Газюмов, Хетаг Русланович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Гозюмов, Хетаг Русланович»)
Перейти к: навигация, поиск
Хетаг Газюмов
Личная информация
Пол

мужской

Полное имя

Хетаг Русланович Газюмов

Прозвища

Мустанг

Гражданство

Азербайджан Азербайджан

Клуб

Школа Высшего спортивного мастерства

Дата рождения

24 апреля 1983(1983-04-24) (39 лет)

Место рождения

Алагир, Северо-Осетинская АССР

Тренеры

Аслан Цогоев
Марик Тедеев

Рост

180 см

Вес

100 кг

Хе́таг Русла́нович Газю́мов (осет. Гозымты Русланы фырт Хетæг, азерб. Xetaq Qazümov) — азербайджанский борец осетинского происхождения, капитан национальной сборной Азербайджана по борьбе. Один из сильнейших в мире борцов вольного стиля, воспитанник алагирской школы вольной борьбы. Чемпион мира, Европы и Европейских игр, призёр Олимпийских игр; признавался FILA лучшим борцом мира 2010. Почётный гражданин города Алагир.





Биография

Родился и вырос в городе Алагире, окончил школу № 2, а затем окончил ГГАУ с отличием. Начинал Хетаг заниматься у заслуженного тренера России Аслана Цогоева. На данный момент проживает в городе Баку, где продолжает тренироваться.

Борьба на летних Олимпийских играх 2008, 2012

На Олимпийских играх 2008 года в Пекине на пути к своей бронзовой медали Хетаг победил сильных борцов М.Гусмана (ПОЛ), Винсента Акесе (ФРА), Курбана Курбанова (УЗБ), Георгия Тибилова (УКР). И лишь досадный проигрыш с минимальным счётом в полуфинале Ширвани Мурадову (Россия), ставшему победителем турнира, не дал Хетагу стать олимпийским чемпионом. Олимпийский ковёр Лондона нельзя назвать для Хетага удачным. Хорошо начав турнир, он затем, ввиду резко ухудшившегося состояния здоровья, проиграл украинцу Валерию Андрейцеву. Его уже везли в больницу, когда он узнал, что имеет возможность претендовать на бронзовую медаль. Хетаг упросил медиков развернуться и отвезти его обратно. Ему сделали капельницу, и в таком состоянии он вышел на схватку с представителем Таджикистана. Выиграл и завоевал свою вторую бронзовую медаль, поистине равноценную золотой.

Чемпионаты мира и Европы

На чемпионате мира 2009 г. в Дании Хетаг победил всех своих соперников, но в равной борьбе, по последнему действию уступил в финале своему земляку Хаджимурату Гацалову. В итоге серебряная медаль. 14 сентября 2010 г. Чемпионат мира по вольной борьбе, г. Москва. Для сборной Азербайджана главная победа в вольной борьбе была одержана в весовой категории до 96 кг, в которой обладателем золотой медали стал Хетаг, ещё раз доказавший, что является безусловным лидером в этом весе. Свое победное шествие на мировом первенстве начал с победы над сенегальцем Аристидом Диатта (12:0), после чего поочередно разобрался с канадским осетином Хетагом Плиевым (9:1), белорусом Русланом Шейховым (2:0), киргизом Алексеем Крупняковым (6:0).

В финале, в упорной борьбе Хетаг одержал победу над россиянином, олимпийским чемпионом и четырёхкратным чемпионом мира Хаджимуратом Гацаловым со счетом 2:1 (0:1, 1:0, 1:0) и принес в копилку сборной Азербайджана второе золото.

На чемпионат мира по вольной борьбе Хетаг уверенно стартовал со встречи с Юрием Майером из Аргентины и победил досрочно (5:0, 3:0). Затем одолел в 1/8 финала с К. Сказкевича из Польши - 4:0, 0:1. В четвертьфинале досрочно одолел Алексея Крупнякова из Кыргызстана (8:0), а в полуфинале сумел выиграть у россиянина Анзора Болтукаева (0:1, 4:1) и вышел в финал, где не сумел одолеть в упорной схватке иранского борца. Апрель 2009 г. Хетаг в составе сборной Азербайджана стал чемпионом Европы в полутяжелом весе,в финале он победил бронзового призера Олимпиады-2008 россиянина Георгия Кетоева.

На чемпионате Европы по борьбе в Баку, Хетаг выиграл золотую медаль, поочередно одолев латвийца Имантса Лагодскиса, Радослава Барана из Польши, белоруса Алексея Дубко и в финале Георгия Гогшелидзе из Грузии.

На чемпионате Европы по борьбе в Дортмунде Хетаг в третий раз подряд стал чемпионом Европы, сначала он убедительно победил Эдера Вильянуэлу (Испания) –6:0, 4:0. Затем одолел «под ноль» Ивана Янковского (Беларусь) – 3:0, 3:0. В четвертьфинале не оставил никаких шансов Эдгару Енокяну (Армения) – 3:0, 1:0. Полуфинал также прошел с преимуществом, победив крепкого молдаванина Николая Чебана – 1:0, 1:0. В финале Хетаг встречается с другим осетинским борцом В.Байцаевым и выигрывает - 1:0, 7:0.

29 июня Хетаг Газюмов за высокие достижения на I Европейских играх и большие заслуги в развитии спорта в Азербайджане был награждён орденом «Слава»[1].

На Олимпиаде 2016 взял серебряную медаль. 1 сентября Газюмов указом президента Азербайджана был награждён орденом «За службу Отечеству II степени»[2]

Напишите отзыв о статье "Газюмов, Хетаг Русланович"

Примечания

  1. [ru.president.az/articles/15734 Распоряжение Президента Азербайджанской Республики o награждении победителей I Европейских игр и лиц, имеющих заслуги в развитии спорта в Азербайджане] // Официальный интернет сайт Президента Азербайджанской Республики. — 29 июня 2015.
  2. [az.president.az/articles/20920 Azərbaycan Milli Olimpiya komandası üzvlərinin təltif edilməsi haqqında Azərbaycan Respublikası Prezidentinin Sərəncamı] // Официальный интернет сайт Президента Азербайджанской Республики. — 2016.

Ссылки

  • [irsport.ru/index.php/2009-03-23-11-20-46/47-2009-05-10-06-33-41/213-2009-05-10-06-55-20 irsport.ru]

Отрывок, характеризующий Газюмов, Хетаг Русланович

– Нет, Соня, ты помнишь ли его так, чтоб хорошо помнить, чтобы всё помнить, – с старательным жестом сказала Наташа, видимо, желая придать своим словам самое серьезное значение. – И я помню Николеньку, я помню, – сказала она. – А Бориса не помню. Совсем не помню…
– Как? Не помнишь Бориса? – спросила Соня с удивлением.
– Не то, что не помню, – я знаю, какой он, но не так помню, как Николеньку. Его, я закрою глаза и помню, а Бориса нет (она закрыла глаза), так, нет – ничего!
– Ах, Наташа, – сказала Соня, восторженно и серьезно глядя на свою подругу, как будто она считала ее недостойной слышать то, что она намерена была сказать, и как будто она говорила это кому то другому, с кем нельзя шутить. – Я полюбила раз твоего брата, и, что бы ни случилось с ним, со мной, я никогда не перестану любить его во всю жизнь.
Наташа удивленно, любопытными глазами смотрела на Соню и молчала. Она чувствовала, что то, что говорила Соня, была правда, что была такая любовь, про которую говорила Соня; но Наташа ничего подобного еще не испытывала. Она верила, что это могло быть, но не понимала.
– Ты напишешь ему? – спросила она.
Соня задумалась. Вопрос о том, как писать к Nicolas и нужно ли писать и как писать, был вопрос, мучивший ее. Теперь, когда он был уже офицер и раненый герой, хорошо ли было с ее стороны напомнить ему о себе и как будто о том обязательстве, которое он взял на себя в отношении ее.
– Не знаю; я думаю, коли он пишет, – и я напишу, – краснея, сказала она.
– И тебе не стыдно будет писать ему?
Соня улыбнулась.
– Нет.
– А мне стыдно будет писать Борису, я не буду писать.
– Да отчего же стыдно?Да так, я не знаю. Неловко, стыдно.
– А я знаю, отчего ей стыдно будет, – сказал Петя, обиженный первым замечанием Наташи, – оттого, что она была влюблена в этого толстого с очками (так называл Петя своего тезку, нового графа Безухого); теперь влюблена в певца этого (Петя говорил об итальянце, Наташином учителе пенья): вот ей и стыдно.
– Петя, ты глуп, – сказала Наташа.
– Не глупее тебя, матушка, – сказал девятилетний Петя, точно как будто он был старый бригадир.
Графиня была приготовлена намеками Анны Михайловны во время обеда. Уйдя к себе, она, сидя на кресле, не спускала глаз с миниатюрного портрета сына, вделанного в табакерке, и слезы навертывались ей на глаза. Анна Михайловна с письмом на цыпочках подошла к комнате графини и остановилась.
– Не входите, – сказала она старому графу, шедшему за ней, – после, – и затворила за собой дверь.
Граф приложил ухо к замку и стал слушать.
Сначала он слышал звуки равнодушных речей, потом один звук голоса Анны Михайловны, говорившей длинную речь, потом вскрик, потом молчание, потом опять оба голоса вместе говорили с радостными интонациями, и потом шаги, и Анна Михайловна отворила ему дверь. На лице Анны Михайловны было гордое выражение оператора, окончившего трудную ампутацию и вводящего публику для того, чтоб она могла оценить его искусство.
– C'est fait! [Дело сделано!] – сказала она графу, торжественным жестом указывая на графиню, которая держала в одной руке табакерку с портретом, в другой – письмо и прижимала губы то к тому, то к другому.
Увидав графа, она протянула к нему руки, обняла его лысую голову и через лысую голову опять посмотрела на письмо и портрет и опять для того, чтобы прижать их к губам, слегка оттолкнула лысую голову. Вера, Наташа, Соня и Петя вошли в комнату, и началось чтение. В письме был кратко описан поход и два сражения, в которых участвовал Николушка, производство в офицеры и сказано, что он целует руки maman и papa, прося их благословения, и целует Веру, Наташу, Петю. Кроме того он кланяется m r Шелингу, и m mе Шос и няне, и, кроме того, просит поцеловать дорогую Соню, которую он всё так же любит и о которой всё так же вспоминает. Услыхав это, Соня покраснела так, что слезы выступили ей на глаза. И, не в силах выдержать обратившиеся на нее взгляды, она побежала в залу, разбежалась, закружилась и, раздув баллоном платье свое, раскрасневшаяся и улыбающаяся, села на пол. Графиня плакала.
– О чем же вы плачете, maman? – сказала Вера. – По всему, что он пишет, надо радоваться, а не плакать.
Это было совершенно справедливо, но и граф, и графиня, и Наташа – все с упреком посмотрели на нее. «И в кого она такая вышла!» подумала графиня.
Письмо Николушки было прочитано сотни раз, и те, которые считались достойными его слушать, должны были приходить к графине, которая не выпускала его из рук. Приходили гувернеры, няни, Митенька, некоторые знакомые, и графиня перечитывала письмо всякий раз с новым наслаждением и всякий раз открывала по этому письму новые добродетели в своем Николушке. Как странно, необычайно, радостно ей было, что сын ее – тот сын, который чуть заметно крошечными членами шевелился в ней самой 20 лет тому назад, тот сын, за которого она ссорилась с баловником графом, тот сын, который выучился говорить прежде: «груша», а потом «баба», что этот сын теперь там, в чужой земле, в чужой среде, мужественный воин, один, без помощи и руководства, делает там какое то свое мужское дело. Весь всемирный вековой опыт, указывающий на то, что дети незаметным путем от колыбели делаются мужами, не существовал для графини. Возмужание ее сына в каждой поре возмужания было для нее так же необычайно, как бы и не было никогда миллионов миллионов людей, точно так же возмужавших. Как не верилось 20 лет тому назад, чтобы то маленькое существо, которое жило где то там у ней под сердцем, закричало бы и стало сосать грудь и стало бы говорить, так и теперь не верилось ей, что это же существо могло быть тем сильным, храбрым мужчиной, образцом сыновей и людей, которым он был теперь, судя по этому письму.
– Что за штиль, как он описывает мило! – говорила она, читая описательную часть письма. – И что за душа! Об себе ничего… ничего! О каком то Денисове, а сам, верно, храбрее их всех. Ничего не пишет о своих страданиях. Что за сердце! Как я узнаю его! И как вспомнил всех! Никого не забыл. Я всегда, всегда говорила, еще когда он вот какой был, я всегда говорила…
Более недели готовились, писались брульоны и переписывались набело письма к Николушке от всего дома; под наблюдением графини и заботливостью графа собирались нужные вещицы и деньги для обмундирования и обзаведения вновь произведенного офицера. Анна Михайловна, практическая женщина, сумела устроить себе и своему сыну протекцию в армии даже и для переписки. Она имела случай посылать свои письма к великому князю Константину Павловичу, который командовал гвардией. Ростовы предполагали, что русская гвардия за границей , есть совершенно определительный адрес, и что ежели письмо дойдет до великого князя, командовавшего гвардией, то нет причины, чтобы оно не дошло до Павлоградского полка, который должен быть там же поблизости; и потому решено было отослать письма и деньги через курьера великого князя к Борису, и Борис уже должен был доставить их к Николушке. Письма были от старого графа, от графини, от Пети, от Веры, от Наташи, от Сони и, наконец, 6 000 денег на обмундировку и различные вещи, которые граф посылал сыну.


12 го ноября кутузовская боевая армия, стоявшая лагерем около Ольмюца, готовилась к следующему дню на смотр двух императоров – русского и австрийского. Гвардия, только что подошедшая из России, ночевала в 15 ти верстах от Ольмюца и на другой день прямо на смотр, к 10 ти часам утра, вступала на ольмюцкое поле.