Грузовой вагон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Грузовой вагон — это единица подвижного состава, предназначенная для перевозки грузов. Другое устоявшееся название — товарный вагон.

К вагонам грузового парка относятся: крытые вагоны, полувагоны, вагоны-цистерны, думпкары, хопперы, платформы, фитинговые платформы, вагоны бункерного типа, транспортёры, автомобилевозы, вагоны-кенгуру (для перевозки автомобильных полуприцепов), изотермические, вагоны-ледники, рефрижераторные, вагоны-термосы.

На раннем этапе развития железнодорожного транспорта большинство грузовых вагонов были всего трёх основных типов: крытые вагоны, полувагоны и платформы. С течением времени появились специализированные вагоны для перевозки того или иного груза, так появились вагоны-цистерны и автомобилевозы, хопперы для перевозки сыпучих грузов (зерно, цемент, минеральные удобрения), вагоны-ледники, а затем и рефрижераторные вагоны, вагоны для перевозки скота и птицы, живой рыбы.

Первые вагоны были двухосными или трёхосными и не имели тележек. На 2010 год большинство вагонов четырёхосные, но также довольно широко распространены шести- и восьмиосные. Двухосные вагоны почти повсеместно были изъяты из эксплуатации в 1950-е годы.

Первые грузовые поезда имели максимальную скорость около 30 км/ч, но с введением автоматического тормоза и с появлением мощных локомотивов скорости поездов значительно возросли. Сегодня во многих странах грузовые поезда имеют максимально разрешённую скорость 120 км/ч, хотя в России техническая скорость грузовых поездов не превышает 90 км/ч, а средняя скорость ещё ниже.

Современные грузовые вагоны оснащаются транспондерами, позволяющими определять прохождение вагоном контрольных точек по пути следования, упрощать учёт на сортировочных станциях, в конечном счёте ускоряя доставку грузов.

Несмотря на разнообразие типов и конструкций вагонов, основная его конструкция практически одинакова. Вагон состоит из рамы, кузова, тележек, сцепных устройств (автосцепки того или иного вида или винтовой упряжи, в зависимости от страны), тормозной системы.



См. также

Напишите отзыв о статье "Грузовой вагон"

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Грузовой вагон

В переднем ряду заколыхались крупы лошадей. Грачик потянул поводья и сам тронулся.
Справа Ростов видел первые ряды своих гусар, а еще дальше впереди виднелась ему темная полоса, которую он не мог рассмотреть, но считал неприятелем. Выстрелы были слышны, но в отдалении.
– Прибавь рыси! – послышалась команда, и Ростов чувствовал, как поддает задом, перебивая в галоп, его Грачик.
Он вперед угадывал его движения, и ему становилось все веселее и веселее. Он заметил одинокое дерево впереди. Это дерево сначала было впереди, на середине той черты, которая казалась столь страшною. А вот и перешли эту черту, и не только ничего страшного не было, но всё веселее и оживленнее становилось. «Ох, как я рубану его», думал Ростов, сжимая в руке ефес сабли.
– О о о а а а!! – загудели голоса. «Ну, попадись теперь кто бы ни был», думал Ростов, вдавливая шпоры Грачику, и, перегоняя других, выпустил его во весь карьер. Впереди уже виден был неприятель. Вдруг, как широким веником, стегнуло что то по эскадрону. Ростов поднял саблю, готовясь рубить, но в это время впереди скакавший солдат Никитенко отделился от него, и Ростов почувствовал, как во сне, что продолжает нестись с неестественною быстротой вперед и вместе с тем остается на месте. Сзади знакомый гусар Бандарчук наскакал на него и сердито посмотрел. Лошадь Бандарчука шарахнулась, и он обскакал мимо.
«Что же это? я не подвигаюсь? – Я упал, я убит…» в одно мгновение спросил и ответил Ростов. Он был уже один посреди поля. Вместо двигавшихся лошадей и гусарских спин он видел вокруг себя неподвижную землю и жнивье. Теплая кровь была под ним. «Нет, я ранен, и лошадь убита». Грачик поднялся было на передние ноги, но упал, придавив седоку ногу. Из головы лошади текла кровь. Лошадь билась и не могла встать. Ростов хотел подняться и упал тоже: ташка зацепилась за седло. Где были наши, где были французы – он не знал. Никого не было кругом.
Высвободив ногу, он поднялся. «Где, с какой стороны была теперь та черта, которая так резко отделяла два войска?» – он спрашивал себя и не мог ответить. «Уже не дурное ли что нибудь случилось со мной? Бывают ли такие случаи, и что надо делать в таких случаях?» – спросил он сам себя вставая; и в это время почувствовал, что что то лишнее висит на его левой онемевшей руке. Кисть ее была, как чужая. Он оглядывал руку, тщетно отыскивая на ней кровь. «Ну, вот и люди, – подумал он радостно, увидав несколько человек, бежавших к нему. – Они мне помогут!» Впереди этих людей бежал один в странном кивере и в синей шинели, черный, загорелый, с горбатым носом. Еще два и еще много бежало сзади. Один из них проговорил что то странное, нерусское. Между задними такими же людьми, в таких же киверах, стоял один русский гусар. Его держали за руки; позади его держали его лошадь.