Голубая Александрия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Голубая Александрия
англ. Alexandria «Blue Boy»
Postmaster’s Provisional

 (Ивер #2; Скотт #1X2)
Тип марки (марок)

провизорий

Страна выпуска

США США

Место выпуска

Александрия, Виргиния

Издатель

Daniel Bryan

Способ печати

типографский набор

Дата выпуска

1847

Номинал

5 центов США

Зубцовка

беззубцовая

Причина редкости

малый тираж

Сохранилось (экз.)

1

Из них гашёных

1

Оценка

$1 000 000 (1981)[1]

«Голуба́я Александри́я» (англ. Alexandria «Blue Boy» Postmaster's Provisional) — филателистическое название почтмейстерской марки (провизория) города Александрия (Виргиния, США), которая была в ограниченном почтовом обращении в 1847 году (Ивер #2; Скотт #1X2).





Описание

Номинал — 5 центов. Марка круглой формы, без зубцов, с цветочным (звёздочным) орнаментом по окружности. В верхней половине марки по периметру надпись «ALEXANDRIA», в нижней — «POST OFFICE» и в центре — «PAID 5» («Александрия. Почтовое отделение. Оплачено 5»). Бумага голубого цвета.

История

Считается, что марка была выпущена почтмейстером Александрии Дэниелом Брайаном (Daniel Bryan[2]) в 1846 году[3]. Однако более поздние источники сходятся на том, что раритетная почтмейстерская марка появилась в 1847 году, возможно, уже после выхода первых официальных общегосударственных почтовых марок США.[4][5][6].

25 ноября 1847 года житель Александрии Джеймс Уоллес Хуфф (James Wallace Hooff) отправил письмо в Ричмонд, штат Виргиния, своей троюродной сестре Жанетт Браун (Jannett Hooff Brown), с которой он находился в тайных отношениях. Вскоре они поженились.

После смерти Жанетт её старшая дочь Мэри Фосетт (Mary Goulding Fawcett) получила в наследство декоративный шкафчик, который она, по неизвестным причинам, долгое время не решалась открыть. Наконец, спустя 28 лет, среди разной утвари она обнаружила там завёрнутый в чёрный шёлк пакет с письмами, которые её отец писал матери, будучи женихом. Среди них оказалось и письмо, отправленное в 1847 году, на конверте которого была уникальная марка Александрии в 5 центов голубого цвета[4].

Филателистические аспекты

В 1907 году Мэри Фосетт продала конверт с «Голубой Александрией» за 3000 долларов известному филателисту из Кливленда Джорджу Уортингтону (George H. Worthington). Позже конверт приобрёл американский миллионер Альфред Каспари (Alfred H. Caspary). При распродаже его коллекции на аукционе H. R. Harmer в США в 1955 году конверт был куплен за 10 тысяч долларов, а на аукционе в 1967 году — уже за 18 тысяч долларов. Среди владельцев раритета упоминается также Джосайя Лилли-младший (Josiah K. Lilly, Jr.).[7]

В [1981 году на аукционе David Feldman S. A. в Швейцарии этот уникальный конверт был продан уже за один миллион долларов. Покупателем оказался европейский коллекционер Георг Норманн (Georg Normann).[1]

Всего известно о существовании семи экземпляров почтмейстерской марки Александрии, шесть из которых отпечатаны на бумаге тёмно-желтого цвета  (Скотт #1X1) и лишь одна на бумаге голубого цвета (Скотт #1X2). Марки на желтой бумаге тоже оцениваются недешево: 10 декабря 2012 года один из экземпляров на конверте продан на Нью-Йоркском аукционе Р.Сигела за 460 тысяч долларов.[8]

Своё необычное английское прозвище почтовая марка получила по названию картины Томаса Гейнсборо «Мальчик в голубом» ("The Blue Boy", 1770).[9]

См. также

Напишите отзыв о статье "Голубая Александрия"

Примечания

  1. 1 2 [www.nytimes.com/1981/05/13/arts/118333.html?&pagewanted=print Special to The New York Times] // The New York Times. — 1981. — May 13. (англ.) (Проверено 30 октября 2009)
  2. Известен также как поэт (Vargas, 2006a, b; см. также английскую статью The Poets and Poetry of America).
  3. Scott 2004. Standard Postage Stamp Catalogue. — New York, NY, USA: Scott, 2003. (англ.)
  4. 1 2 Vargas (2006a, b)
  5. Tadakaluri, Nagalakshmi. [www.thetenoclockshow.co.uk/content/view/378/54 "Blue Boy" Stamp] (англ.). Stamp Collecting. The Ten O'Clock Show Ltd. UK Wholesale Auctioneers of Stamps and Collectables (17 March 2008). Проверено 30 октября 2009. [www.webcitation.org/6664RADrk Архивировано из первоисточника 12 марта 2012].
  6. [indianerrors.com/viewdetails.aspx.htm The 1847 "Blue Boy"] (англ.). The World's Rarest Postage Stamps(недоступная ссылка — история). IndianErrors.com; Anirudh Sethi. Проверено 30 октября 2009. [web.archive.org/20090302084116/indianerrors.com/viewdetails.aspx.htm Архивировано из первоисточника 2 марта 2009].
  7. [www.stampprinters.info/Stamp%20Scene%200106.htm Washington 2006] (англ.). Stamp Scene January 2006. StampPrinters.info; Glenn H Morgan FRPSL. Проверено 30 октября 2009. [www.webcitation.org/6664Rer4P Архивировано из первоисточника 12 марта 2012].
  8. [stamp-up.ru/pochtovyj-konvert-ssha-provizorij-aleksandrii-siegel-auction/ Провизорий г. Александрии]. Stamp-up.ru (3 января 2013). Проверено 28 февраля 2012. [www.webcitation.org/6EcMuNZYn Архивировано из первоисточника 22 февраля 2013].
  9. [www.askphil.org/b25b.htm Blue Boy] (англ.). Glossary of Stamp Collecting Terms. AskPhil; Collectors Club of Chicago. Проверено 30 октября 2009. [www.webcitation.org/6664SZELa Архивировано из первоисточника 12 марта 2012].

Литература

  • [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/71 Александрия] // Большой филателистический словарь / Под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 1 ноября 2009)
  • Юринов Б. Загадка двух Александрий // Филателия. — 1994. — № 6. — С. 55.
  • Taylor M. D. The Alexandria Blue Boy: the Postmaster, the Letter, and the Legend. — Washington, 2006. — 43 p.
  • Vargas T. [www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/05/24/AR2006052402731_pf.html A rare stamp reunited with its lost love story] // The Washington Post. — 2006a. — May 25. (англ.)  (Проверено 28 октября 2009)
  • Vargas T. [www.spokesman.com/stories/2006/jun/04/love-story-rare-stamp-reunited/ Love story, rare stamp reunited] // The Spokesman-Review. — 2006b. — June 4. (англ.)  (Проверено 30 октября 2009)

Ссылки

  • Miller, Rick. [www.linns.com/howto/refresher/nicknames_20020513/refreshercourse.aspx Merry widows, missing virgins, golfing bears] (англ.). Refresher Course. Linn's Stamp News (13 May 2002). Проверено 28 октября 2009. [www.webcitation.org/65Qsh4ctl Архивировано из первоисточника 14 февраля 2012].
  • [www.junior-philatelists.com/Stamp_Nick_Names.shtml Blue Boy] (англ.). Nicknames of Famous Stamps. Junior Philatelists; Gayland Bird. Проверено 29 октября 2009. [www.webcitation.org/655SNHsDc Архивировано из первоисточника 31 января 2012].
  • [www.askphil.org/b25a.htm Alexandria; Alexandria Blue Boy] (англ.). Glossary of Stamp Collecting Terms. AskPhil; Collectors Club of Chicago. Проверено 30 октября 2009. [www.webcitation.org/65QseywFb Архивировано из первоисточника 14 февраля 2012].
  • [www.filaposta.com/glosario/tiki-index.php?page=Blue+Boy Blue Boy] (исп.). Wiki Filatélico. Filaposta. Foro de Filatelia y Amistad. Проверено 1 ноября 2009. [www.webcitation.org/6664T1CzC Архивировано из первоисточника 12 марта 2012].

Отрывок, характеризующий Голубая Александрия

– Ну, Карабах, завтра послужим, – сказал он, нюхая ее ноздри и целуя ее.
– Что, барин, не спите? – сказал казак, сидевший под фурой.
– Нет; а… Лихачев, кажется, тебя звать? Ведь я сейчас только приехал. Мы ездили к французам. – И Петя подробно рассказал казаку не только свою поездку, но и то, почему он ездил и почему он считает, что лучше рисковать своей жизнью, чем делать наобум Лазаря.
– Что же, соснули бы, – сказал казак.
– Нет, я привык, – отвечал Петя. – А что, у вас кремни в пистолетах не обились? Я привез с собою. Не нужно ли? Ты возьми.
Казак высунулся из под фуры, чтобы поближе рассмотреть Петю.
– Оттого, что я привык все делать аккуратно, – сказал Петя. – Иные так, кое как, не приготовятся, потом и жалеют. Я так не люблю.
– Это точно, – сказал казак.
– Да еще вот что, пожалуйста, голубчик, наточи мне саблю; затупи… (но Петя боялся солгать) она никогда отточена не была. Можно это сделать?
– Отчего ж, можно.
Лихачев встал, порылся в вьюках, и Петя скоро услыхал воинственный звук стали о брусок. Он влез на фуру и сел на край ее. Казак под фурой точил саблю.
– А что же, спят молодцы? – сказал Петя.
– Кто спит, а кто так вот.
– Ну, а мальчик что?
– Весенний то? Он там, в сенцах, завалился. Со страху спится. Уж рад то был.
Долго после этого Петя молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги и показалась черная фигура.
– Что точишь? – спросил человек, подходя к фуре.
– А вот барину наточить саблю.
– Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась?
– А вон у колеса.
Гусар взял чашку.
– Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то.
Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было.
Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно.
Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.