Гомосексуальность и педофилия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Гомосексуальность и педофилия рассматриваются рядом гомосексуальных групп[каких?] в контексте дебатов о «гей-освобождении» и являются предметом дискуссии среди них. Несмотря на то, что некоторые[кто?] гей-активисты стремятся отмежеваться от педофилии, данная тематика не является табуированной в гей-движении и рассматривается как часть наследия гей-освобождения[1][страница не указана 3020 дней].

Защитники педофилии используют риторику гомосексуальных групп, чтобы отстаивать свои права. Несмотря на иногда сложные отношения педофилов и гомосексуальных групп, педофилия рассматривается рядом авторов[кем?] как явно подкреплёная определёнными идеями гей-освобождения[1][страница не указана 3020 дней].

Некоторые авторы[какие?], рассматривающие тему гомосексуальности и педофилии, оспаривают идею, согласно которой секс между представителями разных поколений обязательно подразумевает форму сексуального насилия. Данный вопрос рассматривается ими в контексте обсуждения законодательных ограничений в отношении возраста сексуального согласия. Эта же тема присутствует в законодательных инициативах, инициируемых гей-активистами, когда наряду с требованием полной декриминализации гомосексуальных отношений выдвигаются предложения снизить возраст сексуального согласия[уточнить][1][страница не указана 3020 дней].

Законодательства ряда стран видят в гомосексуальности потенциальную опасность растления детей, в связи с чем устанавливают разные возраста сексуального согласия для однополых и разнополых отношений, а также ограничивают, в некоторых случаях, публичные мероприятия ЛГБТ, связывая их с пропагандой гомосексуализма.





Содержание

Историко-культурные истоки гомосексуальной педофилии

Подробное рассмотрение темы: Педерастия

В отличие от господствующей сегодня западной андрофильной модели гомосексуальные отношения в древних культурах античной Греции, древнего Китая и исламских государств носили преимущественно передастический характер (хотя и не педофильный в смысле влечения к допубертатным мальчикам)[2]. Педерастическими понимаются отношения взрослого мужчины с мальчиком или юношей 12-17 лет. «Энциклопедия гомосексуальности» (1990) называет такие отношения наиболее распространёнными гомосексуальными отношениями за всю историю человечества, но утратившее своё распространение в современных западных культурах Европы и Северной Америки[3].

Действительно, историко-культурные истоки педерастии берут своё начало в практикующихся в древних обществах обрядах посвящения в мир мужчин через половую близость со старшим мужчиной-наставником. Такая связь юноши-воспитанника со взрослым мужчиной-покровителем не только не осуждалась, но считалось естественной и даже поощрялась обществом[3][4]. Педерастия процветала не только в примитивных архаичных обществах, но и в ряде высокоразвитых культур, в том числе в Древней Греции, средневековых Японии и Корее, а также в средневековых исламских государствах[3].

Педерастия в Древней Греции являлась неотъемлемой частью древнегреческой культуры и системы образования и воспитания и нашла своё отражение также и в античной древнегреческой литературе[3][5]. Следует однако отметить, что при этом речь идёт не о детях, а о мальчиках подросткового и юношеского возраста. Половые сношения с мальчиками допубертатного возраста, недостигшими полового созревания, осуждались и наказывались в античном мире, также как и сегодня[6]. Сексуальные отношения молодых мужчин с рабами-юношами также имело широкое распространение в Древнем Риме[7].

Исследователи наблюдают параллели к античной педерастии в корейских хваранах и японском институте самураев[3]. Педагогическая педерастия имела место в X веке в Японии среди буддистских монахов и в самурайской среде (сюдо). К XVII веку такая форма педерастии уступила, однако, место гомосексуальной проституции актёров-юношей кагэма театра кабуки. Однополые отношения между взрослым мужчиной и юношей имели место также и в культурах Китая и Индии, не подвергшихся влиянию христианства и ислама[8].

Гомосексуальные отношения между мальчиками и юношами, а также между холостыми мужчинами и мальчиками считались естественными до вступления ими в брак у индейцев майя вплоть до XV века[7]. Гомосексуальная инициация мальчиков взрослыми мужчинами до сих пор наблюдается в некоторых традиционных культурах Океании, Африки, Южной и Юго-Восточной Азии[9]. В культуре многих племенных народностей гомосексуальные отношения с разницей в возрасте в целом остаются во многом и до сих пор нормативными[2] В частности, в некоторых племенах Новой Гвинеи инициация мальчиков происходит путём приёма спермы взрослых мужчин через рот или путём пенетрации[3].

Исследования о возможной взаимосвязи гомосексуальности и склонности к педофилии

Современное понимание гомосексуальной и гетеросексуальной педофилии

Ещё в начале XX века известный немецкий сексолог Магнус Хиршфельд предложил выделять среди гомосексуальных мужчин эфебофилов, которых привлекают юноши, начиная с подросткового возраста (примерно 17-20 лет), андрофилов, предпочитающих мужчин от 20 до 50 лет и геронтофилов, предпочитающих мужчин после 50 лет. Переход к доминированию андрофилии наблюдается в Европе и Северной Америке лишь с началом индустриализации, в большинстве же стран мира такой переход до сих пор остаётся на начальном этапе[2]. Выделение гомосексуальной педофилии в отдельный предмет научных исследований произошло относительно недавно, и на первых этапах рассмотрение отношений между взрослым мужчиной и мальчиком происходило в общих рамках изучения гомосексуальности[10].

Исследователи Холл и Холл, проводя значительный анализ литературы по вопросам исследования мужской педофилии, отмечают, что в научной литературе мужчины-педофилы часто классифицируются в зависимости от пола ребёнка, который их привлекает. Так рассматриваются гомосексуальная педофилия (к таким случаям относят мужчин-педофилов, которых сексуально привлекают только мальчики), гетеросексуальная педофилия (сексуально привлекают только девочки) и бисексуальная педофилия (сексуально привлекают дети обоих полов)[11].

Грегори Херек, профессор психологии в Калифорнийском университете в Дэвисе отмечает, что при рассмотрении различных научных исследований, касающихся сексуальных преступлений против детей и подростков, могут возникать терминологические трудности в отождествлении педофилии (как болезненного состояния) и сексуальных действий в отношении детей вообще (как фактического действия). Не все педофилы совершают сексуальные действия в отношении детей и, наооборот, не все лица, совершающие сексуальные действия в отношении детей, являются педофилами в медицинском понимании. Кроме того, понятие гомосексуального растления (также как и гетеросексуального) также является вводящим в заблуждение, так как в этом случае речь не идёт о сексуальной ориентации растлителя, а слова «гомосексуальный» и «гетеросексуальный» обозначают лишь однополый или разнополый характер совершённых сексуальных действий в отношении ребёнка[12].

Российский сексолог и социолог Игорь Кон призывал различать гомосексуальную педофилию и обычную гомосексуальность, так как по его мнению гомосексуальных педофилов не привлекают взрослые мужчины и обычных гомосексуалов не привлекают допубертатные и пубертатные мальчики. Аналогично он различал гомосексуальную педофилию и гетеросексуальную педофилию, при которой педофила привлекают девочки или когда пол ребёнка для педофила практически безразличен[13].

В 75 % случаев мужчина-педофил в качестве жертвы выбирает исключительно девочек и в 20—23 % — исключительно мальчиков[14]. Также мужчины-педофилы чаще женщин в качестве жертвы выбирают ребёнка или подростка того же пола, так как мальчики вообще легче вступают в половой и эмоциональный контакт со взрослыми, чем девочки[15]. В целом женская педофилия изучена довольно плохо[16]. Значительная часть детей и подростков, подвергшихся сексуальным домогательствам со стороны взрослых, — девочки (70—85 %)[17]. Среди лиц, совершающих сексуальные преступления против детей и подростков, в целом преобладают гетеросексуальные мужчины; у женщин же педофилия вообще выявляется редко[15][14][18].

Сами гомосексуальные педофилы часто называют себя бойлаверами (от англ. boy — мальчик и love — любить). Гомосексуальных мужчин, которых привлекают взрослые мужчины, сексологи называют андрофилами[2][13]. Сексуальные контакты между взрослыми мужчинами и половозрелыми лицами юношеского возраста, в первую очередь того же пола, хотя и осуждаемы в обществе, однако их причисление к проявлениям педофилии весьма спорно[18]. К педофилии также следует относить лишь те случаи, когда старший партнёр достигает как минимум 16 лет, а разница между растлителем и жертвой составляет не менее 5 лет[18]. Доктор медицинских наук Геннадий Дерягин также обращает внимание на то, что педофилов привлекает внешний облик ребёнка, поэтому случаи, когда жертвы достигают половой зрелости следует относить не к педофилии, а к эфебофилии[19].

Не следует отождествлять взрослую сексуальную ориентацию педофилов и направленность их сексуальных влечений и действий в отношении детей. Так, например, мужчина-педофил может иметь исключительно гетеросексуальные контакты с женщинами, однако его педофильские наклонности при этом могут быть направлены исключительно на мальчиков[20].

В своей публикации 1984 года Фройнд и др. в результате проведённых исследований заключили, что механизмы развития сексуальных предпочтений по полу и возрасту партнёра у мужчин не являются независимыми друг от друга, а развитие гетеросексуальных или гомосексуальных педофильских наклонностей вызвано факторами, отличными от тех, которые способствуют развитию андрофилии (сексуального предпочтения взрослых мужчин) или гинекофилии (сексуального предпочтения взрослых женщин)[21].

Холл и Холл отмечают, что при рассмотрении научных исследований по вопросам педофилии следует помнить о большой вероятности наличия ошибок отбора по той причине, что участники многих исследований набирались из мест лишения свободы или медицинских учреждений. Эта выборка исключает педофилов, которые не были пойманы; тех, чьи развратные действия не были достаточно серьезными для обвинительного приговора или тех, кто может контролировать свои педофильские наклонности. Кроме того, Холл и Холл отмечают, что многие исследования были основаны на небольших размерах выборки, поэтому результаты отдельных исследований не могут быть распространены на другие группы[22].

Изучение взрослой сексуальной ориентации лиц, совершивших сексуальные действия в отношении детей

Профессор Грегори Херек говорит о том, что следует отделять пол ребёнка — жертвы педофила и сексуальную ориентацию растлителя, так как у многих педофилов полностью отсутствует сексуальная ориентация по взрослому типу и они сексуально фиксируются исключительно на детях — девочках или мальчиках, либо детях обоих полов. При этом Херек ссылается на работы таких исследователей, как Грот и Бирнбаум (1978), Маршалл и др. (1988), Фройнд (1989), Дженни и др. (1994), МакКонахи (1998)[12]. На тех же авторов ссылается и исследователь Джон Хьюз (англ. John R. Hughes) в своём обзоре 554 различных публикаций, посвящённых педофилии, затрагивая при этом также и вопрос возможной связи педофилии и гомосексуальности[23].

Педофилия
(классификация по Н. Гроту)
Фиксированный тип
(эксклюзивная педофилия)
Регрессивный тип
(инклюзивная педофилия)

Николас Грот, основываясь на своём многолетнем опыте работы, в 1978 году предложил делить педофилов на две группы[24][12][25][26][27][28][29]:

  • Фиксированный тип (также истиная педофилия или эксклюзивная педофилия). К этому типу большей частью относятся мужчины с диагнистицированной педофилией, у которых наблюдается полное или преобладающее отсутствие сексуального интереса к людям своего возраста обоих полов, несформированная взрослая сексуальность и часто незрелая личность. Среди этой группы педофилов преобладают мужчины с фиксированной сексуальной ориентацией на мальчиков пубертатного и подросткового возраста, а также девочек допубертатного возраста. Отмечается высокий риск рецидива преступлений.
  • Регрессивный тип (также заместительная педофилия или инклюзивная педофилия). К этому типу относятся, по большей части, мужчины со сформированной взрослой сексуальностью, которые во время стрессовой ситуации (психологической регрессии) могут совершать сексуальные действия заместительного харакетра по отношению к детям. Пол детей может быть любым, но чаще — девочки. Жертвы нередко принадлежат близкому окружению, в том числе могут быть из собственной семьи. По причине отсутствия сексуальной фиксации на детях, риск рецидива значительно ниже, чем у педофилов фиксированного типа.

Некоторыми авторами эта типология иногда дополняется и третьим — социопатным типом, тендирующим к садистским действиям, для которого пол ребёнка, вообще говоря, не имеет никакого значения[25][28].

В своей многолетней работе с мужчинами, совершившими сексуальные действия по отношению к детям, Грот с коллегами выявляют, что 47 % исследованных ими мужчин относятся к фиксированному типу педофилов и около 53 % — к регрессивному типу (в том числе 40 % показывают взрослую гетеросексуальную и 13 % — бисексуальную ориентацию). В то же время ни у одного из педофилов регрессивного типа ими не была выявлена взрослая гомосексуальная ориентация. У фиксированных педофилов сексуальная ориентация по взрослому типу не наблюдатеся[12]. Исследовав в общей сложности 175 мужчин, совершивших сексуальные преступления в отношение детей, Николас Грот и Джин Бирнбаум своей в публикации 1978 года приходят к выводам, что основная часть регрессивных мужчин-педофилов обнаруживает гетеросексуальную ориентацию в их взрослом сексуальном поведении независимо от того, совращали ли они мальчиков или девочек. При этом ни у одного педофила регрессивного типа не обнаружилась взрослая гомосексуальная ориентация. Авторы выдвигают гепотезу о возможности взаимного исключения взрослой гомосексуальности и гомосексуальной педофилии у мужчин и том, что взрослые гетеросексуальные мужчины представляют большуюю угрозу для детей, чем взрослые гомосексуальные мужчины[30][20].

Кэрол Дженни и другие в опубликованном в 1994 году исследовании описали результаты изучения 352 медицинских карты жертв педофилов (всего 276 девочек и 76 мальчиков в возрасте от 7 месяцев до 17 лет; средний возраст 6,1 лет), придя к аналогичным выводам: после отсеивания нерелевантных случаев осталось 269 жертв, из которых 82 % подверглось сексуальным действиям со стороны гетеросексуального партнёра близкого родственника ребёнка и только и лишь в двух случаях — со стороны гея или лесбиянки. На основании этих данных процент гомосексуалов — растлителей детей был оценён ими в не более 3,1 %, что соответствует доле гомосексуалов в популяции[31][32][12].

В исследовании Курта Фройнда и др.[33], опубликованном в 1989 году в журнале Journal of Sex Research, используя фаллометрические тесты, авторы пришли к выводам, что гомосексуальные мужчины, эротическое влечение которых ориентировано на взрослых мужчин, реагируют на мальчиков не более, чем гетеросексуальные мужчины, эротическое влечение которых направлено на взрослых женщин, — на девочек[12].

Исследование Маршалла и др.[34], опубликованное в 1988 году в журнале Behaviour Research and Therapy, сравнивало 21 мужчину, совершившего действия сексуального характера в отношении мальчиков до 16 лет, разница в возрасте которого составила как минимум 5 лет. В результате применения фаллометрических методов исследователи измеряли сексуальное возбуждение испытуемых на различные образы обнажённых мужчин и женщин разных возрастов (в том числе несовершеннолетних). В результате экспериментов исследователи причислили 7 из испытуемых к гомосексуалам, показывавшим большее сексуальное возбуждение в отношение мужских образов, и 14 — к гетеросексуалам, более реагировавшим на женские образы. Кроме того, исследователями было установлено, что наибольшее сексуальное возбуждение исследуемые педофилы, отнесённые ими к гомосексуальной группе, показали в отношении образов 15-летних мальчиков, а педофилы, отнесённые к гетеросексуальной группе, — в отношении 11-летних девочек[12].

В ходе упомянутого исследования Джина Абеля[en] и Норы Харлоу, опубликованного в 2001 году, было изучено 3952 мужчин, совершивших сексуальные преступления против детей 13 лет и младше. Авторы исследования также выявили, что около 77 % исследуемых мужчин были женаты или разведены. Примерно 19 % мужчин растлили родного ребёнка, ещё 30 % — приёмного и ещё 5 % — внука или внучку. Среди педофилов, совершивших растление девочек, растлевали также и мальчиков 21 %. А среди педофилов, растлевавших мальчиков, растлевали также и девочек 53 %[35].

Исследования Абеля и Харлоу также показали, что лишь у 7 % исследованных полностью отсутствует сексуальный интерес к взрослым партнёрам[36][35]. Из всех мужчин, совершивших сексуальное действие по отношению к мальчикам, сексуальный интерес к взрослым партнёрам был выявлен в 1038 случаях, из них 8 % проявляли исключительно гомосексуальный интерес, 51 % — исключительно гетеросексуальный, 19 % — преимущественно гетеросексуальный и 9 % — гетеросексуальный и гомосексуальный[35].

Сравнительный анализ случаев гомосексуального и гетеросексуального растления детей

Холл и Холл в своём обобщающем анализе имеющихся исследований по вопросам мужской педофилии отмечают, что в литературе педофилов разделяют в зависимости от пола растлённых ими детей, выделяя гомосексуальных педофилов (под которыми понимают мужчин-педофилов, испытывающих сексуальные влечения исключительно к мальчикам), гетеросексуальных (исключительно к девочкам) и бисексуальных (к детям обоих полов). Холл и Холл приходят к выводам, что число гомосексуальных педофилов колеблется от 9 % до 40 % всех описанных случаев педофилии. Авторы отмечают, что этот показатель в 4—20 раз превышает процент взрослых мужчин, имеющих гомосексуальные влечения к взрослым мужчинам (исходя из 2-4 % распространения взрослой гомосексуальности). По словам исследователей, полученные данные однако не свидетельствуют о том, что гомосексуалы более склонны к растлению детей; но они говорят о том, что бо́льший процент педофилов имеет гомосексуальную или бисексуальную ориентацию в отношении детей[11].

Многие авторы, сравнивая случаи гомосексуальной и гетеросексуальной педофилии, также приходят к выводам, что гомосексуальные педофилы, как правило, совершают большее число сексуальных действий и в отношении большего числа детей, чем гетеросексуальные. Также гомосексуальные педофилы более склонны к рецидиву[37].

Исследователи Холл и Холл, ссылаясь на два разных исследования Харлоу и Абеля, отмечают, что в среднем в преступлениях, не связанных с инцестом, гомосексуальные педофилы совершали насилие в отношении большего количества детей и совершали с ними большее количество актов, чем гетеросексуальные. Согласно данным Абеля и Харлоу, гомосексуальные педофилы растлили в среднем 150,2 детей, совершив 281,7 акта, а гетеросексуальные — 19,8 детей в 23,2 актах. Согласно другому более раннему исследованию Абеля и др., гетеросексуальные педофилы растлили в среднем 5,2 детей в 34 актах; гомосексуальные педофилы — 10,7 детей в 52 актах; бисексуальные педофилы — 27,3 детей в более 120 актах. В инцестных же растлениях, по данным Абеля и Харлоу, у гетеросексуальных педофилов в среднем было 1,8 жертв и 81,3 сексуальных акта, а у гомосексуальных — 1,7 жертв и 62,3 сексуальных акта[36][35].

Исследователь Джон Хьюз приводит два примера наиболее ужасающих преступников, к которым он относит колумбийского маньяка Луиса Гаравито, изнасиловавшего и убившего более 200 мальчиков и немецкого серийного убийцу Юргена Барча, изнасиловавшего и убившего четырёх мальчиков[38].

Рассматривая повторяемость действий педофилов, многие авторы указывают на то, что гомосексуальные педофилы имеют наивысший показатель рецидива преступлений по сравнению с другими группами сексуальных преступников. В общем, гомосексуальные и бисексуальные педофилы также обнаруживают более высокие показатели рецидива по сравнению с гетеросексуальными педофилами[39].

Исследование Клауса Байера, опубликованное в 1998 году, в результате лонгитюдного анализа 186 педофилов[40] выявило, что рецидиву подвержены до 50 % гомосексуальных и бисексуальных педофилов и до 25 % гетеросексуальных педофилов. При этом исследователями были выявлены различия в характеристиках этих групп педофилов. Так, рецедивные гомосексуальные педофилы: 1) являются эксклюзивными педофилами; 2) обладают средним или выше среднего интеллектом; 3) находились в среднем возрасте во время своего первого преступления; 4) ориентированы на детей 12-14 лет; 5) имели половые сношения в более раннем возрасте, чем нерецедивные педофилы; 6) имеют диагностицированные растройства личности. Рецедивные гетеросексуальные педофилы: 1) имеют плохие семейные отношения; 2) имели первый половой акт до 19 лет; 3) совершили первое преступление в среднем возрасте или старше; 4) совершали растление 3-5 летних, как правило, незнакомых им детей[39]. В своей монографии «Сексуальные расстройства» Байер объясняет больший показатель рецидива у гомосексуальных педофилов тем, что около половины гомосексуальных педофилов относятся к фиксированному типу («истиная педофилия»), при том, что у 3/4 гетеросексуальных педофилов обнаруживается заместительный характер сексуальных действий по отношению к детям[41].

Исследователи Холл и Холл в своём обобщающем обзоре также отмечают, что большинство мужчин-педофилов, ориентированных на девочек, предпочитает детей 8-10-летнего возраста, а мужчин-педофилов, ориентированных на мальчиков — детей 10—13 лет[36]. Это согласуется также и с другими авторами, говорящими, что мужчины-педофилы, ориентированные на мальчиков, предпочитают более взрослых детей и подростков, чем те, которые ориентированы на девочек[42][41].

Возможное влияние гомосексуальности на педофильские наклонности

По мнению национального Совета по научным исследованиям США[en], отраженного в отчёте за 1993 год, большинство лиц, совершающих сексуальное насилие в отношении мальчиков, не проявляют сексуального интереса к взрослым мужчинам.[43]

В своём обзоре литературы по данной теме профессор Грегори Херек отмечает: «Преобладающим среди исследователей и профессионалов, работающих в области сексуального насилия в отношении детей, является такой взгляд, согласно которому гомосексуальные и бисексуальные мужчины не представляют какой-либо особой опасности для детей... Эмпирические исследования не демонстрируют, что вероятность сексуального насилия со стороны геев или бисексуальных мужчин выше, чем со стороны гетеросексуальных мужчин... Многие насильники детей вообще не имеют взрослой сексуальной ориентации; они фиксированы на детях».[44]

В более позднем (1998) обзоре литературы, доктор Натаниел МакКонэги (Nathaniel McConaghy) отмечает: «Мужчина, совершающий сексуальное насилие по отношению к препубертатным или ранне-постпубертатным мальчикам, обычно не проявляет сексуального интереса к взрослым мужчинам или женщинам».[45]

Выводы о непропорционально большей доле домогательств со стороны гомосексуальных педофилов (но не гомосексуальных телейофилов, то есть гомосексуальных мужчин, испытывающих сексуальное влечение к взрослым мужчинам[46]) содержатся в опубликованном в 1992 году в Journal of Sex & Marital Therapy исследовании, в котором авторы Курт Фройнд и Робин Уотсон изучали пропорции гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов среди сексуальных преступников в отношении детей. Согласно упомянутым ими результатам разных исследований, соотношение сексуальных преступлений в отношении детей женского пола против сексуальных преступлений в отношении детей мужского пола составляет 2:1 при общем соотношении гетеросексуалов к гомосексуалам в популяции 20:1. Используя фаллометрические тесты для определения доли истинных педофилов среди различных групп сексуальных преступников, они рассчитали соотношение гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов как 11:1, что, по их мнению, говорит о том, что доля истинных педофилов среди лиц с гомоэротическим развитием превышает долю истинных педофилов среди лиц с гетеросексуальным развитием, что, разумеется, вовсе не означает, что мужчины с гомосексуальными предпочтениями более склонны к совращению детей[47]. Тем не менее, гомосексуальное влечение отмечается как большее у педофилов, чем у других взрослых сексуальных преступников в соотношении почти 2:1[48].

Результаты ряда публикаций Пола Кэмерона указывают на возможную связь педофилии и гомосексуальности. Выводы публикаций Кэмерона часто используются различными организациями антигомосексуальной направленности[29][12]. Среди других подобных групп, работы которых часто цитируются в антигомосексуальном движении, — Американский колледж педиатров (англ. American College of Pediatricians)[29].

Например, в статье Homosexual molestation of children/sexual interaction of teacher and pupil Пол Кэмерон проводит анализ 19 исследований на тему насилия в отношении детей, приходит к выводу, что «практикующие гомосексуальные акты минимум в 12 раз более склонны сексуально приставать к ребёнку. С учетом бисексуалов, которые могут сексуально приставать к детям обоих полов — в 16 раз. Обзор зарегистрированных случаев сексуальных контактов учитель/ученик показали, что из 30 случаев, описанных в литературе, 24 являются гомосексуальными актами». Далее Кэмерон делает вывод, что «учителя, которые практикуют гомосексуальные акты, в 90-200 раз более склонны к сексуальным контактам с учениками, нежели учителя, которые ограничиваются гетеросексуальными актами». Работа была опубликована в 1985 году в журнале Psychological Reports[49][50].

Профессор Грегори Херек, критикуя работы Кэмерона, говорит о том, что тот по умолчанию исходит из того, что все случаи гомосексуальной педофилии относятся к гомосексуальным мужчинам. Кроме того, по словам Херека, работы Кэмерона содержат методические ошибки и искажённые интерпретации результатов чужих исследований (подробнее — см. статью Кэмерон, Пол#Критика)[12]. Следует отметить, что такие организации, как Американская психологическая ассоциация, Американская социологическая ассоциация (англ. American Sociological Association) и Канадская психологическая ассоциация (англ. Canadian Psychological Association) не раз обвиняли Кэмерона в искажении данных. А правозащитная организация Southern Poverty Law Center внесла его в свой лист экстремистов[51].

Дэвид Ньютон, проведя обзор имеющихся исследований по вопросу связи гомосексуального поведения и растления детей, отмечает наличие в них методологических проблем, которые нельзя легко решить. Согласно его выводам, имеющиеся исследования не дают оснований ни для каких выводов кроме как о случайных связях между гомосексуальным поведением и растлением несовершеннолетних[52].

Социальные факторы педофилии

Холл и Холл в своём обзоре приводят ряд научных исследований, указывающих на существование факторов, способствующих формированию педофильных наклонностей. Одним из основных таких факторов указывается испытанное в детстве сексуальное насилие — явление, известное как цикл «жертва-насильник» (англ. victim-to-abuser cycle) или феномен «жертва-обидчик» (англ. abused-abusers phenomena). Холл и Холл, ссылаясь на несколько исследований, указывают, что процент педофилов, которые в детстве сами подверглись сексуальному насилию, колеблется, согласно разным оценкам, от 28 % до 93 % (в то время как в выборочной контрольной группе такой показатель равен 15 %)[53]. Ссылаясь на исследование Лизы Коэн (2002) авторы также указывают, что практикующие гомосексуальную педофилию в детстве чаще подвергались сексуальному насилию, чем практикующие гетеросексуальную педофилию. Описывая возраст жертв, авторы также отмечают, что педофилы, как правило, совершают сексуальное насилие в отношении детей того же возраста, в котором подверглись сексуальному насилию сами[53].

Исследование Лизы Коэн и др., изучавшее сексуальную историю детства 20 мужчин-педофилов и сравнивающюю её с контрольной группой из 24 здоровых людей, было опубликовано в 2002 году в Journal of Nervous and Mental Disease (англ.). В работе авторы пришли к выводам о более высоком уровне пережитого в детстве сексуального насилия у педофилов, а также причинно-следственной связи между перенесённым насилием в раннем возрасте и последующим педофильным поведением. Так, 60 % педофилов (по сравнению с 4 % в контрольной группе) в ходе исследования сообщили о сексуальных домогательствах в детстве со стороны взрослых, а 75 % педофилов (по сравнению с 22 % мужчин из контрольной группы) — о первом сексуальном контакте в возрасте до 14 лет[54].

Большинство мужчин, ставших жертвами педофилов, не совершают сексуальные преступления: из выборки мужчин, переживших сексуальное злоупотребление в детстве, только 38 % сами совершили либо физическое либо сексуальное насилие[55].

Исследования связи между сексуальным насилием в детстве и однополой сексуальной ориентации в зрелом возрасте

Ряд публикаций прослеживают связь между сексуальным опытом в детстве и последующим гомосексуальным поведением.

В частности, Уилсон и Видом, отмечая, что «существующие поперечные исследования показывают связь между сексуальным насилием в детстве и однополой сексуальной ориентацией в зрелом возрасте», в своём исследовании сравнивали сексуальную жизнь людей, переживших сексуальное насилие в возрасте 0-11 лет в 1967—1971 годах (72 человека) с контрольной группой мужчин и женщин без подобного жизненного опыта (415 человек). Авторы также пришли к выводу, что участники исследования, пережившие сексуальное насилие в детстве, особенно мужчины, значительно чаще, чем члены контрольной группы, сообщали о наличии однополых сексуальных партнёров. В заключение Уилсон и Видом говорят о наличии предварительных доказательств связи между сексуальным насилием в детстве и однополыми сексуальными партнёрствами у мужчин. Исследование опубликовано в 2010 году в журнале «Archives of Sexual Behavior»[56].

Исследование Пола Кэмерона, изучавшего связь инцестов в детстве и последующего гомосексуального поведения жертвы уже во взрослом возрасте было опубликовано в 1995 году в издании «Psychological Reports». В рамках исследования был проведён анализ данных, полученных в результате проведённого его институтом в 1983 году широкомасштабного опроса 5182 совершеннолетних граждан из 6 округов США. В статье Кэмерон проанализировал собранные им ранее данные на предмет инцестных сексуальных отношений в детстве. Согласно данным публикации, об инцесте в своём детстве сообщили непропорционально большая доля людей из числа геев, лесбиянок и бисексуалов. По мнению авторов, «инцест нельзя исключить в качестве важной причины гомосексуализма»[57].

Исследование, сравнивающее жизнь лесбиянок и гетеросексуальных женщин после перенесенного сексуального насилия, а также рассматривающее связь между сексуальным насилием и злоупотреблением алкоголем, было опубликовано в издании Journal of Substance Abuse в 2001 году. В рамках исследования методом глубинного интервью были опрошены 63 лесбиянки и демографически соответствующая группа из 57 гетеросексуальных женщин, при этом сравнивая опыт сексуального насилия и индикаторы злоупотребления алкоголем с использованием описательной статистики. Согласно данным публикации, «лесбиянки сообщили о большем сексуальном опыте в детстве, чаще соответствуют критерию определения для детского сексуального насилия (CSA), и были более склонны воспринимать себя в качестве подвергшихся сексуальному насилию в детстве». Также авторы ссылались на ряд работ, согласно которым лесбиянки чаще, чем гетеросексуальные женщины, подвергались сексуальному насилию в детстве (Beitchman и др., 1992; Гундлах, 1977; Кэмерон и Кэмерон, 1995)[58].

Согласно опубликованном Томео и др. в 2001 году исследовании, в котором приняло участие 942 человек, геи и лесбиянки сообщают о значительно более высоком уровне детского домогательства по сравнению с гетеросексуальными мужчинами и женщинами. Так, о гомосексуальном домогательстве в детском возрасте сообщили 46 % гомосексуальных мужчин (для сравнения, только 7 % гетеросексуальных мужчин сообщили о гомосексуальном домогательстве) и 22 % женщин-лесбиянок (в отличие от 1 % гетеросексуальных женщин)[59].

В опубликованном в 2010 году исследовании Джессики Джонс Стид и Дональда Темплера[en], целью которого было дополнение результатов, полученных Томео, подробно анализировались анкеты 101 из 280 (36.07 %) гея и лесбиянки, сообщивших о пережитом до достижения 16 лет растлении. Результаты, полученные авторами, согласуются с высокими показателями, о которых сообщили Tomeo и др. с применением подобной методологии. Кроме того, в публикации говорится, что выводы о высоком уровне растления гомосексуальных лиц делались и другими авторами (Bradford J, Ryan C, Rothblum E. National lesbian health care survey: Implications for mental health care. Ann Consult Clin Psychol 1994; 62: 228-42., Cameron P, Cameron K. Does incest cause homosexuality? Psychol Rep 1995; 76: 611-21. Doll LS, Joy D, Bartholow BN, et al. Self-reported childhood and adolescent sexual abuse among adult male homosexual and bisexual men. Child Abuse Neglect 1992; 16: 855-64., Hall JM. Pervasive effects of childhood sexual abuse in lesbians' recovery from alcohol problems. Subst Use Misuse 1996; 31: 225-39. и Simari CG, Baskin D. Incestuous experiences within homosexual population: A preliminary study. Arch Sex Behav 1982; 11: 329-44). Так, участники исследования, подвергшиеся гомосексуальным домогательствам в детстве, были более склонны говорить о влиянии растления на их сексуальную ориентацию, чем участники, подвергавшиеся гетеросексуальным домогательствам. 68 % геев и 66,7 % лесбиянок, подвергшихся гомосексуальному насилию в детстве, заявили, что это насилие оказало влияние на их сексуальную ориентацию. При этом авторы отмечают, что остаётся неизвестным, что именно подразумевали различные участники опроса под таким влиянием. По мнению авторов, наиболее провокативной является возможность того, что гомосексуальное домогательство в детстве стало основной причиной гомосексуальности. С другой стороны, оно могло лишь ускорить или усилить развитие уже имеющейся предрасположенности к гомосексуальности. И, наконец, авторы говорят о том, что гомосексуальное домогательство могло оказать негативное влияние на когнитивную или эмоциональную компоненту уже имеющейся гомосексуальной идентичности. В ходе анкетного опроса растлитель был охарактеризован участниками как гомосексуал в 94,49 % случаев у исследуемых лесбиянок и в 80,0 % случаев у исследуемых геев. По словам авторов, к этим данным следует относиться с осторожностью, поскольку участники могли сделать предположение о сексуальной ориентации насильника (гей, лесбиянка или бисексуал), исходя из гомосексуальной природы насильственного акта. Пережитый в детстве сексуальный опыт был охарактеризован респондентами как положительный у 88,9 % лесбиянок, переживших домогательства со стороны женщины и у 48,9 % — со стороны мужчины. При этом положительно характеризуют данный опыт 72,0 % геев, переживших в детстве домогательства со стороны мужчин и 88,2 % — со стороны женщин. В работе также отмечается, что 52,9 % геев и 41,5 % лесбиянок заявили о влиянии гетеросексуального насилия на их ориентацию. Также сообщается, что лишь в 14 % случаев растления об этом было заявлено соответствующим органам. Авторы исследования предостерегают от принятия неосторожных причинно-следственных умозаключений[60].

Гомосексуальность и педофилия в общественно-политических дискуссиях

Связь педофильского движения с ЛГБТ-движением

В 1950-е годы сначала в Нидерландах, а затем и в Скандинавии, Бельгии, Швейцарии, ФРГ и в США стали появляться педофильские организации, которые пытались наладить контакты с существующими педерастическими группами единомышленников внутри ЛГБТ-движения, выступающих за педерастические отношения[10][3].

Первые открытые публикации на тему педофилии появились в Нидерландах. Авторы этих статей рассуждали на тему прекращения оппозиции и устранения отвращения к педофилии и исходили из факта признания гомосексуальности в качестве полностью принимаемого обществом образа жизни, в связи с чем, по их мнению, такого признания заслуживала и педофилия. В этих публикациях утверждалось, что признание обществом педофилии послужит расширению и развитию идеи гомосексуальной идентичности. Позднее стали также появляться публикации, связывающие педофилию с правом подростков на эмансипацию, а также публикации, утверждающие, что сексуальный опыт может иметь положительное влияние на ребёнка, поэтому сексуальные контакты взрослых с детьми не обязательно следует рассматривать в качестве сексуального насилия над ними[38].

На волне либерализации сексуального уголовного права активисты педофильских движений стали проникать в ЛГБТ-организации и политические партии и в ФРГ[61]. Историк Свен Райхард отмечает, что педофильское движение того времени считало себя частью ЛГБТ-движения. Связующим звеном такого «союза» являлся, по его словам, тот факт, что после декриминализации добровольных сексуальных отношений между взрослыми мужчинами, для гомосексуальных отношений законом был установлен более высокий возраст согласия[62]. Действительно, после либерализации параграфа 175 в 1969—1973 годах возраст согласия для сексуальных контактов между мужчинами оставался 18 лет, в то время как для гетеросексуальных или лесбийских контактов он регламентировался параграфом 176 и составлял 14 лет. Западно-германское гей-движение требовало снижения возраста согласия для гомосексуальных контактов до уровня возраста согласия для гетеросексуальных контактов, в чём его поддерживали и педофильские организации, которые вовсе надеялись отменить эту возрастную планку[63]. В 1970—1980-е годы в ФРГ многие гей-организации сотрудничали с педофильскими группами[64], а некоторые наиболее радикальные гей-организации, в частности западноберлинская гей-организация AHA, выступали за полную отмену криминализации любых добровольных сексуальных контактов[65]. Лишь с середины 1980-х годов ЛГБТ-движение начало дистанцироваться от педофильского движения, заметив, что такой союз приносит им больше вреда, чем пользы[66]. По словам Райхарда, такой альянс, в конечном итоге, нанёс ущерб ЛГБТ-движению[62]. Следует однако отметить, что дебаты о полной отмене возраста согласия являлись приметой того времени и поддерживались в целом в лево-альтернативной среде и в среде «поколения-68»[62].

Нидерландское педофильское движение оказало влияние и на американское ЛГБТ-движение. За легализацию и рационализацию сексуальных контактов взрослых мужчин с мальчиками в США выступала «Североамериканская ассоциация бойлаверов» (NAMBLA), а также организации René Guyon Society и The Childhood Sensuality Circle[38]. При этом тема педофилии оставалась табуизированной в обществе, и лишь немногие врачи решались открыто обсуждать её. В то время как представители американского ЛГБТ-движения пытались обосновывать правами гомосексуалов легитимность разрешения добровольных сексуальных контактов с подростками, достигшими 14-летнего возраста, гетеросексуальное сообщество акцентировало внимание на то, что сексуальные контакты с детьми, не достигшими 14 лет, не имеют ничего общего с правами геев[38].

Представители гомофильного движения с самого начала дистанцировались от любых форм педерастии. В частности, ещё в 1969 году Североамериканская конференция гомофильных организаций[en] призывала к увеличению возраста согласия настолько, чтобы полностью исключить любые возможные спекуляции относительно мальчиков-любовников в случае реформирования уголовного законодательства, которого она добивалась[3]. Тем не менее многие представители радикального гей-освободительного движения, набравшего силу в 1970-е годы, открыто поддерживали отношения с педофильскими организациями, в частности с педофильскими организациями гомосексуальной направленности, например с «бойлаверами»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2773 дня]. В 1983 году NAMBLA дажа стала членом Международной ассоциации лесбиянок и геев (ILGA)[67]. Такое сотрудничество продолжилось до 1994 года, когда ILGA исключила NAMBLA и другие организации, целью которых является поощрение или пропаганда педофилии, из своего состава. Хотя некоторые радикальные ЛГБТ-группы расценили это как уступку консервативным кругам и в знак протеста сами вышли из ILGA[67].

На современном этапе ЛГБТ-движения педофильские организации исключены из различных коалиций ЛГБТ-ассоциаций[3][неавторитетный источник? 2770 дней].

Дискуссии в свете скандала о растлениях в лоне католической церкви

После многочисленных скандалов, связанных с сексуальными домогательствами католических священников по отношению к мальчикам, в очередной раз встал вопрос о том, насколько педофилия связана с гомосексуальностью. Согласно проведённому в США крупномасштабному исследованию John Jay Report, посвящённому растлению в лоне католической церкви, около 81 % всех детей и подростков, подвергшихся сексуальным действиям со стороны католических священников, являются мальчиками. При этом также указывается, что жертвы-мальчики, как правило, оказываются старше жертв-девочек[68]. В то же время психолог и католический богослов из Германии Вунибальд Мюллер приводит данные, согласно которым число гомосексуалов среди католических священников значительно превышает среднестатистические данные среди населения и доходит до 30 %, а в некоторых семинариях — и до 50 %[69].

Криминолог Маргарет Смит, участвовавшая в работе над составлением отчёта John Jay Report, отметила, что несмотря на то, что большинство священников-совратителей совершали гомосексуальные действия, было бы ошибочно считать, что большинство священников-совратителей являются гомосексуалами. Также, по её словам, данные цифры не следует интерпретировать, как связь гомосексуальности с высокой вероятностью сексуального растления детей. По словам Смит, здесь следует проводить аналогию с гомосексуальным поведением в тюрьмах или с псевдогомосексуальными отношениями в культурах, где имеет место жёсткое половое разделение до наступления совершеннолетия. Карен Терри, также участвовавшая в работе над отчётом, тоже призывала разделять гомосексуальное поведение и гомосексуальную ориентацию и не проводить корреляцию между гомосексуальностью и растлением детей[70][неавторитетный источник? 2770 дней].

Исследователь Джон Хьюз также отмечает, что большинство затронутых подростков были старше 14 лет, поэтому, как он утверждает, священников, вступивших с ними в сексуальный контакт, по определению, следует причислять к гомосексуалам, а не к педофилам[38].

Права ЛГБТ в русле современных дискуссий о легализации педофилии

В средствах массовой информации также нередко постулируется связь гомосексуальности и педофилии[72]. Общественными и религиозными деятелями высказываются мнения и о том, что легализация однополых браков непременно приведёт к легализации педофилии. В частности, по мнению Патриарха Кирилла, следующим витком для обсуждения в обществе после узаконивания однополых браков непременно станет дискуссия о признании педофилии как нормы[73]. В тех странах, где уже узаконены однополые браки или другие правовые формы однополых союзов, обвинениями о связи гомосексуальности и педофилии нередко обосновываются причины запрета однополым парам усыновлять детей.

Сами сторонники легализации педофилии и снижения возраста сексуального согласия также часто сравнивают педофилию с гомосексуальностью и говорят о необходимости признания её в качестве сексуальной ориентации.

Влияние на законодательство

Представления о том, что гомосексуальные люди, прежде всего мужчины, склонны к совращению детей и подростков, нашли отражение в том числе и в законодательстве многих стран при установлении возраста сексуального согласия. Так, после легализации однополых отношений между взрослыми в большинстве государств долгое время сохранялось законодательное различие в возрасте согласия для однополых и разнополых сексуальных контактов, а именно для гомосексуальных контактов возраст согласия был выше, чем для гетеросексуальных. Впоследствии в результате либерализации законов в большинстве стран возраст согласия был уравнен. Однако и в 2015 году существуют страны с разным возрастом согласия для гетеросексуальных и гомосексуальных отношений.

В частности, согласно последнему ежегодному отчёту ILGA, неодинаковый возраст сексуального согласия для гомосексуальных и гетеросексуальных контактов по состоянию на май 2015 года был установлен в 15 странах и территориях (в которых однополые контакты между взрослыми являются легальными). Среди них — Бенин, Конго, Кот-д’Ивуар, Габон, Мадагаскар, Нигер, Руанда в Африке; Бахрейн, Индонезия в Азии; Греция и Гернси в Европе; Багамские Острова, Парагвай, Суринам, а также британские заморские территории Ангилья, Бермудские Острова, Британские Виргинские острова, Острова Кайман, Монтсеррат и Теркс и Кайкос в Америке[74]. Следует также отметить, что возраст согласия в разных странах вообще устанавливается по-разному в зависимости от культурных традиций[9].

Парламентская ассамблея Совета Европы требует от всех стран — членов Совета Европы введения одинакового минимального возраста согласия для гомосексуальных и гетеросексуальных актов[75]. Европейский суд по правам человека в своих решениях также неоднократно указывал на недопустимость установления разных возрастов сексуального согласия для однополых и разнополых отношений (в частности, дела 2003 и 2004 года против Австрии и Великобритании)[76].

См. также

Напишите отзыв о статье "Гомосексуальность и педофилия"

Примечания

  1. 1 2 3 [sex.sagepub.com/content/17/1-2/121.full.pdf The International (Lesbian and) Gay Association and the question of pedophilia: Tracking the demise of gay liberation ideals \\ David Paternotte, Universite´ Libre de Bruxelles, Belgium]
  2. 1 2 3 4 Wayne R. Dynes. [williamapercy.com/wiki/images/Androphilia.pdf Androphilia] // Encyclopedia of Homosexuality : [англ.] / Edited by Wayne Dynes. — N. Y. : Garland Publishing, 1990. — P. 58. — 1522 p. — ISBN 0-8240-6544-1.</span>
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Warren Johansson. [williamapercy.com/wiki/images/Pederasty.pdf Pederasty] // Encyclopedia of Homosexuality : [англ.] / Edited by Wayne Dynes. — N. Y. : Garland Publishing, 1990. — P. 959—963. — 1522 p. — ISBN 0-8240-6544-1.</span>
  4. Дерягин, 2008, с. 451-452.
  5. Дерягин, 2008, с. 458.
  6. Дерягин, 2008, с. 455.
  7. 1 2 Дерягин, 2008, с. 460.
  8. Дерягин, 2008, с. 458-459.
  9. 1 2 Дерягин, 2008, с. 500.
  10. 1 2 Joseph Geraci, Donald H. Mader. [williamapercy.com/wiki/images/Pedophilia.pdf Pedophilia] // Encyclopedia of Homosexuality : [англ.] / Edited by Wayne Dynes. — N. Y. : Garland Publishing, 1990. — P. 964—970. — 1522 p. — ISBN 0-8240-6544-1.</span>
  11. 1 2 Hall & Hall, 2007, с. 459.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Gregory M. Herek, Ph.D. [psychology.ucdavis.edu/rainbow/html/facts_molestation.html Facts About Homosexuality and Child Molestation] (англ.). Department of Psychology, University of California, Davis. Проверено 29 октября 2015.
  13. 1 2 Кон И. С. [de.slideshare.net/chronozaur/ss Лики и маски однополой любви: Лунный свет на заре]. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : ACT, 2003. — С. 463-464. — 576 с. — ISBN 5-17-015194-2.</span>
  14. 1 2 Психология криминального поведения, 2004, с. 250.
  15. 1 2 Дерягин, 2008, с. 513.
  16. Психология криминального поведения, 2004, с. 251.
  17. Finkelhor, David. [www.ncbi.nlm.nih.gov/entrez/query.fcgi?cmd=Retrieve&db=pubmed&dopt=Abstract&list_uids=7804768 Current information on the scope and nature of child sexual abuse]. The Future of Children: Sexual Abuse of Children 4, no. 2 (Summer 1994): 31-53
  18. 1 2 3 [www.rusmedserv.com/psychsex/book/gl1.htm Границы сексуальной нормы и современные классификации нарушений психосексуальных ориентаций] // Аномальное сексуальное поведение (под ред. А. А. Ткаченко). — М., 1997
  19. Дерягин, 2008, с. 442.
  20. 1 2 Christian Müller-Götzmann. [books.google.de/books?id=p9MfBAAAQBAJ&pg=PA56 Artifizielle Reproduktion und gleichgeschlechtliche Elternschaft], с. 56-57
  21. Freund K., Heasman G., Racansky I.G., Glancy G. Pedophilia and heterosexuality vs. homosexuality // Journal of Sex & Marital Therapy. — 1984. — Vol. 10, no. 3. — С. 193-200. — DOI:10.1080/00926238408405945. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/6512871 6512871].</span>
  22. Hall & Hall, 2007, с. 469.
  23. Hughes, 2007, с. 667, 669—671.
  24. [www.bishop-accountability.org/reports/2004_02_27_JohnJay/LitReview/1_4_JJ_TypologiesOf.pdf Typologies of child sexual abusers] (англ.). Проверено 29 октября 2015.
  25. 1 2 [books.google.de/books?id=FsElBAAAQBAJ&pg=PA492 Handbuch der forensischen Psychiatrie: Band 2]
  26. [www.researchgate.net/publication/267335154_Typological_and_Integrative_Models_of_Sexual_Abuse_(_____) Типологические и интегративные модели сексуального злоупотребления]
  27. [www.csom.org/train/etiology/4/4_1.htm Subtypes and Typologies: Groth’s Typologies]
  28. 1 2 [www.evangelische-jugend.de/fileadmin/user_upload/aej/Kinder-_und_Jugendpolitik/Downloads/Kinder-_und_Jugendschutz/Praevention_sex._Gewalt/VCP_Praevention_Handreichung.pdf Typen von Täterinnen und Tätern], с. 13 (нем.)
  29. 1 2 3 [www.splcenter.org/fighting-hate/intelligence-report/2015/10-anti-gay-myths-debunked 10 anti-gay myths debunked] (англ.). Southern Poverty Law Center. Проверено 29 октября 2015.
  30. Groth A. N., Birnbaum H. J. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/666571 Adult sexual orientation and attraction to underage persons] // Archives of Sexual Behavior. — 1978. — Vol. 7, no. 3 (май). — P. 175-181. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/666571 666571].</span>
  31. Carole Jenny, Thomas A. Roesler, Kimberly L. Poyer. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8008535 Are children at risk for sexual abuse by homosexuals?] : [англ.] // Pediatrics. — 1994. — Vol. 94, no. 1 (July). — P. 41-44. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8008535 8008535]. ([pediatrics.aappublications.org/content/94/1/41.abstract копия])</span>
  32. Hughes, 2007, с. 669.
  33. Kurt Freund, Robin Watson, Douglas Rienzo. [www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/00224498909551494 Heterosexuality, homosexuality, and erotic age preference] // Journal of Sex Research. — 1989. — Т. 18, вып. 26. — С. 107-117. ([www.robinjwilson.com/articles/freund%201989%20erotic%20age%20pref.pdf текст])</span>
  34. W.L. Marshall, H.E. Barbaree, Jennifer Butt. [www.sciencedirect.com/science/article/pii/000579678890071X Sexual offenders against male children: Sexual preferences] // Behaviour Research and Therapy. — 1988. — Т. 26, вып. 5. — С. 383-391.</span>
  35. 1 2 3 4 Gene G. Abel, Nora Harlow. [www.childmolestationprevention.org/pdfs/study.pdf The Abel and Harlow child molestation prevention study]. Child Molestation Research & Prevention Institute. — Выдержка из книги The Stop Child Molestation Book (2001). [www.webcitation.org/6ce0ojyI0 Архивировано из первоисточника 29 октября 2015]. ([www.survivorsresource.com/joomla/index.php?option=com_content&view=article&id=17:-q-&catid=4:2009-08-22-08-45-18&Itemid=6 неофициальный перевод])
  36. 1 2 3 Hall & Hall, 2007, с. 459-460.
  37. Frank Wendt, Hans-Ludwig Kröber. [www.thieme-connect.com/products/ejournals/html/10.1055/s-2005-836637 Lebensverläufe und Delinquenzvon älteren Pädophilen] : [нем.] // Zeitschrift für Sexualforschung. — 2005. — Vol. 18, no. 2. — С. 115-134. — DOI:10.1055/s-2005-836637.</span>
  38. 1 2 3 4 5 Hughes, 2007, с. 668.
  39. 1 2 Hall & Hall, 2007, с. 467.
  40. Beier K.M. Differential typology and prognosis for dissexual behavior — a follow-up study of previously expert-appraised child molesters // International Journal of Legal Medicine. — 1998. — Vol. 111, no. 3. — P. 133-141. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/9587795 9587795].</span>
  41. 1 2 Klaus M. Beier. [books.google.de/books?id=BdOEBwAAQBAJ&pg=PA140 Dissexualität im Lebenslängsschnitt] : Theoretische und empirische Untersuchungen zu Phänomenologie und Prognose begutachteter Sexualstraftäter : [нем.]. — Springer-Verlag, 1995. — S. 140-141. — 165 S. — ISBN 978-3-642-79602-9. — DOI:10.1007/978-3-642-79601-2.</span>
  42. [books.google.de/books?id=PaniKLaI0vsC&pg=PA369 Handbuch Psychologie und Seelsorge]
  43. National Research Council, 1993, p. 143; cited according to psychology.ucdavis.edu/rainbow/html/facts_molestation.html#cameron
  44. [psychology.ucdavis.edu/rainbow/html/facts_molestation.html#cameron Facts About Homosexuality and Child Molestation]
  45. Nathaniel McConaghy (1998) p. 259; cited according to psychology.ucdavis.edu/rainbow/html/facts_molestation.html#cameron
  46. Cantor, J. M. (2002, Fall). Male homosexuality, science, and pedophilia. Newsletter of Division 44 of the American Psychological Association, 18(3), 5-8
  47. Freund K., Watson R.J. [psycnet.apa.org/psycinfo/1992-27757-001 The proportions of heterosexual and homosexual pedophiles among sex offenders against children: An exploratory study] // Journal of Sex & Marital Therapy. — 1992. — Vol. 18, no. 1. — P. 34-43. — DOI:10.1080/00926239208404356. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/1556756 1556756].</span>
  48. Hughes, 2007, с. 671.
  49. [psycnet.apa.org/index.cfm?fa=search.displayRecord&uid=1987-10550-001 Homosexual molestation of children/sexual interaction of teacher and pupil. \\ Cameron, Paul Psychological Reports, Vol 57(3, Pt 2), Dec 1985, 1227—1236]
  50. [www.amsciepub.com/doi/abs/10.2466/pr0.1985.57.3f.1227 HOMOSEXUAL MOLESTATION OF CHILDREN/SEXUAL INTERACTION OF TEACHER AND PUPIL \\ PAUL CAMERON]
  51. [www.splcenter.org/fighting-hate/extremist-files/individual/paul-cameron Paul Cameron] (англ.). Southern Poverty Law Center. Проверено 29 октября 2015.
  52. Newton, David E.: [www.ncbi.nlm.nih.gov/entrez/query.fcgi?cmd=Retrieve&db=pubmed&dopt=Abstract&list_uids=665354 Homosexuals behavior and child molestation: A review of the evidence] // Adolescence 13, no. 49 (Spring, 1978): p 29-43.
  53. 1 2 Hall & Hall, 2007, с. 464.
  54. [journals.lww.com/jonmd/Abstract/2002/11000/CHILDHOOD_SEXUAL_HISTORY_OF_20_MALE_PEDOPHILES_vs_.6.aspx CHILDHOOD SEXUAL HISTORY OF 20 MALE PEDOPHILES vs. 24 MALE HEALTHY CONTROL SUBJECTS \\ COHEN, LISA J. Ph.D.; MCGEOCH, PAMELA G. M.A.; GANS, SNIEZYNA WATRAS Ph.D.; NIKIFOROV, KONSTANTIN M.D.; CULLEN, KEN M.S.W.; GALYNKER, IGOR I. M.D., Ph.D.]
  55. David Lisak, Jim Hopper and Pat Song. [www.jimhopper.com/pdfs/Lisak_Hopper_Song_(1996)_Factors_in_cycle_of_violence.pdf Factors in the Cycle of Violence: Gender Rigidity and Emotional Constriction] // Journal of traumatic stress, 1996 Oct; 9(4), pp. 721—743, DOI: 10.1007/BF02104099, PMID 8902743
  56. Wilson H. W., Widom C. S. [psycnet.apa.org/index.cfm?fa=search.displayRecord&UID=2010-01867-005 Does physical abuse, sexual abuse, or neglect in childhood increase the likelihood of same-sex sexual relationships and cohabitation? A prospective 30-year follow-up] // Archives of Sexual Behavior. — 2010. — Vol. 39, no. 1 (февраль). — P. 63-74. — DOI:10.1007/s10508-008-9449-3.</span>
  57. Cameron, P., Cameron K. [prx.sagepub.com/content/76/2/611.full.pdf+html Does incest cause homosexuality?] // Psychological Reports. — 1995. — Vol. 76, no. 2 (апрель). — P. 611–621. — DOI:10.2466/pr0.1995.76.2.611. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/7667476 7667476].</span>
  58. Hughes T., Johnson T.P., Wilsnack S.C. [www.researchgate.net/profile/Sharon_Wilsnack/publication/222671519_Sexual_assault_and_alcohol_abuse_A_comparison_of_lesbians_and_heterosexual_women/links/0fcfd50901ab2e45f1000000.pdf Sexual assault and alcohol abuse: A comparison of lesbians and heterosexual women] // Journal of Substance Abuse. — 2001. — Vol. 13, no. 4 (февраль). — P. 515-532. — DOI:10.1016/S0899-3289(01)00095-5. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11775080 11775080].</span>
  59. Tomeo M.E., Templer D.I., Anderson S., Kotler D. [documents.mx/documents/comparative-data-of-childhood-and-adolescence-molestation-in-heterosexual-and-homosexual-persons-2001-by-marie-e-tomeo-donald-i-templer-susan-anderson-debra-kotler.html Comparative data of childhood and adolescence molestation in heterosexual and homosexual persons] // Archives of Sexual Behavior. — 2001. — Vol. 30, no. 5 (октябрь). — P. 535-541. — DOI:10.1023/A:1010243318426. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11501300 11501300].</span>
  60. Steed J.J., Templer D.I. [bentham-open.com/contents/pdf/TOPSYJ/TOPSYJ-3-36.pdf Gay Men and Lesbian Women with Molestation History: Impact on Sexual Orientation and Experience of Pleasure] // The Open Psychology Journal. — 2010. — Vol. 3, no. 1 (февраль). — P. 36-41. — Размышления о причинах см. на стр. 40. — DOI:10.2174/1874350101003010036.</span>
  61. Harald Wiederschein. [www.focus.de/wissen/mensch/tid-33583/trittin-und-die-trittbrettfahrer-debatte-um-gruenen-programm-wie-paedophile-den-zeitgeist-nutzten_aid_1103676.html Debatte um Grünen-Programm: Wie Pädophile den Zeitgeist nutzten] (нем.). Focus (17. September 2013). Проверено 30 октября 2015.
  62. 1 2 3 [www.taz.de/1/archiv/digitaz/artikel/?dig=2010/04/22/a0004 Es gab ein heroisiertes Bild des Kindes] (нем.). taz (22. April 2010). Проверено 30 октября 2015.
  63. Sidney Gennies. [www.tagesspiegel.de/politik/paedophilie-debatte-bei-den-gruenen-die-schwulenbewegung-und-der-paragraph-175/8224622.html Pädophilie-Debatte bei den Grünen: Die Schwulenbewegung und der Paragraph 175] (нем.). Der Tagesspiegel (17. Mai 2013). Проверено 30 октября 2015.
  64. [www.spiegel.de/spiegel/vorab/paedophilie-aktivisten-alice-schwarzer-kritisiert-schwulenbewegung-a-918379.html Alice Schwarzer kritisiert Schwulenbewegung für einst fehlende Distanz zu Pädophilie-Aktivisten]
  65. [www.spiegel.de/spiegel/print/d-14316199.html SEXUALITÄT: Mächtiges Tabu] // DER SPIEGEL 30/1980
  66. Ann-Katrin Müller. [www.spiegel.de/spiegel/print/d-109119326.html Zeitgeschichte: Die Allianz] (нем.). Der Spiegel, 35/2013 (26. August 2013). Проверено 30 октября 2015.
  67. 1 2 Кон И. С. [de.slideshare.net/chronozaur/ss Лики и маски однополой любви: Лунный свет на заре]. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : ACT, 2003. — С. 315-316. — 576 с. — ISBN 5-17-015194-2.</span>
  68. [www.usccb.org/issues-and-action/child-and-youth-protection/upload/The-Nature-and-Scope-of-Sexual-Abuse-of-Minors-by-Catholic-Priests-and-Deacons-in-the-United-States-1950-2002.pdf THE NATURE AND SCOPE OF SEXUAL ABUSE OF MINORS BY CATHOLIC PRIESTS AND DEACONS IN THE UNITED STATES 195O-2OO2], с. 6
  69. Wunibald Müller. [books.google.de/books?id=lW7bJZZJkx4C&pg=PT126 Verschwiegene Wunden: Sexuellen Missbrauch in der katholischen Kirche] (нем.)
  70. [www.politicsdaily.com/2009/11/18/new-catholic-sex-abuse-findings-gay-priests-not-the-problem/ New Catholic Sex Abuse Findings: Gay Priests Are Not the Problem]
  71. [milano.repubblica.it/dettaglio/scritte-e-simboli-nazisti-attacco-ai-gay/1286405 Scritte e simboli nazisti, attacco ai gay] (итал.). La Repubblica (10 aprile 2007). Проверено 30 октября 2015.
  72. [derstandard.at/1266541117819/Norbert-Pauser-Was-hat-Kindesmissbrauch-mit-Homosexualitaet-zu-tun Was hat Kindesmissbrauch mit Homosexualität zu tun?]
  73. [www.pravmir.ru/katolicheskie-i-pravoslavnye-cerkvi-shvecii-osudili-reshenie-lyuteranskoj-cerkvi-strany-o-venchanii-odnopolyx-par/ Не-Законное венчание]. Православие и мир (26 октября 2009). Проверено 29 октября 2015.
  74. [old.ilga.org/Statehomophobia/ILGA_State_Sponsored_Homophobia_2015.pdf State-sponsored homophobia]. — ILGA, 2015. — Т. 10. — С. 31-32. — 129 с. (англ.)
  75. [books.google.de/books?id=QjfPBQAAQBAJ&pg=PA138 Права человека: аспекты проблемы]
  76. [mhg-main.org/sites/default/files/files/izbrre.pdf Избранные решения Европейского суда по правам человека: Вопросы сексуальной ориентации и гендерной идентичности], с. 9, 19
  77. </ol>

Литература

  • John R. Hughes. [www.uni-due.de/imperia/md/content/rke-forensik/material/hughes2007reviewofmedicalreportsonpedophilia.pdf Review of Medical Reports on Pedophilia] : [[web.archive.org/web/20151126172920/www.uni-due.de/imperia/md/content/rke-forensik/material/hughes2007reviewofmedicalreportsonpedophilia.pdf арх.] 26 ноября 2015] : [англ.] // Clinical Pediatrics. — 2007. — Vol. 46, no. 8 (October). — P. 667-682. — DOI:10.1177/0009922807301483. — PMID [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17502450 17502450].</span>
  • David Paternotte. [sex.sagepub.com/content/17/1-2/121.full.pdf The International (Lesbian and) Gay Association and the question of pedophilia: Tracking the demise of gay liberation ideals] : [англ.] // Sexualities. — 2014. — Vol. 17, no. 1/2 (January). — P. 121—138. — DOI:10.1177/1363460713511103.</span>
  • Ryan C. W. Hall, Richard C. W. Hall. [www.drryanhall.com/Articles/pedophiles.pdf A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues] : [[www.webcitation.org/6ce0L4f7H арх.] 29 октября 2015] // Mayo Clinic Proceedings. — 2007. — Т. 4, № 82. — С. 457-471. — DOI:10.4065/82.4.457.</span>
  • Дерягин Г. Б. Лекции 14-15: Гомосексуализм и педофилия // Криминальная сексология. Курс лекций для юридических факультетов. — 2008. — С. 437—518. — 552 с. — ISBN 978-5-93004-274-0.
  • Колоколов А.В. [rpj.geotar.ru/ru/jarticles_psycho/262.html?SSr=1401337b3d23ffffffff27c__07df0b01170e29-64d3 Современные клинико-патогенетические проблемы гомосексуальной педофилии] // Российский психиатрический журнал. — 2013. — № 1. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1560-957X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1560-957X].</span>
  • Педофилия // [books.google.de/books?id=0lAFwAgNdxMC&pg=PA250 Психология криминального поведения]. — ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 250. — 352 с.

Ссылки

  • Bange D. [www.gleichgeschlechtliche-lebensweisen.hessen.de/global/show_document.asp?id=aaaaaaaaaaaaity Homosexualität und sexuelle Gewalt gegen Jungen] (нем.)
  • Herek G. [psychology.ucdavis.edu/rainbow/html/facts_molestation.html Facts About Homosexuality and Child Molestation] (англ.)
  • Kort J.. [www.joekort.com/var/joekort2/storage/original/application/8a09043a93ab97f6b413fd2d8a2376a3.pdf Homosexuality and Pedophila: The False Link] (англ.)
  • Pietrzyk Mark E. [web.archive.org/web/20120314124757/www.internationalorder.org/scandal_response.html Homosexuality and Child Sexual Abuse: Science, Religion, and the Slippery Slope] (англ.)
  • Джим Барроуэй. [www.krotov.info/libr_min/02_b/ar/owey.htm Размышления об однополом влечении и гомосексуальном растлении]
  • Джим Барроуэй. [www.boxturtlebulletin.com/Articles/Threat_to-Children_RUS.pdf Верно ли, что геи опасны для наших детей?]
  • Аркадий Смолин. [rapsinews.ru/legislation_publication/20120409/262744596.html Штраф за педофилию]. РАПСИ (9 апреля 2012). Проверено 28 октября 2016.

Отрывок, характеризующий Гомосексуальность и педофилия

– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.
Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра.
– До свидания, очень благодарю вас. Государь император, вероятно, пожелает вас видеть, – повторил он и наклонил голову.
Когда князь Андрей вышел из дворца, он почувствовал, что весь интерес и счастие, доставленные ему победой, оставлены им теперь и переданы в равнодушные руки военного министра и учтивого адъютанта. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием.


Князь Андрей остановился в Брюнне у своего знакомого, русского дипломата .Билибина.
– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.
Князь Андрей не только после своего путешествия, но и после всего похода, во время которого он был лишен всех удобств чистоты и изящества жизни, испытывал приятное чувство отдыха среди тех роскошных условий жизни, к которым он привык с детства. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам.
Билибин был человек лет тридцати пяти, холостой, одного общества с князем Андреем. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. Как князь Андрей был молодой человек, обещающий пойти далеко на военном поприще, так, и еще более, обещал Билибин на дипломатическом. Он был еще молодой человек, но уже немолодой дипломат, так как он начал служить с шестнадцати лет, был в Париже, в Копенгагене и теперь в Вене занимал довольно значительное место. И канцлер и наш посланник в Вене знали его и дорожили им. Он был не из того большого количества дипломатов, которые обязаны иметь только отрицательные достоинства, не делать известных вещей и говорить по французски для того, чтобы быть очень хорошими дипломатами; он был один из тех дипломатов, которые любят и умеют работать, и, несмотря на свою лень, он иногда проводил ночи за письменным столом. Он работал одинаково хорошо, в чем бы ни состояла сущность работы. Его интересовал не вопрос «зачем?», а вопрос «как?». В чем состояло дипломатическое дело, ему было всё равно; но составить искусно, метко и изящно циркуляр, меморандум или донесение – в этом он находил большое удовольствие. Заслуги Билибина ценились, кроме письменных работ, еще и по его искусству обращаться и говорить в высших сферах.
Билибин любил разговор так же, как он любил работу, только тогда, когда разговор мог быть изящно остроумен. В обществе он постоянно выжидал случая сказать что нибудь замечательное и вступал в разговор не иначе, как при этих условиях. Разговор Билибина постоянно пересыпался оригинально остроумными, законченными фразами, имеющими общий интерес.