Григорий XII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Григорий XII
Gregorius PP. XII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
205-й папа римский
30 ноября 1406 — 4 июля 1415
Коронация: 19 декабря 1406
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иннокентий VII
Преемник: Мартин V
Отречение: 4 июля 1415
 
Имя при рождении: Анджело Коррер
Оригинал имени
при рождении:
Angelo Corraro (Correr, Corer)
Рождение: 1325 или 1335
Венеция, Венецианская республика
Смерть: 18 октября 1417(1417-10-18)
Реканати
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 1380
Кардинал с: 1405

Григорий XII (лат. Gregorius PP. XII, в миру — Анджело Коррер, итал. Angelo Corraro (Correr, Corer); 1325/1336 — 18 октября 1417 года) — папа римский с 30 ноября 1406 года по 4 июля 1415 года. До 2013 года был последним понтификом (не считая антипап), который отрёкся от сана.

Анджело Коррер происходил из Венеции. С 1390 по 1405 — Латинский патриарх Константинопольский.

Он был избран папой на римском конклаве 30 ноября 1406 года и принял имя Григорий XII. Продолжавшийся уже несколько десятилетий Великий западный раскол в церкви вызывал всеобщее недовольство; новоизбранный папа, взойдя на престол заявил, что готов отречься от папства, если то же самое сделает его соперник — авиньонский папа Бенедикт XIII.

Активные призывы кардиналов, французского короля Карла VI и авторитетного в то время Парижского университета привели к договорённости о личной встрече обоих пап в Савоне. Папы прибыли в город каждый со своими вооружёнными сторонниками; переговоры, едва начавшись, провалились.

Упорство пап вызвало всеобщее недовольство. Всё больше королевских дворов отказывали в поддержке как Авиньону, так и Риму. Инициативу взяла в свои руки кардинальская коллегия, которая в 1409 году созвала в Пизе собор. На него съехались 24 кардинала, много епископов, а также представители королевских дворов и университетов. Ни Григорий XII, ни Бенедикт XIII на соборе не присутствовали, хотя Григорий прислал своего представителя, который должен был изложить его точку зрения. После дебатов оба отсутствующих папы были объявлены схизматиками, и был избран новый папа — кардинал Пётр Филарг, францисканец, родившийся на Крите. Он принял имя Александр V.

Пизанский собор не устранил раскол, а только лишь его усугубил. И Бенедикт XIII и Григорий XII не признали результатов собора, вследствие чего за власть в церкви боролись уже не два, а три папы. В это же время в империи за императорское кресло боролись три претендента. Хаос в западном христианстве достиг высшей точки. Выход из него мог указать только Вселенский собор. Он был созван горсткой кардиналов, но по инициативе людей, обладающих властью и несущих ответственность за институт церкви: ими были король германский и венгерский Сигизмунд Люксембургский, епископы важнейших епархий, представители университетов.

Созванный в 1414 году с согласия Иоанна XXIII — преемника пизанского папы Александра V, собор в Констанце восстановил единство католической церкви. Пизанский папа Иоанн XXIII тайно сбежал из Констанца, а потом объявил о своей отставке. 4 июля 1415 года доверенное лицо Григория XII Карло Малатеста зачитал от имени папы текст об отречении, которое было принято собором. Лишь Бенедикт XIII отказался отречься, а потому был низложен собором и предан анафеме. Констанцский собор избрал в качестве всеми признанного папы Оддоне Колонна, принявшего имя Мартин V.

Григорий XII сохранил за собой звание кардинала. После отречения он удалился в Анкону, где через два года после отречения скончался.

Напишите отзыв о статье "Григорий XII"



Литература

Ссылки

  • [www.newadvent.org/cathen/07001a.htm Католическая энциклопедия  (англ.)]
  • Гергей,Е. [www.krotov.info/libr_min/g/gorgey/00.html История папства]. — 2-е изд. — М.: Республика, 1996. — ISBN 5-250-01848-3.
Папы и антипапы периода Великого западного раскола
<timeline>

ImageSize = width:600 height:200 PlotArea = width:460 height:109 left:80 bottom:71 AlignBars = justify

Colors =

 id:rome value:rgb(0.6,0.85,1)  legend:Рим_(папы)
 id:avignon value:rgb(1,0.75,0.75)  legend:Авиньон_(антипапы)
 id:pisan value:rgb(0.4,0.9,0.4)  legend:Пиза_(антипапы)
 id:black value:black
 id:canvas value:gray(0.98)

BackgroundColors = canvas:canvas

Period = from:1378 till:1418 TimeAxis = orientation:horizontal ScaleMajor = unit:year increment:10 start:1378 ScaleMinor = unit:year increment:1 start:1378

BarData =

 bar:Rome text:
 bar:Avignon text:
 bar:Pisan text:

PlotData =

 align:center textcolor:black fontsize:M mark:(line,black) width:25 shift:(0,-5)
 bar:Rome color:rome
 from:1378.3 till:1389.8 text:Урбан VI
 from:1389.8 till:1404.8 text:Бонифаций IX
 from:1404.8 till:1406.9 text:"Иннокентий~VII" shift:(-2,2)
 from:1406.9 till:1415.5 text:"Григорий XII" shift:(4,-8)
 bar:Avignon color:avignon
 from:1378.7 till:1394.7 text:Климент VII
 from:1394.7 till:1417.6 text:Бенедикт XIII


 bar:Pisan color:pisan
 from:1409.5 till:1410.3 text:"Александр V" shift:(-33,-5)
 from:1410.3 till:1415.5 text:"Иоанн~XXIII" shift:(0,2)

TextData =

 fontsize:M
 pos:(1,160) text:"Григорий XI"
 pos:(530,160) text:"Мартин V"


Legend = orientation:horizontal position:bottom


</timeline>

Отрывок, характеризующий Григорий XII

– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим , с приехавшим из за границы . Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.