Гринберг, Марк Леланд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марк Леланд Гринберг
Дата рождения:

9 ноября 1961(1961-11-09) (60 лет)

Место рождения:

Лос-Анджелес, США

Страна:

США

Научная сфера:

лингвистика, славистика

Место работы:

Университет Канзаса

Учёная степень:

PhD

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе

Научный руководитель:

Хенрик Бирнбаум, Алан Тимберлейк, Павле Ивич

Марк Леланд Гринберг (англ. Marc Leland Greenberg; род. 9 ноября 1961) — американский лингвист, славист, профессор Университета Канзаса (Лоренс, США).





Биография

Из семьи восточно-европейского происхождения.[1] В 1983 году окончил Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, где специализировался по русской литературе. Затем учился в магистратуре Чикагского университета, где изучал славянское языкознание, после чего вернулся в Лос-Анджелес. Под влиянием академика Павле Ивича, гостившего в то время в Калифорнийском университете, заинтересовался словенской диалектологией и акцентологией. В 1990 году в Калифорнийском университете защитил докторскую диссертацию «Исторический анализ фонологии и акцентуации прекмурского диалекта словенского языка (A Historical Analysis of the Phonology and Accentuation of the Prekmurje Dialect of Slovene)» под руководством проф. Хенрика Бирнбаума и проф. Алана Тимберлейка.

С 2000 по 2012 год — заведующий кафедрой славянского языкознания, с 2012 года — кафедрой германского языкознания Университета Канзаса. Преподает историко-лингвистические славистические дисциплины: Введение в славянское языкознание, Церковно-славянский язык, История русского языка, Сравнительно-историческое изучение славянских языков и др. Свободно владеет русским, словенским, чешским, сербским языками.

Научная работа

Марк Гринберг — известный специалист в области южнославянской диалектологии. Основные работы посвящены славянским диалектам, распространенным на территории бывшей Югославии, социолингвистике, сравнительно-историческому изучению славянских языков. Наиболее известная работа — «Историческая фонология словенского языка (A Historical Phonology of the Slovene Language)».

С 1997 года вместе с Марком Сноем издает журнал «Slovenski jezik/Slovene Linguistic Studies», с 2005 года — «Slavia Centralis». Член редколлегии журнала «Вопросы ономастики». Удостоен почетной грамоты президента Словении, премии Общества славянских исследований Словении за выдающиеся успехи в области изучения словенского языка.

Основные сочинения

  • A Short Reference Grammar of Slovene, 2006, 2008.
  • Zgodovinsko glasoslovje slovenskega jezika, 2002.
  • A Historical Phonology of the Slovene Language, 2000.

Напишите отзыв о статье "Гринберг, Марк Леланд"

Примечания

  1. [www.ancestors-genealogy.com/greenberg/ Генеалогический сайт Марка Гринберга]

Ссылки

  • [orcid.org/0000-0001-8419-8779 Страница на сайте ORCiDа]
  • [people.ku.edu/~mlg/ Страница на сайте Университета Канзаса]

Отрывок, характеризующий Гринберг, Марк Леланд

Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!