Гонконгская оборона

Поделись знанием:

Вы можете заказать реферат, курсовую или дипломную работу на данную тему. Заказать >>>
Перейти к: навигация, поиск
Гонконгская оборона
Основной конфликт: Вторая мировая война

Японские всадники в Гонконге
Дата

8 — 25 декабря 1941 года

Место

Гонконг, Великобритания

Итог

Победа Японии

Противники
Великобритания Великобритания
Японская империя Японская империя
Командующие
Марк Янг
Кристофер Молтби
Такаси Сакаи
Масаити Ниими
Силы сторон
15 000 человек 50 000 человек
Потери
4500 убито и ранено
8500 взято в плен
706 убито
1534 ранено
  Тихоокеанский театр военных действий Второй мировой войны

Гонконгская оборона — оборона английскими и канадскими войсками Гонконга от японских войск в декабре 1941 года, в ходе Второй мировой войны.





Предыстория

Британское командование в 1937 году не рассматривало Гонконг как объект нападения Японии. Оно же в перечне вероятных противников ставило Японию на второе место после Германии, которая, скорее всего, атакует сначала Сингапур.

В начале 1939 года при новой оценке обстановки был повторён тот же самый вывод и вынесено весьма важное положение о том, что безопасность Средиземноморья важнее безопасности Дальнего Востока.

Лишь в августе 1940 года британское командование пересмотрело оценку обстановки. Признавалось, что Гонконг защитить невозможно, и рекомендовалось эвакуировать гарнизон, состоящий в то время из 4 батальонов. Уинстон Черчилль согласился с этим планом, однако эвакуация не состоялась. Затем британское командование предложило усилить гарнизон Гонконга 2 канадскими батальонами. 27 октября 1941 года 2 канадских батальона направились в Гонконг.

Оборона

Наступление японцев на Гонконг началось 8 декабря. Наступление вела хорошо вооружённая японская группировка численностью более дивизии (12 батальонов) при мощном авиационном прикрытии и артиллерийской поддержке. 9 декабря англичане отошли на укреплённую линию Джиндринкерс на полуострове Коулун, а уже утром 10 декабря японский отряд захватил там один из ключевых редутов. Англичане были вынуждены оставить линию Джиндринкерс и отойти на остров Гонконг.

Первые попытки форсировать пролив были отбиты, однако это привело к распылению сил обороняющихся. В ночь на 19 декабря главные силы японцев высадились на северо-востоке острова и вскоре нанесли удар в направлении мыса Диопуотер на юге, расколов силы союзников. 25 декабря сдалась одна союзная группировка, на следующее утро — вторая.

Итоги

Несмотря на подкрепления, Гонконг продержался всего 18 дней, хотя оборона была рассчитана, примерно на 2,5 месяца. Японцы потеряли около 3 тысяч человек, а захватили в плен почти весь гарнизон, состоявший почти из 15 тысяч человек. Началась японская оккупация Гонконга.

Напишите отзыв о статье "Гонконгская оборона"

Литература

Отрывок, характеризующий Гонконгская оборона

– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?
– А то нет! Вовсе кривой.
– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.