Город

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Го́род — крупный населённый пункт, жители которого заняты, как правило, не сельским хозяйством. Имеет развитый комплекс хозяйства и экономики, является скоплением архитектурных и инженерных сооружений, обеспечивающих жизнеобеспечение населения.

Исторически термин происходит от наличия вокруг поселения оборонительной ограды — вала или стены. В Древней Руси городом называлось всякое крупное жилое место, окружённое такой оградой. Города служили центром развития искусства и ремёсел, технических достижений.

Разрастаясь, города образуют городские агломерации. Особенно важную роль для стран и континентов играют столицы, а также города-миллионники или агломерации-миллионеры[en] (имеющие численность населения более 1 миллиона человек), в том числе мегалополисы и глобальные города.

Изучением правильного устройства города занимается специальная дисциплина — градостроительство, которая изучает законы и правила устройства городов. Градостроительство родилось в недрах архитектуры, но со временем города стали большими, и для их планирования стали нужны дополнительные знания — о гигиене, экономике, экологии, транспорте и многом другом[1].





Определение

В контексте исторической науки город имеет десять признаковК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1624 дня], по которым он отличается от сельского поселения ранних времён, а именно:

Отнесение современного населённого пункта к категории городов оформляется в законодательном порядке; при этом критерий численности населения города различается — от 250 человек в Дании до 50 тысяч человек в Японии.

История

История всех городов и населённых пунктов начинается с их основания, с момента появления на их территории первых людей и до окончания беспрерывного проживания. По традиции историю населённых пунктов нередко ведут с момента их первого упоминания в письменных источниках (других способов передачи более достоверной информации пока нет). За период существования города может неоднократно меняться статус и его название. Сегодня известны тысячи реальных древних и средневековых городов, открытых археологами. На территории некоторых построены новые города, а в некоторых продолжается непрерывность жизни. Но история это повествование о том, что узнано, исследовано. Поэтому историю городов в основном и ведут от первого письменного упоминания.

Города Древнего Мира

В настоящее время древнейшим городом планеты признаетсяК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1624 дня] поселение 8 тысячелетия до н. э.: Чатал-Хююк, соответствующий этому понятию, прочие поселения вплоть до 5 тысячелетия до н. э. и близко не приближались ни по культуре, ни размерам. Примерно с 5 тыс. до н. э. распространяются крупные территориальные центры от Дуная в сторону будущей Греции и Днепра. Протогорода трипольской культуры достигают площади 250—450 гектаров при одновременном населении в 5-12 тысяч человек (Доброводы, Майданецкое, Петрены и др.; Румыния, Молдавия, Украина)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3255 дней].

На территории России одним из крупных поселений этого периода оказывается малоисследованная Вожмариха, рядом с которой известен знаменитый Оленеостровский могильник (недалеко от средневековых Кижей). Аркаим и территориальные центры Приуралья развиваются с 3-2 тысячелетия до н. э. Дербент (Дагестан) по археологическим данным отметил 5000-летие. 4-3 тысячелетиями до нашей эры датируются известные в мире древние территориальные центры: в Древней Месопотамии — Ур, Урук, Ницер; Египте — Мемфис, Фивы; Индии — Мохенджо-Даро, Хараппа; Греции — Спарта, Афины. Общеизвестную историю европейских городов начинают с 8-7 вв. до н. э. Ереван (Армения), Гадес (Испания), Массилия (Франция), Рим (Италия), Ольвия, Пантикапей (Керчь, Крым) и т. п. Уже в VI-V веках до н. э. появляются Фанагория, Гермонасса, Танаис и другие античные города на территории нынешней России. Ранние города были тесно связаны с промыслами и сельским хозяйством, так как нередко и создавались оседлыми земледельцами и скотоводами. Эту связь малые города сохраняют во многих странах и ныне, имеет тягу к сельскохозяйственному труду и часть населения крупных городов.

Города Средневековья

Средневековые города с V века н. э., как показывает история Рима, Константинополя, Херсонеса (Севастополь, Крым) и многих других больших и малых территориальных центров, во многом продолжали сложившиеся ещё в античности тенденции традиционного общества. В XIXII веках наиболее крупные города Европы: Венеция, Флоренция, Рим, Париж, Лондон, Кёльн, Киев и другие (подробнее см. самые большие города мира в истории).

Города нередко разрастались на месте оборонительных укреплений (замков, крепостей и т. п.) и вокруг них. Это отражает и этимология: «город» (в церковнославянском «градъ») дословно означает огороженное, защищённое место (сравните польское gród — крепость [autopublication.ucoz.ru/blog/2010-03-05-21 ]). Скандинавское название Руси «Гардарики» составное и означает «государство городов», где garđ- происходит от того же индоевропейского корня — «городить», «огораживать». Изначально люди предпочитали селиться вокруг городов, так как они имели возможность при необходимости укрыться за их стенами от врагов.

Развитие городов в Западной Европе и США в XIX—XX веках

Стремительный рост городов в XIX веке был вызван промышленной революцией. В пригородах крупных городов сначала проживали представители беднейших слоев. Однако уже в XIX веке благодаря развитию железнодорожного транспорта в Европе и США появились престижные пригороды крупных городов, где селились весьма богатые семьи.

Бурная субурбанизация началась в США после Второй мировой войны. Предпосылкой для переезда населения в пригороды стало увеличение количества личных автомобилей и развитие дорожной сети, включая скоростные магистрали. При этом в центрах больших городов в США стало скапливаться малоимущее население, проживающее в ветшающих многоквартирных домах.

Субурбанизация привела к появлению городских агломераций (англ. metropolitan areas). Самая большая в мире по площади городская агломерация — это агломерация Нью-Йорка, расположенная на территории трёх штатов. Самая большая по населению агломерация — это регион вокруг Токио, где проживают 35 млн человек.

Отличие городских агломераций Европы от США и Канады заключается в том, что пригороды крупных городов в Европе обычно были небольшими самостоятельными городами или деревнями, которые превратились в спальные районы, откуда жители ежедневно отправляются на работу в ближайший крупный город.

Города в развивающихся странах в XX-XXI веках

Многие развивающиеся страны отличаются высокими темпами урбанизации. В развивающихся странах происходит формирование многомиллионных городских агломераций (например, Мехико, Буэнос-Айрес, Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Калькутта, Мумбай и др.). Но приток сельского населения в города, как правило, сильно опережает рост потребности в рабочей силе, и урбанизация увеличивает количество безработных и полубезработных, расширяет городские районы трущоб.

Плановые города

В XX веке в различных странах, обычно в связи с добычей полезных ископаемых в труднодоступных или неблагоприятных для проживания большого количества людей регионах, стали планомерно строиться города при непосредственном участии государства, частного капитала крупных концернов или же их совместными усилиями.

В 1960-е годы столица Бразилии была перенесена в специально построенный для столичных функций новый город Бразилиа на малоосвоенном западе страны.

Зачастую построенный по единому плану новый город часто прилегает к уже существующему традиционному поселению, то есть фактически представляет собой узкоспециализированный город-спутник. Задача таких городов в основном сводится к разгрузке крупных агломерационных центров. Новый город включает в себя торговый и развлекательный центр города, жилые и промышленные районы.

Динамика развития

С наступлением индустриальной эпохи население городов повсеместно стремительно увеличивается, так как многие жители из деревень стремятся перебраться в крупные города ради комфортабельных жилищ и более высоких зарплат.

В XIX веке рост промышленных городов стал массовым, однако именно XX век считается веком урбанизации. Об этом свидетельствуют нижеследующие данные: в 1900 году в городах проживало 13 % населения, а к 2000 году — уже 47 %. В настоящее время в городах проживает уже более половины жителей планеты[2]. В России (на начало 1994) городское население составляло 108,5 млн человек, или 73 % всего населения.

Год Число жителей городов[3] Число жителей городов
от общего населения Земли[3]
1900 220 млн[4] 13 %[4]
1950 736,796 млн 29,1 %
1960 996,298 млн 32,9 %
1970 1 331,783 млн 36 %
1980 1 740,551 млн 39,1 %
1990 2 274,554 млн 43 %
2000 2 853,909 млн 46,6 %
2005 3 164,635 млн 48,6 %

В 1950 году насчитывалось 83 города с населением, превышающим 1 миллион жителей. В 2000 — 411. В 2010 — более 800.
В 2000 году насчитывалось 18 городов с населением более 10 миллионов жителей. В 2005 — 20 (22 города с населением 5—10 млн человек, 370 — 1—5 млн, 433—500 — 1 млн). На апрель 2010 года их 23.

Исследователи утверждают, что, если существующая тенденция продолжится, то население городов будет удваиваться каждые 38 лет.

В Европе 50 % городского населения проживает в небольших городах (5—10 тыс. человек) и по 25 % в городах с 10—250 тыс. человек и в городах свыше 250 тыс. человек.

В настоящее время все города занимают не более 1 % площади суши.

Современные города

Современные города делятся на малые (до 50 тысяч жителей), средние (50—100 тысяч), большие (100—250 тысяч), крупные (250 тысяч — 1 миллион), крупнейшие (от 1 до 3 миллионов) и сверхкрупные (свыше 3 миллионов жителей). В 1980-х годах в мире насчитывалось около 220 городов-миллионеров. У многих крупных городов возникают города-спутники. Часто города и города-спутники объединяются, образуя агломерации, которые могут быть объединены в мегалополисы.

Города в России

В России статус города определяется законодательством субъектов РФ. При этом выделяется два типа городов: регионального (областного, краевого, республиканского и т. д.) и районного значения. Так, например, в Волгоградской области для признания населённого пункта городом районного значения необходимо выполнение следующих условий: население не менее 10 тыс. чел; из которых рабочие, служащие и члены их семей должны составлять не менее 85 процентов (формальные критерии); поселение должно являться промышленным и культурным центром (оценочный критерий)[5]. Соответственно, для городов областного подчинения требования выше. Однако данные требования не являются жёсткими. Несоответствие населённого пункта какому-либо из критериев (в первую очередь, формальным, особенно по количеству жителей) не несёт за собой автоматическую потерю статуса города, поскольку для этого требуется принятие соответствующего нормативного правового акта (областного закона), а незначительные колебания населения вполне естественны. Например, город Серафимович Волгоградской области на 2013 год имел население лишь около 9300 человек. Кроме того, статус города может соответствовать интересам каких-либо политических сил (столица Ингушетии Магас — самый маленький город России, явлющийся административным центром субъекта Федерации), являться данью истории города или его культуре (Чекалин (самый маленький город России до придания статуса города Иннополису), Верхотурье, Верхоянск).

В 1990-х годах в Российской Федерации свыше 1030 городов, в которых проживало 73 % населения.[обновить данные]

Населённый пункт в России может официально приобрести статус города, если в нём проживает не менее 12 тысяч жителей, и не менее 85 % населения занято вне сельского хозяйстваК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2423 дня]. Однако в России есть достаточно много (208 из 1092) городов с населением меньше 12 тыс. человек. Их статус города связан с историческими факторами и изменением численности населения. В то же время в России имеется чуть менее 200 сельских населённых пунктов, а также чуть более 200 посёлков городского типа с населением более 10 тыс. человек.

Строение города

Города соединяются между собой дорогами, по которым перемещается дорожный транспорт. Дорога внутри города становится улицей (также проспекты). Вдоль улиц строятся здания, жилые дома и другие постройки. Комплексы зданий объединены в жилые и деловые кварталы.

Вокруг домов проложены тротуары, по которым ходят люди.

Типы зданий и построек в городах:

Каждый город имеет юридическую (административную) границу, или городскую черту, но по мере роста числа жителей застройка городского типа выходит за пределы юридической границы сначала вдоль главных радиальных дорог, а потом начинает заполнять промежутки между ними, поглощая города-спутники и близлежащие села. Несоответствие между юридической и фактической границами осложняет управление городским хозяйством. Городская администрация вынуждена обеспечивать транспортом и коммунальными услугами не только жителей города в его административных границах, но и людей, проживающих в пригородах, но ежедневно приезжающих на работу в город. Маятниковые миграции требуют значительных вложений в транспортную инфраструктуру — строительство новых магистралей, в том числе в исторической части города, транспортных развязок, линий скоростного транспорта. Решение этой проблемы может быть найдено путём совместного участия в городских расходах жителей города и пригородов или путём расширения административной границы города[6].

Факторы развития городов

Положение на пересечении главных национальных или международных торговых путей своего времени способствовало в разное время развитию таких городов, как Генуя, Венеция, Париж, Амстердам, Великий Новгород, Данциг.

Также имело значение расположение месторождений полезных ископаемых. Так, металлургия, заложившая основы для создания массовых производств, зародилась там, где месторождения каменного угля и железной руды были размещены близко друг от друга. Это, например, стимулировало бурное развитие городов Рурской области (Эссен, Дуйсбург) в Германии в XIX веке[7].

Экология городов

В городах формируется особый микроклимат. Температура воздуха в городах всегда несколько превышает среднюю температуру окружающей местности. Нагревание городской атмосферы происходит из-за сгорания топлива, отопления зданий и последующей отдачи ими тепла. В городах раньше тает снег, зеленеют растения, часто перелётные птицы, обычно зимующие в других краях, «забывают» о своих инстинктах и остаются на зиму в городе.

Города являются важнейшими источниками загрязнения окружающей среды как за счет промышленного производства, так и за счет автомобильного транспорта. Жилая застройка снижает скорость ветра, что способствует концентрации загрязняющих веществ в воздухе. Разрастание городской территории и пригородных поселений ведёт к сокращению ценных сельскохозяйственных угодий, лесов[8].

В докладе «Хабитат» — программы ООН по населённым пунктам, опубликованном в 2012 г., содержится призыв к уменьшению выбросов парниковых газов в городах. Для этого предлагается:

  • проводить мероприятия по энергосбережению;
  • развивать общественный транспорт в противовес личным автомобилям;
  • строить многоэтажные здания, так как территории с наиболее плотной застройкой имеют более низкий уровень выбросов парниковых газов в расчёте на человека[9].

Созданный британской компанией «Фостер и партнёры» проект города, расположенного в эмирате Абу-Даби Объединённых Арабских Эмиратов, который называется «Инициатива Масдар», предполагает возведение первого в мире города, обеспечиваемого солнечной энергией, другими возобновляемыми источниками энергии и имеющего устойчивую экологическую среду с минимальными выбросами углекислого газа в атмосферу, а также системой полной переработки отходов городской деятельности[10][11].

Происхождение названий городов

Названия городов обычно происходят от:

См. также

Списки

Напишите отзыв о статье "Город"

Примечания

  1. А. Гутнов, В. Глазычев. Мир архитектуры. — Москва: Молодая гвардия, 1990. — 351 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-235-00487-6.
  2. [rus.delfi.lv/news/technology/discovery/article.php?id=17974972 Земля стала планетой городского типа]
  3. 1 2 [esa.un.org/unup World Population Prospects: The 2006 Revision and World Urbanization Prospects: The 2007 Revision] (англ.). Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat. Проверено 30 апреля 2009. [www.webcitation.org/616JzJRfA Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  4. 1 2 [www.un.org/esa/population/publications/WUP2005/2005wup.htm World Urbanization Prospects: The 2005 Revision] (англ.). Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat. [www.webcitation.org/616JzmmHE Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  5. Статья 1 Закона Волгоградской области от 7.10.1997 «Об административно-территориальном устройстве Волгоградской области» № 139-ОД
  6. [sc.nios.ru/dlrstore/00000c51-1000-4ddd-517d-3600483aebf5/05-1-4.htm Общественная география современного мира]
  7. [sc.nios.ru/dlrstore/00000c51-1000-4ddd-517d-3600483aebf5/05-1-3.htm Общественная география современного мира]
  8. [sc.nios.ru/dlrstore/00000c51-1000-4ddd-517d-3600483aebf5/05-1-6.htm Общественная география современного мира]
  9. [www.kommersant.ru/doc/2024525 В. Тихомиров. Город на выброс]
  10. Al Lawati, Abbas. [www.gulfnews.com/nation/Environment/10327093.html UAE to host Irena HQ], Gulfnews.com (29 июня 2009). Проверено 1 июля 2009.
  11. Lawton, Michael. [www.dw-world.de/dw/article/0,,4442082,00.html Renewable energy agency to call United Arab Emirates home], Deutsche Welle (29 июня 2009). Проверено 1 июля 2009.

Литература

  • Арсеньев К. К., Латышев С. М. Город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Иванов Вяч. Вс. [ec-dejavu.net/t-2/Town.html К семиотическому изучению культурной истории большого города] // Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4. — М., 2007, с. 165—179
  • Макс Вебер [www.glazychev.ru/bibliography/weber_gorod/weber_gorod.htm Город]
  • Chandler, T. 1987. Four Thousand Years of Urban Growth: An Historical Census. Lewiston, NY: Edwin Mellen Press.
  • Modelski, G. 2003. World Cities: −3000 to 2000. Washington: Faros2000.
  • А. Гутнов, В. Глазычев. Мир архитектуры. — Москва: Молодая гвардия, 1990. — 351 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-235-00487-6.[www.glazychev.ru/books/mir_architectury/archit.htm Мир архитектуры. Лицо города]
  • Хайдуков Д. С. Университетские города — обучение будущему // Мировой опыт и отечественные традиции управления человеческими ресурсами: Сб. материалов III Международной научно-практической конференции. МГУ / Под общ. ред. д. ф. н., проф. В. П. Пугачева;. — М.: МАКС Пресс, 2012.
  • Зифельдт А. [vrn-id.ru/filzaps13.htm О происхождении слова «город»]// «Филологические записки», Воронеж, 1913.

Ссылки

  • [web.archive.org/web/20090612082625/club.fom.ru/books/urban_sociology.pdf Казанцев В. И., Светуньков М. Г. Социология города. Учебно-методическое пособие] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2306 дней) — историякопия)
  • [lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2012/1741/43582_4ecf.pdf Хайдуков Д. С. Университетские города — точки роста // Сб.: Материалы Международного молодёжного научного форума «Ломоносов — 2012». МГУ. — М.: МАКС Пресс, 2012.]
  • [www.archipelag.ru/authors/giddens/?library=2529 Э. Гидденс. Современный урбанизм]
  • [godwomen.org/index.php?option=com_content&view=article&id=4895:2010-06-19-19-46-58&catid=171:2009-06-22-06-04-58&Itemid=673 Время пригородов?]
  • [www.unchs.org/Istanbul+5/statereport.htm Доклад о состоянии городов мира (ООН), на английском языке]
  • [kurlymurly.org/ru/book/kniga-o-gorode/tekhnologiya/goroda-v-vozdukhe Летающие города будущего] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2306 дней))

Отрывок, характеризующий Город

Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.
– Марья Львовна Карагина с дочерью! – басом доложил огромный графинин выездной лакей, входя в двери гостиной.
Графиня подумала и понюхала из золотой табакерки с портретом мужа.
– Замучили меня эти визиты, – сказала она. – Ну, уж ее последнюю приму. Чопорна очень. Проси, – сказала она лакею грустным голосом, как будто говорила: «ну, уж добивайте!»
Высокая, полная, с гордым видом дама с круглолицей улыбающейся дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную.
«Chere comtesse, il y a si longtemps… elle a ete alitee la pauvre enfant… au bal des Razoumowsky… et la comtesse Apraksine… j'ai ete si heureuse…» [Дорогая графиня, как давно… она должна была пролежать в постеле, бедное дитя… на балу у Разумовских… и графиня Апраксина… была так счастлива…] послышались оживленные женские голоса, перебивая один другой и сливаясь с шумом платьев и передвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями, проговорить: «Je suis bien charmee; la sante de maman… et la comtesse Apraksine» [Я в восхищении; здоровье мамы… и графиня Апраксина] и, опять зашумев платьями, пройти в переднюю, надеть шубу или плащ и уехать. Разговор зашел о главной городской новости того времени – о болезни известного богача и красавца Екатерининского времени старого графа Безухого и о его незаконном сыне Пьере, который так неприлично вел себя на вечере у Анны Павловны Шерер.
– Я очень жалею бедного графа, – проговорила гостья, – здоровье его и так плохо, а теперь это огорченье от сына, это его убьет!
– Что такое? – спросила графиня, как будто не зная, о чем говорит гостья, хотя она раз пятнадцать уже слышала причину огорчения графа Безухого.
– Вот нынешнее воспитание! Еще за границей, – проговорила гостья, – этот молодой человек предоставлен был самому себе, и теперь в Петербурге, говорят, он такие ужасы наделал, что его с полицией выслали оттуда.
– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.