Гоа

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Гоа
хинди गोआ
порт. Goa
Страна

Индия

Статус

Штат

Административный центр

Панаджи

Губернатор

Мридула Синха

Главный министр

Манохар Паррикар

Официальный язык

конкани, маратхи

Население (2011)

1 457 723 (26-е место)

Плотность

393,77 чел./км² (16-е место)

Площадь

3702 км²
(29-е место)

Часовой пояс

+5:30

Код ISO 3166-2

IN-GA

[www.goa.gov.in/ Официальный сайт]
Координаты: 15°24′07″ с. ш. 74°02′36″ в. д. / 15.40194° с. ш. 74.04333° в. д. / 15.40194; 74.04333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=15.40194&mlon=74.04333&zoom=12 (O)] (Я)

Го́а (хинди गोआ, порт. Goa) — штат на юго-западе Индии, самый маленький среди штатов по площади и один из последних по населённости. Бывшая португальская колония в Индии. Население — 1 457 723 человек (26-е место среди штатов; данные 2011 года). Столица — Панаджи. Крупнейший город — Васко-да-Гама.





География

Площадь Гоа составляет всего 3702 км², протяженность с севера на юг 105 км, с запада на восток максимально 65 км. Таким образом, Гоа является самым маленьким из двадцати восьми штатов Индии. Гоа расположен в средней части западного побережья Индии. На севере он граничит со штатом Махараштра, на юге и востоке — с Карнатакой, на западе омывается Аравийским морем. Длина береговой линии составляет 101 км.

Узкая полоса побережья отделяет море от горного плато, на востоке переходящего в отроги Западных Гат. Горная цепь Западные Гаты (Сахьядри) представляет собой западную возвышенную окраину Деканского плоскогорья длиной около 1800 км. Западные Гаты занимают около 15 % площади штата, их средняя высота 1200 м. Самая высокая точка Гоа достигает 1167 м над уровнем моря. Береговая линия Гоа изрезана устьями рек, большинство которых берёт начало в Западных Гатах. Крупнейшими реками являются Мандови, Зуари и Чапора.

Климат

Гоа имеет типичный субэкваториальный климат с резко выраженным сухим и влажным сезоном. На протяжении половины года в регионе (с мая по октябрь) господствует жаркая и влажная погода. Наиболее высокая температура наблюдается в мае, средний максимум составляет 33 °C[1], и даже в это время сохраняется высокая влажность воздуха (в марте — 73 %[2]). Период муссонов начинается в июне и заканчивается в сентябре. В это время становится прохладнее, температура около 25—30 °C. Муссонный период также характеризуется наибольшим количеством осадков (в июле — около 1000 мм, для сравнения, в Москве за год выпадает в среднем 700 мм).

Сухой сезон в Гоа длится с середины декабря по февраль. Суточные колебания увеличиваются и составляют 10—15 °C. Ночью температура составляет около 20 °C, днём — около 31 °C. Осадки в этот период чрезвычайно редки.

Климат Гоа
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Средний максимум, °C 31,6 31,5 32,0 33,0 33,0 30,3 28,9 28,8 29,5 31,6 32,8 32,4 31,3
Средний минимум, °C 19,6 20,5 23,2 25,6 26,3 24,7 24,1 24,0 23,8 23,8 22,3 20,6 23,2
Норма осадков, мм 0,2 0,1 1,2 11,8 112,7 868,2 994,8 512,7 251,9 124,8 30,9 16,7 2926
Источник: [www.worldweather.org/066/c00528.htm Всемирная метеорологическая организация]

Солнечная активность

Солнечное сияние, часов за месяц
Месяц Янв Фев Мар Апр Май Июн Июл Авг Сен Окт Ноя Дек Год
Солнечное сияние, ч 313,1 301,6 291,4 288,0 297,6 126,0 105,4 120,9 177,0 248,0 273,0 300,7 2842,7

Часов солнечного сияния, в среднем за сутки

С декабря по апрель в среднем число солнечных часов составляет около 10. Наименьшее — с июня по август — от 4 до 5[3].

янв фев мар апр май июн июл авг сен окт ноя дек
10 10 9 10 9 5 4 4 6 8 9 10

Продолжительность дня

Гоа расположен в низких широтах, поэтому продолжительность дня не сильно колеблется в зависимости от сезона. 12 и более часов длится день с февраля по октябрь. С ноября по январь — 11 ч[3].

Осадки

Число дней с осадками

С декабря по апрель в Гоа осадки очень редки, на июнь и июль приходится максимальное количество дней с осадками — свыше 20[4].

янв фев мар апр май июн июл авг сен окт ноя дек год
0,0 0,0 0,1 0,8 4,2 21,9 27,2 13,3 13,5 6,2 2,5 0,4

Ветер

В сентябре-декабре и январе-марте средняя скорость ветра — 6—7 км в час[2].

Средняя скорость ветра (км/ч)

янв фев мар апр май июн июл авг сен окт ноя дек
6 7 7 8 9 11 13 10 7 6 6 6

Максимальная скорость ветра (км/ч)

янв фев мар апр май июн июл авг сен окт ноя дек
85 74 61 63 56 81 83 93 39 78 74 63

Температура воды

В Гоа купальный сезон длится круглый год, преобладающая температура воды — 28 — 29 °С, максимальная — в мае, достигает 30 °С.

Температура воды в Гоа
Показатель Янв Фев Мар Апр Май Июн Июл Авг Сен Окт Ноя Дек
Средняя температура, °C 28 28 28 29 30 29 28 28 28 29 29 28
Источник: [www.worldclimateguide.co.uk/climateguides/goa/panaji.php?units=metric&style=bars Worldclimateguide]

История

Первым европейцем, ступившим на землю Гоа, достигнув её морским путём, был Афонсу д’Албукерки, который завоевал Гоа в 1510 году. Старый Гоа становится столицей Португальской Индии под управлением губернатора Афонсу д’Албукерки. Васко да Гама был следующим после Афонсу д’Албукерки губернатором и умер в Гоа. Управлявшиеся из Гоа земли простирались от африканской Момбасы до китайского Макао. С этого времени начинается золотой век Гоа. Хотя колонизаторы поощряли смешанные браки, католичество насаждалось весьма жёстко — не в последнюю очередь благодаря усилиям инквизиции. Отсюда вёл свою миссионерскую деятельность св. Франциск Ксаверий, здесь же он и похоронен. В XVII веке иезуитскую миссию в Гоа возглавлял Антониу де Андраде, первый европеец, пересекший Гималаи и попавший в Тибет.

Старый Гоа был прозван «городом церквей», архитектурной красотой превосходящих все христианские храмы Востока.

В течение XVI века португальские короли не оставляли планов использования Гоа в качестве плацдарма для покорения всей Индии или, по крайней мере, её прибрежных районов. Первейшей целью их экспансии была гуджаратская крепость на острове Диу, однако нападения 1509, 1521 и 1531 годов были отбиты местным царьком. В 1535 году он сам передал остров Диу в руки португальцев в обмен на помощь в борьбе с наступлением Великих Моголов. В 1558—59 годах португальцы овладели Даманом на противоположном берегу залива, тем самым перекрыв вход в залив для судов прочих европейских держав.

Процветание Гоа закончилось в конце XVII века, когда португальская торговая монополия в Индийском океане была подорвана голландцами и англичанами. Со временем их владения со всех сторон окружили Гоа, значение которого продолжало падать. Большая часть прежде великолепных общественных зданий оказалась в развалинах, особенно после того, как губернатор переехал в новую столицу Панаджи. Несмотря на это, Старый Гоа оставался духовной метрополией всего римско-католического населения Индии. Его постройки колониального периода внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Во время Наполеоновских войн Гоа находился в руках британцев.

В декабре 1961 Гоа был оккупирован индийскими войсками и объявлен «союзной территорией» вместе с Даманом и Диу. Португалия признала суверенитет Индии над Гоа только после революции 1974 года. Штат Гоа был выделен из состава союзной территории в 1987 году.

С конца 60-х годов в Гоа устремилось большое количество хиппи. Многие из них впоследствии здесь осели. Гоа является местом паломничества поклонников гоа-транса со всего мира. Гоа также пользуется популярностью среди российских туристов[5].

Этимология

В древней литературе Гоа известен миру под множеством названий — Гоманта, Гоманчала, Гопакапаттам, Гопакапури, Говапури, Говем и Гомантак[6]. Индийский героический эпос Махабхарата называет регион Гоа иным названием — Гопараштра или Говараштра, что, в переводе с санскрита, означает страна пастухов, скотников. В текстах III века до н. э. Гоа известен как Апаранта, и также упоминаетя под этим названием в трудах греческого историка Птолемея. В III веке греки называли эту страну Нелькинда. Другие исторические имена, данные этой области — Синдапур, Сандабур и Махассапатам[7].

Административно-территориальное деление

Языки

Согласно «Акту об официальных языках Гоа, Дамана и Диу» от 1987 года (англ. The Goa, Daman and Diu Official Language Act) единственным официальным языком штата Гоа является конкани, но предусматривается особый статус языка маратхи[8][9][10].

Конкани является родным языком для 61,2 % жителей штата. По данным на 1991 год из других языков наиболее распространёнными являются маратхи (27,12 %), каннада (3,41 %), урду (2,81 %), и хинди (2,09 %)[11].

Транспорт

Авиасообщение штата происходит через аэропорт «Даболим».

См. также

Напишите отзыв о статье "Гоа"

Примечания

  1. В мае 1996 года температура достигала 33,3 °C, в 1997 году превысила эту высоту ртутного столба на 0,7 °C [jnnurm.nic.in/nurmudweb/toolkit/PanajiCdp/Chapter-2.pdf]
  2. 1 2 [www.myweather2.com/City-Town/India/Panaji/climate-profile.aspx Climate profile for Panaji | Holiday and Travel | MyWeather2.com]
  3. 1 2 [www.worldclimateguide.co.uk/climateguides/goa/panaji.php?units=metric&style=bars Panaji Climate Guide, Goa, India | World Climate Guide]
  4. [www.worldweather.org/066/c00528.htm World Weather Information Service — Goa]
  5. [travel.newsru.com/article/25Mar2010/goarusishod] Под давлением властей из Гоа начался «исход русских»]
  6. [www.india.gov.in/knowindia/st_goa.php Goa](недоступная ссылка — история). National Informatics Centre(NIC). Проверено 4 января 2009. [web.archive.org/20060427005607/www.india.gov.in/knowindia/st_goa.php Архивировано из первоисточника 27 апреля 2006].
  7. Sakshena 2003, С. [books.google.co.in/books?id=7kUE7TV3ZWEC&pg=PA5&dq=goa+silharas&lr=#v=onepage&q=goa%20silharas&f=false 5]
  8. Commissioner Linguistic Minorities [nclm.nic.in/shared/linkimages/35.htm 42nd report: July 2003 – June 2004]. Проверено 6 июня 2007. [web.archive.org/web/20071008113359/nclm.nic.in/shared/linkimages/35.htm Архивировано из первоисточника 8 октября 2007].
  9. [www.navhindtimes.com/story.php?story=2008083147 Solving the Language Imbroglio]. Navhind Times. Проверено 15 октября 2008. [www.webcitation.org/65CYoDDnd Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  10. [www.navhindtimes.com/story.php?story=2008091733 Konkani:The Tussule over the script]. Navhind Times. Проверено 18 октября 2008. [www.webcitation.org/65CYodJBe Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  11. A. R. Fatihi. [www.languageinindia.com/july2003/urduingoa.html Urdu in Goa]. Language in India, Volume 2: 2002-12-09. M. S. Thirumalai, Managing Editor, Language in India. Проверено 29 января 2010.

Ссылки

  • [www.goa.gov.in/ Официальный сайт правительства штата]
  • Гоа в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [indiaenvironmentportal.org.in/taxonomy/term/4547 Resources on Goa, India Environment Portal]

Отрывок, характеризующий Гоа

– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!