Гонсалес Видела, Габриэль

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Габриэль Гонсалес Видела<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
президент Чили
1946 — 1952
 
Рождение: 22 ноября 1898(1898-11-22)
Ла-Серена
Смерть: 22 августа 1980(1980-08-22) (81 год)
Сантьяго

Габриэ́ль Гонса́лес Виде́ла (исп. Gabriel González Videla; 22 ноября 1898, Ла-Серена — 22 августа 1980, Сантьяго) — чилийский политический деятель, занимал пост президента Чили в 1946—1952 годах.

До избрания на пост президента занимал должности сенатора, депутата, посла Чили во Франции (1939—1941), Португалии (1941—1942) и Бразилии (1943—1944), постоянного представителя Чили в ООН.

Напишите отзыв о статье "Гонсалес Видела, Габриэль"



Ссылки

Отрывок, характеризующий Гонсалес Видела, Габриэль

– Легли? – спросил князь.
Тихон, как и все хорошие лакеи, знал чутьем направление мыслей барина. Он угадал, что спрашивали о князе Василье с сыном.
– Изволили лечь и огонь потушили, ваше сиятельство.
– Не за чем, не за чем… – быстро проговорил князь и, всунув ноги в туфли и руки в халат, пошел к дивану, на котором он спал.
Несмотря на то, что между Анатолем и m lle Bourienne ничего не было сказано, они совершенно поняли друг друга в отношении первой части романа, до появления pauvre mere, поняли, что им нужно много сказать друг другу тайно, и потому с утра они искали случая увидаться наедине. В то время как княжна прошла в обычный час к отцу, m lle Bourienne сошлась с Анатолем в зимнем саду.
Княжна Марья подходила в этот день с особенным трепетом к двери кабинета. Ей казалось, что не только все знают, что нынче совершится решение ее судьбы, но что и знают то, что она об этом думает. Она читала это выражение в лице Тихона и в лице камердинера князя Василья, который с горячей водой встретился в коридоре и низко поклонился ей.
Старый князь в это утро был чрезвычайно ласков и старателен в своем обращении с дочерью. Это выражение старательности хорошо знала княжна Марья. Это было то выражение, которое бывало на его лице в те минуты, когда сухие руки его сжимались в кулак от досады за то, что княжна Марья не понимала арифметической задачи, и он, вставая, отходил от нее и тихим голосом повторял несколько раз одни и те же слова.