Головач, Платон Романович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Платон Голова́ч
белор. Платон Раманавіч Галавач
Дата рождения:

12 (18) апреля 1903(1903-04-18)

Место рождения:

дер. Побоковичи Бобруйского уезда Минская губерния Российская империя

Дата смерти:

29 октября 1937(1937-10-29) (34 года)

Место смерти:

Минск

Гражданство:

Род деятельности:

прозаик, общественный деятель, редактор

Годы творчества:

1921-1937

Направление:

социалистический реализм

Жанр:

роман, повесть, рассказ, очерк

Язык произведений:

белорусский

Платон Романович Голова́ч (белор. Платон Раманавіч Галавач; 18 апреля (1 мая) 1903, дер. Побоковичи Бобруйского уезда Минской губернии (ныне Горбацевичского сельсовета Бобруйского района Могилёвской области Беларуси — 29 октября 1937, Минск) — белорусский советский писатель, общественный деятель.





Биография

Родился в крестьянской семье. Рано оставшись сиротой, с 7 лет работал пастухом. Обучался в церковно-приходской школе, ещё в школьные годы начал участвовать в литературном кружке.

Один из организаторов комсомольского движения в волости. В 1920 году создал комсомольскую ячейку в родной деревне. Активно участвовал в ликвидации безграмотности среди взрослого населения, организовал клуб и избу-читальню. Вместе с другими комсомольцами доставлял из Бобруйска газеты. Стал селькором уездной газеты «Камунiст», писал статьи о жизни деревенской комсомольской ячейки.

В условиях, когда в волости вооруженными формированиями Булак-Балаховича уничтожались сельские активисты, поджигались деревни, комсомолец Платон Головач работал на самых ответственных участках. Бобруйский уездный комитет заметил активного комсомольца и направил его на учебу в Минскую партийную школу. В 1926 г. окончил Коммунистический университет Белоруссии.

В 1922—1923 годах работал инструктором Борисовского уездного комитета комсомола, в 1923 году вступил в ВКП(б), с 1926 года — заведующий орготдела, а с 1928 года П. Головач — первый секретарь ЦК комсомола Белоруссии. Редактировал газету «Чырвоная змена», литературные журналы «Маладняк» и «Полымя». Проводил большую общественно-воспитательную и просветительскую работу.

В 1923—1928 годах руководил литературной организацией «Маладняк». В ноябре 1928 года объединение было реорганизовано в Белорусскую ассоциацию пролетарских писателей (белор. Беларуская асацыяцыя пралетарскіх пісьменьнікаў). Член БелАПП.

Избирался членом ЦК КП Белоруссии (1927—1930) и ЦИК БССР (1927—1935). В 1934 году был принят в Союз писателей СССР.

В 1930-е годы П. Головач, как и большинство бывших «маладняковцев» был репрессирован. В 1937 году был арестован, тройкой НКВД осуждён как «организатор террористической группировки» и за «проведение немецко-фашистской деятельности» к высшей мере наказания. Расстрелян в Минской тюрьме НКВД. Реабилитирован в 1956 году.

Творчество

Одновременно с общественной занимался и литературной деятельностью. Печататься начал с 1921 года.

Платон Головач автор романов, повестей, сборников рассказов и очерков:

  • «Загубленная жизнь» / «Загубленае жыццё» (1925),
  • «Мелочи жизни» / «Дробязі жыцця» (1927),
  • «Хочется жить» / «Хочацца жыць» (1930),
  • «Виноватый» / «Вінаваты» (1930),
  • «Переполох на межах»[1] / «Спалох на загонах» (1930),
  • «Доллары» / «Даляры» (1931),
  • «Рассказы» / «Апавяданні» (1934),
  • «От Медвежьей горы к Белому морю» / «Ад Мядзведжай гары да Белага мора» (1934)
  • «Сквозь годы» / «Праз гады» (1935),
  • «Носители ненависти» / «Носьбіты нянавісці» (1936),
  • «Они не пройдут!» / «Яны не пройдуць!» (1937) и др.

Произведения писателя переводились на русский, польский, украинский, чешский, еврейский и другие языки.

Память

  • На здании школы в д. Горбацевичи Бобруйского района, где учился писатель, установлена мемориальная доска.
  • В музее д. Сычково создана экспозиция, посвященная П. Головачу.
  • В Могилёве и Бобруйске его именем названы улицы и переулок в Бобруйске.
  • В апреле 2003 года в Беларуси была введена почтовая карточка с оригинальной маркой, посвященная 100-летию со дня рождения Платона Головача.

Напишите отзыв о статье "Головач, Платон Романович"

Литература

  • Луфераў М., Платон Галавач, в кн.: Гiсторыя беларускай савецкай лiтаратуры, т. 1. — Miнск, 1964.  (белор.)
  • Каленкович И. Творчество Платона Головача: (Жанрово-стилевое своеобразие): Автореферат дис. … канд. филол. н. — Мн., 1979;
  • ЭГБ, т. 2.

Примечания

  1. [www.nlb.by/portal/page/portal/index/resources/expandedsearch?lang=ru&classId=B33E739B22884D82AACAC24EBFB1DA89&submitR=empty&_piref73_180746_73_34794_34794.biId=799612&_piref73_180746_73_34794_34794.strutsAction=biblinfoaction.do Переполох на межах].

Ссылки

  • [bobruisk.mogilev-region.by/ru/region/gordost/galavach ГАЛАВАЧ ПЛАТОН РАМАНАВІЧ]  (белор.)

Отрывок, характеризующий Головач, Платон Романович

Смоленск оставляется вопреки воле государя и всего народа. Но Смоленск сожжен самими жителями, обманутыми своим губернатором, и разоренные жители, показывая пример другим русским, едут в Москву, думая только о своих потерях и разжигая ненависть к врагу. Наполеон идет дальше, мы отступаем, и достигается то самое, что должно было победить Наполеона.


На другой день после отъезда сына князь Николай Андреич позвал к себе княжну Марью.
– Ну что, довольна теперь? – сказал он ей, – поссорила с сыном! Довольна? Тебе только и нужно было! Довольна?.. Мне это больно, больно. Я стар и слаб, и тебе этого хотелось. Ну радуйся, радуйся… – И после этого княжна Марья в продолжение недели не видала своего отца. Он был болен и не выходил из кабинета.
К удивлению своему, княжна Марья заметила, что за это время болезни старый князь так же не допускал к себе и m lle Bourienne. Один Тихон ходил за ним.
Через неделю князь вышел и начал опять прежнюю жизнь, с особенной деятельностью занимаясь постройками и садами и прекратив все прежние отношения с m lle Bourienne. Вид его и холодный тон с княжной Марьей как будто говорил ей: «Вот видишь, ты выдумала на меня налгала князю Андрею про отношения мои с этой француженкой и поссорила меня с ним; а ты видишь, что мне не нужны ни ты, ни француженка».
Одну половину дня княжна Марья проводила у Николушки, следя за его уроками, сама давала ему уроки русского языка и музыки, и разговаривая с Десалем; другую часть дня она проводила в своей половине с книгами, старухой няней и с божьими людьми, которые иногда с заднего крыльца приходили к ней.
О войне княжна Марья думала так, как думают о войне женщины. Она боялась за брата, который был там, ужасалась, не понимая ее, перед людской жестокостью, заставлявшей их убивать друг друга; но не понимала значения этой войны, казавшейся ей такою же, как и все прежние войны. Она не понимала значения этой войны, несмотря на то, что Десаль, ее постоянный собеседник, страстно интересовавшийся ходом войны, старался ей растолковать свои соображения, и несмотря на то, что приходившие к ней божьи люди все по своему с ужасом говорили о народных слухах про нашествие антихриста, и несмотря на то, что Жюли, теперь княгиня Друбецкая, опять вступившая с ней в переписку, писала ей из Москвы патриотические письма.
«Я вам пишу по русски, мой добрый друг, – писала Жюли, – потому что я имею ненависть ко всем французам, равно и к языку их, который я не могу слышать говорить… Мы в Москве все восторжены через энтузиазм к нашему обожаемому императору.
Бедный муж мой переносит труды и голод в жидовских корчмах; но новости, которые я имею, еще более воодушевляют меня.
Вы слышали, верно, о героическом подвиге Раевского, обнявшего двух сыновей и сказавшего: «Погибну с ними, но не поколеблемся!И действительно, хотя неприятель был вдвое сильнее нас, мы не колебнулись. Мы проводим время, как можем; но на войне, как на войне. Княжна Алина и Sophie сидят со мною целые дни, и мы, несчастные вдовы живых мужей, за корпией делаем прекрасные разговоры; только вас, мой друг, недостает… и т. д.
Преимущественно не понимала княжна Марья всего значения этой войны потому, что старый князь никогда не говорил про нее, не признавал ее и смеялся за обедом над Десалем, говорившим об этой войне. Тон князя был так спокоен и уверен, что княжна Марья, не рассуждая, верила ему.
Весь июль месяц старый князь был чрезвычайно деятелен и даже оживлен. Он заложил еще новый сад и новый корпус, строение для дворовых. Одно, что беспокоило княжну Марью, было то, что он мало спал и, изменив свою привычку спать в кабинете, каждый день менял место своих ночлегов. То он приказывал разбить свою походную кровать в галерее, то он оставался на диване или в вольтеровском кресле в гостиной и дремал не раздеваясь, между тем как не m lle Bourienne, a мальчик Петруша читал ему; то он ночевал в столовой.
Первого августа было получено второе письмо от кня зя Андрея. В первом письме, полученном вскоре после его отъезда, князь Андрей просил с покорностью прощения у своего отца за то, что он позволил себе сказать ему, и просил его возвратить ему свою милость. На это письмо старый князь отвечал ласковым письмом и после этого письма отдалил от себя француженку. Второе письмо князя Андрея, писанное из под Витебска, после того как французы заняли его, состояло из краткого описания всей кампании с планом, нарисованным в письме, и из соображений о дальнейшем ходе кампании. В письме этом князь Андрей представлял отцу неудобства его положения вблизи от театра войны, на самой линии движения войск, и советовал ехать в Москву.
За обедом в этот день на слова Десаля, говорившего о том, что, как слышно, французы уже вступили в Витебск, старый князь вспомнил о письме князя Андрея.
– Получил от князя Андрея нынче, – сказал он княжне Марье, – не читала?
– Нет, mon pere, [батюшка] – испуганно отвечала княжна. Она не могла читать письма, про получение которого она даже и не слышала.
– Он пишет про войну про эту, – сказал князь с той сделавшейся ему привычной, презрительной улыбкой, с которой он говорил всегда про настоящую войну.
– Должно быть, очень интересно, – сказал Десаль. – Князь в состоянии знать…