Германн-Йозеф Тенхаген

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Герман-Йозеф Тенхаген (нем. Hermann-Josef Tenhagen, род. 22 января 1963, Везель) — немецкий экономический журналист, главный редактор ежемесячного потребительского журнала Finanztest, издаваемого Германским институтом информации для потребителей Штифтунг Варентест.





Биография

В 1982 году Германн-Йозеф Тенхаген сдал экзамены на аттестат зрелости. Первый опыт журналистской работы Герман-Йозеф Тенхаген получил в качестве внештатного сотрудника региональной ежедневной газеты «Райнише Пост» (нем. Rheinische Post). С 1984 по 1990 гг. Тенхаген изучал политологию, экономику народного хозяйства, литературоведение и педагогику в Боннском университете; 1987—1988 гг. провёл в частном университете Бейлора в Уэйко, штат Техас (США). Диплом по специальности политология он получил в Свободном университете Берлина.

С 1988 по 1990 гг. работал стажером и внештатным журналистом в информационно-новостном агентстве «Ассошиэйтед Пресс» (АП), затем недолгое время — для местных радиостанций в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия. С 1991 по 1994 гг. Тенхаген был редактором в общегерманской ежедневной газете «Тагесцайтунг» (нем. die Tageszeitung (taz)), издаваемой в Берлине, где вместе с коллегами основал тематический отдел «Экономика и окружающая среда».

В 1995 году стал спикером Объединённого центра информации и координирования деятельности немецкого экологического движения и в этой функции участвовал в организации действий неправительственных организаций во время 1-го саммита по изменению климата, состоявшегося в Берлине.

В том же году Тенхаген вернулся в «Тагесцайтунг», где до 1998 года работал заведующим отдела «Экономика и окружающая среда», последние два года — также заместителем главного редактора. До сегодняшнего времени Тенхаген остаётся членом наблюдательного совета газеты.

В 1998 году переходит в региональную ежедневную газету «Бадише Цайтунг» (нем. Badische Zeitung) в г. Фрайбург в качестве выпускающего редактора новостей.

С 1999 года Тенхаген работает в «Штифтунг Варентест» в должности главного редактора журнала Finanztest. Это крупнейший в Германии независимый финансовый журнал, предназначенный для потребителей.

Награды

  • 2008 г.: Второе место в номинации «Журналист года» по категории «Экономика».

Из комментария жюри: «… поскольку ему как практически никому другому удалось разъяснить биржевой крах в остроумной и общедоступной форме. Его трезвый и убедительный анализ, благодаря которому осенью 2008 года он стал одним из наиболее востребованных экспертов по финансам, внесли весомый вклад в избежание банковской паники».

Публикации (на немецком языке)

  • Agrarbündnis (Herausgeber): Landwirtschaft 98 — Der kritische Agrarbericht, 1998, ISBN 3-930413-15-9
  • Blum, Mechthild / Nesseler, Thomas (Herausgeber): Epochenende — Zeitenwende, 1999, ISBN 3-7930-9217-8
  • Stiftung Warentest (Herausgeber): Sicher anlegen in der Krise, Dezember 2008, ISBN 978-3-86851-307-3[3]
  • Wer schlunzt, macht PR in: netzwerk recherche Werkstatt, Band 5 Kritischer Wirtschaftsjournalismus, Wiesbaden, Mai 2007

Напишите отзыв о статье "Германн-Йозеф Тенхаген"

Ссылки (на немецком языке)

  • [www.stern.de/wirtschaft/geld/hermann-josef-tenhagen-wer-steckt-hinter-finanztest-648887.html Hermann-Josef Tenhagen-Wer steckt hinter Finanztest?, Stern, 27 декабря 2008]

Отрывок, характеризующий Германн-Йозеф Тенхаген

Воззрение это, сильно распространенное в высших сферах армии, находило себе поддержку и в Петербурге, и в канцлере Румянцеве, по другим государственным причинам стоявшем тоже за мир.
Пятые были приверженцы Барклая де Толли, не столько как человека, сколько как военного министра и главнокомандующего. Они говорили: «Какой он ни есть (всегда так начинали), но он честный, дельный человек, и лучше его нет. Дайте ему настоящую власть, потому что война не может идти успешно без единства начальствования, и он покажет то, что он может сделать, как он показал себя в Финляндии. Ежели армия наша устроена и сильна и отступила до Дриссы, не понесши никаких поражений, то мы обязаны этим только Барклаю. Ежели теперь заменят Барклая Бенигсеном, то все погибнет, потому что Бенигсен уже показал свою неспособность в 1807 году», – говорили люди этой партии.
Шестые, бенигсенисты, говорили, напротив, что все таки не было никого дельнее и опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все таки придешь к нему. И люди этой партии доказывали, что все наше отступление до Дриссы было постыднейшее поражение и беспрерывный ряд ошибок. «Чем больше наделают ошибок, – говорили они, – тем лучше: по крайней мере, скорее поймут, что так не может идти. А нужен не какой нибудь Барклай, а человек, как Бенигсен, который показал уже себя в 1807 м году, которому отдал справедливость сам Наполеон, и такой человек, за которым бы охотно признавали власть, – и таковой есть только один Бенигсен».
Седьмые – были лица, которые всегда есть, в особенности при молодых государях, и которых особенно много было при императоре Александре, – лица генералов и флигель адъютантов, страстно преданные государю не как императору, но как человека обожающие его искренно и бескорыстно, как его обожал Ростов в 1805 м году, и видящие в нем не только все добродетели, но и все качества человеческие. Эти лица хотя и восхищались скромностью государя, отказывавшегося от командования войсками, но осуждали эту излишнюю скромность и желали только одного и настаивали на том, чтобы обожаемый государь, оставив излишнее недоверие к себе, объявил открыто, что он становится во главе войска, составил бы при себе штаб квартиру главнокомандующего и, советуясь, где нужно, с опытными теоретиками и практиками, сам бы вел свои войска, которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления.
Восьмая, самая большая группа людей, которая по своему огромному количеству относилась к другим, как 99 к 1 му, состояла из людей, не желавших ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря ни при Дриссе, ни где бы то ни было, ни Барклая, ни государя, ни Пфуля, ни Бенигсена, но желающих только одного, и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий. В той мутной воде перекрещивающихся и перепутывающихся интриг, которые кишели при главной квартире государя, в весьма многом можно было успеть в таком, что немыслимо бы было в другое время. Один, не желая только потерять своего выгодного положения, нынче соглашался с Пфулем, завтра с противником его, послезавтра утверждал, что не имеет никакого мнения об известном предмете, только для того, чтобы избежать ответственности и угодить государю. Другой, желающий приобрести выгоды, обращал на себя внимание государя, громко крича то самое, на что намекнул государь накануне, спорил и кричал в совете, ударяя себя в грудь и вызывая несоглашающихся на дуэль и тем показывая, что он готов быть жертвою общей пользы. Третий просто выпрашивал себе, между двух советов и в отсутствие врагов, единовременное пособие за свою верную службу, зная, что теперь некогда будет отказать ему. Четвертый нечаянно все попадался на глаза государю, отягченный работой. Пятый, для того чтобы достигнуть давно желанной цели – обеда у государя, ожесточенно доказывал правоту или неправоту вновь выступившего мнения и для этого приводил более или менее сильные и справедливые доказательства.