Гражданская война в Анголе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Гражданская война в Анголе
Основной конфликт: Часть холодной войны
Дата

197530 марта 2002

Место

Ангола

Итог

Победа МПЛА

Противники
МПЛА
Куба
СВАПО
СССР

ГДР (до 1990)


при поддержке:
ДР Конго (с 1997)
ЮАР (с 1994)
Намибия (с 1990)
Конго (до 1991)
Ливия
Танзания
Мозамбик
Португалия
Чехословакия (до 1989)
Польша
Югославия (до 1992)
Болгария (до 1990)
Румыния (до 1989)
Гайана

УНИТА
ФНЛА

ФЛЕК
ЮАР (до 1994)
Заир (до 1997)


при поддержке:
Китай (до 1991)
США
Замбия
Марокко

Командующие
Антонио Агостиньо Нето
Жозе Эдуарду душ Сантуш
Лусио Лара
Жонас Савимби
Холден Роберто
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
Потери СССР составили 54 погибших(по официальным данным), десять раненых и один пленный (по другим данным, в плен попали три человека)[1].
Потери среди гражданского населения — 300 000—500 000
неизвестно
 История Анголы

Доколониальная история (до 1575)

Колонизация (1575-1641)

Голландская оккупация (1641-1648)

Колониальная история (1648-1951)

Португальская Западная Африка (1951-1961)

Война за независимость (1961-1974)

Гражданская война (1975-2002)

Мятеж «фракционеров» (1977)

Бисесские соглашения (1991)

Лусакский протокол (1994)

Ангола после окончания гражданской войны2002)


Портал «Ангола»

Гражданская война в Анголе (19752002) — крупный вооружённый конфликт на территории Анголы между тремя соперничающими группировками: МПЛА, ФНЛА и УНИТА. Война началась в 1975 году после завершения войны за независимость Анголы и продолжалась до 2002 года.





Ранний период войны

Начало войны: 1975—1976

После того, как вооружённые силы МПЛА в преддверии провозглашения независимости установили контроль над Луандой, стал очевиден срыв Алворских соглашений о коалиционном правительстве. Три ангольских движения — МПЛА, ФНЛА, УНИТА — обратились за помощью к своим внешним союзникам.

25 сентября 1975 года с севера на территорию Анголы вступили войска Заира. Президент Мобуту Сесе Секо оказывал военную помощь ФНЛА и своему родственнику Холдену Роберто.

Поскольку марксистская МПЛА сотрудничала со СВАПО, 14 октября армия ЮАР вторглись на территорию Анголы с юга, оказывая поддержку УНИТА — дабы оградить свой оккупационный режим в Намибии.

В то же время с территории Намибии ангольскую границу пересекли немногочисленные, но активные отряды Португальской армии освобождения (ЭЛП), выступавшие на стороне сил, враждебных МПЛА[2]. Целью их продвижения была Луанда.

В этой ситуации председатель МПЛА Агостиньо Нето обратился за помощью к СССР и Кубе. Кубинский лидер Фидель Кастро отреагировал сразу же, направив в Анголу на помощь МПЛА добровольческие кубинские отряды. Прибытие в Анголу кубинских военных специалистов дало возможность МПЛА в кратчайшие сроки сформировать 16 пехотных батальонов и 25 зенитных и минометных батарей вооружённых сил Народной Республики Ангола (НРА). СССР до конца 1975 г. направил на помощь МПЛА около 200 военных специалистов, к ангольским берегам также прибыли боевые корабли ВМФ СССР. СССР и его союзники поставили МПЛА много различного вооружения.

Кубинская и советская поддержка обеспечили МПЛА значительный военный перевес над формированиями ФНЛА. Войска Холдена Роберто были укомплектованы плохо обученными солдатами-баконго и оснащены в основном устаревшим китайским оружием. Наиболее боеспособным подразделением ФНЛА являлся отряд наёмников, завербованных в Западной Европе, но он был немногочисленным и не имел тяжёлого вооружения.

В ночь с 10 на 11 ноября войска ФНЛА и Заира потерпели решающее поражение в битве при Кифангондо. 11 ноября 1975 года независимость Анголы была провозглашена под властью МПЛА.

12 ноября колонна южноафриканских войск «Зулу» перешла в наступление. За 20 дней южноафриканские войска продвинулись на более чем 700 км вглубь ангольской территории[3]. Однако уже 17 ноября войскам МПЛА, при поддержке кубинцев, удалось остановить южноафриканскую бронетанковую колонну у моста через реку Кеве, севернее города Гангула. Спустя несколько дней войска МПЛА начали наступление в районе Порту-Амбаин[4]. К 5 декабря объединённые силы ФАПЛА и кубинских добровольцев отбросили противников к северу и югу от столицы на 100 км[2].

6 января 1976 года Кармона (Уижи) — главная база ФНЛА на севере Анголы — перешла в руки МПЛА. Через неделю, войска ФНЛА, обратившись в паническое бегство, покинули территорию Анголы. МПЛА получило возможность перебросить свои силы на юг. Сильные бои развернулись в районах Вила-Лузо и Тейшейра де Сауза[5]. Савимби был вынужден объявить о переходе УНИТА к партизанской борьбе[2].

В начале февраля 1976 года боевые действия на северном фронте шли уже в пограничной с Заиром зоне. 8 февраля бойцы МПЛА заняли важный стратегический город Санту-Антоньо-ду-Зайри, а на следующий день — уже на южном направлении — вступили в город Уамбо (Нова Лижбоа). Развивая успех, отряды МПЛА в течение последующих дней взяли портовые города Бенгела, Лобиту и Са да Бандейра. С захватом 18 февраля города Педру-да-Фейтису силы МПЛА установили контроль над северной границей страны[6].

К концу марта 1976 года вооружённым силам НРА при прямой поддержке 15-тысячного контингента кубинских добровольцев и помощи советских военных специалистов удалось вытеснить с территории Анголы войска ЮАР и Заира. Войну продолжило движение УНИТА в главе с Жонасом Савимби, сумевшее быстро преобразоваться в партизанскую армию.

1980-е

Власти Анголы зафиксировали с января по июнь 1980 года 529 случаев нарушения ангольской границы вооружёнными силами ЮАР[7].

В августе 1981 года моторизованные колонны ЮАР численностью до 5 тыс. человек при поддержке тяжёлой артиллерии, самолётов и вертолётов вторглись в ангольскую провинцию Кунене, продвинувшись в отдельных участках на 150—200 км[8]. В ходе данной операции, получившей наименование «Протея», был уничтожен 831 военнослужащий ФАПЛА (Вооружённых сил Анголы) и партизан СВАПО. Кроме того, в ходе боестолкновений погибли 9 советских военнослужащих и 4 гражданских специалиста, а один военнослужащий, прапорщик Николай Пестрецов, был захвачен в плен. В конце лета 1982 года сюда были дополнительно переброшены 4 бригады мотопехоты, 50 самолётов и 30 вертолётов[9]. В этот период была предпринята попытка захватить населённые пункты Кувелай, Летала. В конце 1982 года ангольское и южноафриканское правительства начали переговоры о прекращении огня, но 31 января 1983 года части армии ЮАР проникли в провинцию Бенгела и взорвали гидроэлектростанцию, что привело к новому витку эскалации конфликта. Лишь в марте 1984 года стороны подписали соглашение о прекращении огня в Лусаке. Но война с УНИТА продолжилась.

Летом—осенью 1987 года провалилось очередное крупномасштабное наступление ФАПЛА, целью которого было окончательно покончить с партизанами УНИТА. В ноябре 1987 года войска УНИТА напали на правительственный гарнизон в Куито-Куанавале. На помощь правительственным войскам пришли кубинские части, и тогда в сражение вмешалась армия ЮАР. Бои продолжались до 5 августа 1988 года, когда в Женеве было заключено соглашение с южноафриканским правительством о прекращении огня. Выбить правительственные войска южноафриканцы и УНИТА так и не смогли. Савимби не признал решений мирного соглашения и продолжил войну.

Завершающий период войны

1990-е

31 июня 1991 года заключены Лиссабонские мирные соглашения между МПЛА и УНИТА о проведении свободных выборов. Выборы состоялись осенью 1992 года, было объявлено о победе МПЛА. Савимби отказался признать своё поражение и потребовал повторного голосования. В результате организованной МПЛА резни Хэллоуин погибли десятки тысяч человек, в основном члены УНИТА, а также ФНЛА. После этого боевые действия возобновились с новой силой.

Наиболее сильные бои происходили в провинции Уамбо. Напряжённые бои продолжались до середины 1994 года. В Лусаке было заключено новое мирное соглашение, вскоре сорванное обеими сторонами. Массированное наступление правительственных войск развернулось в 1998—1999. К началу 2000 года правительственными войсками были взяты основные оплоты УНИТА, включая города Баилундо (политическая столица оппозиции) и Джамба (основная военная база).

2000-е

В феврале 2002 года Савимби погиб в перестрелке с правительственными войсками неподалёку от городка Лукуссе, в восточной провинции Мошико. Его преемник Антониу Дембо объявил о продолжении вооружённой борьбы, однако вскоре скончался от ранений, полученных в том же бою, где погиб Савимби. Руководство УНИТА перешло к Паулу Лукамбе, который был сторонником компромисса с правительством. 30 марта в Луэне было заключено соглашение о прекращении огня. УНИТА была легализована и стала партией парламентской оппозиции во главе с Исайашем Самакувой.

Одним из условий мира группировка УНИТА предъявила требование о перезахоронении из мавзолея забальзамированного тела Агоштинью Нету. Окончание боевых действий в Анголе совпадает с прекращением Второй конголезской войны, ранее которой силы ДРК и Анголы взаимно поддерживали друг друга, в противовес альянсу прежних властей Заира и УНИТА (ранее поддерживаемых также США и ЮАР).

Одним из тяжких последствий войны, осложняющих мирное развитие Анголы, представляют противопехотные мины, бесконтрольно применявшиеся всеми сторонами конфликта.

Всего с 1975 по 1991 год в Анголе побывали 10 985 советских военных[1].

В культуре

  • Война косвенно показана в американском фильме «Красный скорпион», где главный герой, советский спецназовец, отправляется в Африку для убийства лидера сопротивления, который противостоит странам социалистического лагеря: СССР, Кубе и Чехословакии.
  • В фильме «Наверное, боги сошли с ума 2» действуют темнокожий боец группировки УНИТА и кубинский солдат, участвующие в ангольском конфликте.
  • Эпизод гражданской войны присутствует в компьютерной игре Call of Duty: Black Ops II: в одной из миссий игрок участвует в битве между войсками УНИТА под предводительством Жонаса Савимби и МПЛА.
  • В книге российского писателя А. Бушкова «Черное солнце» описывается противостояние просоветского правительства Анголы и кубинских добровольцев, а также советских советников агрессии расистского режима ЮАР и местным сепаратистам. Главный герой — боевой пловец Кирилл Мазур — участвует в срыве взрыва южноафриканцами ядерной бомбы, которые хотели свалить вину на ангольцев. В конце он участвует в отражении вторжения армии ЮАР в Анголу. Книга завершается разгромом южно-африканского авангарда экстренно переброшенной из СССР дивизией ВДВ: этот эпизод основан на легенде, бытовавшей среди советских военных специалистов в Анголе и других военнослужащих советской армии.
  • В романе известного южноафриканского писателя Андре Бринка «Слухи о дожде» (1978, рус. 1981) сын главного героя возвращается из Анголы с синдромом «потерянного поколения», разочаровавшись в идеологии апартеида.
  • Жоржи Амаду приводит в мемуарной книге «Каботажное плаванье» следующий диалог о ситуации в Анголе на 1979 год:

Ну а кубинцы? — спрашивал меня в Лиссабоне писатель Фернандо Намора. — К ним относятся с симпатией?

— Да не сказал бы.

— Так называемых освободителей не любят, — с глубокой убежденностью говорит Намора. — От освободителя до завоевателя — один шаг, один шаг солдатских сапог.

См. также

Напишите отзыв о статье "Гражданская война в Анголе"

Примечания

  1. 1 2 [www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocsID=256312 Война в Анголе]. Коммерсант.ru (4 мая 2001). [www.webcitation.org/65W3VTofd Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  2. 1 2 3 [veteranangola.ru/main/nauka/FNLA ФНЛА в антиколониальной борьбе и гражданской войне в Анголе]. Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола. [www.webcitation.org/65W3XvEaq Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  3. Хазанов А. М. Агостиньо Нето: биографический очерк. — М.: Наука, 1985. — С. 150.
  4. Хазанов А. М. Агостиньо Нето: биографический очерк. — М.: Наука, 1985. — С. 152.
  5. Хазанов А. М. Агостиньо Нето: биографический очерк. — М.: Наука, 1985. — С. 154.
  6. Хазанов А. М. Агостиньо Нето: биографический очерк. — М.: Наука, 1985. — С. 155.
  7. Kalley Jacqueline Audrey. Southern African Political History: a chronological of key political events from independence to Mid-1997. — 1999. — P. pp. 13–14.
  8. Зотов Н. М. Ангола: борьба продолжается (от национального фронта к авангардной партии). — М.: Наука, 1985. — С. 99.
  9. Зотов Н. М. Ангола: борьба продолжается (от национального фронта к авангардной партии). — М.: Наука, 1985. — С. 100.

Ссылки

  • [militera.lib.ru/h/lavrenov_popov/13.html Лавренов С. Я, Попов И. М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. Горячие дни в Анголе]
  • [www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/rus_war/13.php Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. Ангола в борьбе за национальную независимость (1975—1979 гг.)]
  • [veteranangola.ru/main/nauka/FNLA Союз ветеранов Анголы — Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола]
  • Габриэль Гарсиа Маркес. [scepsis.ru/library/id_1056.html «Люди, выполнившие свой долг»]
  • В. Варенников.[www.valentinvarennikov.ru/books/index.php?book=4&indesign=yes&sub=do «Неповторимое. Ангола».]

Отрывок, характеризующий Гражданская война в Анголе

– Какие глупости…
– Я уверена, вот увидишь. – Предсказание Наташи сбывалось. Долохов, не любивший дамского общества, стал часто бывать в доме, и вопрос о том, для кого он ездит, скоро (хотя и никто не говорил про это) был решен так, что он ездит для Сони. И Соня, хотя никогда не посмела бы сказать этого, знала это и всякий раз, как кумач, краснела при появлении Долохова.
Долохов часто обедал у Ростовых, никогда не пропускал спектакля, где они были, и бывал на балах adolescentes [подростков] у Иогеля, где всегда бывали Ростовы. Он оказывал преимущественное внимание Соне и смотрел на нее такими глазами, что не только она без краски не могла выдержать этого взгляда, но и старая графиня и Наташа краснели, заметив этот взгляд.
Видно было, что этот сильный, странный мужчина находился под неотразимым влиянием, производимым на него этой черненькой, грациозной, любящей другого девочкой.
Ростов замечал что то новое между Долоховым и Соней; но он не определял себе, какие это были новые отношения. «Они там все влюблены в кого то», думал он про Соню и Наташу. Но ему было не так, как прежде, ловко с Соней и Долоховым, и он реже стал бывать дома.
С осени 1806 года опять всё заговорило о войне с Наполеоном еще с большим жаром, чем в прошлом году. Назначен был не только набор рекрут, но и еще 9 ти ратников с тысячи. Повсюду проклинали анафемой Бонапартия, и в Москве только и толков было, что о предстоящей войне. Для семейства Ростовых весь интерес этих приготовлений к войне заключался только в том, что Николушка ни за что не соглашался оставаться в Москве и выжидал только конца отпуска Денисова с тем, чтобы с ним вместе ехать в полк после праздников. Предстоящий отъезд не только не мешал ему веселиться, но еще поощрял его к этому. Большую часть времени он проводил вне дома, на обедах, вечерах и балах.

ХI
На третий день Рождества, Николай обедал дома, что в последнее время редко случалось с ним. Это был официально прощальный обед, так как он с Денисовым уезжал в полк после Крещенья. Обедало человек двадцать, в том числе Долохов и Денисов.
Никогда в доме Ростовых любовный воздух, атмосфера влюбленности не давали себя чувствовать с такой силой, как в эти дни праздников. «Лови минуты счастия, заставляй себя любить, влюбляйся сам! Только это одно есть настоящее на свете – остальное всё вздор. И этим одним мы здесь только и заняты», – говорила эта атмосфера. Николай, как и всегда, замучив две пары лошадей и то не успев побывать во всех местах, где ему надо было быть и куда его звали, приехал домой перед самым обедом. Как только он вошел, он заметил и почувствовал напряженность любовной атмосферы в доме, но кроме того он заметил странное замешательство, царствующее между некоторыми из членов общества. Особенно взволнованы были Соня, Долохов, старая графиня и немного Наташа. Николай понял, что что то должно было случиться до обеда между Соней и Долоховым и с свойственною ему чуткостью сердца был очень нежен и осторожен, во время обеда, в обращении с ними обоими. В этот же вечер третьего дня праздников должен был быть один из тех балов у Иогеля (танцовального учителя), которые он давал по праздникам для всех своих учеников и учениц.
– Николенька, ты поедешь к Иогелю? Пожалуйста, поезжай, – сказала ему Наташа, – он тебя особенно просил, и Василий Дмитрич (это был Денисов) едет.
– Куда я не поеду по приказанию г'афини! – сказал Денисов, шутливо поставивший себя в доме Ростовых на ногу рыцаря Наташи, – pas de chale [танец с шалью] готов танцовать.
– Коли успею! Я обещал Архаровым, у них вечер, – сказал Николай.
– А ты?… – обратился он к Долохову. И только что спросил это, заметил, что этого не надо было спрашивать.
– Да, может быть… – холодно и сердито отвечал Долохов, взглянув на Соню и, нахмурившись, точно таким взглядом, каким он на клубном обеде смотрел на Пьера, опять взглянул на Николая.
«Что нибудь есть», подумал Николай и еще более утвердился в этом предположении тем, что Долохов тотчас же после обеда уехал. Он вызвал Наташу и спросил, что такое?
– А я тебя искала, – сказала Наташа, выбежав к нему. – Я говорила, ты всё не хотел верить, – торжествующе сказала она, – он сделал предложение Соне.
Как ни мало занимался Николай Соней за это время, но что то как бы оторвалось в нем, когда он услыхал это. Долохов был приличная и в некоторых отношениях блестящая партия для бесприданной сироты Сони. С точки зрения старой графини и света нельзя было отказать ему. И потому первое чувство Николая, когда он услыхал это, было озлобление против Сони. Он приготавливался к тому, чтобы сказать: «И прекрасно, разумеется, надо забыть детские обещания и принять предложение»; но не успел он еще сказать этого…
– Можешь себе представить! она отказала, совсем отказала! – заговорила Наташа. – Она сказала, что любит другого, – прибавила она, помолчав немного.
«Да иначе и не могла поступить моя Соня!» подумал Николай.
– Сколько ее ни просила мама, она отказала, и я знаю, она не переменит, если что сказала…
– А мама просила ее! – с упреком сказал Николай.
– Да, – сказала Наташа. – Знаешь, Николенька, не сердись; но я знаю, что ты на ней не женишься. Я знаю, Бог знает отчего, я знаю верно, ты не женишься.
– Ну, этого ты никак не знаешь, – сказал Николай; – но мне надо поговорить с ней. Что за прелесть, эта Соня! – прибавил он улыбаясь.
– Это такая прелесть! Я тебе пришлю ее. – И Наташа, поцеловав брата, убежала.
Через минуту вошла Соня, испуганная, растерянная и виноватая. Николай подошел к ней и поцеловал ее руку. Это был первый раз, что они в этот приезд говорили с глазу на глаз и о своей любви.
– Sophie, – сказал он сначала робко, и потом всё смелее и смелее, – ежели вы хотите отказаться не только от блестящей, от выгодной партии; но он прекрасный, благородный человек… он мой друг…
Соня перебила его.
– Я уж отказалась, – сказала она поспешно.
– Ежели вы отказываетесь для меня, то я боюсь, что на мне…
Соня опять перебила его. Она умоляющим, испуганным взглядом посмотрела на него.
– Nicolas, не говорите мне этого, – сказала она.
– Нет, я должен. Может быть это suffisance [самонадеянность] с моей стороны, но всё лучше сказать. Ежели вы откажетесь для меня, то я должен вам сказать всю правду. Я вас люблю, я думаю, больше всех…
– Мне и довольно, – вспыхнув, сказала Соня.
– Нет, но я тысячу раз влюблялся и буду влюбляться, хотя такого чувства дружбы, доверия, любви, я ни к кому не имею, как к вам. Потом я молод. Мaman не хочет этого. Ну, просто, я ничего не обещаю. И я прошу вас подумать о предложении Долохова, – сказал он, с трудом выговаривая фамилию своего друга.
– Не говорите мне этого. Я ничего не хочу. Я люблю вас, как брата, и всегда буду любить, и больше мне ничего не надо.
– Вы ангел, я вас не стою, но я только боюсь обмануть вас. – Николай еще раз поцеловал ее руку.


У Иогеля были самые веселые балы в Москве. Это говорили матушки, глядя на своих adolescentes, [девушек,] выделывающих свои только что выученные па; это говорили и сами adolescentes и adolescents, [девушки и юноши,] танцовавшие до упаду; эти взрослые девицы и молодые люди, приезжавшие на эти балы с мыслию снизойти до них и находя в них самое лучшее веселье. В этот же год на этих балах сделалось два брака. Две хорошенькие княжны Горчаковы нашли женихов и вышли замуж, и тем еще более пустили в славу эти балы. Особенного на этих балах было то, что не было хозяина и хозяйки: был, как пух летающий, по правилам искусства расшаркивающийся, добродушный Иогель, который принимал билетики за уроки от всех своих гостей; было то, что на эти балы еще езжали только те, кто хотел танцовать и веселиться, как хотят этого 13 ти и 14 ти летние девочки, в первый раз надевающие длинные платья. Все, за редкими исключениями, были или казались хорошенькими: так восторженно они все улыбались и так разгорались их глазки. Иногда танцовывали даже pas de chale лучшие ученицы, из которых лучшая была Наташа, отличавшаяся своею грациозностью; но на этом, последнем бале танцовали только экосезы, англезы и только что входящую в моду мазурку. Зала была взята Иогелем в дом Безухова, и бал очень удался, как говорили все. Много было хорошеньких девочек, и Ростовы барышни были из лучших. Они обе были особенно счастливы и веселы. В этот вечер Соня, гордая предложением Долохова, своим отказом и объяснением с Николаем, кружилась еще дома, не давая девушке дочесать свои косы, и теперь насквозь светилась порывистой радостью.
Наташа, не менее гордая тем, что она в первый раз была в длинном платье, на настоящем бале, была еще счастливее. Обе были в белых, кисейных платьях с розовыми лентами.
Наташа сделалась влюблена с самой той минуты, как она вошла на бал. Она не была влюблена ни в кого в особенности, но влюблена была во всех. В того, на кого она смотрела в ту минуту, как она смотрела, в того она и была влюблена.
– Ах, как хорошо! – всё говорила она, подбегая к Соне.
Николай с Денисовым ходили по залам, ласково и покровительственно оглядывая танцующих.
– Как она мила, к'асавица будет, – сказал Денисов.
– Кто?
– Г'афиня Наташа, – отвечал Денисов.
– И как она танцует, какая г'ация! – помолчав немного, опять сказал он.
– Да про кого ты говоришь?
– Про сест'у п'о твою, – сердито крикнул Денисов.
Ростов усмехнулся.
– Mon cher comte; vous etes l'un de mes meilleurs ecoliers, il faut que vous dansiez, – сказал маленький Иогель, подходя к Николаю. – Voyez combien de jolies demoiselles. [Любезный граф, вы один из лучших моих учеников. Вам надо танцовать. Посмотрите, сколько хорошеньких девушек!] – Он с тою же просьбой обратился и к Денисову, тоже своему бывшему ученику.
– Non, mon cher, je fe'ai tapisse'ie, [Нет, мой милый, я посижу у стенки,] – сказал Денисов. – Разве вы не помните, как дурно я пользовался вашими уроками?
– О нет! – поспешно утешая его, сказал Иогель. – Вы только невнимательны были, а вы имели способности, да, вы имели способности.
Заиграли вновь вводившуюся мазурку; Николай не мог отказать Иогелю и пригласил Соню. Денисов подсел к старушкам и облокотившись на саблю, притопывая такт, что то весело рассказывал и смешил старых дам, поглядывая на танцующую молодежь. Иогель в первой паре танцовал с Наташей, своей гордостью и лучшей ученицей. Мягко, нежно перебирая своими ножками в башмачках, Иогель первым полетел по зале с робевшей, но старательно выделывающей па Наташей. Денисов не спускал с нее глаз и пристукивал саблей такт, с таким видом, который ясно говорил, что он сам не танцует только от того, что не хочет, а не от того, что не может. В середине фигуры он подозвал к себе проходившего мимо Ростова.
– Это совсем не то, – сказал он. – Разве это польская мазу'ка? А отлично танцует. – Зная, что Денисов и в Польше даже славился своим мастерством плясать польскую мазурку, Николай подбежал к Наташе:
– Поди, выбери Денисова. Вот танцует! Чудо! – сказал он.
Когда пришел опять черед Наташе, она встала и быстро перебирая своими с бантиками башмачками, робея, одна пробежала через залу к углу, где сидел Денисов. Она видела, что все смотрят на нее и ждут. Николай видел, что Денисов и Наташа улыбаясь спорили, и что Денисов отказывался, но радостно улыбался. Он подбежал.
– Пожалуйста, Василий Дмитрич, – говорила Наташа, – пойдемте, пожалуйста.
– Да, что, увольте, г'афиня, – говорил Денисов.
– Ну, полно, Вася, – сказал Николай.
– Точно кота Ваську угова'ивают, – шутя сказал Денисов.
– Целый вечер вам буду петь, – сказала Наташа.
– Волшебница всё со мной сделает! – сказал Денисов и отстегнул саблю. Он вышел из за стульев, крепко взял за руку свою даму, приподнял голову и отставил ногу, ожидая такта. Только на коне и в мазурке не видно было маленького роста Денисова, и он представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал. Выждав такт, он с боку, победоносно и шутливо, взглянул на свою даму, неожиданно пристукнул одной ногой и, как мячик, упруго отскочил от пола и полетел вдоль по кругу, увлекая за собой свою даму. Он не слышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левой ногой подщелкивая правую, опять летел по кругу. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено. Когда он, бойко закружив даму перед ее местом, щелкнул шпорой, кланяясь перед ней, Наташа даже не присела ему. Она с недоуменьем уставила на него глаза, улыбаясь, как будто не узнавая его. – Что ж это такое? – проговорила она.
Несмотря на то, что Иогель не признавал эту мазурку настоящей, все были восхищены мастерством Денисова, беспрестанно стали выбирать его, и старики, улыбаясь, стали разговаривать про Польшу и про доброе старое время. Денисов, раскрасневшись от мазурки и отираясь платком, подсел к Наташе и весь бал не отходил от нее.


Два дня после этого, Ростов не видал Долохова у своих и не заставал его дома; на третий день он получил от него записку. «Так как я в доме у вас бывать более не намерен по известным тебе причинам и еду в армию, то нынче вечером я даю моим приятелям прощальную пирушку – приезжай в английскую гостинницу». Ростов в 10 м часу, из театра, где он был вместе с своими и Денисовым, приехал в назначенный день в английскую гостинницу. Его тотчас же провели в лучшее помещение гостинницы, занятое на эту ночь Долоховым. Человек двадцать толпилось около стола, перед которым между двумя свечами сидел Долохов. На столе лежало золото и ассигнации, и Долохов метал банк. После предложения и отказа Сони, Николай еще не видался с ним и испытывал замешательство при мысли о том, как они свидятся.
Светлый холодный взгляд Долохова встретил Ростова еще у двери, как будто он давно ждал его.
– Давно не видались, – сказал он, – спасибо, что приехал. Вот только домечу, и явится Илюшка с хором.