Гродненский монетный двор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Гродненский монетный двор ― предприятие по выпуску металлических денег для нужд Великого княжества Литовского.





История создания

В 1706 году открыт подкарбием литовским Людвиком Поцеем. Здесь чеканили трояки и шостаки по образцу номиналов, изготовлявшихся в Лейпциге до 1704 года. Эти деньги предназначались в уплату войску. На монетах имелись инициалы LP и герб Потея «Bara». Монеты выпускались до 1708 года. Они делались из серебра примерно 250-й пробы. Трояки (1706) имели на аверсе портрет Августа II и цифру 3 в обводке, и герб Погоня на реверсе, весили около 1,8 грамма, диаметр ― 21 мм. На реверсе шостаков (1706—1707) были отчеканены гербы Польши, ВКЛ и номинал VI под короной. Вес шостаков ― 3 грамма, диаметр ― 25 мм.

Город Гродно подвергся нападению шведов, и Людвик Поцей перевёз оборудование на Кенигсбергский монетный двор, но оккупация шведами Саксонии и нехватка серебра не дала ему приступить к намеченному изготовлению литовских шостаков из российских копеек, снизив содержание серебра в них вдвое. Позже шостаки с портретом Августа II изготавливали на московском монетном дворе[1].

Решение Скарбовой комиссии, его последующая отмена

В 1768 Скарбовая комиссия ВКЛ, занимавшаяся финансами, поручила начальнику Краковского и Варшавского монетных дворов барону Петеру Николаусу фон Гартенберг-Садогурскому воссоздать в Гродно монетный двор для выпуска медной монеты. Опыт у барона имелся, он воссоздал Краковский двор, который 80 лет стоял закрытым. Гартенберг-Садогурский перекупил у купца Баруха контракт на выпуск медных монет из 25 тысяч фунтов московской меди. Но барон только успел приобрести в Гродно помещение, завезти оборудование и нанять рабочих. Государственная комиссия отменила решение об открытии монетного двора в Гродно[2].

Напишите отзыв о статье "Гродненский монетный двор"

Примечания

  1. [skarb.khoz.ru/monety/novogo-vremeni/voen-dengi.html Военные деньги Северной войны]
  2. [sadgora.com/sadogurskaya-moneta/baron-gartenberg.html Барон П. Гартенберг-Садогурский]

Литература

  • Гулецкі Дз. У. Манеты беларускай даўніны / Дз. У. Гулецкі. — Мн. : Беларусь, 2007. — 159 с. — ISBN 978-985-01-0722-0
  • Рябцевич В. Н. Денежное обращение Беларуси в конце XV — вт. трети XVII вв. — Мн., 1995.
  • Niemirycz W. Polska Moneta Miedziana w XVII wieku. — Białystok, 1979.
  • Kopicki E. Monety Wielkiego Księstwa Litewskiego 1387—1707.― Warszawa 2005.

Ссылки

  • [www.munze.ru/mid/pol/pol15.html Монеты при короле Августе II]
  • [vsemonetki.ru/books/item/f00/s00/z0000015/st009.shtml Денежное обращение в Беларуси во второй половине XVII—XVIII вв.]

Отрывок, характеризующий Гродненский монетный двор



О той партии пленных, в которой был Пьер, во время всего своего движения от Москвы, не было от французского начальства никакого нового распоряжения. Партия эта 22 го октября находилась уже не с теми войсками и обозами, с которыми она вышла из Москвы. Половина обоза с сухарями, который шел за ними первые переходы, была отбита казаками, другая половина уехала вперед; пеших кавалеристов, которые шли впереди, не было ни одного больше; они все исчезли. Артиллерия, которая первые переходы виднелась впереди, заменилась теперь огромным обозом маршала Жюно, конвоируемого вестфальцами. Сзади пленных ехал обоз кавалерийских вещей.
От Вязьмы французские войска, прежде шедшие тремя колоннами, шли теперь одной кучей. Те признаки беспорядка, которые заметил Пьер на первом привале из Москвы, теперь дошли до последней степени.
Дорога, по которой они шли, с обеих сторон была уложена мертвыми лошадьми; оборванные люди, отсталые от разных команд, беспрестанно переменяясь, то присоединялись, то опять отставали от шедшей колонны.
Несколько раз во время похода бывали фальшивые тревоги, и солдаты конвоя поднимали ружья, стреляли и бежали стремглав, давя друг друга, но потом опять собирались и бранили друг друга за напрасный страх.
Эти три сборища, шедшие вместе, – кавалерийское депо, депо пленных и обоз Жюно, – все еще составляли что то отдельное и цельное, хотя и то, и другое, и третье быстро таяло.
В депо, в котором было сто двадцать повозок сначала, теперь оставалось не больше шестидесяти; остальные были отбиты или брошены. Из обоза Жюно тоже было оставлено и отбито несколько повозок. Три повозки были разграблены набежавшими отсталыми солдатами из корпуса Даву. Из разговоров немцев Пьер слышал, что к этому обозу ставили караул больше, чем к пленным, и что один из их товарищей, солдат немец, был расстрелян по приказанию самого маршала за то, что у солдата нашли серебряную ложку, принадлежавшую маршалу.
Больше же всего из этих трех сборищ растаяло депо пленных. Из трехсот тридцати человек, вышедших из Москвы, теперь оставалось меньше ста. Пленные еще более, чем седла кавалерийского депо и чем обоз Жюно, тяготили конвоирующих солдат. Седла и ложки Жюно, они понимали, что могли для чего нибудь пригодиться, но для чего было голодным и холодным солдатам конвоя стоять на карауле и стеречь таких же холодных и голодных русских, которые мерли и отставали дорогой, которых было велено пристреливать, – это было не только непонятно, но и противно. И конвойные, как бы боясь в том горестном положении, в котором они сами находились, не отдаться бывшему в них чувству жалости к пленным и тем ухудшить свое положение, особенно мрачно и строго обращались с ними.