Грановитая палата

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Грановитая палата

Красное крыльцо
Страна Россия
Город Москва, Московский Кремль
Архитектор М. Руффо, П. Солари
Строительство 14871491 годы
Статус  Объект культурного наследия РФ [old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7710353029 № 7710353029]№ 7710353029
Координаты: 55°45′01″ с. ш. 37°37′00″ в. д. / 55.75028° с. ш. 37.61667° в. д. / 55.75028; 37.61667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.75028&mlon=37.61667&zoom=18 (O)] (Я)

Гранови́тая пала́та — памятник архитектуры в Московском Кремле, одно из старейших гражданских зданий Москвы. Построена в 14871491 годах по указу Ивана III архитекторами Марко Руффо и Пьетро Антонио Солари. Название получила по восточному фасаду, отделанному гранёным «бриллиантовым» рустом, характерным для итальянской архитектуры эпохи Возрождения, например, Алмазный дворец</span>ruen в Ферраре.






Древний дворец

В первом летописном упоминании фигурирует как "палата большая великого князя на площади", впоследствии могла называться Большой Золотой или просто Большой палатой. Эта палата была построена на месте древней гридницы (столовой) и являлась передним приёмным покоем дворца. Рядом с Грановитой палатой была выстроена Средняя золотая палата. Перед Средней палатой возвышалось Верхнее крыльцо (Передние переходы), на которое с Соборной площади вели три лестницы:

  • у стены Грановитой палаты (ныне называется Красное крыльцо). В старину называлась Красной Золотой. Это лестница служила для торжественных выходов царя. В XVII веке она была перекрыта сводами.
  • средняя лестница, которая с конца XVII века называлась Золотая лестница, или Золотая решётка. Вела в сени Средней Золотой палаты. По ней во дворец попадали послы нехристианских государств.
  • Паперть Благовещенского собора. Обыкновенно именно она служила входом во дворец с Соборной площади.

Между лестницами Грановитой и Средней Золотой (называлась так с 1517 года, а в конце XVII века была переименована в Золотую Расправную) палат находились Красные ворота, которые вели с внутреннего двора дворца на площадь. За Средней Золотой палатой находилась Столовая брусяная изба, сломанная в 1681 году, а к югу от неё возвышалась Набережная палата (в 1681 году переименована в Столовую), просуществовавшая, как и Средняя Золотая, до 1753 года.

Роспись палаты

В XVI веке стены и своды в интерьере палаты были расписаны фресками. В 1668 году роспись возобновил Симон Ушаков, составлявший подробную опись сюжетов и расшифровку надписей, что случилось в 1672 г. по указанию царя Алексея Михайловича[1].. При Петре I роспись была уничтожена, своды выбелены, а стены затянуты малиновым бархатом с вышитыми на нём золотыми двуглавыми орлами. Такой вид палата сохраняла до 1881 года, когда её роспись была возобновлена палехскими иконописцами братьями Белоусовыми, в соответствии с описью Симона Ушакова.

Перестройки палаты

Грановитая палата была переделана в 1684 году архитектором Осипом Старцевым. Сдвоенные стрельчатые окна были растёсаны и украшены нарядными белокаменными наличниками с колонками, перевитыми виноградной лозой; была устроена тайная смотрильная палатка. Смотрильная палатка находилась на западной стороне палаты, над Святыми сенями, напротив царского места, где стоял трон. В окне была вставлена смотрильная решётка, которая завешивалась занавеской. В это окно царицы и царевны наблюдали различные пышные церемонии, включая приёмы послов.

При строительстве в 18381849 годах Большого Кремлёвского дворца здание было интегрировано в комплекс с Теремным дворцом и Большим Кремлёвским дворцом. Через Святые сени оно соединилось с Владимирским залом.

События

Грановитая палата — главный парадный приёмный зал великокняжеского дворца. В нём проходили собрания Боярской думы, заседания Земских соборов, празднества в честь покорения Казани (1552), победы под Полтавой (1709 год), заключения Ништадтского мира со Швецией (1721 год). Здесь на Земском соборе 1653 года было принято решение о воссоединении Украины с Россией.

5 июля 1682 года в Грановитой палате состоялся инициированный старообрядцами диспут о вере.

Красное крыльцо

На южной стороне фасада располагается лестница, которая сейчас называется «Красное крыльцо». По ней проходили русские цари и императоры на коронование в Успенский собор. Последняя процессия прошла при короновании Николая II в 1896 году. В 1930 году лестница была убрана по приказу И. В. СталинаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1007 дней] и в 1994 году снова восстановлена.

Лестница состояла из 32 ступеней. Была построена из белого камня, ступени покрыты железными плитами. На лестнице были устроены три отдыха (площадки). На каждой площадке стояла каменная вызолоченная фигура льва. По левой стороне лестницы стояли каменные перила. Лестницу покрывала медная кровля в виде шатров. На вершинах шатров были установлены орлы. Кровля верхней площадки в виде бочки. Шатёр нижней площадки был установлен на каменную арку с резными орлами. Во время пожара 1696 года кровля лестницы сгорела и больше не восстанавливалась. Во время царствования Фёдора Иоанновича лестница называлась Золотой. В XVII веке её также называли Большой и Красной. У входа лестница закрывалась позолоченной железной решеткой.

Красным крыльцом называлась площадка перед входом в Грановитую палату. Все челобитчики, приносившие челобитные на имя царя, должны были стоять у Красного крыльца. Челобитные собирали думные дьяки. У Красного крыльца и в подклетах Грановитой палаты располагался стрелецкий караул.

Современность

В XXI веке Грановитая палата является одним из представительских залов при резиденции президента Российской Федерации, а в подклете оборудована резиденция патриарха.

21 июня 2012 года Грановитую палату открыли для посещений после реставрации, предыдущая реставрация проводилась в конце 1960-х годов[2]. В ходе реставрации были воссозданы наборный паркет и ковёр, а также восстановлена обивка мебели, не реставрировавшейся с XIX века. Параллельно с реставрацией в Грановитой палате проводились археологические раскопки, в ходе которых было обнаружено около трёх тысяч предметов[3].

См. также

Напишите отзыв о статье "Грановитая палата"

Примечания

  1. [www.kreml.ru/img/uploaded/files/MaterialsInvestigations/part05/v05s04_Belobrova.pdf О. А. Белобродова Латинская надпись на Фроловских воротах Московского Кремля и её судьба в древнерусской письменности]
  2. [lenta.ru/news/2012/06/21/open/ Lenta.ru: О высоком: Грановитую палату открыли после реставрации]
  3. [ria.ru/moscow/20120621/678524505.html Специалисты завершили реставрацию Грановитой палаты Московского Кремля] // «РИА Новости»  (Проверено 24 июня 2012)

Литература

  • [www.kreml.ru/img/uploaded/files/MaterialsInvestigations/part01/v01s09_Kozlitina.pdf Э. М. Козлитина. Документы XVII века по истории Грановитой палаты Московского Кремля]
  • Насибова А. Грановитая палата Московского Кремля. Альбом. — Л., 1978.
  • Иван Забелин. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. — Москва: Издательство Транзиткнига, 2005. ISBN 5-9578-2773-8

Ссылки

Отрывок, характеризующий Грановитая палата

Вдруг новый, пронзительный женский крик раздался от крыльца, и кухарка вбежала в сени.
– Они! Батюшки родимые!.. Ей богу, они. Четверо, конные!.. – кричала она.
Герасим и дворник выпустили из рук Макар Алексеича, и в затихшем коридоре ясно послышался стук нескольких рук во входную дверь.


Пьер, решивший сам с собою, что ему до исполнения своего намерения не надо было открывать ни своего звания, ни знания французского языка, стоял в полураскрытых дверях коридора, намереваясь тотчас же скрыться, как скоро войдут французы. Но французы вошли, и Пьер все не отходил от двери: непреодолимое любопытство удерживало его.
Их было двое. Один – офицер, высокий, бравый и красивый мужчина, другой – очевидно, солдат или денщик, приземистый, худой загорелый человек с ввалившимися щеками и тупым выражением лица. Офицер, опираясь на палку и прихрамывая, шел впереди. Сделав несколько шагов, офицер, как бы решив сам с собою, что квартира эта хороша, остановился, обернулся назад к стоявшим в дверях солдатам и громким начальническим голосом крикнул им, чтобы они вводили лошадей. Окончив это дело, офицер молодецким жестом, высоко подняв локоть руки, расправил усы и дотронулся рукой до шляпы.
– Bonjour la compagnie! [Почтение всей компании!] – весело проговорил он, улыбаясь и оглядываясь вокруг себя. Никто ничего не отвечал.
– Vous etes le bourgeois? [Вы хозяин?] – обратился офицер к Герасиму.
Герасим испуганно вопросительно смотрел на офицера.
– Quartire, quartire, logement, – сказал офицер, сверху вниз, с снисходительной и добродушной улыбкой глядя на маленького человека. – Les Francais sont de bons enfants. Que diable! Voyons! Ne nous fachons pas, mon vieux, [Квартир, квартир… Французы добрые ребята. Черт возьми, не будем ссориться, дедушка.] – прибавил он, трепля по плечу испуганного и молчаливого Герасима.
– A ca! Dites donc, on ne parle donc pas francais dans cette boutique? [Что ж, неужели и тут никто не говорит по французски?] – прибавил он, оглядываясь кругом и встречаясь глазами с Пьером. Пьер отстранился от двери.
Офицер опять обратился к Герасиму. Он требовал, чтобы Герасим показал ему комнаты в доме.
– Барин нету – не понимай… моя ваш… – говорил Герасим, стараясь делать свои слова понятнее тем, что он их говорил навыворот.
Французский офицер, улыбаясь, развел руками перед носом Герасима, давая чувствовать, что и он не понимает его, и, прихрамывая, пошел к двери, у которой стоял Пьер. Пьер хотел отойти, чтобы скрыться от него, но в это самое время он увидал из отворившейся двери кухни высунувшегося Макара Алексеича с пистолетом в руках. С хитростью безумного Макар Алексеич оглядел француза и, приподняв пистолет, прицелился.
– На абордаж!!! – закричал пьяный, нажимая спуск пистолета. Французский офицер обернулся на крик, и в то же мгновенье Пьер бросился на пьяного. В то время как Пьер схватил и приподнял пистолет, Макар Алексеич попал, наконец, пальцем на спуск, и раздался оглушивший и обдавший всех пороховым дымом выстрел. Француз побледнел и бросился назад к двери.
Забывший свое намерение не открывать своего знания французского языка, Пьер, вырвав пистолет и бросив его, подбежал к офицеру и по французски заговорил с ним.
– Vous n'etes pas blesse? [Вы не ранены?] – сказал он.
– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l'ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.
– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d'arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C'est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu'il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]
Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.
Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.
– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.
– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.
Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.
– Vous m'avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball'я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.
Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.
– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.
– Ти ти ти, a d'autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l'heure vous allez me conter tout ca, – сказал он. – Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu'allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера. На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.
Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.
– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.
Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.
– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.
– Capitaine, ils ont de la soupe et du gigot de mouton dans la cuisine, – сказал он. – Faut il vous l'apporter? [Капитан у них в кухне есть суп и жареная баранина. Прикажете принести?]
– Oui, et le vin, [Да, и вино,] – сказал капитан.


Французский офицер вместе с Пьером вошли в дом. Пьер счел своим долгом опять уверить капитана, что он был не француз, и хотел уйти, но французский офицер и слышать не хотел об этом. Он был до такой степени учтив, любезен, добродушен и истинно благодарен за спасение своей жизни, что Пьер не имел духа отказать ему и присел вместе с ним в зале, в первой комнате, в которую они вошли. На утверждение Пьера, что он не француз, капитан, очевидно не понимая, как можно было отказываться от такого лестного звания, пожал плечами и сказал, что ежели он непременно хочет слыть за русского, то пускай это так будет, но что он, несмотря на то, все так же навеки связан с ним чувством благодарности за спасение жизни.
Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n'oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.