Военная прокуратура Российской Федерации

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Главная военная прокуратура»)
Перейти к: навигация, поиск
Военная прокуратура Российской Федерации
Страна

Россия Россия

Юрисдикция

структурное подразделение
Генеральной прокуратуры РФ

Предшествующая
служба

Военная прокуратура РСФСР

Руководство

Главный военный прокурор Фридинский Сергей Николаевич

Сайт
[gvp.gov.ru/ .ru]

Военная прокуратура Российской Федерации — структурное подразделение Генеральной прокуратуры Российской Федерации, возглавляемое заместителем Генерального прокурора Российской ФедерацииГлавным военным прокурором[1]. Осуществляет надзор за исполнением законов в Вооружённых Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах.





Структура

В систему военной прокуратуры входят Главная военная прокуратура, военные прокуроры военных округов, флотов, РВСН, Московская городская военная прокуратура и другие военные прокуратуры. В России действует более 200 гарнизонных военных прокуратур.

Формирование, реорганизация и ликвидация органов военной прокуратуры, определение их статуса, компетенции, структуры и штатов осуществляется Генеральным прокурором Российской Федерации. Назначение и освобождение от должности Главного военного прокурора осуществляет Совет Федерации по представлению Президента Российской Федерации.[2]

  • Паничев Валентин Николаевич, заместитель генерального прокурора Российской Федерации — начальник Главного управления по надзору за исполнением законов в Вооруженных Силах (Главный военный прокурор)/заместитель генерального прокурора Российской Федерации — главный военный прокурор (13 мая 1994 г., № 936 — 14 мая 1997 г., № 135-СФ)
  • Дёмин Юрий Георгиевич (14 мая 1997 г., № 136-СФ — 28 июня 2000 г., № 173-СФ)
  • Кислицын Михаил Кондратьевич (7 июля 2000 г., № 194-СФ — 14 июня 2002 г., № 262-СФ)
  • Савенков Александр Николаевич (10 июля 2002 г., № 302-СФ — 7 июля 2006 г., № 207-СФ)
  • Фридинский Сергей Николаевич (с 7 июля 2006 г., № 214-СФ)

Деятельность

В декабре 2015 года правозащитники отмечали, что военная прокуратура перестала публиковать статистику смертей военных и данные о причинах (в последний раз официальная статистика была приведена в феврале 2011 года)[3].

См. также

Напишите отзыв о статье "Военная прокуратура Российской Федерации"

Ссылки

  • Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации»
  • [gvp.gov.ru/struct/ Структура Главной военной прокуратуры]

Примечания

  1. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_262/fd694a7f746ffecbec971284e8857c092720c0e1/ Статья 11. Система прокуратуры Российской Федерации / КонсультантПлюс]. www.consultant.ru. Проверено 4 января 2016.
  2. [www.constitution.ru/10003000/10003000-9.htm Глава 7. Судебная власть | Конституция Российской Федерации]. www.constitution.ru. Проверено 18 мая 2016.
  3. [www.rbc.ru/politics/08/12/2015/5665d6fa9a7947555133716f СКР попросят расследовать обстоятельства гибели 159 военных]. РБК. Проверено 4 января 2016.

Отрывок, характеризующий Военная прокуратура Российской Федерации

Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.
Князю Андрею дали чаю. Он жадно пил, лихорадочными глазами глядя вперед себя на дверь, как бы стараясь что то понять и припомнить.
– Не хочу больше. Тимохин тут? – спросил он. Тимохин подполз к нему по лавке.
– Я здесь, ваше сиятельство.
– Как рана?
– Моя то с? Ничего. Вот вы то? – Князь Андрей опять задумался, как будто припоминая что то.
– Нельзя ли достать книгу? – сказал он.
– Какую книгу?
– Евангелие! У меня нет.
Доктор обещался достать и стал расспрашивать князя о том, что он чувствует. Князь Андрей неохотно, но разумно отвечал на все вопросы доктора и потом сказал, что ему надо бы подложить валик, а то неловко и очень больно. Доктор и камердинер подняли шинель, которою он был накрыт, и, морщась от тяжкого запаха гнилого мяса, распространявшегося от раны, стали рассматривать это страшное место. Доктор чем то очень остался недоволен, что то иначе переделал, перевернул раненого так, что тот опять застонал и от боли во время поворачивания опять потерял сознание и стал бредить. Он все говорил о том, чтобы ему достали поскорее эту книгу и подложили бы ее туда.
– И что это вам стоит! – говорил он. – У меня ее нет, – достаньте, пожалуйста, подложите на минуточку, – говорил он жалким голосом.
Доктор вышел в сени, чтобы умыть руки.
– Ах, бессовестные, право, – говорил доктор камердинеру, лившему ему воду на руки. – Только на минуту не досмотрел. Ведь вы его прямо на рану положили. Ведь это такая боль, что я удивляюсь, как он терпит.
– Мы, кажется, подложили, господи Иисусе Христе, – говорил камердинер.
В первый раз князь Андрей понял, где он был и что с ним было, и вспомнил то, что он был ранен и как в ту минуту, когда коляска остановилась в Мытищах, он попросился в избу. Спутавшись опять от боли, он опомнился другой раз в избе, когда пил чай, и тут опять, повторив в своем воспоминании все, что с ним было, он живее всего представил себе ту минуту на перевязочном пункте, когда, при виде страданий нелюбимого им человека, ему пришли эти новые, сулившие ему счастие мысли. И мысли эти, хотя и неясно и неопределенно, теперь опять овладели его душой. Он вспомнил, что у него было теперь новое счастье и что это счастье имело что то такое общее с Евангелием. Потому то он попросил Евангелие. Но дурное положение, которое дали его ране, новое переворачиванье опять смешали его мысли, и он в третий раз очнулся к жизни уже в совершенной тишине ночи. Все спали вокруг него. Сверчок кричал через сени, на улице кто то кричал и пел, тараканы шелестели по столу и образам, в осенняя толстая муха билась у него по изголовью и около сальной свечи, нагоревшей большим грибом и стоявшей подле него.