Григорий (Перадзе)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Григорий
К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Архимандри́т Григо́рий (в миру Григо́рий (Григо́л) Рома́нович Пера́дзе, груз. გრიგოლ რომანოზის ძე ფერაძე; 31 августа 1899, деревня Бакурцихе, Сигнахский уезд, Тифлисская губерния — 6 декабря 1942, Освенцим) — архимандрит Польской православной церкви, богослов, церковный учёный. Видный представитель грузинской диаспоры в Западной Европе 1930-х — начала 1940-х годов.

Почитается в Грузинской и Польской православных церквах как священномученик.



Биография

Родился 31 августа 1899 года в Грузии в семье священника.

Окончил Тифлисскую духовную семинарию. В 1918 году поступил в университет, учёба в котором была прервана революцией. Принимал участие в военных действиях во время гражданской войны.

В 1921 году эмигрировал в Германию. Учился в Берлинском университете. Занимался изучением патрологии и истории Грузинской Церкви. В 1926 году защитил докторскую диссертацию о грузинском монашестве в Боннском университете. Работал заведующим кафедрой ориенталистики в Боннском университете.

В 1927 году становится одним из основателей первого грузинского православной прихода за рубежом — храма святой Нины в Париже. Вскоре ему было предложено принять сан и служить в этом храме, но он первоначально отказался.

Во время рождественских праздников 1930 года серьёзно заболел и дал обет в случае выздоровления принять постриг.

18 апреля 1931 года в греческом кафедральном соборе Святой Софии в Лондоне был пострижен в монашество, 19 апреля рукоположён во диакона. 25 мая в греческом храме святого Стефана Первомученика в Париже возведён в сан иеромонаха и назначен настоятелем грузинского храма святой Нины.

Одновременно читал лекции в Оксфорде, Дублине, Берлине, Париже, Кракове. Издавал журнал «Джвари вадиса» на грузинском языке. Представлял Грузинскую Церковь на многих религиозных конгрессах.

В 1933 году переехал в Варшаву. Преподавал патрологию на отделении православного богословия Варшавского университета. Участвовал в работе по составлению указателя христианских святых. С того же года служил в Кафедральном соборе святой Марии Магдалины в Варшаве, не оставляя настоятельства в храме святой Нины в Париже.

5 января 1934 года в Лондонском кафедральном соборе Святой Софии возведен в сан архимандрита.

После начала Второй мировой войны остался принимал участие в Варшавском Сопротивлении.

Арестован гестапо в мае 1942 года и отправлен в концлагерь Освенцим. Убит 6 декабря в Освенциме, добровольно пойдя на смерть вместо другого заключенного.

Канонизация

19 сентября 1995 года Архиерейский Собор Грузинской православной церкови причислил архимандрита Григория к лику святых. Канонизацию признала Польская православная церковь, вписав имя священномученика Григория в свои диптихи.

Напишите отзыв о статье "Григорий (Перадзе)"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Григорий (Перадзе)

Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. Самому ему нельзя было итти к дежурному генералу, так как он был во фраке и без разрешения начальства приехал в Тильзит, а Борис, ежели даже и хотел, не мог сделать этого на другой день после приезда Ростова. В этот день, 27 го июня, были подписаны первые условия мира. Императоры поменялись орденами: Александр получил Почетного легиона, а Наполеон Андрея 1 й степени, и в этот день был назначен обед Преображенскому батальону, который давал ему батальон французской гвардии. Государи должны были присутствовать на этом банкете.
Ростову было так неловко и неприятно с Борисом, что, когда после ужина Борис заглянул к нему, он притворился спящим и на другой день рано утром, стараясь не видеть его, ушел из дома. Во фраке и круглой шляпе Николай бродил по городу, разглядывая французов и их мундиры, разглядывая улицы и дома, где жили русский и французский императоры. На площади он видел расставляемые столы и приготовления к обеду, на улицах видел перекинутые драпировки с знаменами русских и французских цветов и огромные вензеля А. и N. В окнах домов были тоже знамена и вензеля.
«Борис не хочет помочь мне, да и я не хочу обращаться к нему. Это дело решенное – думал Николай – между нами всё кончено, но я не уеду отсюда, не сделав всё, что могу для Денисова и главное не передав письма государю. Государю?!… Он тут!» думал Ростов, подходя невольно опять к дому, занимаемому Александром.
У дома этого стояли верховые лошади и съезжалась свита, видимо приготовляясь к выезду государя.
«Всякую минуту я могу увидать его, – думал Ростов. Если бы только я мог прямо передать ему письмо и сказать всё, неужели меня бы арестовали за фрак? Не может быть! Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он всё понимает, всё знает. Кто же может быть справедливее и великодушнее его? Ну, да ежели бы меня и арестовали бы за то, что я здесь, что ж за беда?» думал он, глядя на офицера, всходившего в дом, занимаемый государем. «Ведь вот всходят же. – Э! всё вздор. Пойду и подам сам письмо государю: тем хуже будет для Друбецкого, который довел меня до этого». И вдруг, с решительностью, которой он сам не ждал от себя, Ростов, ощупав письмо в кармане, пошел прямо к дому, занимаемому государем.
«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.