Григишкес

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Григишкес
лит. Grigiškės
Флаг Герб
Страна
Литва
Статус
город, центр староства
Уезд
Вильнюсский
Самоуправление
Староство
Координаты
Староста (Литва)|Староста
Леонард Климович
(лит. Leonard Klimovič)
Прежние названия
Григорьево
Город с
Площадь
7,1 км²
Высота центра
90 м
Население
11 128[1] человек (2011)
Часовой пояс

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Гри́гишкес[2] (лит. Grigiškės, рус. Григорьево, польск. Grzegorzewo, белор. Грэгарава)[3] — город в Вильнюсском уезде Литвы, административный центр Григишкесского староства (лит.) (сянюнии, лит. Grigiškių seniūnija). Входит в состав Вильнюсского городского самоуправления — единственного из семи городских самоуправлений Литвы (лит. miesto savivaldybė), включающего в себя два города, и вообще больше одного населённого пункта.





Географическое расположение

Григишкес расположен в 17 км к западу от центра Вильнюса (лит.), на левом берегу реки Вилия в месте впадения в неё притока Воке.

История

Захоронения V—VII и VIII—X веков в окрестностях города указывают на то, что поселения в данной местности существовали издревле. Однако в современном виде город начал формироваться только с начала XX века, когда в этих местах был построен завод по производству картона и бумаги. После Второй мировой войны завод был расширен, что способствовало дальнейшему росту города, который происходил в основном за счёт рабочих из Белоруссии и репатриантов депортированных в отдалённые северные районы РСФСР.

15 мая 1958 года Григишкес получил статус посёлка городского типа, также в этом же году была основана первая школа с обучением на литовском языке.

В 1968 году была открыта библиотека.

Административно-территориальное подчинение

Между Первой и Второй мировой войной Григишкес подчинялся Виленско-Трокскому повету (лит.) Виленского воеводства Польши.

Во время Литовской ССР входил в состав Тракайского района.

С 1995 года получил статус административного центра Григишкесского староства, и вошёл состав Тракайского районного самоуправления Вильнюсского уезда.

21 декабря 1999 года Григишкес (вместе с Григишкесским староством) был включён в состав Вильнюсского городского самоуправления.

Население

Динамика населения с 1959 по 2010
1959пер.[4] 1970пер. 1977[5] 1979пер. 1985[6] 1989пер.
2578 5026 6800 8259 10 600 11 610
2001пер.[7] 2006[8] 2007[8] 2008[8] 2009[8] 2010[1]
11 448 11 567 11 518 11 466 11 432 11 357
</div>

Символика

Герб города был утверждён 10 декабря 1996 года. Флаг — 9 марта 1997 года.

Экономика

В северной части города расположена бумажная фабрика предприятия «Grigiškės», основанного в 1823 году. В 1980—1985 гг. оно было крупнейшим в Литве предприятием целлюлозно-бумажной промышленности. Фабрика специализирована под производство бумажно-санитарной продукции, гофрированного картона и коробок, твердых и окрашенных твёрдоволокнистых плит.[9]

Транспорт

Город с северо-запада на юго-восток пересекает автомагистраль A1 (Клайпеда-Каунас-Вильнюс), являющаяся частью европейского маршрута E 85.

Также Григишкес связан 6-километровой железнодорожной веткой со станцией Панеряй.

Образование

В городе действует две средние школы:

А также начальная школа, центр для детей и подростков, школа искусств, и три детских сада:

  • «Lokiuko giraitė»;
  • «Rugelis»;
  • «Pelėdžiukas».

Спорт

Футбольные клубы

Напишите отзыв о статье "Григишкес"

Примечания

  1. 1 2 [www.stat.gov.lt/en/catalog/download_release/?id=3741&download=1&doc=1968 Lithuania Demographic Yearbook (2010)] stat.gov.lt
  2. Левашов Е. А. Словарь прилагательных от географических названий. — Москва: Русский язык, 1986. — С. 137. — 550 с. — 69 500 экз.
  3. Топонимы Литвы на разных языках
  4. Grigiškės. Mažoji lietuviškoji tarybinė enciklopedija, T. 1 (A — J). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1966, 601 psl.
  5. Grigiškės. Lietuviškoji tarybinė enciklopedija, IV t. Vilnius: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 1978. T.IV: Gariga-Jančas, 215 psl.
  6. Grigiškės. Tarybų Lietuvos enciklopedija, T. 1 (A-Grūdas). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1985, 662 psl.
  7. [www.stat.gov.lt/uploads/docs/Vilniaus_apskritis.pdf Данные переписи населения 2001 года, Вильнюсский уезд]  (лит.)
  8. 1 2 3 4 [db1.stat.gov.lt/statbank/selectvarval/saveselections.asp?MainTable=M3010210&PLanguage=1&TableStyle=&Buttons=&PXSId=3239&IQY=&TC=&ST=ST&rvar0=&rvar1=&rvar2=&rvar3=&rvar4=&rvar5=&rvar6=&rvar7=&rvar8=&rvar9=&rvar10=&rvar11=&rvar12=&rvar13=&rvar14= Динамика населения городов Литвы с 2006 г. по 2011 г.]  (лит.)
  9. [www.grigiskes.lt/ru/o_nas/istorij/ Фирма по изготовлению бумаги «Grigiskes»]

Литература

  • Grigiškės. Tarybų Lietuvos enciklopedija, T. 1 (A-Grūdas). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1985, 662 psl.
  • Grigiškės. Visuotinė lietuvių enciklopedija, T. VII (Gorkai-Imermanas). V.: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 2005, 165 psl.
  • Grigiškiai. Mūsų Lietuva, T. 1. — Bostonas: Lietuvių enciklopedijos leidykla, 1964. — 226 psl.

Отрывок, характеризующий Григишкес

– Ну, мой милый, какое мы выдержали сражение! Дай Бог только, чтобы то, которое будет следствием его, было бы столь же победоносно. Однако, мой милый, – говорил он отрывочно и оживленно, – я должен признать свою вину перед австрийцами и в особенности перед Вейротером. Что за точность, что за подробность, что за знание местности, что за предвидение всех возможностей, всех условий, всех малейших подробностей! Нет, мой милый, выгодней тех условий, в которых мы находимся, нельзя ничего нарочно выдумать. Соединение австрийской отчетливости с русской храбростию – чего ж вы хотите еще?
– Так наступление окончательно решено? – сказал Болконский.
– И знаете ли, мой милый, мне кажется, что решительно Буонапарте потерял свою латынь. Вы знаете, что нынче получено от него письмо к императору. – Долгоруков улыбнулся значительно.
– Вот как! Что ж он пишет? – спросил Болконский.
– Что он может писать? Традиридира и т. п., всё только с целью выиграть время. Я вам говорю, что он у нас в руках; это верно! Но что забавнее всего, – сказал он, вдруг добродушно засмеявшись, – это то, что никак не могли придумать, как ему адресовать ответ? Ежели не консулу, само собою разумеется не императору, то генералу Буонапарту, как мне казалось.
– Но между тем, чтобы не признавать императором, и тем, чтобы называть генералом Буонапарте, есть разница, – сказал Болконский.
– В том то и дело, – смеясь и перебивая, быстро говорил Долгоруков. – Вы знаете Билибина, он очень умный человек, он предлагал адресовать: «узурпатору и врагу человеческого рода».
Долгоруков весело захохотал.
– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Григишкес&oldid=75174728»