилась в империю, и французские войска пошли в Россию по воле одного человека – Наполеона, такое рассуждение, что Россия осталась могущественна потому, что у Наполеона был большой насморк 26 го числа, такое рассуждение для таких историков неизбежно последовательно.
Ежели от воли Наполеона зависело дать или не дать Бородинское сражение и от его воли зависело сделать такое или другое распоряжение, то очевидно, что насморк, имевший влияние на проявление его воли, мог быть причиной спасения России и что поэтому тот камердинер, который забыл подать Наполеону 24 го числа непромокаемые сапоги, был спасителем России. На этом пути мысли вывод этот несомненен, – так же несомненен, как тот вывод, который, шутя (сам не зная над чем), делал Вольтер, говоря, что Варфоломеевская ночь произошла от расстройства желудка Карла IX. Но для людей, не допускающих того, чтобы Россия образовалась по воле одного человека – Петра I, и чтобы Французская империя сложилась и война с Россией началась по воле одного человека – Наполеона, рассуждение это не только представляется неверным, неразумным, но и противным всему существу человеческому. На вопрос о том, что составляет причину исторических событий, представляется другой ответ, заключающийся в том, что ход мировых событий предопределен свыше, зависит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях, и что влияние Наполеонов на ход этих событий есть только внешнее и фиктивное.
Как ни странно кажется с первого взгляда предположение, что Варфоломеевская ночь, приказанье на которую отдано Карлом IX, произошла не по его воле, а что ему только казалось, что он велел это сделать, и что Бородинское побоище восьмидесяти тысяч человек произошло не по воле Наполеона (несмотря на то, что он отдавал приказания о начале и ходе сражения), а что ему казалось только, что он это велел, – как ни странно кажется это предположение, но человеческое достоинство, говорящее мне, что всякий из нас ежели не больше, то никак не меньше человек, чем великий Наполеон, велит допустить это решение вопроса, и исторические исследования обильно подтверждают это предположение.
В Бородинском сражении Наполеон ни в кого не стрелял и никого не убил. Все это делали солдаты. Стало быть, не он убивал людей.
Солдаты французской армии шли убивать русских солдат в Бородинском сражении не вследствие приказания Наполеона, но по собственному желанию. Вся армия: французы, итальянцы, немцы, поляки – голодные, оборванные и измученные походом, – в виду армии, загораживавшей от них Москву, чувствовали, что le vin est tire et qu'il faut le boire. [вино откупорено и надо выпить его.] Ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы его убили и пошли бы драться с русскими, потому что это было им необходимо.
Когда они слушали приказ Наполеона, представлявшего им за их увечья и смерть в утешение слова потомства о том, что и они были в битве под Москвою, они кричали «Vive l'Empereur!» точно так же, как они кричали «Vive l'Empereur!» при виде изображения мальчика, протыкающего земной шар палочкой от бильбоке; точно так же, как бы они кричали «Vive l'Empereur!» при всякой бессмыслице, которую бы им сказали. Им ничего больше не оставалось делать, как кричать «Vive l'Empereur!» и идти драться, чтобы найти пищу и отдых победителей в Москве. Стало быть, не вследствие приказания Наполеона они убивали себе подобных.
И не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону казалось только, что все дело происходило по воле его. И потому вопрос о том, был ли или не был у Наполеона насморк, не имеет для истории большего интереса, чем вопрос о насморке последнего фурштатского солдата.
Тем более 26 го августа насморк Наполеона не имел значения, что показания писателей о том, будто вследствие насморка Наполеона его диспозиция и распоряжения во время сражения были не так хороши, как прежние, – совершенно несправедливы.
Выписанная здесь диспозиция нисколько не была хуже, а даже лучше всех прежних диспозиций, по которым выигрывались сражения. Мнимые распоряжения во время сражения были тоже не хуже прежних, а точно такие же, как и всегда. Но диспозиция и распоряжения эти кажутся только хуже прежних потому, что Бородинское сражение было первое, которого не выиграл Наполеон. Все самые прекрасные и глубокомысленные диспозиции и распоряжения кажутся очень дурными, и каждый ученый военный с значительным видом критикует их, когда сражение по ним не выиграно, и самью плохие диспозиции и распоряжения кажутся очень хорошими, и серьезные люди в целых томах доказывают достоинства плохих распоряжений, когда по ним выиграно сражение.
Диспозиция, составленная Вейротером в Аустерлицком сражении, была образец совершенства в сочинениях этого рода, но ее все таки осудили, осудили за ее совершенство, за слишком большую подробность.
Наполеон в Бородинском сражении исполнял свое дело представителя власти так же хорошо, и еще лучше, чем в других сражениях. Он не сделал ничего вредного для хода сражения; он склонялся на мнения более благоразумные; он не путал, не противоречил сам себе, не испугался и не убежал с поля сражения, а с своим большим тактом и опытом войны спокойно и достойно исполнял свою роль кажущегося начальствованья.


Вернувшись после второй озабоченной поездки по линии, Наполеон сказал:
– Шахматы поставлены, игра начнется завтра.
Велев подать себе пуншу и призвав Боссе, он начал с ним разговор о Париже, о некоторых изменениях, которые он намерен был сделать в maison de l'imperatrice [в придворном штате императрицы], удивляя префекта своею памятливостью ко всем мелким подробностям придворных отношений.
Он интересовался пустяками, шутил о любви к путешествиям Боссе и небрежно болтал так, как это делает знаменитый, уверенный и знающий свое дело оператор, в то время как он засучивает рукава и надевает фартук, а больного привязывают к койке: «Дело все в моих руках и в голове, ясно и определенно. Когда надо будет приступить к делу, я сделаю его, как никто другой, а теперь могу шутить, и чем больше я шучу и спокоен, тем больше вы должны быть уверены, спокойны и удивлены моему гению».
Окончив свой второй стакан пунша, Наполеон пошел отдохнуть пред серьезным делом, которое, как ему казалось, предстояло ему назавтра.
Он так интересовался этим предстоящим ему делом, что не мог спать и, несмотря на усилившийся от вечерней сырости насморк, в три часа ночи, громко сморкаясь, вышел в большое отделение палатки. Он спросил о том, не ушли ли русские? Ему отвечали, что неприятельские огни всё на тех же местах. Он одобрительно кивнул головой.
Дежурный адъютант вошел в палатку.
– Eh bien, Rapp, croyez vous, que nous ferons do bonnes affaires aujourd'hui? [Ну, Рапп, как вы думаете: хороши ли будут нынче наши дела?] – обратился он к нему.
– Sans aucun doute, Sire, [Без всякого сомнения, государь,] – отвечал Рапп.
Наполеон посмотрел на него.
– Vous rappelez vous, Sire, ce que vous m'avez fait l'honneur de dire a Smolensk, – сказал Рапп, – le vin est tire, il faut le boire. [Вы помните ли, сударь, те слова, которые вы изволили сказать мне в Смоленске, вино откупорено, надо его пить.]
Наполеон нахмурился и долго молча сидел, опустив голову на руку.
– Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он.
– Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп.
Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение.
– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.
– Oui, Sire. [Да, государь.]
– Mais le riz? [Но рис?]
Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.
Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.
Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.
Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.
Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.


Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.
Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его.
– Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор.
– Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись.
– Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали.
Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.
– Пора, граф, пора! – прокричал адъютант.
Приказав вести за собой лошадь, Пьер пошел по улице к кургану, с которого он вчера смотрел на поле сражения. На кургане этом была толпа военных, и слышался французский говор штабных, и виднелась седая голова Кутузова с его белой с красным околышем фуражкой и седым затылком, утонувшим в плечи. Кутузов смотрел в трубу вперед по большой дороге.
Войдя по ступенькам входа на курган, Пьер взглянул впереди себя и замер от восхищенья перед красотою зрелища. Это была та же панорама, которою он любовался вчера с этого кургана; но теперь вся эта местность была покрыта войсками и дымами выстрелов, и косые лучи яркого солнца, поднимавшегося сзади, левее Пьера, кидали на нее в чистом утреннем воздухе пронизывающий с золотым и розовым оттенком свет и темные, длинные тени. Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого то драгоценного желто зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте, и между ними за Валуевым прорезывалась большая Смоленская дорога, вся покрытая войсками. Ближе блестели золотые поля и перелески. Везде – спереди, справа и слева – виднелись войска. Все это было оживленно, величественно и неожиданно; но то, что более всего поразило Пьера, – это был вид самого поля сражения, Бородина и лощины над Колочею по обеим сторонам ее.
Над Колочею, в Бородине и по обеим сторонам его, особенно влево, там, где в болотистых берегах Во йна впадает в Колочу, стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает все виднеющееся сквозь него. К этому туману присоединялся дым выстрелов, и по этому туману и дыму везде блестели молнии утреннего света – то по воде, то по росе, то по штыкам войск, толпившихся по берегам и в Бородине. Сквозь туман этот виднелась белая церковь, кое где крыши изб Бородина, кое где сплошные массы солдат, кое где зеленые ящики, пушки. И все это двигалось или казалось движущимся, потому что туман и дым тянулись по всему этому пространству. Как в этой местности низов около Бородина, покрытых туманом, так и вне его, выше и особенно левее по всей линии, по лесам, по полям, в низах, на вершинах возвышений, зарождались беспрестанно сами собой, из ничего, пушечные, то одинокие, то гуртовые, то редкие, то частые клубы дымов, которые, распухая, разрастаясь, клубясь, сливаясь, виднелись по всему этому пространству.
Эти дымы выстрелов и, странно сказать, звуки их производили главную красоту зрелища.
Пуфф! – вдруг виднелся круглый, плотный, играющий лиловым, серым и молочно белым цветами дым, и бумм! – раздавался через секунду звук этого дыма.
«Пуф пуф» – поднимались два дыма, толкаясь и сливаясь; и «бум бум» – подтверждали звуки то, что видел глаз.
Пьер оглядывался на первый дым, который он оставил округлым плотным мячиком, и уже на месте его были шары дыма, тянущегося в сторону, и пуф… (с остановкой) пуф пуф – зарождались еще три, еще четыре, и на каждый, с теми же расстановками, бум… бум бум бум – отвечали красивые, твердые, верные звуки. Казалось то, что дымы эти бежали, то, что они стояли, и мимо них бежали леса, поля и блестящие штыки. С левой стороны, по полям и кустам, беспрестанно зарождались эти большие дымы с своими торжественными отголосками, и ближе еще, по низам и лесам, вспыхивали маленькие, не успевавшие округляться дымки ружей и точно так же давали свои маленькие отголоски. Трах та та тах – трещали ружья хотя и часто, но неправильно и бедно в сравнении с орудийными выстрелами.
Пьеру захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки. Он оглянулся на Кутузова и на его свиту, чтобы сверить свое впечатление с другими. Все точно так же, как и он, и, как ему казалось, с тем же чувством смотрели вперед, на поле сражения. На всех лицах светилась теперь та скрытая теплота (chaleur latente) чувства, которое Пьер замечал вчера и которое он понял совершенно после своего разговора с князем Андреем.
– Поезжай, голубчик, поезжай, Христос с тобой, – говорил Кутузов, не спуская глаз с поля сражения, генералу, стоявшему подле него.
Выслушав приказание, генерал этот прошел мимо Пьера, к сходу с кургана.
– К переправе! – холодно и строго сказал генерал в ответ на вопрос одного из штабных, куда он едет. «И я, и я», – подумал Пьер и пошел по направлению за генералом.
Генерал садился на лошадь, которую подал ему казак. Пьер подошел к своему берейтору, державшему лошадей. Спросив, которая посмирнее, Пьер взлез на лошадь, схватился за гриву, прижал каблуки вывернутых ног к животу лошади и, чувствуя, что очки его спадают и что он не в силах отвести рук от гривы и поводьев, поскакал за генералом, возбуждая улыбки штабных, с кургана смотревших на него.


Генерал, за которым скакал Пьер, спустившись под гору, круто повернул влево, и Пьер, потеряв его из вида, вскакал в ряды пехотных солдат, шедших впереди его. Он пытался выехать из них то вправо, то влево; но везде были солдаты, с одинаково озабоченными лицами, занятыми каким то невидным, но, очевидно, важным делом. Все с одинаково недовольно вопросительным взглядом смотрели на этого толстого человека в белой шляпе, неизвестно для чего топчущего их своею лошадью.
– Чего ездит посерёд батальона! – крикнул на него один. Другой толконул прикладом его лошадь, и Пьер, прижавшись к луке и едва удерживая шарахнувшуюся лошадь, выскакал вперед солдат, где было просторнее.
Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя.
– Что ездит этот перед линией? – опять крикнул на него кто то.
– Влево, вправо возьми, – кричали ему. Пьер взял вправо и неожиданно съехался с знакомым ему адъютантом генерала Раевского. Адъютант этот сердито взглянул на Пьера, очевидно, сбираясь тоже крикнуть на него, но, узнав его, кивнул ему головой.
– Вы как тут? – проговорил он и поскакал дальше.
Пьер, чувствуя себя не на своем месте и без дела, боясь опять помешать кому нибудь, поскакал за адъютантом.
– Это здесь, что же? Можно мне с вами? – спрашивал он.
– Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру.
– Вы зачем сюда попали, граф? – сказал он ему с улыбкой. – Все любопытствуете?
– Да, да, – сказал Пьер. Но адъютант, повернув лошадь, ехал дальше.
– Здесь то слава богу, – сказал адъютант, – но на левом фланге у Багратиона ужасная жарня идет.
– Неужели? – спросил Пьер. – Это где же?
– Да вот поедемте со мной на курган, от нас видно. А у нас на батарее еще сносно, – сказал адъютант. – Что ж, едете?
– Да, я с вами, – сказал Пьер, глядя вокруг себя и отыскивая глазами своего берейтора. Тут только в первый раз Пьер увидал раненых, бредущих пешком и несомых на носилках. На том самом лужке с пахучими рядами сена, по которому он проезжал вчера, поперек рядов, неловко подвернув голову, неподвижно лежал один солдат с свалившимся кивером. – А этого отчего не подняли? – начал было Пьер; но, увидав строгое лицо адъютанта, оглянувшегося в ту же сторону, он замолчал.
Пьер не нашел своего берейтора и вместе с адъютантом низом поехал по лощине к кургану Раевского. Лошадь Пьера отставала от адъютанта и равномерно встряхивала его.
– Вы, видно, не привыкли верхом ездить, граф? – спросил адъютант.
– Нет, ничего, но что то она прыгает очень, – с недоуменьем сказал Пьер.
– Ээ!.. да она ранена, – сказал адъютант, – правая передняя, выше колена. Пуля, должно быть. Поздравляю, граф, – сказал он, – le bapteme de feu [крещение огнем].
Проехав в дыму по шестому корпусу, позади артиллерии, которая, выдвинутая вперед, стреляла, оглушая своими выстрелами, они приехали к небольшому лесу. В лесу было прохладно, тихо и пахло осенью. Пьер и адъютант слезли с лошадей и пешком вошли на гору.
– Здесь генерал? – спросил адъютант, подходя к кургану.
– Сейчас были, поехали сюда, – указывая вправо, отвечали ему.
Адъютант оглянулся на Пьера, как бы не зная, что ему теперь с ним делать.
– Не беспокойтесь, – сказал Пьер. – Я пойду на курган, можно?
– Да пойдите, оттуда все видно и не так опасно. А я заеду за вами.
Пьер пошел на батарею, и адъютант поехал дальше. Больше они не видались, и уже гораздо после Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку.
Курган, на который вошел Пьер, был то знаменитое (потом известное у русских под именем курганной батареи, или батареи Раевского, а у французов под именем la grande redoute, la fatale redoute, la redoute du centre [большого редута, рокового редута, центрального редута] место, вокруг которого положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции.
Редут этот состоял из кургана, на котором с трех сторон были выкопаны канавы. В окопанном канавами место стояли десять стрелявших пушек, высунутых в отверстие валов.
В линию с курганом стояли с обеих сторон пушки, тоже беспрестанно стрелявшие. Немного позади пушек стояли пехотные войска. Входя на этот курган, Пьер никак не думал, что это окопанное небольшими канавами место, на котором стояло и стреляло несколько пушек, было самое важное место в сражении.
Пьеру, напротив, казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых незначительных мест сражения.
Войдя на курган, Пьер сел в конце канавы, окружающей батарею, и с бессознательно радостной улыбкой смотрел на то, что делалось вокруг него. Изредка Пьер все с той же улыбкой вставал и, стараясь не помешать солдатам, заряжавшим и накатывавшим орудия, беспрестанно пробегавшим мимо него с сумками и зарядами, прохаживался по батарее. Пушки с этой батареи беспрестанно одна за другой стреляли, оглушая своими звуками и застилая всю окрестность пороховым дымом.
В противность той жуткости, которая чувствовалась между пехотными солдатами прикрытия, здесь, на батарее, где небольшое количество людей, занятых делом, бело ограничено, отделено от других канавой, – здесь чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление.
Появление невоенной фигуры Пьера в белой шляпе сначала неприятно поразило этих людей. Солдаты, проходя мимо его, удивленно и даже испуганно косились на его фигуру. Старший артиллерийский офицер, высокий, с длинными ногами, рябой человек, как будто для того, чтобы посмотреть на действие крайнего орудия, подошел к Пьеру и любопытно посмотрел на него.
Молоденький круглолицый офицерик, еще совершенный ребенок, очевидно, только что выпущенный из корпуса, распоряжаясь весьма старательно порученными ему двумя пушками, строго обратился к Пьеру.
– Господин, позвольте вас попросить с дороги, – сказал он ему, – здесь нельзя.
Солдаты неодобрительно покачивали головами, глядя на Пьера. Но когда все убедились, что этот человек в белой шляпе не только не делал ничего дурного, но или смирно сидел на откосе вала, или с робкой улыбкой, учтиво сторонясь перед солдатами, прохаживался по батарее под выстрелами так же спокойно, как по бульвару, тогда понемногу чувство недоброжелательного недоуменья к нему стало переходить в ласковое и шутливое участие, подобное тому, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах. Солдаты эти сейчас же мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой.
Одно ядро взрыло землю в двух шагах от Пьера. Он, обчищая взбрызнутую ядром землю с платья, с улыбкой оглянулся вокруг себя.
– И как это вы не боитесь, барин, право! – обратился к Пьеру краснорожий широкий солдат, оскаливая крепкие белые зубы.
– А ты разве боишься? – спросил Пьер.
– А то как же? – отвечал солдат. – Ведь она не помилует. Она шмякнет, так кишки вон. Нельзя не бояться, – сказал он, смеясь.
Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их.
– Наше дело солдатское. А вот барин, так удивительно. Вот так барин!
– По местам! – крикнул молоденький офицер на собравшихся вокруг Пьера солдат. Молоденький офицер этот, видимо, исполнял свою должность в первый или во второй раз и потому с особенной отчетливостью и форменностью обращался и с солдатами и с начальником.
Перекатная пальба пушек и ружей усиливалась по всему полю, в особенности влево, там, где были флеши Багратиона, но из за дыма выстрелов с того места, где был Пьер, нельзя было почти ничего видеть. Притом, наблюдения за тем, как бы семейным (отделенным от всех других) кружком людей, находившихся на батарее, поглощали все внимание Пьера. Первое его бессознательно радостное возбуждение, произведенное видом и звуками поля сражения, заменилось теперь, в особенности после вида этого одиноко лежащего солдата на лугу, другим чувством. Сидя теперь на откосе канавы, он наблюдал окружавшие его лица.
К десяти часам уже человек двадцать унесли с батареи; два орудия были разбиты, чаще и чаще на батарею попадали снаряды и залетали, жужжа и свистя, дальние пули. Но люди, бывшие на батарее, как будто не замечали этого; со всех сторон слышался веселый говор и шутки.
– Чиненка! – кричал солдат на приближающуюся, летевшую со свистом гранату. – Не сюда! К пехотным! – с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия.
– Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром.
Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди.
– И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал.
– Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот.
– К пятому орудию накатывай! – кричали с одной стороны.
– Разом, дружнее, по бурлацки, – слышались веселые крики переменявших пушку.
– Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила, – показывая зубы, смеялся на Пьера краснорожий шутник. – Эх, нескладная, – укоризненно прибавил он на ядро, попавшее в колесо и ногу человека.
– Ну вы, лисицы! – смеялся другой на изгибающихся ополченцев, входивших на батарею за раненым.
– Аль не вкусна каша? Ах, вороны, заколянились! – кричали на ополченцев, замявшихся перед солдатом с оторванной ногой.
– Тое кое, малый, – передразнивали мужиков. – Страсть не любят.
Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери все более и более разгоралось общее оживление.
Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.
Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.
В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.


Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.
Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)
Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.
С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.
Пьер побежал вниз.
«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.
Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.


Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.
Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.
Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.
От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.
Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.
Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.
Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.
Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.
Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.
С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.


Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.