Голландская Вест-Индская компания

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Голландская Вест-Индская компания
Тип

публичная компания

Основание

1621

Упразднена

1791

Причина упразднения

национализация

Основатели

Виллем Усселинкс

Ключевые фигуры

Виллем Усселинкс,
Килиан ван Ренсселер

Отрасль

торговля

К:Компании, основанные в 1621 годуК:Компании, упразднённые в 1791 году

Голландская Вест-Индская компания (нидерл. Geoctroyeerde West-Indische Compagnie) — голландская торговая компания, которая после создания в 1621 году получила от Генеральных штатов монопольное право торговли и колонизации в Америке и Западной Африке.

Основные направления деятельности: работорговля, торговля золотом, серебром, мехами, сахаром, слоновой костью, а также каперство (особенно грабёж испанских кораблей). Компания располагала пятью офисами в метрополии (в том числе в Амстердаме и Роттердаме) и управлялась советом из 19 купцов.





Расцвет

Воспользовавшись ослаблением Португальской колониальной империи, голландцам удалось овладеть северной частью Бразилии (см. Голландская Бразилия), а также Суринамом и рядом островов Вест-Индии (см. Нидерландские Антильские острова). Главной голландской факторией в Северной Америке стал Новый Амстердам (см. Новые Нидерланды). На побережье Африки удалось захватить ряд португальских и основать новые форты (см. Голландская Гвинея).

Закат

Компания была реорганизована 1674 году, но уже не имела прежнего значения (её территории в Бразилии были захвачены Португалией, а Новый Амстердам и прочие владения в Северной Америке — Великобританией). Большая часть совладельцев потеряли свои владения в Северной Америке; исключение составил Килиан ван Ренсселер, чьи владения в США процветали (сам он дал начало видной династии американских торговцев и политиков). В 1791 году акции компании были куплены голландским правительством и она, фактически, прекратила самостоятельное существование.

См. также

Напишите отзыв о статье "Голландская Вест-Индская компания"

Ссылки

  • [www.s4ulanguages.com/wic.html Факсимиле 15 WIC-книги] в связи с событиями в Бразилии в XVII веке  (порт.)
  • [www.colonialvoyage.com/wicd.html Dutch Portuguese colonial history]  (англ.)
  • [www.wdl.org/ru/item/4066/ Условия, созданные бургомистрами Амстердама], 1656  (рус.)  (нид.)

Отрывок, характеризующий Голландская Вест-Индская компания

Думал ли Кутузов совершенно о другом, говоря эти слова, или нарочно, зная их бессмысленность, сказал их, но граф Растопчин ничего не ответил и поспешно отошел от Кутузова. И странное дело! Главнокомандующий Москвы, гордый граф Растопчин, взяв в руки нагайку, подошел к мосту и стал с криком разгонять столпившиеся повозки.


В четвертом часу пополудни войска Мюрата вступали в Москву. Впереди ехал отряд виртембергских гусар, позади верхом, с большой свитой, ехал сам неаполитанский король.
Около середины Арбата, близ Николы Явленного, Мюрат остановился, ожидая известия от передового отряда о том, в каком положении находилась городская крепость «le Kremlin».
Вокруг Мюрата собралась небольшая кучка людей из остававшихся в Москве жителей. Все с робким недоумением смотрели на странного, изукрашенного перьями и золотом длинноволосого начальника.
– Что ж, это сам, что ли, царь ихний? Ничево! – слышались тихие голоса.
Переводчик подъехал к кучке народа.
– Шапку то сними… шапку то, – заговорили в толпе, обращаясь друг к другу. Переводчик обратился к одному старому дворнику и спросил, далеко ли до Кремля? Дворник, прислушиваясь с недоумением к чуждому ему польскому акценту и не признавая звуков говора переводчика за русскую речь, не понимал, что ему говорили, и прятался за других.
Мюрат подвинулся к переводчику в велел спросить, где русские войска. Один из русских людей понял, чего у него спрашивали, и несколько голосов вдруг стали отвечать переводчику. Французский офицер из передового отряда подъехал к Мюрату и доложил, что ворота в крепость заделаны и что, вероятно, там засада.
– Хорошо, – сказал Мюрат и, обратившись к одному из господ своей свиты, приказал выдвинуть четыре легких орудия и обстрелять ворота.
Артиллерия на рысях выехала из за колонны, шедшей за Мюратом, и поехала по Арбату. Спустившись до конца Вздвиженки, артиллерия остановилась и выстроилась на площади. Несколько французских офицеров распоряжались пушками, расстанавливая их, и смотрели в Кремль в зрительную трубу.
В Кремле раздавался благовест к вечерне, и этот звон смущал французов. Они предполагали, что это был призыв к оружию. Несколько человек пехотных солдат побежали к Кутафьевским воротам. В воротах лежали бревна и тесовые щиты. Два ружейные выстрела раздались из под ворот, как только офицер с командой стал подбегать к ним. Генерал, стоявший у пушек, крикнул офицеру командные слова, и офицер с солдатами побежал назад.
Послышалось еще три выстрела из ворот.
Один выстрел задел в ногу французского солдата, и странный крик немногих голосов послышался из за щитов. На лицах французского генерала, офицеров и солдат одновременно, как по команде, прежнее выражение веселости и спокойствия заменилось упорным, сосредоточенным выражением готовности на борьбу и страдания. Для них всех, начиная от маршала и до последнего солдата, это место не было Вздвиженка, Моховая, Кутафья и Троицкие ворота, а это была новая местность нового поля, вероятно, кровопролитного сражения. И все приготовились к этому сражению. Крики из ворот затихли. Орудия были выдвинуты. Артиллеристы сдули нагоревшие пальники. Офицер скомандовал «feu!» [пали!], и два свистящие звука жестянок раздались один за другим. Картечные пули затрещали по камню ворот, бревнам и щитам; и два облака дыма заколебались на площади.