Грамматическое число

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Число́грамматике) — грамматическая категория, выражающая количественную характеристику предмета.

Разделение на единственное и множественное числа, возможно, является пережитком той отдалённой эпохи, когда счёт редко применялся на практике, и выражаемых грамматически форм, означавших «один» и «много», было достаточно в большинстве практических случаевК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3298 дней].

Имеются различные способы представления множественного числа:

Некоторые авторы считают выражением множественного числа также счётные слова (нумеративы, классификаторы), например, в выражениях «сорок голов скота», «три корочки хлеба» слова «голов», «корочки» являются нумеративами. Эта точка зрения не является общепринятой.



В разных языках

Многие языки не имеют грамматического числа. Во многих языках мира имеется два числа — единственное и множественное. В некоторых языках имеются также двойственное число, тройственное число или паукальное число (для обозначения небольшого количества объектов).

В некоторых языках множественное число обозначается повторами (повторением слова), например, в индонезийском языке: orang — «человек», orang-orang — «люди».

В древнерусском языке существовало двойственное число, остатки которого прослеживаются для парных объектов, таких как «уши», «плечи» и т. п. и при использовании некоторых слов с числительными до 4: два дома, три дома, четыре дома, но пять домов… и т. п.

К числу языков, имеющих двойственное число, относятся арабский, словенский, исландский и другие, а также многие древние языки: старославянский, древнегреческий, готский, санскрит и другие.

Языки, не имеющие грамматической категории числа, тем не менее обладают всеми возможностями для передачи смысла количества. Обычно это делается добавлением слов, аналогичных русским «один», «два», «несколько», «каждый», «много» и так далее. В русском языке количественный смысл может передаваться обоими способами либо их сочетанием: «блохи малы», «каждая блоха мала», «все блохи малы». В некоторых языках, например, венгерском, множественное число не сочетается с другими способами выражения количества: virág «цветок»; virágok «цветки»; hat virág «шесть цветков».

В русском языке, наряду с единственным и множественным числами, имеются следующие явления числового характера:

  • собирательное число существительных, согласующееся с прилагательными во множественном числе (зубья, сыновья, колья, коленья, листья, коренья против мн. ч. зубы, сыны, колы, колени, листы, корни), ср. старославянское листиѥ, камениѥ, корениѥ, братриіа;
  • собирательное число существительных, согласующееся с прилагательными в единственном числе (дурачьё, зверьё против мн. ч. дураки, звери), однако образованное, по-видимому, аналогично предыдущему;
  • множественное число, выражающее совокупность объёмов или видов неисчисляемого существительного (пески, во́ды, бега́).

В русском языке множественное число без числительных и иных слов, поясняющих количество, может иметь следующие значения:

  • «более чем один»: «подростки зашли в наш подъезд» = «более чем один подросток зашёл в наш подъезд»;
  • «каждый»: «электроны имеют отрицательный заряд» = «каждый электрон имеет отрицательный заряд»;
  • «типичный»: «птицы умеют летать» = «типичная птица умеет летать»;
  • «каждый из вышеупомянутых»: «К нам зашли Иван и Пётр. Гости оказались приятными людьми»;
  • «большинство»: «немцы на референдуме проголосовали за ликвидацию поста президента»;
  • «большая группа»: «тараканы могут сделать жизнь в доме невыносимой»;
  • родовое понятие: «птицы — класс позвоночных» (хотя ни одна птица классом не является);
  • некоторые игры: «догонялки», «прятки» и т. п.;
  • некоторые предметы: «вилы», «брюки», «ножницы», «часы» и т. п.;
  • речь монарха: «Мы высочайше повелеваем»;
  • вежливое обращение: «Иван Ильич, Вы к нам заглянете?»

Наличие разных значений у множественного числа нередко используется для введения в заблуждение, например: «врачи считают наше лекарство лучшим средством от бессонницы».

См. также



К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Грамматическое число"

Отрывок, характеризующий Грамматическое число


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.