Государство Шан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Государство Шан
шанский
МоЕн-та́й
Флаг Эмблема
Государственный гимн Государства Шан
Провозглашение независимости 1996 (от Мьянмы)
Дипломатическое признание отсутствует
Официальный язык Шанский
Столица Таунджи
Лои Тайленг (временная)
Крупнейшие города Таунджи
Вансхала
Форма правления Военная диктатура
Милитократия
Лидер шанов Йод Серк[en]
Территория
• Всего

155 800 км²
Население
• Оценка (1999)
Плотность

4 702 000 чел.
30 чел./км²
Координаты: 21°30′ с. ш. 97°30′ в. д. / 21.500° с. ш. 97.500° в. д. / 21.500; 97.500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=21.500&mlon=97.500&zoom=12 (O)] (Я)

Государство Шан (Государства Шан, Федерация Шанских Государств, Федеративные Шанские Государства, Соединенные штаты Шана, Шанленд) — самопровозглашенное непризнанное государство[1] шанов на северо-востоке Мьянмы, частично контролирующее свою территорию. По границам совпадает с одноименной провинцией. Северо-восток Шана контролируется другим непризнанным государством Ва, северо-запад — правительственными войсками Мьянмы.

Фактической столицей является Лои Тайленг — место базирования Армии Шанского государства — Южной в юго-восточной части штата напротив таиландской провинции Мае Хонг Сон. Ранее оно было ареной крупных столкновений с армией государства Ва.





Под властью «Золотого треугольника»

Территория государства Шан ранее входила в состав т. н. «Золотого треугольника» — наркокартеля, расположенного в северном Таиланде, западном Лаосе и на северо-востоке Мьянмы. Кроме того, наркодельцы свободно ощущали себя в южном Китае, Вьетнаме, Камбодже. Почти 50 тыс. чел. обеспечивали безопасность производства, транзита и сбыта наркотиков. Возглавил картель полукитаец, полушан Чжан Шифу, более известный как Кун Са. Именно он уговорил шанов зарабатывать на освободительную борьбу продажей героина. Впрочем, в Бирме выращивали опиум ещё для французских колонизаторов, корсиканская мафия перевозила его в Марсель, откуда, после переработки, героин попадал на рынок США.

Руководители «Золотого треугольника» разработали новые схемы транзита через Шри-Ланку, Индию, Бангладеш, а также через Таиланд и Камбоджу и существенно расширили рынок сбыта. Безопасность груза обеспечивали шаны, индийские повстанческие группировки и коррумпированные чиновники Таиланда. В 1996, после удачных военных операций армии Мьянмы, Кун Са вынужден был сдать ближайших соратников и скрыться.

Контролируемая территория

Практически вся территория Шан контролируется властями Мьянмы. Под контролем армии Шана остаётся небольшая территория у границы с Таиландом, где расположены их пять военных баз:

  1. Лои Тайленг (основная)
  2. Лои Мунг Мерн (напротив округа Муанг таиландской провинции Мэхонгсон)
  3. Лои Сарм Сип (напротив округа Фанг таиландской провинции Чиангмай)
  4. Лои Лам (напротив округа Вянг Генг таиландской провинции Чиангмай)
  5. Лои Гавван (напротив округа Мае Фа Луанг таиландской провинции Чианграй)

Политическая ситуация

В 1996 году после предательства Кун Са его армия Монг-Таи развалилась на мелкие бандформирования. Новый предводитель шанов, полковник Йод Серк[en], уверен, что теперь они вернулись к подлинным истокам борьбы — за независимость своих территорий.

За несколько лет под их знамена встали около 15 тыс. чел. Армия Шана пополняется преимущественно за счёт населения сёл и деревень, где проводились этнические чистки армией Мьянмы. Армия Шана под командованием Йода Серка также известна как Армия Шанского государства — Южная (Shan State Army-South). Помимо неё существует также Армия Шанского государства — Северная (Shan State Army-North) численностью 4 тыс. человек, подписавшая договор о перемирии с военной хунтой Мьянмы, который не распространяется на Южную армию. Также существует Восточная армия Шан (ESSA), которая в отличие от SSA-S и SSA-N не была частью Монг-Таи; она также подписала перемирие с военной хунтой Мьянмы сроком на 20 лет.

В апреле 2005 войска Государственного совета мира и развития (официальное название правящей военной хунты) и армия государства Ва провели совместную операцию против шанских повстанцев. Была обстреляна их штаб-квартира. Всего с февраля по апрель было арестовано по меньшей мере десяток шанских политиков[2], среди которых лидер Лиги за демократию шанских народностей Кхун Хтун У[3] и 82-летний активист Шве Охн[4].

В результате действий хунты в апреле 2005 вторая по численности Национальная армия Шанского государства (Shan State National Army) была вынуждена покинуть свои базы в северной части Государства Шан[4].

21 мая 2005 лидеры Армии Шанского государства — Южной (SSA-S) и Национальной армии Шанского государства (SSNA) Йод Серк и Сай Йи на совместной пресс-конференции вблизи границы Таиланда объявили об объединении в борьбе против военной хунты за независимость Шана[2].

В декабре 2008 в Лои Тайленг был сформирован Государственный Конгресс Шана под предводительством Йода Серка. Конгресс включает в себя нешанские группы, такие как:

  1. Демократический Союз Лаху
  2. Национально-освободительная организация Па-о
  3. Совет по восстановлению Государства Шан (политическое крыло SSA-S)
  4. Координационный Комитет Таи
  5. Национальная Организация Ва

Помимо этого ранее существовал военный союз, состоящий из шести организаций, представляющих народы, которые, также как и шаны, борются за независимость от Мьянмы или автономию (араканцы, чины, карены). Этот союз не проявляет активности с 2005, однако Йод Серк считает, что его стоит возродить в преддверии выборов 2010 года[5].

В марте 2011 года в Государстве Шан произошло землетрясение магнитудой 6,8 баллов[6]. Спасательная операция, инициированная правительством Мьянмы была благосклонно воспринята руководством непризнанного государства Шан, и позволила Шан ослабить противостояние с центральной властью Мьянмы.

Торговля наркотиками

Как декларируют лидеры Шана, торговля наркотиками и грабежи остались в прошлом. Однако иных источников дохода в провинции нет, в результате чего даже Йод Серк вынужден констатировать: «Я не думаю, что он (экспорт опиума) уменьшается. Мак везде, в местах, где его не было, когда мы были молодыми. Торговля опиумом по-прежнему процветает»[7]. Основной преградой на пути решения опиумной проблемы Йод Серк считает позицию военной хунты, находящейся у власти в Мьянме. По его словам, правительство намерено вводит в заблуждение мировое сообщество по поводу масштабов опиумных плантаций в регионе[8].

Спорт

15 декабря 1966 года сборная Шанского государства по футболу в товарищеском матче, состоявшемся в Таунджи, проиграла ленинградскому «Зениту» из СССР со счётом 0:5.[9]

См. также

Напишите отзыв о статье "Государство Шан"

Примечания

  1. [web.archive.org/web/20110522180230/www.voanews.com/english/archive/2005-04/2005-04-18-voa15.cfm Shan Elders Declare Independence from Burma]
  2. 1 2 [archive.is/20120723084718/www.bbc.co.uk/burmese/highlights/story/2005/05/050524_ssa_ssna_unite.shtml Shan rebels unite against Rangoon]
  3. [www.shanland.org/war/2005/statement_on_shan_state_national.htm/%3Fsearchterm%3Dssna&usg=ALkJrhjCAZl_8d-C5FOmHGzaZpchaRrZ-w STATEMENT ON SHAN STATE NATIONAL ARMY AND SHAN STATE ARMY MERGER]
  4. 1 2 [www.irrawaddy.org/article.php?art_id=5169 Uncertainty Reigns in Shan State]
  5. [www.shanland.org/index.php?option=com_content&view=article&id=2406:shan-state-congress-formed&catid=85:politics&Itemid=266 Shan State Congress formed]
  6. [www.gumilev-center.ru/?p=1374 Землетрясение в непризнанном государстве на востоке Мьянмы]
  7. [thinkexist.com/quotation/all-our-soldiers-are-aged-to/1227955.html Colonel Yod Suk quotes]
  8. [thestar.com.my/news/story.asp?file=/2006/1/30/worldupdates/2006-01-30T131527Z_01_NOOTR_RTRJONC_0_-234437-2&sec=Worldupdates Myanmar opium trade flourishing, says rebel chief]
  9. [www.zenit-history.ru/component/content/article/248-kalendar/4393-15-november 1966 — завершение турне «Зенита» по Бирме]

Ссылки

  • [www.shanland.org/ Shan Herald Agency for News (S.H.A.N.)]

Отрывок, характеризующий Государство Шан

Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…